Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Июль 2024 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1948 – Открыто первое в ТАССР промышленное нефтяное месторождение, названное Ромашкинским. Это случилось у деревни Тимяшево Ново-Письмянского района

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Эльмир Низамов: на авторском концерте всегда аншлаг

В субботу, 17 декабря, была на авторском вечере Эльмира Низамова в Государственном большом концертном зале имени С. Сайдашева.

Уже давно уговариваемся с Эльмиром встретиться, поговорить, и наконец-то от слов перешли к делу. Решили встретиться после его авторского концерта с Камерным оркестром La Primavera. Заодно была возможность послушать оркестр Рустема Абязова. Давно не была на его концертах.

Кстати, сидела я рядом с родителями композитора. Гөлүсә и Җәүдәт Низамовы стараются ходить на концерты и на спектакли, где звучит музыка сына,  но их так много…

К творчеству молодого татарского композитора Эльмира Низамова у меня есть и профессиональный, и чисто человеческий интерес. Не смогла быть на его авторском концерте с симфоническим оркестром Александра Сладковского, который состоялся в декабре 2021 года, но слушала его на телеканале «Культура». Тогда в программу вошли как симфонические произведения, так и отрывки из опер, мюзикла, а также песни.

Творческий вечер в декабре 2021 года открылся праздничной увертюрой «Нардуган», созданной для V фестиваля татарской музыки имени Жиганова «Мирас» и симфонической картиной «Солнце восходит над Казанью», которая была написана специально для Государственного симфонического оркестра Республики Татарстан.

В первом отделении прозвучали и другие знаковые для сотрудничества Низамова и оркестра произведения: «Небесное движение» — сочинение, которое впервые было исполнено в Монако Московским государственным оркестром и Филармоническим оркестром Монте-Карло, «Посвящение» для трубы и симфонического оркестра, которое композитор посвятил маэстро Сладковскому, и «Восточная Рапсодия» для симфонического оркестра, и «Восточная Рапсодия» для симфонического оркестра.

Во втором отделении оркестр исполнил сочинения Concerto grosso для скрипки и струнного оркестра,  симфоническую поэму «Корабль-призрак», а также несколько уже ставших широко известными песен Низамова. Первым по очередности стал хит «Өмет йолдызы» в исполнении Эльмиры Калимуллиной, который вошел в саундтрек к сериалу «Зулейха открывает глаза».

Зрительница Амина Рожнова после концерта поделилась: «Для меня Эльмир Низамов — наш современный Салих Сайдашев… Мы плакали, весь зал стоял, потому что всем (я надеюсь и верю) было радостно за всю Казань, за всю республику, за всех татар… За такой расцвет современной татарской музыки».

Такие же восторженные  отклики были и после концерта с оркестром Рустема  Абязова.

Первый месяц той зимы был очень плодотворным для Низамова. Ему тогда исполнилось 35 лет . 4 и 5 декабря на фестивале «Yзгәреш җиле» звучали его песни, а 10 декабря в Московском кремле ему, как молодому  композитору, вручили премию Президента РФ в номинации «За вклад в продолжение традиций отечественной школы композиции».

У меня уже были к тому времени впечатления от отдельных сочинений Низамова, от оперы «Кара пулат», например, которую я смотрела на премьере в 2015 году. Что-то слушала в интернете. Эльмир часто дает ссылки на своей страничке.

И вот обстоятельное знакомство, которому очень помогали комментарии Александры Нагорновой, ведущей концерта. У слушателей была приятная возможность пообщаться с Эльмиром, послушать его диалог с Александрой. Он отвечал на ее вопросы, они вместе вспоминаоли какие-то события из музыкальной жизни Казани. 

Меломаны тепло приняли «Вальс» и другие части оркестровой сюиты «Мадина» (сюита для струнного оркестра, флейты, кларнета и клавесина, Дамир Батталов – кларнет, Екатерина Холмогорова – флейта), а после DIXI, сочинения для  струнного оркестра и фортепиано, самого исполняемого опуса композитора (существуют версии для струнного квартета и оркестра, оркестра аккордеонов, народного оркестра), громко кричали: «Браво!». 

Большое впечатление на меня произвела оркестровая транскрипция еврейской пьесы «У стены плача» — доходящая до сердца молитва.  Эту фортепианную пьесу Эльмир сам многократно исполнял. Напомню, Ульяновское музыкальное училище он окончил как пианист. Теперь это сочинение прочно вошло в репертуар концертирующих исполнителей. В концерте оно прозвучало в исполнении оркестра, и это вызывало еще большие впечатления.

Поражаюсь широте жанровых интересов Низамова (на концерте убедилась в этом сполна), его плодовитости. Нет, пожалуй, тут это слово не подходит. Эльмир еще так молод, но очень много написал. Такое впечатление, что музыка рождается у него каждую минуту - только успевай записывать.

Что еще очень ценно ― необыкновенное интонационное многообразие, умение выделить в оркестре каждый инструмент, заставить слушателей трепетать при его звучании. Оригинально прозвучал Концерт для губной гармоники и струнного оркестра (солистыВалерий Коротков, Юрий Щербаков)Жаль, не было настоящей губной гармоники. Ее партию виртуозно исполнил на клавишном инструменте Валерий Коротков. 

Не могу не отметить других участников творческого вечера. Прежде всего камерный оркестр Рустема Абязова. Он, как всегда, был на высоте. Покорила своим голосом Алина Шарипжанова. Слушая в ее исполнении «Видения Айсылу» (для голоса и струнного оркестра) из спектакля «Миркай и Айсылу», я поражалась силе и одновременно мягкости ее голоса. Лирической кульминацией вечера стала автобиографическая колыбельная «Йокла, балам» («Спи дитя»). Низамов преподнес ее Шарипжановой в качестве дара по случаю рождения первенца (слова Резеды Губаевой). Теперь буду искать новых встреч с этой певицей. Хотелось бы услышать ее и на оперной сцене.

На татарскую эстраду пришли новые голоса, которых я не знаю. А когда-то знала, слушала. Была знакома с Хамдуной  Тимергалеевой, Эмилем Залялетдиновым, Ильгамом Шакировым. Впрочем, я никогда не числила последнего по ведомству эстрады. Это было какое-то особое явление в татарской музыке.  

Мои профессиональные интересы теперь другие. Знаю только тех, кто поет в опере. Ну, и звезд российской величины, конечно, в первую очередь, Эльмиру Калимуллину, много работающую с Низамовым. Хотела бы послушать их совместный концерт.

Впервые увидела танцевальную пару - Марселя и Марию Нуриевых, как выяснилось, широко известных мастеров  в стиле modern dance. Они сумели выстроить оригинальную хореографическую композицию в малоприспособленном для этого месте под музыку «Человека с киноаппаратом» для струнного оркестра и фортепиано.

Рада была снова видеть и слышать джазовых музыкантов Юрия Щербакова и Валерия Короткова. Джаз все чаще стал звучать в Казани, есть свой летний джазовый фестиваль, который проводит Ольга Скепнер. Это еще не джазовое сумасшествие времени фестиваля «Джазовый перекресток», который проводил Игорь Зисер при поддержке «Вечерней Казани». Но традиции не прервались, и не перевелись в Казани любители джаза.  

Увидела на концерте Низамова поэта Рената Хариса, сначала в зрительном зале, а потом на сцене. В последнее время творчество Рената Магсумовича чаще представляется мне через призму музыки. Жаль, не могу с максимальной полнотой воспринять его стихи на музыку Низамова ― не знаю татарского языка. Но слушать песни это нисколько не мешало.

Ренат Магсумович отмечает, что в сочинениях музыке Низамова есть музыка, мелодия, а не только шум и гам, которыми сегодня композиторы щедро угощают публику. Эльмир, по его мнению, автор с большим настоящим и большим будущим.

С концерта я возвращалась домой в хорошем настроении. Правда, кроме музыки, в голове были еще вопросы для будущего разговора с Эльмиром Низамовым.

Впечатление от концерта большое. Будет о чем поговорить на встрече. Однако в интервью хочу расспросить Эльмира не только о его творчестве. Так случилось,  что я в силу профессиональной необходимости вовлечена в историю татарской музыки, знаю композиторов, многих лично. Но это знание в основном о музыке, которую можно назвать классической. Это сочинения Назиба Жиганова, Рустема Яхина, Леонида Любовского… Есть еще Салих Сайдашев, самый популярный у татар композитор.

Современная татарская музыка долго представлялась мне набором популярных песен на ритмах информационного общества, а мне это не особо интересно и в русском варианте. В татарском тем более. Но вот пришли два композитора, которые соединили для меня эти два полюса, которые делают татарскую музыку интересной для людей всех национальностей: Резеда Ахиярова, успешно работающая как в песенном жанре, так и в жанрах оперы и балета, и Эльмир Низамов, собирающий на своих концертах не только почти всю татарскую интеллигенцию, но и людей, в серьезной музыке мало сведущих. И их довольно много. Это очень хорошо видно на концертах, когда исполняются его симфонические сочинения по аплодисментам между частями крупного сочинения, не принятым в таком случае.   

Не зря Эльмира Низамова сравнивают с Салихом Сайдашевым. Не берусь судить об этом с точки зрения музыки, но в одном они точно схожи – это композиторы, которые востребованы прежде всего народом, людьми одной культуры, одного языка, одной исторической судьбы.

Но хотелось бы пожелать  ему пожелать большей, всероссийской аудитории.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить