Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Март 2024 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
  • 1932 – На базе аэродинамического отделения Казанского университета организован Казанский авиационный институт (КАИ). Его открытие состоялось 1 сентября

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Легкий читатель»: спрос на новую журналистику?

Давно ищу ответ на вопрос, почему периодические издания проиграли в конкуренции с интерактивной журналистикой. Ответ нахожу в специальной литературе, в общении со своими студентами – с 2004 года преподаю журналистику будущим специалистам по связям с общественностью в Казанском национальном исследовательском университете имени Н.А. Туполева.

На днях в одной из телепрограмм известная актриса, вспоминая свою молодость, рассказывала о начале своей творческой карьеры в маленьком провинциальном театре Сибири. Она вспомнила известную в то время песню, где есть такие слова: «А я еду, а я еду за туманом, за мечтами и за запахом тайгой» – и тут же прокомментировала себя: «Если сейчас кто-то такое скажет про себя, его упекут в психушку»…

Этот пример наглядно показывает, что случилось в стране за последние десятилетия, если так кардинально поменялись жизненные приоритеты молодежи. Разговор об изменении предпочтений современной аудитории средств массовой информации всегда выходит на более общие проблемы современной жизни. И если мы будем рассматривать журналистские проблемы в отрыве от глобальных изменений самой жизни, рискуем прийти к неверным выводам.

Во-первых, оценка этих изменений не совпадает у людей разного возраста. Во-вторых, некоторые проблемы имеют объективный характер, а значит – не зависят от чьих-то субъективных желаний или нежеланий. В-третьих, у процессов трансформации предпочтений аудитории СМИ есть очень грамотные кукловоды.

В течение девяти лет на кафедре истории и связей с общественностью КАИ в рамках дисциплины «Теория и практика массовой информации» я проводила замеры информационных предпочтений студентов. Им предлагается ответить на 20 вопросов, объединенных двумя смысловыми блоками. Сначала студент должен был дать характеристику современного информационного пространства, которая давала мне  достаточно адекватное представление о том, кто и что определяет его выбор. Вопросы второго раздела были более конкретны, ответы на них помогали проанализировать конкретные информационные потребности и интересы студентов: гендерные, познавательные, информационно-справочные, развлекательные и другие. Примеры вопросов: «С какой точки зрения я оцениваю источник информации, когда знакомлюсь с ним (установите приоритеты)»; «Где я нахожу оперативную информацию?»; «Какие информационные потребности и интересы я удовлетворяю в Интернете?

Вопросы были составлены так, что студент не мог дать обтекаемые ответы. Ведь это был одновременно и замер знаний по предмету. Так что со временем я получила представление о предпочтениях молодежной аудитории в каждый конкретный учебный год. Они менялись, и порой существенным образом. Но только в 2003-2004 годах. Картина последних нескольких лет практически одинакова. Конечно, разница в ответах есть и в наше время, однако она незначительна и объясняется в основном личностным уровнем конкретных студентов, который в последние годы сильно снизился. Это было видно даже по уменьшению страниц в реферате. Писать не о чем: информационное пространство у студентов сжималось, как шагреневая кожа.

На основании изучения ответов студентов можно сделать несколько выводов.

1. Студенты практически не читают газеты, не делая различий между ними. В первые годы опроса они еще выражали готовность изменить свое мнение о них, если бы газеты стали цветными, печатались на хорошей бумаге, однако изменение внешнего облика газет ситуации не меняло. Я убедилась в этом, когда изменила внешний облик газеты «Казанские истории», где студенты проходили производственную практику по журналистике. Культурно-просветительская информация не интересовала их даже на страницах глянцевого номера. Правда, когда удавалось увлечь студентов  какой-то интересной темой, они проявляли искренний интерес.  

Думаю, что серьезную роль в отказе подрастающего поколения от газет сыграли взрослые. Читателями, как правило, оставались студенты, родители которых выписывают газетную периодику, но, судя по ответам, сегодня это большая редкость.

Правда, газеты в информационном пространстве студентов все-таки существуют, порой в первом разделе они отмечают 5-6 названий. Чаще других называются «Комсомольская правда», «Аргументы и Факты», встречаются деловые издания, представлены республиканская и местная, районная или городская периодика. Но в ответах на вопросы второго раздела – «Мои информационные потребности» – газеты практически не присутствуют.

2. Зато почти все регулярно читают глянцевые журналы. Самым популярным в девичьей среде будущих специалистов по связям с общественностью является журнал «Космополитен». Журналы той же группы: «Лиза», «Веста» – в ответах встречаются гораздо реже. А вот название  очень популярного в советское время журнала «Крестьянка» не встретилось ни разу.

Это говорит не столько об информационных приоритетах, сколько о желании девушек быть девушкой «Космо». Нельзя не оценить мастерство маркетологов этого журнала. Однако воздействие их придумки гораздо серьезнее, чем просто увеличение числа покупателей.

Надо отметить, что цена издания для молодых читателей значения не имеет. Например, популярен журнал «Вокруг света». Обилие рекламы в нем их не пугает. Ведь реклама в любом глянцевом журнале — это прежде всего красивая картинка.  

3. Радио является для большинства студентов чисто фоновым СМИ, и потому в списках в основном музыкальные радиостанции. Лишь единицы указывают разговорные радио «Эхо Москвы», «Серебряный дождь» или «Маяк». «Радио России» практически не называется.

4. Все меньше времени занимает у студентов просмотр телевизора. Объяснение, как правило, одно – нет времени. Исключение делается для передач новостного или развлекательного характера.

В последние годы студентов ставит в тупик вопрос о фамилиях ведущих телепередач («Обращаю ли я внимание на фамилию журналиста, автора текста, ведущего радио– или телепрограммы?»). В 2006 году многие называли Владимира Познера и его программу «Времена». В ответах 2012 года ответов на этот вопрос нет вообще. Журналистика стала для молодой аудитории безымянной.

Многие указывают, что узнают по телевизору оперативные новости, но контрольный вопрос выявляет, что ответы неискренни. Студент не может уточнить, какую передачу в какое время он смотрит и кто ее ведет.

На серьезные размышления наводит то, что студенты не нуждаются в оперативной информации, особенно политической и экономической, хотя в ответах они стараются «соответствовать» ожиданиям преподавателя. Однажды один из студентов сообщил, что он ищет оперативную информацию в «Википедии». В 2006 году сразу несколько человек в качестве источника такой информации называли кабельный телеканал Diskavery. Пришлось уточнить, знают ли студенты, что такое – оперативная информация.

5. Молодежь, которая называет себя интернет-поколением, использует во всемирной сети не так уж много ресурсов. В основном это социальные сети, чаще всего «ВКонтакте», ресурс YouTube, а также развлекательные сайты и порталы. При этом респонденты затрудняются сообщать их названия и тем более адреса. Это касается и оперативной информации. Выясняется, что студенты не очень-то хотят следить за тем, что делается в стране и мире. Отмечая особую оперативность интернета в сообщении новостей, лишь единицы указывают конкретный адрес источника информации. Большинство довольствуется сводкой новостей своей поисковой системы, не проявляя интереса к мнениям и комментариям. В основном выход на ресурс с нужной информацией осуществляется через поисковые системы.

Чаще всего остается без ответа вопрос о том, использует ли студент интерактивные возможности интернета. Пишут о специализированных сервисах (чаты, форумы, электронная почта), однако практически никто не оставляет своих комментариев к прочитанному, лишь немногие участвуют в голосованиях. То есть выводы ученых о том, что современная массовая коммуникация благодаря интернету стала двусторонней, подтверждения не находят. Большинство выбирает традиционную роль потребителя информации.

Лишь малая часть студентов указывает на ресурсы, которые помогают удовлетворять познавательные потребности. Единственные адреса, которые известны всем, – это сайты с рефератами. Правда, каждый год есть студенты, которые нуждаются в специализированной информации. Разброс потребностей огромный – от сайта любителей собак до спортивных телеканалов.

Как это ни странно, практически без ответа остается вопрос об источниках информации, которые помогают удовлетворить художественные интересы. За 9 лет запомнились анкеты студентов, которые занимались самодеятельностью, особенно танцами. Не пользуются популярностью художественные фильмы, показываемые по телевидению, поскольку студенты предпочитают смотреть их или в интернете, или в кинотеатре с новейшей проекционной аппаратурой. И с попкорном.

Музыкальные программы радиостанций при этом не называются. При уточнении ответов выясняется, что студенты воспринимают понятие «художественные интересы» применительно к радио как представление о классической музыке, а она, как известно, на подавляющем большинстве современных радиоканалах не звучит.

Порой сообщается о художественных выставках, концертах, походах в театр, но чаще всего называются развлекательные сайты и телепередачи.

В 2013 году в первый раздел был добавлен новый вопрос:

Самооценка студента:

Я принадлежу к людям, нуждающимся в:

– качественной журналистике

– «легкой» журналистике

– «желтой» журналистике.

И вот какие получились ответы.

Читателей «желтой» журналистики среди студентов не оказалось. Большинство указало на первый вариант, однако ответы на остальные вопросы не оставляли сомнений в том, что самый популярный вариант – второй. Студенты предпочитают клиповую подачу информации, когда меньше текста и больше иллюстраций. АндрейНовиков,  автор статьи «Феномен иллюстрированного журнала», назвал такую журналистику пластиковой. Показательно, что она появилась в журнале «Журналист» в 1998 году, когда рынок глянцевых журналов еще только зарождался. Сегодня на глянец вынуждены переходить даже качественные издания.

Чтобы соответствовать вкусам современного читателя, редакции избегают объемных публикаций. В силу этого со страниц газет и журналов исчезают аналитические материалы, очерки, которые по природе своей не могут быть краткими.

В какой-то степени ответы студентов на мою анкету дают обобщенный портрет современного молодого человека. Но было бы большой ошибкой с позиций взрослого человека критически оценивать его информационные потребности.  Хотя бы потому, что во многом эти потребности вызваны объективными причинами или тщательнейшим образом сформированы. Не зря у студентов существует стойкое убеждение, что выбор они всегда делают сами.

«Год за годом российские школьники тупеют» — так провокационно названа статья в одном из блогов  «Живого Журнала». Признавая  наличие визуальной, клиповой культуры, ее автор Иванов-Петров (ivanov_petrov http://ivanov-petrov.livejournal.com/1316002.html#) разъясняет, что речь идет о принципиально ином понимании жизни: «В 19 веке науки были еще предметными, в 20 – аспектными, основанными на методике. Теперь – проектные, конструкционные. Наука не определяется предметом (может быть, его и нет) и методом (может быть, он не оригинален). Она определяется результатом – целью проекта. Цель достигнута – наука закрыта. Науки теперь закрываются, как проекты. Найдено. Выяснено. Финансирование кончилось». Он называет это новым стилем взаимоотношения с информацией. По его мнению, это логический результат развития науки и культуры. Отсюда следует объяснение «глупости» российских школьников — они не понимают, что от них хотят учителя, ведь задания им задают «из прошлой культуры».

Вторая объективная причина — это огромная насыщенность нашей жизни информацией. Раньше был ее недостаток, сегодня переизбыток. Периодика конкурирует с электронными СМИ и интернетом, в более выигрышном положении оказалась сеть. Тем более, что это самая дешевая коммуникация.

Предпочтения аудитории СМИ обостряют конкуренцию на информационном рынке. Их система сегодня во многом складывается исходя из запросов потребителей информации, а поскольку большинство СМИ – коммерческие, принимается во внимание воля большинства. А оно, увы, не самое образованное, не самое разборчивое в мире информации. Если раньше печатные СМИ ценили в основном за содержание, за авторитетных авторов, сегодня чаще всего в расчет принимается дизайн издания, качество бумаги. На телевидении серьезные аналитические программы ставятся в эфир обычно после полуночи. Радио, за редким исключением, вообще перестало быть серьезной коммуникацией. А ведь именно радио в силу критического восприятия звучащей информации формируют людей думающих.

Третья причина, которая носит как объективный, так и субъективный характер, заключается в том, что журналистика стала больше бизнесом, чем общественным служением. Как пишет И.Д. Фомичева в книге «Социология Интернет-СМИ», коренное противоречие в развитии СМИ состоит в несоответствии коммерческой основы деятельности по производству и распространению информации, с одной стороны, и общественным характером контента, с другой. Владельцы СМИ и журналисты для выживания своего канала отбирают ту информацию, которая обеспечивает высокие рейтинги, а значит, и привлечение рекламы, получение доходов от нее. Это процесс назван таблоидизацией СМИ. В конечном итоге это привело к увеличению популярных, или  бульварных изданий.

В современном обществе конфликт отцов и детей часто имеет информационную природу. Цифровой раскол сегодня не между «отцами» и «детьми», а между старшими и младшими братьями и сестрами. Взрослые уже не являются авторитетными советчиками на предмет того, что читать, что слушать и что смотреть.   К тому же сегодня на студенческой скамье сидят дети тех, кто сам не читает газет, не любит смотреть политические телепередачи и не ходит на симфонические концерты.

Распределение внимания молодой аудитории между отдельными информационными ресурсами все чаще происходит под воздействием опытных идеологов, маркетологов и пиар-специалистов. При этом молодым внушают, что они свободны в своем выборе, тогда как поток информации управляется, может быть, даже жестче, чем при советской власти. Тогда воздействие шло исключительно по идеологической линии, сегодня к этому добавляется коммерческая составляющая.

Все эти факторы, которые усугубляются субъективными причинами, привели к определенным последствиям. Назову некоторые:

Изменение системы СМИ

— исчезновение вечерних и ежедневных газет, в целом снижение интереса к печатной периодике (плохое влияние на грамотность);

— снижение доли качественной прессы и увеличение бульварной;

— исчезновение публицистики и авторской журналистики;

— изменение роли журналистики в обществе, она стала услугой;

—  фокусирование внимания широкой аудитории на частных темах и проблемах, отсутствие интереса к политическим, экономическим и социальным темам – и как следствие атомизация людей, снижение роли гражданского общества в нашей жизни;

— размывание исторических функций журналистики в жизни общества за счет увеличения материалов с пиар- и рекламной составляющей;

— снижение престижа информированности, поиск информации все чаще конкурирует с поиском развлечений;   

— увеличение развлекательного контента (даже серьезные темы сегодня подаются по принципу инфотеймонта «информируя – развлекай».   

Если на западе СМИ резко поделены по информационным предпочтениям на качественные и популярные, то в России все больше становится качественных СМИ, которые привлекают аудиторию технологиями таблоидов. Хорошим примером тут может быть «Комсомольская правда».

В науке появился термин — «легкий читатель».  Но читатель ли управляет этим процессом?

Как пишут Александр Бард и Ян Зодерквиста в книге «Netoкратия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма», во времена диктатуры аппарат власти перекрывает поток информации с помощью цензуры, таким образом, делая себя недоступным. Но заполнив все каналы потоками бессвязной информации, властная элита демократии – прекрасно организованные лоббистские группы и влиятельные медиа-конгломераты – может эффективно добиваться того же результата. Каковы бы ни были факты, тут же появляются факты, их опровергающие. Любой научный отчет, представляющий тревожные данные, тут же опровергается другим, более обнадеживающим. И так далее. Информация выступает в виде постоянно присутствующей дымовой завесы, сквозь которую очень трудно рассмотреть, что на самом деле происходит на поле боя. Уже невозможно достичь чего-либо творческого с помощью информации; единственное следствие продолжающегося и бесконтрольного потока информации – это увеличение ментального загрязнения общества.

И.Д Фомичева пишет о размывании идентичности под воздействием интернета: «во многом игровая стихия Сети, невиданное ранее множество возможностей для вступления в виртуальные связи в разных ролях и масках приводит к потере способности самоопределению, к четкому отнесению себя  к тем социальным общностям, в которые реально включена личность».

Так что результатом процессов, которые на первый взгляд имеют ярко выраженный индивидуальный характер, становятся общие проблемы общества в целом. Как говорится, скажи мне, что ты читаешь, и я скажу тебе, кто ты.

Любовь Агеева,

доцент кафедры истории и связей с общественностью КНИТУ-КАИ,

главный редактор сетевой газеты «Казанские истории»,

заслуженный работник культуры РФ и РТ

Выступление на VII Международной научно-практической конференции

«Мультимедийная журналистика Евразии-2013: Интертекстуальность новых медиа и феномены культуры

в медиапрактике в едином  глобальном информационном пространстве Востока и Запада»

(Казанский федеральный университет, 11-12 декабря 2013 года)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить