Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Апрель 2024 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
  • 1989 – В 5 часов 22 минуты произошел сильный подземный толчок силой 6 баллов в Елабуге. Колебания земли ощущались в Набережных Челнах и Менделеевске

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Борис Бронштейн без ретуши, или Вечер для тех, кому «за»…

Когда Борис Бронштейн ― известный казанский журналист, поэт, юморист, лауреат премии  «Золотое перо России» и обладатель  еще многих других почетных титулов ― организовывал свой творческий вечер под названием «Мужчина с пробегом», он не надеялся что, соберется много народа.

Предполагал, что зал будет полупустой,  придут представители его поколения, кому около и уже за 70, что время его вроде как уже ушло, что у людей сегодня иные заботы. А молодежи так вообще «наплевать» на  все то, что написано пером и напечатано на бумаге, а не выставлено в интернете.

Но вопреки прогнозам зал в Доме-музее Аксенова (хоть и небольшой), был полон, и кто припоздал, с трудом нашел свободное местечко. Вот в чем не ошибся Борис Семенович, так это в возрасте своих поклонников. Но хоть они и не сияли  молодостью лиц, зато излучали молодой задор и ту духовную интеллигентность, которая, увы, сегодня так редка в поколении «пост-фактум».

А вообще, жаль, что на вечере не было молодежи, что не услышали в исполнении маэстро сатирического пера его удивительные по складу и рифме произведения,  одновременно простые, смешные и мудрые эпиграммы, стихи, не услышали  рассказы о той жизни, в которой он сам был молодым, не узнали, кто такие Владимир Ленин, Чарли Чаплин, Евгений Примаков или хотя бы Борис Вайнер и Эдуард Трескин.… 

Ведь многим парням и девушкам из нынешнего поколения эти имена не знакомы, предпочтения отдаются разного рода шумным и бездарным Даням Милохиным, Нюшам,  Куплиновым, Мармокам, Винди-31… Очень хочется надеяться, что пройдет время и мы их забудем, вычеркнем из своей культуры, как лишний балласт, потому что настоящее искусство уж точно не им вершить.       

 Ну, да ладно, прекращаю ворчать по поводу нашей несовершенной, равнодушной и необразованной молодежи, перехожу к самому действу, к творческому вечеру Бориса Бронштейна.

… Он почти два часа стоял перед своими слушателями и зрителями на пятачке, имитирующем сцену, с маленькой книжицей стихов в руках, с таким же крошечным журналистским блокнотом, в который изредка заглядывал, извиняясь, что память подводит, увы. И декламировал, острил, иронизировал,  улыбался. Совсем не похож на седого ветерана ― глаза блестят, выправка почти военная, голос бодрый и отлично поставленный, шутки сыплются как из рога изобилия. Причем, что особенно подкупает, шутил над самим собой!

 Никак не дашь, что автору уже далеко за 70! Да и мы в зале, словно под гипнозом ― очарованы, воодушевлены, перенесены в счастливое блаженство юности ― хохочем, счастливые как дети, забыв обо всем на свете. Но вот Борис передает микрофон своему другу, барду Владимиру Гаранину,  который появляется с гитарой в руках, чтобы исполнить песню на стихи нашего героя, Борис  присаживается в сторонке ― послушать друга  и немного отдохнуть… И тут вдруг замечешь и морщины на лице, и усталый взгляд, и годы…

 Вот что делает  творчество, юмор с человеком, какую мощную энергетику дарит, наполняет  оптимизмом и молодостью, заставляет  держать себя в форме. Берите на заметку.

 

Выступает известный краевед и бард Георгий Цыпцын

Скажу я вам, красавица без фальши

Со всею откровенностью скажу

Меня уже нельзя послать подальше,

Я и поближе еле дохожу

Или вот еще откровенные, одновременно грустные и смешные, строки из стихотворения «Попутчице»:

… Какая жалость, старость накатила, 

Просто жуть!

Я гожусь вам   дедушки, пожалуй.

Хоть на это я еще гожусь.

Поболтайте  пять минут со мною

Убедитесь, я еще живой…

Не хотите  ль стать моей женою,

С перспективой стать моей вдовой?…

В зале смех и аплодисменты. И Борис улыбается, воодушевленный теплым приемом, рассказывает с юмором  и прибаутками о том, как однажды в далекие советские времена пригасили его сниматься в первомайской телевизионной программе «Огонек». Но проходили эти съемки задолго до весеннего кумачового праздника ― в холодном феврале, при пустом зале, без накрытых столов  и богато разодетой публики. Снимали безмолвно и аскетично. И каково же было удивление Бориса Семеновича, когда он увидел себя в той самой первомайской передаче за торжественно накрытым столом, рядом с нарядными людьми, которых он и знать не знал…

Да уж, умели советские телевизионщики создавать праздники с яблоками из папье-маше, как говорят, на пустом месте. Умели в высшем обществе строить потемкинские деревни ― старинное русское изобретение, достаточно перечитать Державина с его знаменитым «Путешествием из Петербурга в Москву»…      

Вспомнил Борис Семенович и много других смешных и забавных ситуаций из того времени, хорошо знакомых и понятных тем, кто сидел в зале ― ведь они тоже оттуда, из далекого-далека, которое правильно  помнят, потому что жили там. А нынче, к сожалению, появилось столько кривотолков и переиначиваний нашей былой  жизни, столько искаженной информации, что впору и впрямь, кто поверил,  Россию ненавидеть…

Мне понравился  вечер Бориса Бронштейна, прежде всего, своей откровенностью, смелостью, честностью суждений и тем тонким юмором, которого не понять иностранцам. Кстати, есть у Бронштейна изумительные, с моей точки зрения, стихи о том, как его, якобы, спросили: а не переводили ли ваши произведения на другие языки?  На что Борис отвечает: да, переводили  на японский, португальский, испанский и так далее. Но когда всё перечитали,  срочно потребовали все обратно перевести на русский…

Очень бы хотелось, чтобы этот небольшой очерк в газете «Казанские истории» позвал читателей в «дорогу», заставил ближе познакомиться с творчеством Бронштейна. Хотя б на просторах интернета. Потому что свои книжки с замечательными стихами Борис Семенович не издает большими тиражами (кстати, все на свои деньги),  не продает.         

А теперь не  о пародиях и  юморе, о серьезном ― о журналистике,  которой Борис Бронштейн  посвятил немало себя. Не буду перечислять всех СМИ, где ему пришлось работать. Напомню лишь о небольшом отрезке его жизни, когда в 90-е годы он трудился в газете «Казанские ведомости», и в это время летом замещал ушедшую в отпуск Любовь Владимировну Агееву.

Автор этих строк благодарна мэтру за дружеское отношение ко мне¸ тогда еще не зрелой и не очень опытной журналистке. Но упрямой, со своим особым откровенным эмоциональным стилем, про который говорили, что так не пишут…

Помню, как Бронштейн защищал меня на редакционных летучках, как помогал придумывать заголовки к материалам.  Один из них, просто гениальный, остался в памяти на всю жизнь  - «Самая печальная историям – это история болезни ребенка» ―  о больных детях из отделения гематологии в ДРКБ.  

И еще одну забавную и в то же время грустную историю, связанную с Борисом Бронштейном, хочу сегодня вспомнить. Августовский  путч 1991 года подвел общество к самому краю пропасти, страна замерла в страхе и неведении. У меня у самой сердце замирало ― в семье двое маленьких детей, что с ними будет!..

После сдачи номера в печать пошли с Борисом Семеновичем в магазин, и он стал убеждать, что нужно хлебом запастись, что приходят тяжкие времена. И я взяла 7 буханок. Дома муж встретил меня   как сумасшедшую…

Путч продержался совсем недолго. Хлеб пошел на сухари. А я до сих пор гадаю ― была ли это грустная шутка Бориса Бронштейна, или трагический  прогноз, который, к счастью, не сбылся…

 Душно и темно в моем вагоне,

 За окном маячит стоп-сигнал.

 Я за счастьем бросился в погоню,

 Я его догнал и перегнал…

 Что теперь искать в судьбе прорехи,

 Вспоминать друзей, врагов, семью.

 Как бы мне случайно не проехать

 Станцию последнюю мою…

Уж не знаю, насколько на самом деле перегнал Борис Семенович свое счастье, но он оно точно не осталось где-то на полустанке, а догнало, вцепилось и до сих пор шагает вместе со своим хозяином.

А уж последняя станция… Да ну ее¸ она еще далеко-далеко!

R.S.   И напоследок пожелание. В наше непростое, беспокойное время всем нам не хватает, как солнца зимой, улыбок, задорного блеска в глазах, оптимизма, простых и смешных откровений. И как же кстати оказался  вечер, который был недавно устроен Борисом Бронштейном в Доме-музее Василия Аксенова!                    

ОТ ЛЮБОВИ АГЕЕВОЙ

Не могу не воспользоваться служебным положением и не добавить несколько слов о Борисе Бронштейне от себя.

Я знаю его не столько, как популярного юмориста, как талантливого журналиста, читающего почти всё, что он написал, а это были и фельетоны в журнале «Чаян», и острые аналитические материалы в «Известиях» и «Новой газете», где он работал в последнее время.

В «Казанских ведомостях» у него было две рубрики: сначала «Борис, ты не прав», потом «Доживем до понедельника». Само его присутствии в нашей редакции для молодых, большей частью начинающих журналистов было очень важным.

Журналисты газеты «Казанские ведомости»

А как он писал! Могу вспомнить небольшой комментарий из декабря 1992 года, когда граждане СССР не могли не заметить, что их большой стране нет уже 12 месяцев. Комментарий Бориса Бронштейна с заголовком «Великий помин» сопровождал коллаж Владимира Зотова – на большой карте Советского Союза он сфотографировал стакан с водкой, накрытый кусочком черного хлеба. В целом получилась впечатляющая публикация.

Меня всегда восхищал стиль материалов Бронштейна, яркий, метафорический. Он был таким в фельетонах, что понятно. Этот жанр требовал особого языка. Жаль он не пережил перестройки и гласности.

Но даже его материалы на вполне серьезные темы поражали  удивительной выразительностью. Я учила на них своих студентов на кафедре истории и связей с общественностью КНИТУ-КАИ.

Как-то я попросила их выписать из текста фрагмент юмористического рассказа «Салатные блюзы» все слова и фразы, которые обладали особой выразительностью, и быстро поняла, что студенты в затруднении. Пришлось ограничить работу одним абзацем, поскольку выписывать приходилось практически каждое слово.

Приведу самопрезентацию Бориса Бронштейна в номере «Казанских ведомостей» за 1991 год. Я тогда попросила всех журналистов представить себя читателям. И вот что написал он:

«На сегодняшний день я БОМЖ, то есть человек без определенного места в журналистике.

Двадцать лет я бурно печатался в различных изданиях – от «Футбола – Хоккея» до «Известий», выиграл несколько всесоюзных конкурсов юмористов, наполучал различных медалей и дипломов, как хороший бульдог, и вот оказался в газете, которая, собственно, еще не газета, и место в ней – еще не место.

Что ждет от меня читатель нового издания? А может, их уже двое? А то и трое! Как никак, подписка объявлена.

Читатели, наверное, ждут от меня поменьше слов, побольше дела. Поменьше слов – это я могу. Я вообще ленюсь искать какие-то новые слова и норовлю использовать те, которые уже найдены трудолюбивыми людьми. К примеру, беру лозунг «Коммунисты всегда там, где трудно». Переставляю слова и получаю «Где коммунисты – там всегда трудно».

Смешно? Не смешно! Тогда так и напишите в редакцию: «Борис, ты не прав!». Кстати, именно так будет называться рубрика, под которой я намерен печататься в «Казанских ведомостях – газете, стоящей, как вы уже догадываетесь, на пороге невиданной популярности и бешеного финансового успеха. Тьфу, тьфу, чтобы не сгладить, постучим по деревянному рублю.

Борис БРОНШТЕЙН, фельетонист

«Казанские ведомости», 8 августа 1991 года

На творческом вечере Борис получил от известного казанского фотомастера Владимира Зотова, который тоже работал в «Казанские ведомостях»,  кипу фотографий, сделанных им в разное время и в разных местах. Думаю, о некоторых из них Бронштейн даже не знал. Володя любит делать такие подарки.

Фото Розы Садриевой

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить