Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Июнь 2024 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1970 – В Казани сданы в эксплуатацию высотная гостиница «Татарстан» и подземный переход через площадь Куйбышева (ныне пл.Тукая), первый в городе

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Первый редактор «Ведомостей» Л. Агеева: Мы были идеалистами…

«Казанские ведомости» были учреждены Президиумом горсовета 18 октября 1990 года. Это первая точка отсчета в ее истории. Первый номер вышел из печати 15 марта 1991 года.

Газета была зарегистрирована Госкомиздатом ТССР в ноябре 1990 года.   Устав редакции Президиум Казанского городского Совета народных депутатов утвердил 12 мая 1991 года. Согласовали его не без сложностей. Потому что в нем были зафиксированы некоторые преимущества редакции. Например, то, что администрация города финансирует выпуск газеты из городского бюджета в объеме, оговоренном в решении Совета о городском бюджете, а прибыль от хозяйственной деятельности –  реклама, деньги от продажи газеты – остается в редакции. К нашему счастью, депутаты думали, что не все в газете измеряется тиражом.

Трудный старт

Редакция «Казанских ведомостей» во многом была в Казани первой. Мы впервые стали выпускать газету, сверстанную на компьютере. Первыми создали службу распространения газеты и придумали систему нескольких подписных индексов. Первыми начали зарабатывать приличные деньги.

Но не потому, что мы были умнее и амбициознее других. Нас к этому вынуждали. Поиски часто диктовались безысходностью.

В 1990 году вновь избранный Казанский Совет народных депутатов оказался без своей газеты. «Вечерняя Казань», бывший официальный орган горкома КПСС и Казанского горисполкома, объявила о своем решении стать народным изданием и отказалась от учредителей. Для депутатов, представлявших в горсовете новую политическую силу с либеральными взглядами, это было ударом. Приняли решение начать издание своей газеты. Был объявлен конкурс на пост главного редактора. Комиссии по гласности, которой руководил Бронислав Фаттахов, поручили оценить программы претендентов, коих оказалось шесть, и я в том числе.

Тут выяснилось, что у депутатов и у исполкома разные взгляды на газету и на редактора. Победила точка зрения депутатского корпуса. В итоге для Камиля Исхакова, главы исполкома, редакция сразу стала нелюбимым детищем. А когда депутатская группа «Народовластие» во главе с Игорем Котовым стала докучать администрации на сессиях критикой, раздражение городских чиновников распространилось на нас, журналистов.

Редакции пришлось преодолевать огромные трудности. Будучи газетой официальной, мы жили практически как коммерческое издание. Правда, с существенной разницей – средства для издания газеты были заложены в городском бюджете на 1991 год. Много лет спустя я как страшный сон вспоминала работу на трех разных площадках и летучки на скамейке возле издательства.

Особенно трудно было на старте. Редакции не нашлось места в типографии, бывшем газетно-журнальном издательстве Татарского обкома КПСС. Нам гарантировали только тиражирование газеты. Помогли депутаты, прежде всего Игорь Котов, вскоре ставший замом главного редактора. В смете расходов редакции появились средства на приобретение компьютерной техники. Мы только теоретически представляли, что это такое – компьютерная верстка, но делать было нечего....

Деньги на оборудование выделили в достаточном количестве. Продавцов компьютеров было в ту пору немного. Мы подписали договор с первой же фирмой, предложившей свои услуги. Но ее руководитель предназначенное редакции оборудование отдал другому заказчику, посоветовав нам подождать следующей партии техники.

В это время на редакцию вышла другая фирма – «Абак». 1 апреля 1991 года мы подписали договор с ней. Наша редакция стала первым деловым партнером фирмы «Абак», где мы купили первые компьютеры.   

Мы дружим с Феликсом Нухимовичем Маркманом, генеральным директором «Абака», до сих пор. Сегодня это одна из самых успешных фирм не только в Казани, но и в России.

 Сначала мы приобрели, по-моему, пару компьютеров для набора и верстки, сканер (который потом выбросили, потому задешево что купили барахло), принтеры и ксерокс. Представители фирмы «Абак» в технике разбирались, ведь они были электронщиками и до этого работали вместе с Игорем Котовым в Казанском научно-исследовательском институте радиоэлектроники. Знакомо им было и программное обеспечение, но не в полиграфии. Однако молодые люди во главе с Альбертом Байрашевым держались очень уверенно, и только через годы Альберт признался, что верстальную программу «Вентура» они осваивали вместе с нами. И была она, конечно, нелицензированная.   А потому необходимых шрифтов у нас не оказалось.

Пришлось  искать выход. Кто-то подсказал, где можно шрифты купить, но там заломили такую цену, которую мы осилить не могли. И когда я уже теряла самообладание (техника стоит, а работать на ней не можем), удалось найти специалистов из научно-производственного объединения «Алгоритм».

Первой верстальщицей стала Валентина Михайлина. Сначала Валя работала у нас совместителем, и нам никак не удавалось перейти на регулярный выпуск газеты. Пришлось дождаться ее перехода в штат редакции.

Когда казанские НИИ стали сокращать кадры, к нам пришли Ираида Тоболевич, Ира Магдеева, классные верстальщики, несколько программистов стали наборщицами. Так умирало машбюро, а вслед за ним и служба набора. Сегодня материалы во всех редакциях сдаются в секретариат уже в электронном виде.  

В марте 1994 года, когда редакция наконец переехала в собственное помещение на улице Чистопольской, был оборудован настоящий компьютерный центр, в котором мы не только верстали свою газету, но и выполняли заказы.

Компьютерный центр редакции был объектом моей постоянной заботой. И моего искреннего интереса. Мне так хотелось освоить новую технику.

Один из компьютеров поставили в приемной главного редактора, и Лейсан Махмутова, моя секретарша, стала моей учительницей. Я долгое время использовала компьютер как обычную пишущую машинку, все остальное – сохранение, внесение изменений, форматирование – делала Лейсан.  Освоила компьютер много позднее, когда уже работала в парламенте.

Компьютерный центр, которым руководила Ираида Тоболевич, был как бы сердцем редакции. Бывало, журналисты ревновали: им казалось, что они – главные люди в редакции, а Агеева из компьютерного центра не вылезает.

Нам никак не удавалось перейти на регулярный выпуск газеты. Сегодня по газетной подшивке первой половины 1991 года легко можно проследить, как мы осваивали компьютерную верстку. Разница видна невооруженным глазом.

Первые полосы, сверстанные по новой технологии, появились в номере от 23 апреля 1991 года. По счету он был четвертым. Внизу на последней полосе (профессионалы называют это место фирмой) появилось сообщение: «Этот номер набран и сверстан на компьютерах».

Так было до номера от 13 июля, когда в фирме читатели увидели еще одно важное сообщение: «Художественное оформление номера Диляры Наврозовой». Это означало полный переход на компьютерную верстку. Номер был по счету пятнадцатым.

Мы спешили, поскольку нас торопили уйти из верстального цеха типографии. Что греха таить – хотелось утереть нос тем, кто нам не поверил...

Но спешили мы все-таки медленно. Второй номер вышел 29 марта, третий – 17 апреля, шестой – 14 мая… Далее более или менее регулярно, но без указания дня недели. И только с объявлением подписки на второе полугодие была поставлена задача перейти на регулярный трехразовый выпуск. На первой полосе стали появляться не только даты, но и дни выхода: вторник, четверг, суббота. Уже 1 августа 1991 года начался регулярный трехразовый выпуск, с 21 ноября – четырехразовый, с 24 декабря выпускалось 5 номеров. Организационный период завершился.

Нас сильно удивили гневные письма читателей, которые жаловались на мелкий шрифт. Мы не учли, что основной наборный шрифт, петит, в традиционном наборе гораздо больше, чем в электронном. По подшивке можно проследить, как мы метались, решая эту проблему. Меняли шрифты, расстояние между строчками. Есть номера с наборным шрифтом 16 кеглей. Специалисты знают, что это очень большие буквы.

Проблема полностью была снята только в середине 1994 года.

 Покупайте свежий номер «Казанских ведомостей!»

Одновременно решались другие проблемы. Журналисты учились работать на компьютерах. Процесс затянулся, поскольку на всех был один компьютер.

Помню, однажды пришел в редакцию начинающий бизнесмен Мурат Сиразин, принес рекламу. Вообще-то она ему была не нужна, но он очень хотел нас поддержать. Провел для меня и Иры Захаровой, которая работала с рекламодателями, мастер-класс о том, как им понравиться, раскритиковал кабинет, в котором Ира сидела, заявив, что это должна быть лучшая комната в редакции. Лучше, чем у главного редактора.

Довольно быстро надежным источником доходов стала продажа газеты. «Ведомости» отказались брать в киоски «Татпечати» (ситуация не изменилась, мало того – ухудшилась,  и когда «Татпечать» стала «Горпечатью»), и мы были вынуждены решать и эту проблему собственными силами. Искали добровольных помощников из числа старшеклассников – насмотрелись зарубежное кино. Но чаще газету продавали пенсионеры. Быстро убедились, что это неплохой бизнес.

Игорь Котов подошел к проблеме распространения с двух сторон. Он предложил выделить субботний номер с программой, собирая для него наиболее интересные материалы. В нем сообщалось, какие публикации были в других номерах недели, и анонсировались новые номера (рубрики «А вы читали?» и «Еще прочитаете…»). Была в субботнем номере хроника «Мир за неделю» Кроме того, мы публиковали наиболее интересные материалы из московских газет.

Народ тогда жил трудно, зарплату или задерживали, или не платили. Люди не могли позволить себе подписку на несколько газет. Мы их выручали, помогая ориентироваться в бурлящем море новой жизни.

Минсвязи РТ дало нам под этот номер отдельный подписной индекс, и читателей у него оказалось гораздо больше. Мы организовали его розничное распространение. Руководство горисполкома же не только не помогало редакции, но и мешало. Читатели жаловались, что вечером не могут купить свежий номер «Казанских ведомостей», но наши просьбы связисты словно не слышали.

Редакция была вынуждена заняться организацией собственного распространения газеты. Договорились лично с киоскерами и завозили в киоски газет гораздо больше, чем было записано в официальных накладных. Естественно, киоскеров материально поощряли. И все продавалось. В лучшие дни до 40 тысяч экземпляров.

Газету продавали в крупных гастрономах, у заводских проходных. Нашли общественных распространителей в вузах, цехах, учреждениях. Газету подписчикам привозили сами. В каждую из двух машин загружали столько газет, что они проседали. «Иж-Комби» трудились, как пчелки.

В 1994 году у «Казанских ведомостей» уже три подписных индекса: для горожан, ведомственный (чуть подороже) и пятничный. Это помогло увеличить число подписчиков. Они были надежнее покупателей в розницу. Да и нам хотелось иметь постоянных читателей. В итоге если в январе 1994 года будничный тираж газеты составлял 5000 экземпляров, то уже в марте он вырос до 16000 тысяч. В субботу тираж был 18000, а в пятницу – 90000.

Мы продумали подписную кампанию, как настоящие маркетологи. В конце 1993 года объявили конкурс интересных идей «КВ-94». Конкурсантов оказалось всего 36, но советов получили много. Номер от 11 февраля сделали с учетом читательских пожеланий, представили в нем все новые рубрики.

Главной проблемой на протяжении всего времени существования газеты было размещение редакции. За период с 1990 по 1994 год на этот счет были приняты 3 решения сессии, 4 решения президиума, 1 решение горисполкома, 3 постановления главы администрации.

Редакция долгое время работала в трех разных местах, что, естественно, не могло не влиять на работу журналистов и в целом на качество газеты. Если бы не помощь редактора газеты «Республика Татарстан» Е. Лисина, заведующего городским отделом народного образования Ю.Прохорова, редактора газеты «Сабантуй» Р.Миннуллина, газета вообще могла бы прекратить свое существование. На это, собственно, и рассчитывали.

Возможно, найти помещения для новой редакции было делом непростым. Однако здесь, скорее всего, сказывались не только объективные трудности. Ведь нашлось же место для двух газет Верховного Совета, учрежденных в это же время. Будь газета горсовета более послушной исполнительной власти, проблема исчезла бы раньше.  

Однако в целом взаимоотношения редакции и учредителя складывались цивилизованно. Казанский горсовет не посягал на главное – творческую самостоятельность коллектива, не диктовал политических и иных условий, обеспечивал необходимыми финансовыми средствами. Редакция, в свою очередь, старалась не злоупотреблять своей самостоятельностью, объективно освещая жизнь большого города и его властных органов.

Только в начале марта 1994 года мы переехали в новое помещение, и теперь работать стало намного легче. Естественно, и ответственность журналистского коллектива повысилась: не на что свалить огрехи.

15 марта 1994 года. Новоселье. В редакции гости

В 1994 году в редакции работали 59 человек, из них 19, включая главного редактора, – журналисты. Это довольно скромные, в духе советских мерок, штаты. Такая же городская газета, скажем, где-нибудь в Америке имеет одних журналистов до сотни человек.

«Люди, все будет хорошо!»

«Казанские ведомости» были первой газетой, которой удалось подписать договор с учредителем, где были определены четкие правила взаимоотношений редакции с городской властью. Наш учредитель, Казанский горсовет, не возражал против главного принципа издания, заявленного в первом номере 15 марта 1991 года: газета будет служить посредником между властью и народом, отдавая приоритет читателям.

Принципиально важно было поставить отношения с учредителем в правовые рамки, увести их от влияния субъективных факторов. Договор предоставлял редакции право критиковать учредителя. Однако учредитель при необходимости мог обнародовать официальное мнение, высказать официальную точку зрения, если его не устраивал журналистский материал или читательское письмо.

Договор подписали 10 июля 1991 года

Особенностью редакционной политики было то, что на журналистов воздействовали два центра влияния: с одной стороны – руководство Совета и города, с другой – достаточно серьезная в то время оппозиция в Совете. В Совете был депутат Валеев с одними взглядами и был депутат Галяутдинов с совершенно другими. Надо было создать такую газету, которую считают своей и депутат Валеев, и депутат Галяутдинов. Отсюда плюрализм мнений и желание рассмотреть каждый факт с разных точек зрения...

За газетами горсовета внимательно наблюдала комиссия по гласности. Ее руководитель Бронислав Фаттахов практически всегда был на нашей стороне. Если бы не депутаты, «Казанские ведомости» перестали бы существовать, не дожив до первого дня рождения.

У нас были доброжелательные, деловые отношения с председателями Совета – сначала с Геннадием Ивановичем Зерцаловым, потом с Рафиком Хафизовичем Гумеровым. Ни тот ни другой не злоупотребляли поучениями, не прибегали к приказному тону. У нас были вполне партнерские отношения, и мы вместе могли размышлять о том, что сделать в том или ином сложном вопросе многотрудной жизни большого города в условиях нестабильности, обострения отношений между Москвой и Казанью.

Буду справедливой – у меня нет оснований вспоминать злым словом и Камиля Шамильевича Исхакова, хотя крови он мне и всему коллективу попортил много. Он не устраивал мне разносов, не унижал ожиданиями приема в «предбаннике» своего кабинета, как это часто случалось с редактором «Вечерки» при одном из первых секретарей горкома КПСС.       

Теперь, с высоты многих лет работы в журналистике, при близком знакомстве с  опытом партийной печати и условиями, в которых работают современные журналисты, могу сказать, что нашей редакции посчастливилось работать при настоящей свободе слова. Да, да! Газета в то время были в полной мере самостоятельным изданием.

Живя на бюджетные деньги, свободным быть трудно. Но мы, во-первых, приучали депутатов и чиновников исполкома во главе с Камилем Исхаковым к мысли, что газета издается на средства налогоплательщиков и прежде всего служит населению. Во-вторых, с самого начала была поставлена цель – зарабатывать самим. Довольно быстро мы на свои деньги смогли купить мебель, компьютеры, поднять зарплату сотрудникам компьютерного центра и гонорар журналистам.

 Время было такое – романтическое. Никто толком не знал, как теперь жить. Партократы стали вдруг демократами, а настоящие коммунисты, люди с убеждениями, которые пришли в парторганы по горбачевскому призыву, подвергались такому остракизму…

За бурными политическими событиями люди в те годы забыли, что жизнь состоит не из одних только митингов, забастовок или очередей в магазинах. Забыли, что человек живет в семье, а на свете есть любовь и счастье, что наступает не только повышение цен, но и теплая весна...

А мы помнили надпись на заборе новостройки, которую воспроизвели в первом номере: «Люди, все будет хорошо!». Потом удалось выяснить, что это был снимок известного актера Качаловского театра Юрия Федотова. А вот кто сделал эту надпись, найти не удалось...

Редакция поставила в центр внимания конкретного человека. О чем бы ни были наши материалы – о Советах, политике, науке, об экономике – мы смотрели на происходящее глазами обычного казанца. Мы прожили несколько лет с розовой мечтой о новой жизни. Стремились поддержать тех, кто эту жизнь строил, не очень сильно ругали власть, помня, что власть тоже служит народу. Мы были идеалистами…

Любовь АГЕЕВА

главный редактор «Казанских ведомостей» с 1991 по 1995 год, заслуженный работник культуры РФ и РТ

Фрагмент рукописи будущей книги

В сокращении воспоминания опубликованы 15 марта 2016 года  в газете «Казанские ведомости»

Фото Владимира Зотова

 Читайте в «Казанских историях»:

«Меня с юности научили работать, но прежде всего – думать»

Двадцать лет успеха

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить