Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Декабрь 2023 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
  • 1920 – Прошла реформа арабской графики (убрали ненужные согласные и добавлены 6 гласных, 1 знак, указывающий на мягкость или твердость звука)

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Вечерняя Казань» – взгляд со стороны

17 октября Андрею Петровичу Гаврилову исполнилось бы 80 лет. Уже более 30-ти лет его нет с нами. Он был из тех, чьи имена должны быть вписаны в историю золотыми буквами. Так считают не только его коллеги по «Вечерней Казани».

Читайте материалы из альманаха «Казанские истории» (2021) о газете «Вечерняя Казань».

«Вечерняя Казань» была очень влиятельной газетой

 «Вечерняя Казань» времен ее редактора Андрея Петровича Гаврилова отличалась, прежде всего, влиянием на жизнь. Так, в парламент Татарстана я был избран благодаря листовке о поддержке меня «Вечеркой». Решающее значение эта листовка имела для моего избрания. Она потом, я видел в одном месте, долго, года три, висела, и ее никто не срывал. Правда, висела высоко. Так что, думаю, это самое главное – в ту пору «Вечерняя Казань» была очень влиятельной газетой. Это ее отличало и отличает от тогдашних и от сегодняшних изданий.

Ну а наиболее характерный случай, касающийся редактора Гаврилова, для меня произошел на митинге на площади Свободы в Казани. Я с ним не был очень сильно знаком. А тут мы оба должны были выступать, стояли рядом, слушали выступления других. И вдруг Андрей Петрович мне говорит: «Ну, все, этот парень завизжал! Теперь уже на уровень логики, аргументов и фактов не вернешься. Пропал митинг…».

То есть даже на митинге у редактора «Вечерки» было стремление все-таки опираться на логику, на аргументы, на факты, и в меньшей степени пытаться переломить ситуацию, опираясь на эмоции. Кстати сказать, слова про визг я потом часто применял…

А кто визжал, уже не помню.

Иван Грачев, экс-депутат Верховного Совета РТ и Государственной Думы РФ, доктор экономических наук, главный научный сотрудник Центрального экономико-математического института РАН

«Мне кажется, что Гаврилов осознавал свою подвижническую роль"

 В течение десяти лет я возглавлял подразделение общественных связей органов безопасности республики. Естественно, часто бывал в здании на улице Декабристов, где располагались редакции газет и журналов.

У меня было много знакомых среди журналистов. Некоторых знал по предыдущей работе на КАПО имени Горбунова, заводил также новые знакомства. Мне импонировало дружеское отношение журналистов ко мне. Тем же платил и им. Не скрою, что в ходе общения узнавал много, что не относилось к моей работе, но составляло личные сведения того или иного человека. Никогда не использовал их в каких либо неблаговидных целях.

Порой журналисты раскрывали для меня не известные и замечательные черты того или иного человека. Никто и никогда мне не говорил об Андрее Петровиче, что-либо предосудительное. Был я знаком с ним и лично.

Первое, что бросалось в глаза – это его интеллигентность и порядочность. Взаимоотношения с ним носили официальный характер, но я всегда чувствовал доброжелательность ко мне и очень дорожил этим.

Во время перестройки на страницах газеты появлялись и критические материалы о деятельности спецслужб. Порой они были необъективны. Редактор охотно давал нам возможность выступить с опровержением либо со своим видением проблемы, но, зная цепкость журналистов «Вечерки», мы редко вступали в полемику. Когда начался процесс реабилитации, именно в «Вечерке» была впервые опубликована моя статья на эту тему – «Проклятье рода Апанаевых». Потом было много других.

Для любого человека важен авторитет старшего товарища и руководителя. С восхищением и благодарностью вспоминаю своего командира батальона Литвинова Павла Йосифовича, который, как я впоследствии узнал, был комбатом во время войны у Даниила Гранина. Навсегда в сердце останется директор КАПО имени Горбунова Копылов Виталий Егорович. Запомнилась их отеческая забота о нас – молодых.

Думаю, что Андрей Петрович был таким же для тех, с кем он работал. Городу и республике повезло, что в переломный момент нашей истории популярную в народе газету возглавлял Андрей Петрович. Мне кажется, что Гаврилов осознавал свою подвижническую роль и посвятил ей всего себя без остатка.

Ровель Кашапов, ветеран органов безопасности подполковник в отставке

 О «Вечерке» и вечеркинцах

К 60-летию Андрея Петровича Гаврилова в 2002 году редакция «Вечерней Казани» подготовила полосу воспоминаний о первом редакторе газеты. Она была опубликована накануне его дня рождения, 16 октября.

 У него был несомненный талант переубеждать людей

В конце 70-х подбирали мы человека на должность завотделом пропаганды и агитации. Одного за другим приглашали для беседы всех редакторов многотиражек, в том числе и Гаврилова. Не могу сказать, что выбор сразу же пал на него. Но одно помню – произвел он впечатление человека, имеющего собственное мнение, и его дерзость и твердость убеждений я прочувствовала, что называется, на собственной шкуре, как только Андрей (я всегда его называла по имени) возглавил отдел.

Как-то утром зашел он ко мне в кабинет и, размахивая журналом «Журналист», стал доказывать, что все мы в райкоме делаем не так, о чем в «Журналисте» прямо и открыто говорится. Я говорю: «Это не партийный журнал, и он нам не указ». Но Андрей стоит на своем. В конце концов разбираться мы пошли к первому секретарю райкома Марсу Камиловичу Рамееву.

Позднее, когда мы уже стали довольно близкими друзьями, Андрей вспомнил тот случай: «А это было испытание. Я проверял, сможете вы мной руководить или нет». И было не понятно, шутит ли он или говорит всерьез. Но как бы то ни было, этот эпизод многое объясняет в его характере. Представьте себе те годы: молодого человека заметили, пригласили на работу в райком – это ж повышение какое! – а он с порога имеет смелость спорить с начальством.

Причем он не только свои убеждения без боязни высказывал – у него был несомненный талант переубеждать людей. Когда в нашем районе, впервые в городе, создавался УПК и требовалась поддержка предприятий, директора противились, как могли. А Гаврилов склонял их на свою сторону – без окрика, без малейшего давления. Как ему это удавалось?.. Наверное, во многом за счет обаяния. Андрюша ведь был нежным человеком, любил людей. Помню, коснется плеча своей мягкой рукой – и ты готова во всем ему помогать. Девчонки в отделе очень его любили. И до сих пор, когда мы собираемся вместе, вспоминаем Андрея Петровича только добрым словом.

...И можно представить, какой потерей для меня был его уход в горком. Я впала в настоящий транс! Настолько спокойно и уверенно было с ним работать. Да и сам он не хотел уходить – говорил: «Там все не мое, не родное». А позднее признавался, что в горкоме чувствует себя неуютно.

...Первый номер «Вечерней Казани» он принес мне ночью. Это был такой подарок! Причем, в буквальном смысле – как раз накануне я отмечала 50-летие. И надо ли говорить, как был счастлив Андрей.

«Вечерняя Казань» сразу же стала трибуной для обсуждения острейших проблем. Но Гаврилову не давали работать. После одной критической публикации кто-то настрочил на него жалобу в горком. «Опровержение» своих недоброжелателей Андрей Петрович опубликовал на страницах газеты. Но так называемое опровержение было полно очевидных противоречий. И тогда я написала открытое письмо в поддержку позиции газеты и принесла Андрею. «Ну что вы, Роза Махмутовна, – несколько смутился он. – Не надо. Нет такой необходимости». Видимо, ему хотелось показать, что он сам справится и не нуждается в защите.

Но сердце-то в защите нуждалось. И когда на него писали кляузы. И когда он приезжал из горкома – с очередной выволочки за острый материал. И когда, будучи народным депутатом СССР, переживал «непонятное», как он говорил, поведение депутатов: «Идет какой-то раскол, брожение, как будто все забыли, ради чего собрались». А каким ударом для него стали гонения на Сахарова. Помню, из Москвы он приехал совершенно разбитый, больной: «Вы все видите только по телевизору. А видели бы вы из зала, как захлопывают, затопывают Сахарова. Ну почему наше руководство не ценит умных людей?», – с болью говорил он.

Этот же вопрос мне хотелось задать и недоброжелателям Гаврилова, когда Андрея Петровича не стало...

Роза СУБАЕВА,

секретарь Кировского райкома партии по идеологии (с 1969 по 1984 г.)

В моей памяти он остался человеком гордым и одиноким

Сотрудничество с «Вечерней Казанью» началось у меня в 1983 году. На ее страницах тогда публиковались мои обычные заметки о памятных исторических событиях для города, людях, прославивших его. Но тогда я не был знаком с Андреем Петровичем. Знакомство произошло в конце 80-х, когда в стране началась перестройка.

В 1988 году в Казанском университете возник клуб «Прошлое и мы», я был его председателем. На публичных заседаниях клуба выступали историки, представляющие разные точки зрения на многие актуальные вопросы нашего недавнего прошлого. Достаточно сказать, что на одном из заседаний выступил Юрий Афанасьев, собравший огромную аудиторию. Споры шли о догматических положениях марксистско-ленинского учения, невозможности развивать обществоведение в рамках сталинского краткого курса «Истории ВКП(б)». Гласным рупором этих споров стала «Вечерняя Казань».

Ко мне тогда обратилась корреспондент газеты Аня Миллер, и мы вместе опубликовали многие материалы, касающиеся репрессированных казанцев и попыток превратить историческую науку в менее политизированную, чем она была. Резкий протест со стороны некоторых представителей кафедр истории КПСС и научного коммунизма вызвал призыв историков и публицистов (я был в их числе) разобраться в причинах Октябрьской революции и гражданской воины, указав на вину большевиков в создании однопартийной системы в стране. Мы предлагали вернуться к многопартийности. А позже на страницах «Вечерней Казани» появились публикации участников различных «круглых столов», подвергающих сомнению деятельность Ленина и иных партийных вождей, терпение не желающих «поступиться принципами» иссякло. Они решили действовать «старыми методами»: за публикацию материалов одного из «круглых столов» меня и тогда декана исторического факультета университета Тагирова пригласили в кабинет секретаря горкома партии, курировавшего идеологическую работу. Я позвонил Гаврилову, он ответил, что, если будет необходимо, выступит в нашу защиту на страницах газеты. Но этого не понадобилось.

Наши оппоненты на встрече – профессор Шарапов, в то время заведующий кафедрой истории КПСС авиационного института, инструктор горкома Федоренков (теперь, кажется, бизнесмен) нас переубедить не сумели, мы же им предложили публичную, а не кабинетную полемику, заявили, что для решения научных проблем более подходят трибуны научных конференций, а не закрытые партийные кабинеты.

Гаврилов мне позвонил, мы встретились и обменялись впечатлениями от происходящего. Это была моя первая личная встреча с ним. Он показался мне артистичным, образованным и умеющим отстаивать свои взгляды человеком.

Дальнейшие встречи с Андреем Петровичем были в достаточной мере случайными и проходили в неофициальной обстановке. С ним и его заместителем (теперь редактором газеты «Вечерняя Казань») Хазбулатом Шамсутдиновым мы оказались в одной группе интенсивного обучения английскому языку. Занятия проходили в университете на 4-м этаже. В перерывах мы поднимались на 12-й этаж, где находится кафедра историографии, место моей работы. Пили чай (и не только) и вели разговоры «за жизнь», часто опаздывая на занятия. Эти разговоры запомнились мне более всего. В них было мало политики, много проблем человеческих отношений.

Андрей Петрович запомнился мне человеком фанатически преданным своей работе, газете. Без нее существование для него было немыслимым. Он говорил о трудностях поиска независимой и объективной информации, авторов, которые были бы достаточно профессиональны и т.д. Но в его глазах была какая-то нечеловеческая усталость.

Он остался в моей памяти человеком гордым и одиноким. Андрей Петрович умел «делать» газету, но, думаю, счастливым он не был. Наверное, так складывается жизнь даже у очень талантливых людей, каким, несомненно, был Андрей Петрович Гаврилов...

Алексей ЛИТВИН, профессор КГУ

1989 год. Ждем результатов выборов народных депутатов СССР

С ним хотелось сверять мысли

Андрей Петрович был одним из тех людей, которые готовили перестройку. И я иногда поражался его смелости еще в предперестроечный период. В «Вечерней Казани» часто публиковались статьи, вызывавшие недовольство властей (а ведь надо учесть, что газета была органом горкома партии). Его не раз вызывали «на ковер». Но он все равно выдерживал свою линию. Правда, иногда использовал тактическую хитрость. Я тогда был членом бюро горкома партии и слышал, как после очередного острого материала кто-нибудь говорил: «Ну все, Андрей Петрович сейчас заболеет». Таким образом он переживал грозу и снова рвался в бой.

Пожалуй, одна из самых ярких страниц его биографии – избрание в 89-м году народным депутатом. В Казани это был действительно народный депутат №1. И не случайно именно Гаврилов вошел в межрегиональную группу демократов.

Принимая самое активное участие в деятельности межрегиональной группы, Гаврилов, конечно же, не забывал о газете. И во время работы съезда в «ВК» работала «горячая линия». Любому депутату за полночь могли позвонить из газеты и попросить с ходу ответить на тот или иной животрепещущий вопрос, обсуждавшийся на съезде. И невозможно было слукавить.

Собственно, Андрей Петрович мог рассчитывать на откровенность именно потому, что сам был человеком твердых убеждений, которые не боялся открыто высказывать. И с ним хотелось быть откровенным. С ним хотелось сверять мысли. Ведь эти мысли заставляли всерьез задумываться о происходящих в обществе глобальных изменениях.

Александр КОНОВАЛОВ,

профессор КГУ, председатель президиума Казанского научного центра Российской академии наук

Самый длинный День печати

Ковбойские шляпы – настоящие, из толстого фетра – и массу впечатлений привезли мы из небольшого американского городка Колледж-Брайан Стэйшн (город-побратим Казани), куда ездили целой делегацией в конце 80-х. Официальное приглашение пришло на имя мэра Казани Исхакова и проректора университета по международным связям Коноплева, которые, как говорилось в письме, могут пригласить в поездку еще несколько человек. В числе приглашенных оказался и редактор «Вечерней Казани».

И хотя уже прошло столько времени, я точно помню, что из аэропорта «Шереметьево-2» мы вылетели в шесть часов утра 5 мая. О Дне печати нам напомнили редактор Гаврилов и собкор ТАСС Медведев и предложили отметить их профессиональный праздник. Помню, говорили они все больше про фотожурналистику, и мне было очень интересно, потому что я как раз увлекался тогда фотографией... А после долгого перелета, когда мы уже приземлились в аэропорту в Вашингтоне, Андрей Петрович пошутил: «Это был самый длинный День печати в моей жизни.

Как истинный газетчик, он живо всем интересовался. Подружился с шерифом городской полиции и все восхищался, какая у того замечательная форма. Познакомился с местными газетчиками и поддерживал потом с ними дружеские отношения. Много общался с жителями этого студенческого городка. И даже побывал в доме для престарелых.

Надо сказать, до той поездки наше знакомство можно было назвать шапочным. За неделю же, проведенную в Америке, Андрей Петрович мне открылся как человек с оригинальным мышлением и развитым чувством юмора. И было невозможно представить, что жизнь этого человека прервется так скоро...

Юрий КОНОПЛЕВ,

профессор КГУ, заведующий кафедрой теоретической механики

 

Служебная командировка к коллегам в Австралию

Джаз был для его газеты той самой «изюминкой»

С Андреем Петровичем я познакомился благодаря джазу. Молодежный центр и издательство поделили адреса на улице Декабристов: 1 и 2. Номер первый достался Молодежному центру, в которой джаз прописался практически с самого начала, то есть с середины 70-х годов. Все приличные люди из здания под номером два посещали в «застойные» годы концертный зал Молодежного центра, где выступали – это уж точно – лучшие люди страны.

«Глотком свежего воздуха» (фраза из статьи в «Вечерке», посвященной рок-концерту группы «Урфин Джюс») для всех нас были выступления Владимира Высоцкого, Андрея Тарковского, Александра Дольского, «закрытые» просмотры западных фильмов в «Клубе друзей кино», и уж, конечно, Андрей Гаврилов был в эти сладостные мгновения среди нас. Поддержка джазовых фестивалей была его идеей. Не думаю, что он особенно любил и понимал джаз, но он был в высшей степени интеллигентным человеком и, конечно, журналистом до мозга костей. Джаз был для его газеты той самой «изюминкой», которая привлекала внимание массового и в то же время интеллигентного читателя.

Осенью 1987 года Гаврилов пригласил меня к себе и предложил отдать под фестивальный обзор всю четвертую страницу, но при условии, что обзорную статью пишу я – он предпочитал специалистов по теме. Это было довольно сложно, ведь материал выходил буквально на следующий день после закрытия фестиваля, так что писать статью приходилось ночью, чтобы утром ее поставили в номер.

В том памятном году прошел первый фестиваль под «именем собственным» – «Джазовый перекресток», а известный художник Простов-Покровский, который в те годы сотрудничал с «Вечеркой», создал плакат для фестиваля. В фантасмагорическом сюжете использовал силуэт Пассажа, который поместил на пересечении улицы Баумана и площади Куйбышева. Газетная страница фестиваля, снабженная великолепными фотографиями Зотова и Губаева, получилась просто роскошной! И все последующие фестивальные выпуски мы так и делали...

А через год, когда в Казань впервые приехали «фирменные» звезды – джазовые музыканты из Австралии, Андрей Петрович пригласил гостей фестиваля к себе в кабинет – это был первый «официальный» прием джазовых артистов на «высоком» уровне. Он особенно запомнился еще и потому, что я его снимал на видеокамеру: тогда это было в новинку.

Но особенно в память мне врезался «музыкальный» эпизод, связанный с Андреем Петровичем и Борисом Рубашкиным. Это было в самом конце 1989 года, когда мне удалось правдами и неправдами заполучить в МЦ этого певца, в те годы еще носившего крамольный отблеск «белогвардейского» прошлого, а точнее – любимчика белоэмигрантской публики. На правах информационного спонсора редакция «Вечерки» получила лучшие места на первый концерт, который прошел с полным аншлагом при небывалом ажиотаже. Кто только не приходил ко мне как к новоиспеченному директору концертного зала с просьбой о «лишнем билетике»!

Рубашкин, которого сопровождал замечательный ансамбль народных инструментов из Одессы, был в ударе. Концерт долго не мог завершиться. Особенным успехом пользовались казачьи песни, которые Борис исполнял с особым блеском и непередаваемым шармом. Концерт произвел на Гаврилова особенное впечатление. Я столкнулся с ним сразу по окончании, и Андрей Петрович долго жал мне руку и благодарил за доставленное наслаждение. И вот тогда я услышал от Гаврилова слова, которые врезались в память – отчетливо помню сейчас даже интонацию и выражение его глаз: «Это надо же такому случиться! Сейчас на концерте эмигранта Рубашкина я впервые по-настоящему ощутил себя русским человеком!». В его глазах были слезы.

Игорь ЗИСЕР,

директор проекта «Джазовый перекресток»

«Вечерняя Казань»: многоликий и сложный образ родного города

 В 1989 году газета «Вечерняя Казань» демонстрировалась в павильоне «Советская печать» Выставки достижений народного хозяйства (ВДНХ) в Москве.  Для экспозиции был подготовлен презентационный буклет, который давал представление о казанской «Вечерке». О газете рассказывали ее читатели и внештатные авторы.

Предлагаем вниманию читателей некоторые материалы этого буклета.

 Приметы нового

«Сказанием встает Казань, столица Красной Татарии», – сказал в свое время о нашем городе Владимир Маяковский. Глубокий смысл этих строк особенно ясно понимаешь сейчас, когда Казань превратилась в крупнейший экономический, культурный и научный центр страны. Более миллиона ее жителей, представители 70 национальностей и народностей успешно решают задачи, поставленные партией, уверенно смотрят в будущее.

С чего начинается день для большинства горожан? Со своей газеты «Вечерняя Казань». На ее страницах раскрывается многоликий и сложный образ родного города. Почти в каждом номере – своя «изюминка», своя находка. Поле деятельности журналистов нашей «Вечерки» поистине неисчерпаемо! Всего за один день, например, в нашем городе выпускается столько продукции, сколько до революции не производилось за целый год. За короткий промежуток времени возникли новые крупные жилые массивы – Дербышки, Горки, кварталы в Ленинском, Московском, Кировском районах. С каждым годом все больше средств выделяется на строительство детских дошкольных учреждений, школ, больниц, объектов торговли, общественного питания, коммунально-бытового назначения. Наверное, бесконечно можно рассказывать о тех переменах, которые происходят в Казани ежегодно, ежемесячно, ежедневно.

Растет, развивается наш город, все явственнее примеры обновления в его облике, в нравственной атмосфере. Во многом с помощью своей газеты казанцам удается быть в курсе всех последних новостей. Первые результаты работы крупного промышленного предприятия в новых условиях хозяйствования, первые выборы руководителя на заводе, первый митинг в защиту природы...

Скажу откровенно: «общение» с газетой далеко не всем доставляет радость. Она не только деловита, но и напориста, по-хорошему въедлива и сердита. Даже в прежние времена, когда о многом было не принято говорить в полный голос, журналисты «Вечерки» поднимали острые темы, формировали, готовили общественное мнение к необходимости перемен. Разумеется, делали они это не в одиночестве, а вместе со своими авторами – мужественными, честными и принципиальными людьми, среди которых были партийные работники, ученые, писатели и так называемые рядовые читатели – рабочие, студенты, ветераны. Уже и тогда по многим публикациям газеты партийными и советскими органами принимались специальные постановления, которые помогали восстановить истину и справедливость.

В наши дни, когда гласность стала новым, во многом еще не очень привычным, но, безусловно, громадным политическим и социальным явлением, «Вечерка» словно обрела новый импульс к действию. Найти пути решения вопросов, волнующих рабочего человека, поставить на его место зарвавшегося удельного князька, принять непосредственное участие в дискуссии о целесообразности строительства объектов химии на территории города, взять шефство над выпуском товаров народного потребления... Для журналистов «Вечерки» не существует проблем «больших» и «малых», если от них зависит физическое и нравственное здоровье города.

Работникам аппарата горкома КПСС хорошо знакомы многие сотрудники городской газеты, ведь по существу мы единомышленники и делаем одно дело. Искренне радуемся творческим удачам, которые достигаются за счет высокого уровня профессиональной квалификации, гражданской позиции, смелости и мужества. И, конечно, огорчаемся, когда газетчикам изменяет чувство меры, ответственности, вкуса.

Есть ситуации, которые требуют не столько ответов на вопросы «что, где, когда?», сколько полного и честного анализа, ибо гласность должна служить гарантией неповторения ошибок, уроком на будущее. И об этом всегда необходимо помнить тем, кто наделен высоким статусом работника советской прессы.

Десять лет исполнилось газете «Вечерняя Казань». Для истории это миг, для жизни редакционного коллектива это большой отрезок пути трудного и тернистого. Пусть же будет еще больше побед у нашей «Вечерки»! А самая главная из них – любовь и признательность казанцев, для которых и делается газета.

Геннадий ЗЕРЦАЛОВ,

первый секретарь Казанского горкома КПСС

 Сказать о главном

Без свежих новостей, лаконичности нет вечерней газеты. Это понятно. Но как быть с крупными, серьезными проблемами экономики, промышленности? По силам ли «Вечерке» поднять такие глыбы? Если разбрасываться, писать понемногу обо всем, то толку, наверное, не будет. Журналисты «Вечерней Казани» пошли по иному пути – выбрали несколько приоритетных тем. Скажем, у всех сейчас на устах экономия материальных ресурсов. И вот в «ВК» уже несколько лет с завидной периодичностью выходит подборка «Отходы – в доходы». Она интересна не только широкому кругу читателей. Порой хозяйственник, читая подборку, делает для себя открытие. Оказывается, его сосед выбрасывает на свалку отходы, вполне годные для изготовления товаров массового спроса. Так газета оказывается связующим звеном между ведомствами.

Кстати, о товарах для народа. Это еще одна ведущая тема журналистов «Вечерки». Чего греха таить, немало еще командиров производства, считающих ТНП второстепенным делом. Долгие годы от них требовали только одного – «давай план!», поэтому сейчас психологию изменить непросто. «Вечерка» и тут помощница. Рассказывает о передовом опыте, поддерживает тех, кто осваивает изделия, обещающие украсить прилавок. Что касается критики, то она порой бывает не только конструктивной, но и неожиданной.

Запомнился отчет корреспондента о поездке в Прибалтику. Оказалось, отходы объединения «Органический синтез» попадают аж в Прибалтику и возвращаются оттуда в виде... тазов и ведер. Прибалтийцы, конечно, молодцы, а вот казанцы?..

Новое для нас явление – выборы руководителей. Подводных рифов здесь, как выяснилось, предостаточно. Поначалу, увы, «Вечерка», поддавшись общей эйфории, писала лишь об одной, внешней стороне демократии. Но жизнь показала – большинство не всегда право. Кое-где избирают «удобных» начальников, в отдельных коллективах побеждают те, у кого горло покрепче. Хорошо, что газета сориентировалась, проанализировала это явление.

Но, может быть, я еще не сказал о главном, что всех нас беспокоит. Это судьба хозрасчета. Установок в центральной прессе много. Но какие трудности возникают на местах? Вот о чем интересно знать. Выступления на эту тему «Вечерняя Казань» готовит весьма тщательно (поэтому они еще редки). Правда, и резонанс их широк. Экономические анализы читают в бригадах, в директорских кабинетах, нередко к ним прислушиваются «наверху». В самом деле, очень хочется понять, что же происходит с хозрасчетом?

Вновь с завидной энергией местные партийные и советские органы, используя методы административного давления, перекладывают заботы одних трудовых коллективов на плечи других. При этом начисто игнорируются хозрасчетные отношения. Разве еще не ясно, что так называемая шефская помощь желаемых результатов не дает, а лишь порождает иждивенчество? Не благотворительность, а нормативные отчисления предприятий – вот что нужно местным Советам, а в их лице всем «подшефным». Перевод на полный хозрасчет не только промышленных предприятий, но и Советов, регионов позволит покончить с иждивенчеством и повсеместно утвердить правила социальной справедливости.

Статей на эту тему мы ждем от «Вечерки», от нашей прессы в целом.

Вениамин ГРИГОРЬЕВ,

генеральный директор ПО «Казаньрезинотехника»,

Герой Социалистического Труда

Диалог с «неформалами»

Что и говорить, научились мы за годы застоя выдавать желаемое за действительное. Устоялись тут и свои стереотипы. В качестве доказательства общественно-политической активности трудящихся ссылались на членство людей в профсоюзах, комсомоле, ДОСААФ и т. д. (при этом оперировали миллионными цифрами).

Понадобились очистительные ветры 85-го, чтобы прорвалась подлинная активность, дремавшая подспудно в народе. Не потребовались ни административный нажим, ни указания функционеров. Просто люди поверили в честных политиков, в их искреннее стремление вывести страну из тупика. Перед лицом долгожданной, казалось бы, настоящей активности растерялись даже наши теоретики.

Вся надежда пока на прессу. Причем, речь не только о прямых ее обязанностях – показывать явление таким, какое оно есть. Газета «Вечерняя Казань», к примеру, взяла на себя и организаторскую роль. «Первенец» движения казанцев в защиту окружающей среды – городской экологический клуб – нашел себе приют под крышей редакции. Он объединил рабочих и инженеров, студентов и ученых, пенсионеров и домохозяек. Есть у газеты и ее клуба и первые победы.

«Проснулось» студенчество. И тон задает, конечно же, университет, прежде всего его физический факультет. Дискуссионный клуб физфака известен во всем городе, он поднимает самые острые темы: реформа экономики и политической системы, национальные отношения, военная подготовка в вузах и «дедовщина»... В активе клуба – встречи с делегатами XIX партконференции и местными руководителями всех уровней. Активность физиков регулярно находит отражение на страницах «ВК».

Пожалуй, «зеленые» и физики (многие из них в одном лице) послужили тем катализатором, который способствовал зарождению других неформальных общественно-политических объединений.

И еще одна важная инициатива читателей «Вечерки» – создать Народный фронт в поддержку перестройки. Коллективное письмо ученых, инженеров, комсомольских активистов газета опубликовала в дни работы конференции КПСС. Надо сказать, редакция получила массу писем, в основном, в поддержку этой идеи. Читатели видят в таком движении возможность реальной смычки беспартийных масс с партией, которая стремится преобразовать общество на основе широкой демократии и гласности.

«Вечерка» ведет с «неформалами» диалог. По-моему, не только открытый, но и честный.

Талгат БАРЕЕВ, социолог

Защищая человека

Вопросы экологии сейчас все чаще становятся вопросами политическими. Промышленность, вышедшая из-под контроля общественности, нередко до предела дегуманизирует жизнь. Ведомственный эгоизм, ведомственные амбиции нередко приходят в разительное противоречие с интересами общества.

Два года длилась борьба казанцев с Министерством медицинской и микробиологической промышленности СССР и институтом «Южгипробиосинтез», запроектировавшим в окрестностях Казани биохимзавод. Опасность нависла не только над зеленой зоной Казани, но и над самим городом. Трагедия в Киришах показала достаточно ясно, что такое – подобный биохимзавод для людей. И «Вечерняя Казань» смело бросилась в бой с ведомственным эгоизмом. Новая государственная экспертиза подтвердила обоснованность возражений читателей газеты, неграмотный, плохо проработанный проект строительства биохимзавода под Казанью был отвергнут.

На памяти горожан и другая эпопея – на заводе СК им. Кирова временщики из очередного «химического министерства» задумали возвести огромный комплекс по производству полиуретана. Экологическая обстановка в Казани, без того находящаяся на сверхкритических отметках, грозила совершенно выйти за «шкалу». И здесь общественное мнение горожан, высказанное ими на страницах своей «Вечерки», наложило «вето» на этот еще более преступный не профессионально выполненный проект.

Иногда я думаю, в чем сила этой газеты? Наверное, в том, что она опирается на силу просыпающегося в стране общественного мнения, утверждает гуманизм нашей жизни, выражает главные перестроечные тенденции развития нашего общества.

Консервативные слои еще не потеряли своей силы, нередко они идут в атаку, и такая народная позиция газеты требует, я думаю, от коллектива редакции принципиальности, нередко риска. Честному подходу к явлениям жизни не всегда аплодируют, нередко он подвергается поношению. Тем ценнее программа газеты, открыто – и с государственных, общественных позиций – защищающая интересы горожан. В эпоху перестройки энергия людей ищет выхода, ищет каких-то организационных возможностей своего проявления. И радостно отметить, что газета дает этот выход народной энергии.

Кто или что важнее: человек или машина? В этом вопросе, сегодня роковом для человечества, «Вечерка» защищает человека...

Диас ВАЛЕЕВ,

писатель, заслуженный деятель искусств РСФСР

 Слово писателя

Когда мне звонят из «Вечерки», как бы я ни был занят, я откладываю все свои текущие дела, чтобы выполнить срочный заказ. Ибо авторитет «Вечерней Казани» среди литературной общественности очень велик.

На чем он зиждется?

Во-первых, наша городская газета, в отличие от многих вечерних газет, не увлекается одной лишь «информатикой». В последние годы она взяла твердый курс на проблемность. А такого рода материалы интересно и читать, и писать. В частности, газета последовательно разрабатывает проблему интернационального воспитания, рассматривает различные аспекты проблем развития национальных языков и культур, часто обращается к теме исторического своеобразия, прошлого и настоящего татарской литературы и искусства.

Во-вторых, наша «Вечерка» почти сразу же после апрельского Пленума взяла твердый курс на перестройку, и последовательно проводит ее на своих страницах. Она ратует за новое мышление, за гласность и демократизацию нашего общества. А поскольку писатели оказались в числе «застрельщиков» перестройки, газета охотно предоставляет им трибуну для публицистических выступлений и размышлений.

В-третьих, привлекает последовательность редакции в отстаивании поднятых проблем. Так, к вопросу об установке памятника Ф. И. Шаляпину газета обращалась не менее десятка раз в течение одного года. И все-таки добилась своего, преодолев даже сопротивление части читателей, а вернее, переубедив их.

Особенно отрадно, что той же последовательностью отличаются выступления газеты по вопросам литературы и искусства. Газета не просто знакомит читателей с новыми литературными именами, регулярно публикуя полосы «Литературные вечера», но и продолжает знакомство дальше, информирует о новых произведениях, публикует все новые образцы их литературной продукции. Наряду с русскими авторами города, «Вечерка» постоянно публикует и татарских поэтов, прозаиков, критиков, стараясь не упускать из поля зрения все самое талантливое и социально значимое.

Такое уважительное отношение редакции к слову писателя не может не вызывать и ответного уважения. Вот почему, когда мне звонят из «Вечерки», я тут же откладываю все свои текущие дела...

Рафаэль МУСТАФИН,

заслуженный работник культуры Татарской АССР, лауреат премии комсомола

 Музыка в зеркале газеты

Снимаю с полки несколько толстых томов с наклеенными на отдельные листы материалами. Это «Вечерняя Казань» о музыке и музыкантах. Что здесь? Как профессионал, вижу исключительное разнообразие: аннотации новых книг и нотных сборников, рецензии на концерты и спектакли, творческие портреты композиторов, коллективов, исполнителей, проблемные статьи, музыкально-краеведческие и мемуарные материалы. Одна из самых интересных – ежемесячная рубрика «Музыкальный перекресток», где схлестываются мнения, ведутся жаркие споры. Ежедневно на первой полосе – информации о музыкальной жизни города. Думаю, ни одно значительное событие не осталось без внимания газеты. Пожалуй, «Вечерняя Казань» убедительно опровергает мнение многих «академиков», что, мол, большие, серьезные, профессиональные статьи в газете «не идут». Идут! Их ждут. Их охотно, пишут профессиональные критики, педагоги музыкальных вузов, студенты и социологи, оперные, концертные и джазовые исполнители. В февральские дни, когда идет Всесоюзный Шаляпинский оперный фестиваль, половина газетной полосы почти в каждом номере – ему. Традиционные ноябрьские дни джаза – вновь буря музыкальных страстей, перемежаемых охлаждающими репликами академистов.

Газета смело решилась и блистательно провела первый фестиваль классической и современной музыки, в котором участвовали крупнейшие исполнители и композиторы страны. В рамках фестиваля шли широко освещаемые прессой семинары, открытые уроки А. Эшпая, В. Третьякова, В. Горностаевой.

Активная «музыкальная» позиция газеты сформировала мобильную группу зрелых и молодых музыковедов и журналистов – выпускников консерватории, университета. Это своего рода штаб музыкальной пропаганды. Доброжелательно-взыскательная позиция газеты выявила многих корреспондентов из числа исполнителей-практиков: скрипачей, дирижеров, баянистов, джазменов. Это едва ли не самое ценное, ибо «Вечерка» стала рупором каждого и всех.

Георгий КАНТОР,

кандидат искусствоведения, доцент Казанской консерватории

Наследие и мы

В ряду событий и фактов, обсуждаемых на страницах газеты в наше горячее время, большое место занимают материалы об охране памятников истории и культуры. Обостренный интерес к этой проблематике и редакции закономерен и понятен, ибо строить и перестраивать наше общество мы можем. Только с глубоким знанием истории своего народа, края, – это наш нравственный интеллектуальный фундамент.

Прежде всего, впечатляет количество и разнообразие по содержанию и форме статей, корреспонденций, мнений, фотодокументов, дискуссий, проведенных на страницах газеты с участием видных казанских специалистов – архитекторов, художников, реставраторов, ученых, краеведов, представителей самодеятельных формирований и групп историко-культурного наследия, самых широких слоев населения.

Большинство материалов отличает глубина постановки вопросов, забота об охране памятником истории и культуры, злободневность. Никого не оставляют равнодушными размышления и споры о сооружениях в Кремле, его башнях и соборах, о пассаже, бывшем Гостином дворе, университетском ансамбле, старых уникальных домах на улицах Федосеевской, Касаткиной, которые находятся под реальной угрозой сноса, и о многом другом наболевшем, что может привести к утрате самобытного центра Казани. Читатель ждет эти публикации, с симпатией относится к тому, что редакция не боится вскрывать недостатки, критиковать конкретных лиц, в том числе самого высокого ранга.

Вероятно, публикации об охране памятников истории и культуры будут еще более результативными, если на страницах газеты будут выступать руководители партийных и советских органов, предприятий, строительных организаций. Ведь именно от их вмешательства, компетенции, как правило, зависит судьба культурно-архитектурных сокровищ Казани. Охрана наших богатств должна осуществляться всем миром. Газета должна подтвердить это.

Геннадий МУХАНОВ, генеральный директор

Государственного музея TАССР

 Время, события, люди

«Вечерняя Казань» была и остается, даже на фоне сегодняшнего журнально-газетного «Ренессанса», одним из самых любимых казанцами изданий. Живая газета! Умная, человечная, разнообразная. То, что здесь печатают, как правило, не бывает случайным, а способствует воспитанию читателя в духе тех благотворных перемен, которые сейчас происходят в нашем обществе. Еще отраднее, что уровень мышления и мастерства людей, делающих «Вечерку», не отстает от уровня столичных журналистов. И статьи о насущных проблемах города: экономических, межнациональных, о воспитании молодежи, а также литературные обзоры или рецензии на театральные спектакли, размышления о классической или рок-музыке, интервью с гостями Казани, репортажи с выставок и городских поэтических праздников, посвященных Пушкину и Тукаю, материалы о судьбе нашего зоопарка и пригородной зеленой зоны – все это написано страстно, умно, активизирует общественную мысль и совесть, привлекает читателя к участию в многообразной жизни города и страны.

Но совсем особую ценность представляет публикации «Вечерней Казани», посвященные истории города, традициям развития науки и просвещения – так называемая «ретроспектива». Их бы надо вырезать, собирать, составлять альбомы – и многие читатели делают это. Радует, что на темы истории журналисты «Вечерки» говорят так же эмоционально, как о настоящем.

Не злоупотребляя словами «патриотизм», «интернационализм», «культура», газета именно их и воспитывает в своем читателе, причем, в читателе самого разного возраста, образования, круга интересов. Умеет «Вечерняя Казань» – а это так трудно! – не разъединять, а объединять самых разных людей – ее читателей.

...Открываем очередной номер. Нет, никак нельзя пройти мимо вот этого материала – о судьбе старого коммуниста, одного из замечательных людей Казани Павла Васильевича Аксенова. И что-то сдвинется, повернется в душе читателя, может быть, даже равнодушного ранее к подобным проблемам...

Борис ЛАПТЕВ,

профессор Казанского университета, доктор физико-математических наук, заслуженный деятель науки РСФСР и ТАССР

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить