Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Апрель 2024 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
  • 1989 – В 5 часов 22 минуты произошел сильный подземный толчок силой 6 баллов в Елабуге. Колебания земли ощущались в Набережных Челнах и Менделеевске

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Скотт Риттер: «Это не компьютерная игра. Перезагрузиться не получится»

15 мая в агентстве «Татар-информ» прошла презентация книги американского журналиста и военного эксперта Скотта Риттера.

Она называется «Гонка разоружения», и это название, судя по выступлению автора перед казанскими журналистами, хорошо отражает ее содержание. Мы знаем, что такое гонка вооружения, ее последствия – жили в условиях холодной войны. Хотелось бы верить в успех гонки разоружения. Однако полуторачасовая встреча со Скотом Уильямом Риттером оставила мало надежд на это. Правда, и в состояние пессимизма все же не ввергла.

Книга издана на английском и русском языках. В России – при поддержке медиагруппы «Комсомольская правда». Наш американский гость заметил, что внимания к ней, конечно, больше в нашей стране, но и в США книгу заметили. Ее небольшой тираж раскупили за два дня, а потом также быстро продали второй тираж. В предисловии автор выразил благодарность  Александру Зырянову, генеральному директору Агентства инвестиционного развития Новосибирской области за помощь в издании книги в России:

«Его взгляды  и неутомимая поддержка сделали возможным издать мою книгу и мое обращение к народу России. Я чувствую, что иду по следам Ван Клиберна, посетившего Россию (Советский Союз) в рамках культурного обмена для улучшения отношений между нашими нациями. В этой задаче А.С. Зырянов оказал мне неоценимую помощь, помогая превратить мою мечту в реальность».    

Отставной морской пехотинец американской армии, бывший инспектор ООН по разоружению, журналист и военный аналитик совершает большое путешествие по России, встречаясь с потенциальными читателями своей книги. Столица Татарстана стала третьей точкой его маршрута после Новосибирска и Ижевска.

Газета «Казанские истории» не пишет о политике, но я не могла не пойти на эту встречу. У меня были вопросы, хотя и связанные с политикой, но все-таки не политические. И тема разговора меня лично интересовала. Я знаю, кто такой Скотт Риттер, регулярно слушаю его комментарии к актуальным событиям на телевидении и в сети. Он лицо в российском медийном пространстве известное. В интернете есть специальный канал, где его политические комментарии переводятся на русский язык.

Мне в первую очередь были интересны причины, которые объясняют его «пророссийскую» позицию в оценке нынешней ситуации в мире. На Западе сейчас не так много людей, которые понимают, что происходит в Украине, почему мир так близок к войне. По-моему, еще меньше тех, кто испытывают интерес к нашей стране.

Мы знали такие времена, когда СССР для США был «империей зла». Но чтобы Запад под мудрым руководством Америки решил совсем «отменить» нашу страну, ее культуру, ее людей… Такого на моей памяти не было.

Скотт Риттер ― один из немногих американцев, которые не только хорошо думают о русских, но и говорят об этом публично. С начала специальной военной операции России он занял критическую позицию в отношении Украины и стран НАТО, которые ее поддерживают и вооружают.

Как оказалось, ничего случайного нет. Его давно интересует Россия. Он окончил колледж Франклина и Маршалла в Ланкастере (штат Пенсильвания)  в 1984 году, получил диплом бакалавра гуманитарных наук по специальности… «История России». Научная работа Риттера была посвящена  борьбе с басмачеством в советской Средней Азии в 1920-1930-х годах.

Его отец был кадровым офицером воздушных сил США, и семья жила в разных частях мира. Википедия представляет его как американца немецкого происхождения. Среднюю школу посещал на Гаваях и в Турции, закончил учебу в ФРГ. Наверняка встречал в других станах много хороших людей, и не мог не видеть, что они ничуть не хуже американцев. Может, поэтому у него нет шор, которые бы мешали ему адекватно воспринимать другие народы. Хотя, как он признался, его многие годы учили видеть в русских врагов, их демонизировали всеми возможными средствами. «Если честно, я пять лет провел в состоянии, когда нет цели важнее, чем убить как можно больше русских солдат. Вы понимаете, как это отвратительно», — признался Риттер на встрече.

В 1980 году он начал службу в армии США рядовым. В мае 1984 года был назначен офицером разведки в Корпус морской пехоты. На этой должности прослужил около 12 лет. Стал ведущим аналитиком Сил быстрого развертывания морской пехоты по вопросам советского вторжения в Афганистан и ирано-иракской войны. Принимал участие в боевых операциях на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии, в частности, 9 лет провел в Ираке. Был главным инспектором в четырнадцати из более чем тридцати инспекционных миссий ООН. Во второй половине 80-х годах прошлого века инспектировал реализацию Договора между США и СССР о ракетах средней и малой дальности (РСМД) в нашей стране, бывал в разных городах, но в своей книге больше всего пишет об удмуртском городе Воткинске.

Он не скрывает, что приехал в Россию с желанием «изучить русских». Как говорится, врага надо знать в лицо. Он, конечно, знал нашу страну, читал о ней, но это было холодное любопытство исследователя, знания которого, как он сказал, уложены в матрицу «русские плохие». А приехав в  СССР,  увидел, что русские вовсе не враги американцам.

«Мне понадобилось два года для того, чтобы перейти от желания убивать русских до желания их понять. И эта книга представляет собой историю этого преображения», — сказал Риттер.

Его спросили, когда он впервые это почувствовал, и Риттер вспомнил декабрьский вечер 1988 года, когда его пригласили в гости и с ним случилось «моментальное озарение»:

«Рядом был советский инженер, который всю свою жизнь посвятил строительству ракет, способных уничтожить мою страну. Он пригласил меня, морпеха, которого готовили убивать русских, к себе домой на Новый год, познакомил со своей семьей, соседями. Мы рассказывали друг другу истории, смеялись, плакали, поняли, что мы одинаковые люди. И я понял, что не хочу убивать таких людей, я хочу с ними дружить». 

Как я поняла, есть еще одна причина, которая заставляет его выступать с критической оценкой современной американской политики. В Казани он об этом говорил, но опосредовано, а в Ижевсе, как я узнала из сюжета в интернете, в ответ на прямой вопрос сказал честно и прямо: «Я не хочу умирать, я хочу жить».

Здоровая реакция нормального человека, который хорошо знает, что такое современное оружие, ядерная война. Он вполне реально оценивает мир, в котором живет, а потому сильно озадачил журналистов плохими предчувствиями. Когда у двух стран есть ядерное оружие, но нет возможности контролировать ситуацию, она будет всё более и более опасной, до тех пор, пока кто-нибудь не совершит ошибку. «Это не компьютерная игра. Перезагрузиться не получится. Игра закончится навсегда», — грустно сказал он.

По его мнению, в 80-х годах прошлого столетия  по обе стороны океана осознали, чем это может закончиться. Когда узнали, что ракета с ядерным зарядом будет лететь в другую страну всего 12 минут.  И как бы трудно не было договориться, все же договорились, хотя еще за месяц до подписания Договора это казалось немыслимым. Нашли механизмы, чтобы преодолеть недоверие. Американцы наблюдали, как реализуются договоренности на ядерных объектах Советского Союза, наши инспектора убеждались, что в США делают то же самое. И какое-то время мир жил спокойно.

Риттер недоумевает: почему сегодня снова нужно делать то же самое. Но если этого не сделать, последствия могут быть страшными. По его словам, победителей в  ядерном конфликте не будет. «Это не страшно для таких людей, как я, но я очень хочу, чтобы мои две дочки нормально пожили».

«Вы нам больше не верите, и я понимаю вас. Но нужно снова попытаться этому научиться», — считает гость из США.

До презентации наш гость побывал на острове-граде Свияжске

Если раньше, по мнению нашего гостя, в Америке боялись СССР, но допускали возможность мирного сосуществования государств с разными идеологиями, то сегодня конфликт глубже. США сегодня стремятся остаться  единственной мировой сверхдержавой, а Россия противостоит этому. Он вспомнил Россию времен Бориса Ельцина, когда американцы, по сути, контролировали и российскую политику, и российскую экономику, и российскую власть. И США хотят вернуть отношения с Россией в это положение. А сегодняшний президент России этого не хочет.

Сильная Россия США не нужна, сказал Риттер, повторив истину, которую мы не раз слышали и от наших политиков, и от политологов. Слышим — и не хотим верить.

 «Дошло до того, что мы просто не можем произнести вслух слово «Москва». В главном музее искусств в Нью-Йорке российские полотна подписаны  украинскими фамилиями. Потому что украинцы на стороне свободы, верят в свободу, а русские верят в Путина. Русские — плохие, потому что они верят в Путина. Я человек не наивный, и понимаю, что пока бесполезно объяснять американцам, какие русские на самом деле. Эта книга — всё, что я пока могу сделать».

По словам Риттера, идея о книге родилась давно, лет 40-50 назад, но написать всё не получалось. Начал работать в 2019-м, завершил в 2022 году. Сегодня, когда Договор о РСМД уже не действует, он мог рассказать больше.

Аннотация к русскому изданию книги извещает читателей, что в ней рассказывается об истории заключения Договора о РСМД. Риттер напомнил журналистам, что 1 июля нынешнего года будет отмечаться 35 годовщина этого Договора. Его заключение помогло двух странам и всему миру отойти от пропасти ядерной войны. Но не только воспоминания о том, как шли переговоры, как осуществлялись взаимные инспекции контроля за исполнением договоренностей стали главным побудительным мотивом издания  этой книги. Когда он писал о прошлом, думал о настоящем и будущем.

Цитата из предисловия к русскому изданию:

«При написании этой книги я преследовал три принципиальные цели. Прежде всего, нужно было правдиво досконально написать историю исполнения договора INF в Воткинске (Удмуртия). Во-вторых, изложить воткинские события   в более широком историческом контексте процессов Перестройки, происходившей в то время в Советском Союзе. И, наконец, изложить мои собственные, личные впечатления и наблюдения непосредственного участника этих величайших событий. Размышляя над полученным результатом, я убеждаюсь, что мне удалось достичь всей этих целей». 

Однако на встрече он уточнил, что не представлял, что его книга сегодня, в 2023 году, будет иметь не только исторический интерес, что она будет такой актуальной. По сути, стороны вернулись к исходной позиции, и в чем-то она даже опаснее, чем была во времена холодной войны. 

«Сейчас люди говорят, что отношения между странами никогда не были такими плохими, и не видят выхода из этой ситуации. Я отвечаю на это: «Прочитайте мою книгу и, возможно, вы найдете его, потому что тогда мы его нашли. Договор имеет огромное значение в моей жизни. И если бы не было этого договора, сегодня нас не было бы в живых. Этот договор предотвратил ядерную войну между США и Советским Союзом.

Но сегодня не всякий знает об этом договоре. Даже мои друзья и члены мои семьи не знают. Для них я и написал эту книгу, не ожидая, что она будет интересна другим».

Журналисты пытались узнать от собеседника, что конкретно нужно сделать, чтобы остановить новый виток противостояния США и России, но он уходил от конкретики в область общих рассуждений, несколько раз отсылал к своей книге, где, по его мнению, можно найти опыт выхода из похожей ситуации. Из его слов выходило, что достаточно представителям двух стран встретиться и, как в прошлом веке, договориться, чтобы мир вздохнул спокойнее. А потому из зала прозвучало в его адрес нечто вроде упрека в наивности. Упрек он отверг категорически, заявив, что много повидал за свою жизнь. Но если это помогло в прошлом, почему не повторить сегодня?

«Это всё, что я могу сделать сегодня. Если вы знаете, что можно сделать что-то лучше, подскажите», сказал он.

Прежде чем задать нашему гостю свой вопрос, я вспомнила, как в 1999 году, посетив США, убедилась, что свобода слова там есть. В редакции газеты «Де-Мойн реджистер» (штат Айова) журналисты с гордостью рассказали делегации из России, что редакция причастна к тому, что в 1962 году гостем города Де-Мойна был Никита Хрущев. Они считают свою газету причастной к этому историческому событию. По их мнению, именно с того визита стали подтаивать ледники холодной войны.  А чему способствуют американские журналисты сегодня? И есть ли сейчас в США свобода слова? – спросила я.

Ответ привел в замешательство, по-моему, не только меня — американская журналистика сегодня мертва. Бывший военный разведчик США прямо сказал, что от былой американской свободы слова в его стране не осталось и следа. Хотя это, отметил Риттер, основа демократии.

Если раньше пресса была голосом народа, сегодня это голос правительства. «Так не должно быть, — уверен он. — Ни в одном издании не хотят сегодня рассказывать о темных сторонах власти. Редакции стараются быть в общем мейнстриме».

И привел в пример своего друга — авторитетного журналиста Сеймура Херша, который получил известность за свои расследования как раз этих самых темных сторон американской политики. Последнее его громкое расследование - о том, кто на самом деле стоит за взрывами «Северного потока – 2». Сегодня материалов Херша не публикует ни одна американская газета.

О том, что такое свобода слова в современной Америке, испытал на себе и Риттер. До того момента, когда он начал давать неудобные для правительства США комментарии, его активно приглашали на интервью, печатали в главных газетах страны «Нью-Йорк Таймс», «Вашингтон Пост».  Сейчас его везде блокируют, в том числе на YouTube. Так что за право высказать  свое мнение приходится платить из собственного кармана.  

Его спросили, не боится ли он после своего российского турне каких-либо санкций в США. «Боюсь? Нет, не боюсь. Но опасаюсь», — ответил он. И добавил, что «знал, на что идет». По его мнению, последствия от того, что он не сделает, для него самого, для его семьи могут быть гораздо хуже, чем от того, что сделает.

Свою книгу он назвал «лучом надежды на то, что если представится такая возможность, то и американцы, и русские смогут опять найти дорогу в тумане, вызванном враждой, страхом и невежеством, преодолеют препятствия, стоящие на пути», чтобы идти по жизни «если не как друзья, то, по крайней мере, не как враги».

Как газетчик с большим опытом, могу утверждать, что на журналистах лежит особая ответственность. И в США, и в России. К сожалению, и там, и порой у нас они порой не только не помогают согражданам на этом пути находить общие цели, но и мешают. И в этой связи подвижническая миссия Скотта Риттера не может не вызывать огромного уважения.

 

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить