Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Апрель 2024 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
  • 1960 – Постановлением Совета министров РСФСР создан Раифский заповедник

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Роскошь и изысканность Востока

9 января 2002 года в трех залах научно-культурного центра «Казань» открылась выставка «Искусство ислама», представляющая Государственный Эрмитаж и местные музейные собрания.

Местом экспонирования очередной исламской выставки Эрмитажа не случайно была выбрана Казань. Конечно, прежде всего, сыграли свою роль две юбилейные даты – 1000-летие Казани и 300-летие Санкт-Петербурга.

Во многом помогло культурному сближению двух городов организация в столице Татарстана двух выставок из коллекций Государственного Эрмитажа, работавших здесь ранее, которые вызвали большой зрительский интерес.

Эта выставка – событие не рядовое. Ее значение далеко выходит за рамки эстетических задач. Две экспозиции объединены одной идеей – необходимостью и возможностью мирного сосуществования и сотрудничества разных культур. Значимость такого подхода в последнее время возросло. Здесь художественные цели и политические задачи смыкаются.  

На выставке в НКЦ «Казань» это мог увидеть каждый

Выставка сокровищ мусульманского искусства Государственного Эрмитажа в сочетании с памятниками искусства ислама Поволжья даст жителям Татарстана и России возможность достаточно полно представить все многообразие мусульманского искусства. Оно дорого нам тем, что в течение тысячелетия несет человечеству разум и мудрость, преклонение и восхищение перед чистым и возвышенным, к чему вечно стремится душа человека.

М.Ш. ШАЙМИЕВ, Президент Республики Татарстан.

Церемония открытия выставки. Президент РТ М. Шаймиев и генеральный директор Эрмитажа М. Пиотровский 

Выставка «Искусство ислама» из Государственного Эрмитажа в сочетании с памятниками из собраний казанских музеев призвана по-новому раскрыть философию, эстетику и место ислама в духовной жизни нашего народа. Несомненно, выставка станет заметным явлением в культурной жизни города и будет одним из ярких событий в череде разнообразных мероприятий по подготовке тысячелетнего юбилея Казани, который будет отмечаться в 2005 году.

К.Ш. ИСХАКОВ,

председатель Казанского Совета народных депутатов,

глава администрации города Казани

  В рамках региональной культурной программы России несколько лет назад был задуман проект выставки памятников искусства ислама, который был поддержан Президентом Татарстана М.Шаймиевым и главой администрации города Казани К.Исхаковым. Подобная выставка была показана в 1999 году в Амстердаме, потом, в 2000 году, в самом Эрмитаже – и везде имела большой успех.

Эрмитажная выставка по посещаемости заняла второе место в рейтинге художественных выставок во всем мире. Словно люди, узнав про очередной террористический акт, устремлялись в музей, чтобы понять, что же это такое – ислам и так ли он опасен, как утверждают политики.

Местом экспонирования исламской выставки в 2002 году не случайно была выбрана Казань. Конечно, прежде всего, сыграли свою роль две юбилейные даты – 1000-летие Казани и 300-летие Санкт-Петербурга. Во многом помогло культурному сближению двух городов организация в столице Татарстана двух выставок из коллекций Государственного Эрмитажа, которые вызвали большой зрительский интерес. Это и понятно: в современном Татарстане ислам переживает период возрождения не только как религиозная система, но и как составная часть общественно-политической и духовной жизни татарского народа.

Этот факт подтверждается возрастающим интересом людей к истории и культурным традициям своего народа, осознания ими своего места в мире как представителей исламского сообщества. На разных ступенях развития Российского государства в нашем крае сохранялись и развивались исламские традиции, что, впрочем, не помешало сохранить мирное сосуществование народов и конфессий. Мусульмане Поволжского региона внесли значительный интеллектуальный вклад в становление российского полиэтнического и поликонфессионального общества.

Выставка работала в НКЦ «Казань». Церемония открытия

Цель выставки, заявил М.Пиотровский на пресс-конференции 9 января, – показать общность этических воззрений мусульман. Выставка призвана продемонстрировать целостность и универсальность мусульманского искусства, и в то же время передать его родство с другими художественными системами и эстетическими представлениями и образами мира. Ее задача – показать те общие и особенные черты художественного языка, которые объединяют искусство очень разных по традициям стран, и определить источник этого единства. Этим источником как раз и оказывается религия – ислам.

Издревле Восток был заветной мечтой европейских путешественников. Он манил своей роскошью, изысканностью, таинственной утонченностью. Восточные товары – всевозможные ткани, пряности, благовония ценились в Европе на вес золота. Не случайно все необычное, будь то причудливый орнамент из геометрических фигур и стилизованных листьев и цветов или изящное музыкальное сочинение европейцы называли арабесками.

Выставка для многих стала новым открытием ислама. Как оказалось, многие из нас имеют о нем не только самые общие, но порой и далекие от истины представления. Например, достаточно распространенным даже у нас в Татарстане является мнение о том, что Коран запрещает художнику изображать людей и животных. Знающие люди поясняют, что такого запрета в Священной книге мусульман нет.

Значит, речь может идти о конкретных интерпретациях, связанных с региональными или временными особенностями развития исламского искусства. Как в истории с паранджой. В одних мусульманских государствах женщина не может показаться людям без этого головного убора, а в нашем крае паранджу никогда не носили, здесь носили калфак, не закрывающий лица.

Мусульманская религия, история которой насчитывает уже 14 веков, имеет разные направления. В Иране, Ираке, части Афганистана и Азербайджана распространен шиизм, который допускает изображение людей и животных. У турков, арабов и татар основное внимание художников направлено на орнамент.

Мы находим на выставке немало художественных памятников, причем высочайшего уровня, которые дают представления о самом разном исламе. Среди них – вазы с изображением лошадей, фаянсовые блюда с птицами и рыбами.

В исламской культуре древних татар вы не найдете скульптурных изображений. По словам известного казанского искусствоведа Розалины Шагеевой, запрет объясняется тем, что человек не может брать на себя функции творца живых существ – Аллаха. Как утверждают богословы, в судный день изображения живых существ будут требовать вдохнуть в них душу, и потому художник подвергнется мучениям.

Строгий монотеистический дух ислама определил стремление не изображать живые существа в тех ситуациях, когда они могли стать «идолами», отвлекать человека от поклонения Единому и Единственному Аллаху. Там, где такой опасности не возникало, изображения допускались. Данный принцип привел к необыкновенному расцвету неизобразительного, абстрактного искусства. Удивительные по красоте орнаменты в виде надписей, виноградных лоз арабески и сложных геометрических фигур не просто радовали глаз, но и отражали философские принципы бесконечности и многообразности. На язык искусства переводились богословские понятия и мистические настроения суфиев.

Искусство воплотило и другое важное положение ислама – предвестие рая, который ожидает верующего. Ислам, в целом проповедуя необходимость покорности Богу, более акцентирует внимание на райских радостях, ожидающих послушных, чем на ужасах ада, уготованных строптивым. Мусульманское искусство своей пышностью, богатством узоров, блеском и красотой напоминает мусульманину о тех райских садах, где роскошь и блеск будут не частью бренной приземленности, а выражением высочайшего духовного блаженства.

Нельзя не учесть, что в каждой культуре параллельно существуют как бы два направления, связанные с богословской темой – официальное, например, христианская иконопись, и светское – мирские картины с изображением Бога, святых и ангелов.

Газета «Время и деньги» привела мнение археолога и специалиста по этногенезу татар Руслана Аблаева: у каждого народа – свой ислам, и одно дело – мечеть, другое – частный дом. Искусство изображения живых существ берет начало еще в доисламском периоде.

Как видно, даже строгие запреты не мешали художникам обращаться к образам людей и животных. Выставка концентрируется на тех аспектах искусства, в которых можно видеть отражение духовных принципов. Это никак ее не обедняет, ибо в мире ислама, где светское и духовное не разделено, все бытовое имеет и духовную суть, всякая земная радость предрекает радость небесную, а всякий узор есть и символ бесконечного. В наше неспокойное время, несомненно, у выставки есть еще одна задача.

Экспозиция из Эрмитажа интересна не только мусульманам, но и людям других вероисповеданий, прежде всего православным христианам, с которыми татары живут дружно уже много веков. Война в Чечне, конфликт между палестинцами и евреями, разрушение двух башен-»близнецов» в Нью-Йорке, которые символизировали несокрушимость западной цивилизации, в последние десятилетия ХХ века заметно теснящей цивилизацию восточную, – все это способствовало тому, что в мире сложился негативный образ ислама.

Президент РТ М.Шаймиев, открывая выставку «Искусство ислама» в научно-культурном центре «Казань», подчеркнул ее своевременность и важность именно с этой точки зрения.

В ходе научного симпозиума, состоявшегося в НКЦ «Казань», задача была обозначена более конкретно – в условиях исламофобии, вызванной современными террористами, исповедующими ислам, необходимо создать иной имидж ислама как религии гибкой, способной приспособиться к условиям нового времени.

Эта выставка Эрмитажа в Казани – событие не рядовое. Ее значение далеко выходит за рамки эстетических задач. Две ее экспозиции объединены одной идеей – необходимостью и возможностью мирного сосуществования и сотрудничества разных культур. Значимость такого подхода в последнее время возросло. Здесь художественные цели и политические задачи смыкаются.

Организация подобных выставок способствует консолидации музейного сообщества в целях изучения и пропаганды культурного наследия России и ее регионов. Экспонирование столичных и региональных предметов из музейных собраний способствует более глубокому представлению об общих и местных традициях в исламском искусстве, где общие черты отражают религиозное своеобразие искусства мира классического ислама (абстрактность, декоративность, детализация, благопожелательность и многое другое), а частные выявляют своеобразие историко-культурного развития региона и его населения, национальных и эстетических традиций.

Во время пребывания в Казани заведующая отделом музеев Министерства культуры РФ А.Колупаева сообщила о новом культурном проекте, который может стать детищем всего музейного сообщества России. Уже начата разработка концепции выставки, посвященной культуре Золотой Орды, которую составят памятники не только из столичных, но и многих региональных музеев.

Учитывая противоречивость суждений об этом историческом этапе, выставка сможет быть полезной не только своей экспозиционной сущностью, но и возможностью с ее помощью всесторонне проанализировать золотоордынское государство, его связи с другими странами и народами с учетом всех точек зрения и имеющейся информации.

В рабочую группу по подготовке выставки «Искусство ислама» со стороны Эрмитажа входили заместитель директора по выставкам и развитию В.Матвеев, заведующий отделом культуры и искусства народов Востока Г.Семенов, научные сотрудники этого отдела А.Адамова, С.Адаксина, А.Иванов, заведующая сектором документальной подготовки выставок Эрмитажа О.Ильменкова.

Создание раздела «Памятники древнего и современного исламского искусства из собраний музеев Республики Татарстан» легло на плечи научных сотрудников двух музеев – Музея национальной культуры НКЦ «Казань» и Национального музея РТ, конкретно на Р.Шагееву, Г.Саттарову, И.Мингазову, С. Измайлову, Г.Назипову, Г.Милашевского.

При организации экспозиции был использован опыт выставки «Ислам и духовная культура татарского народа» в Музее искусства народов Востока» (Москва), посвященной 1400-летия принятия ислама на Руси. Выставка расположена в трех залах научно-культурного центра «Казань».

Экскурсию полезно начать с экспозиции Государственного Эрмитажа, затем через галерею «Ренессанс» и торец Мраморного зала, где демонстрируются шамаили, пройти в зал второго этажа, знакомство с которым начать от большого живописного полотна, которое занимает всю стену справа от входа.

 МУСУЛЬМАНСКОЕ ИСКУССТВО В КОЛЛЕКЦИЯХ ЭРМИТАЖА

В первом разделе казанцам представляется редкая возможность лицезреть материальные памятники исламской культуры, хранящиеся в разных коллекциях и отделах Эрмитажа. Экспонаты представляют культуру разных стран и регионов, в силу чего посетители могут видеть как общие черты мирового культурного наследия ислама, так и образцы искусства отдельных составляющих его культур.

Как рассказывает Михаил Пиотровский, великий музей мировой культуры обладает одной из лучших в мире коллекций мусульманского искусства. В ней представлены все периоды истории, от позднеомеядского до современного. Она охватывает и почти все области распространения ислама, но особо – Иран, Среднюю Азию, Индию и Турцию. Эрмитаж хранит знаменитые на весь мир шедевры. Среди них – старейший персидский ковер работы Али Нушабади, бронзовая фигура орла работы мастера Сулеймана, миниатюры Риза-йи Аббаси, водолей Али ибн Мухаммада ибн Абу-л-Касима, египетские изделия из горного хрусталя, кинжал мастера Хасана и многое другое.

У этой коллекции своя история, интересная и поучительная. Первые мусульманские памятники попадали в Россию (сначала во дворцы, а потом в Эрмитаж) в составе дипломатических даров, отражавших активную политику Российской империи на Востоке. Некоторые были куплены Петром Великим и хранились сначала в его любимой Кунсткамере.

Особым событием стали дары посольства персидского шаха Надира 1741 года, которое было направлено им в Петербург после сокрушительной победы над империей Великих Моголов в Индии. Привезенные сокровища поразили жителей столицы не меньше, чем сопровождавшие посольство слоны.

Эрмитаж возник в 1764 году. Первоначально исследователи исламской культуры делали акцент на собирании монет. Сегодня музей хранит около 150 тысяч монет мусульманских династий. Обработкой этой уникальной коллекции занимались крупнейшие ученые с мировыми именами. Множество проблем истории стран ислама было поставлено и решено на материале эрмитажной нумизматической коллекции.

Екатерина Великая очень любила резные камни. В ее личном собрании было немало камней с арабскими надписями. Сегодня в Эрмитаже есть около 700 печатей и амулетов. Замечательные коллекции поступили в Эрмитаж в XIX веке. Среди них особое место занимает собрание мусульманского оружия, переданное из Царскосельского арсенала, основанного Николаем I. Изумительные кинжалы и сабли, произведенные в Иране, Турции и Индии, сверкают драгоценными камнями и прекрасно передают характерные черты искусства ислама.

Коллекция памятников мусульманского Египта была приобретена для Эрмитажа В.Г. Боком. Раскопки русских археологов сделали музей обладателем богатейшей коллекции памятников Золотой Орды, что позволило начать и продолжить изучение своеобразной и развитой культуры этой мировой державы, возникшей в результате монгольских завоеваний.

Из разных частных коллекций в музей поступили замечательные образцы иранских фаянсовых изделий. XX век придал собиранию мусульманских памятников особый характер. После Октябрьской революции в Эрмитаже был создан отдел Востока.

Выставки искусства ислама «Мусульманские изразцы» и «Мусульманский Восток» стали его первыми достижениями. Могучая энергия заведующего этим отделом, а потом и директора Эрмитажа – академика И. Орбели способствовала быстрому росту коллекции. В Эрмитаж влились также большие коллекции бывшего музея Центрального училища технического рисования барона А.Л. Штиглица и изумительная коллекция бронзовых изделий из Академии истории материальной культуры.

Собирание многих памятников в мусульманских регионах России после революции спасло их от весьма вероятного уничтожения в ходе политической и идеологической борьбы. Важным источником пополнения коллекций стал дагестанский аул Кубачи. Знаменитый центр ювелирного искусства был также и центром собирательства художественных изделий. Там были приобретены для Эрмитажа прекрасные образцы тканей, изделий из бронзы, каменные рельефы.

Археологические экспедиции Эрмитажа также поставляли в музей новые экспонаты. В Эрмитаже (если не считать монеты) хранится около 30 тысяч памятников искусства стран ислама. Они выставляются согласно географическому принципу, показывая тем самым локальные особенности искусства отдельных областей и их связи с многовековыми традициями на родной почве. Наиболее полно представлены в музее художественные школы мусульманского Ирана и Турции.

Богатство данных коллекций объясняется соседством этих государств с Россией и является результатом долгих и тесных связей между ними. Особо значима коллекция Золотой Орды. Многие районы мусульманского мира представлены небольшими, но исключительными по качеству материалами. Это можно, к примеру, сказать об изделиях из слоновой кости, созданных в Сицилии или в Южной Италии.

Как отмечается в пресс-релизе, подготовленном оргкомитетом выставки «Искусство ислама», Эрмитаж показывает произведения искусства народов мусульманского Востока в целостном виде – по странам и культурным регионам в исторической последовательности. Казанцы уже имели возможность познакомиться с двумя выставками: «Сокровища хана Кубрата» (1997 г.) и «Сокровища Золотой Орды» (2000 г.).

Масштабная по территориальному и временному охвату экспозиция в НКЦ «Казань» включает в себя 145 произведений декоративно-прикладного, архитектурно-монументального и книжного искусства, произведений керамики, торевтики, ковроделия, охватывающие огромный отрезок времени от VII до XIX веков и представляющие различные художественные центры мусульманского мира от Испании и Италии до Северной Индии.

Ханская шапка

Выставка призвана, с одной стороны, продемонстрировать целостность и универсальность мусульманского искусства как мирового явления, а, с другой – его родство с всеобщим культурным наследием, с другими художественными системами, эстетическими представлениями и образами мира.

Выставка, рассчитанная на широкого зрителя, строится на создании замкнутых пространств, вмещающих произведения, соответствующие определенным сферам мусульманского образа жизни, без хронологии их создания. Мы видим Мечеть, Дворец, Мавзолей, Сад, Рай, знакомимся с явлениями мусульманского мира: паломничество, Слово, Коран, исламский мистицизм…

Выставка основана на культурно-исторических художественных понятиях и образах, носящих вневременной, философский характер, без дидактического выделения веков, династий и регионов. Сердцевиной первого раздела являются великолепно сохранившиеся и переписанные в разных странах списки рукописного Корана XV-XIX веков, образцы каллиграфии и книжной миниатюры Ирана и Средней Азии XVII-XIX веков, футляры для Корана, резные деревянные подставки для книг (рахле), гравированные и орнаментированные чернильницы и каламданы (пеналы), составляющие, в совокупности, целый интеллектуальный декоративно-орнаментальныйкомплекс книги.

На выставке представлены также украшавшие интерьеры и экстерьеры мечетей фаянсовые, терракотовые изразцы в форме панно и различных деталей из художественных центров Ирана и Средней Азии XIII-XIV веков (Самарканд, Шах-и-Зинда), глазурованные, глиняные блюда и сосуды из Турции и Мавераннахра (Изник, Самарканд, Бухара, Риштан), а также резные архитектурные детали мечетей и надгробий городов государства Золотая Орда (Крым, Солхат, XIV в.).

Большое место в экспозиции заняла редкостная коллекция мусульманской бронзы, выполненная в форме различных животных (курильницы, водолеи, ароматницы, светильники, IX-XII вв.), кашкули дервишей, подносы и кувшины, а также драгоценное, инкрустированное золотом, серебром, драгоценными камнями и изречениями, восточное оружие: сабли, ножи, фрагменты доспехов, щиты, бунчуки, шлемы XVI-XIX вв. из Стамбула, Хивы, Кубачи, Джайпура, Исфахана, кинжалы из Закавказья, Марокко, Индии.

Выставку по-своему одухотворяют прозрачные стеклянные средневековые лампы из Сирии, Египта XIV-XV веков, несущие мистический смысл как «свет Аллаха». Они украшены арабесками и драгоценными камнями. Резные ларцы и пластины из слоновой кости родом из Сицилии и Южной Италии привносят дух экзотики и печать «мавританского стиля» (XI-ХIII вв.).

Экспозицию завершают праздничные среднеазиатские сюзане из шелка и хлопка, а также яркие полихромные ковры Туркестана. Особое внимание привлекает персидская живопись XVII века. В диптихе «Пиршество на лоне природы» (гуашь) Ризы-йи Аббаси сконцентрирована восточная философия райского наслаждения земной жизнью. Даже сабли и кинжалы, щедро инкрустированные бриллиантами, изумрудами, бериллами и жемчугом, не воспринимаются как грозное оружие. В прошлом это прежде всего – символ богатства, для нас – бесценные шедевры искусства.

Гордость Эрмитажа – знаменитая ваза Базилевского XIII века. Cвоими огромными размерами она демонстрирует материальную и духовную мощь Востока. Уникальная выставка дает возможность насладиться восточной роскошью. Это и разнообразные коллекции посуды, и керамика, и ювелирные украшения, и многочисленные курильницы из бронзы в виде фазана, петуха, коровы, орла. Памятники мусульманского искусства раскрывают образ истинного Ислама, который, по словам Михаила Пиотровского, «взывает к тем же ценностям, что и христианство, но пророчествует свои заветы с другими акцентами».

ПАМЯТНИКИ МУЗЕЕВ ТАТАРСТАНА

Раздел «Памятники древнего и современного исламского искусства из собраний музеев Республики Татарстан» составляют коллекции, связанные с историей и культурой татарского народа. Это логическое продолжение первой экспозиции.

Экспонаты второго раздела в количестве 684 единиц хранения позволяют представить культуру мусульманского Поволжья как самобытное и уникальное явление обширного исламского мира, проследить за этапами ее развития и эволюции.

В создании экспозиции объединили усилия Национальный музей РТ, Музей национальной культуры при НКЦ «Казань», Государственный музей изобразительных искусств РТ, Болгарский государственный историко-архитектурный музей-заповедник, Музей-заповедник «Иске-Казан», Национальная библиотека РТ, Научная библиотека имени Н.И. Лобачевского Казанского государственного университета, Институт языка, литературы и искусства имени Г.Ибрагимова Академии наук РТ и Фонд «Туран».

Ислам в Среднем Поволжье до недавнего времени был исследован достаточно слабо. По мнению С. Измайловой, причина этого – в установившейся традиции, согласно которой Поволжье представлялось ученым как бы периферией мусульманской цивилизации и не считалось территорией классического ислама. Экспонаты, представленные на выставке, дают общую картину исламской культуры в крае.

В памятниках быта и искусства отражено ее своеобразие в виде синтеза черт классического ислама и местных исторических традиций. Среднее Поволжье исстари являлось своеобразным географическим регионом, где в соседстве с языческими племенами и крупным христианским государством шло формирование государства волжских булгар и национальной культуры татарского народа.

Принятие ислама, тесные политические и экономические контакты со странами мусульманского мира, распространение арабской письменности определили в X-XVI веках развитие самой северной мусульманской цивилизации Восточной Европы, где под влиянием исламских традиций и искусства шло формирование собственной системы духовно-эстетических ценностей. Хотя общность мусульманского мира, обусловленная религиозно-философским мировоззрением, приверженностью эстетическим канонам и идеалам, определяла единые традиции в исламском искусстве как во времени, так и в пространстве, тем не менее, искусство в Среднем Поволжье, наделенное определенными унифицированными чертами, имело собственное региональное развитие.

Факт мирного принятия ислама Волжской Булгарией в эпоху своеобразного восточного Ренессанса в арабо-мусульманском мире (922 г.) и особая государствообразующая и просветительская роль новой религии в истории булгаро-татарского народа способствовали глубокому укоренению и широкому ее распространению среди предков современных татар, формированию в них признаков религиозной аутентичности. Булгария стала эпицентром распространения ислама в Поволжье и Восточной Европе.

Многие археологические предметы (замки, бронзовые зеркала с изображениями животных, височные подвески с фигурками птиц, поясные золотые наборы с личинами и образами фантастических животных, матрицы и накладки с растительным и геометрическим орнаментом и пр.) показывают, как поглощаются старые, основанные на тотемизме и анимизме древние верования, взамен которых формируется новая система духовно-эстетических ценностей, в основе которых – слово Аллаха, божественный орнамент, каллиграфия.

Включенные в экспозицию предметы торевтики (бронзовые подсвечники, кувшины и чаши с гравированными арабскими надписями),нумизматика свидетельствуют о глубоком проникновении ислама в быт и культуру булгар и о развитии региона в контексте общеисламских тенденций.

Общее в искусстве мусульманских и других народов рождено прежде всего сходством окружающей среды. На выставке представлены экспонаты, иллюстрирующие общее восприятие мира. По мнению исследователей, в Х-ХIII веках в Волжской Булгарии предметы мусульманского искусства были прежде всего связаны с городской художественно-ремесленной культурой, отражавшей вкусы и потребности господствующих социальных слоев булгарского общества. Именно в городах шло распространение предметов быта и искусства, характерных для исламского мира (замки с благопожелательными надписями, перстни и браслеты с владельческими надписями, бронзовые зеркала с арабесками, поливные чаши).

Нельзя не отметить также целой серии бронзовых стилизованных фигурок животных – лошадей, баранов, барсов и собак. Фигурки животных трактуются статично, без какой-либо динамики и декоративно стилизованы. Поверхность их часто покрыта циркульным орнаментом. Подобные замочки, как известно, были широко распространены в мусульманском мире от Северной Африки до Хорезма, и это – важное свидетельство широких контактов Булгарии именно с этой цивилизацией. Часть этих замочков была привозной, но часть, очевидно, изготавливалась местными ремесленниками.

Распространение подобных предметов способствовало развитию орнаментального направления в булгарском искусстве, где одновременно с художественным орнаментом возникает и получает в дальнейшем широкое распространение каллиграфическая орнаментальная традиция. Одновременно широкое распространение продолжали сохранять предметы бытового и художественного характера, отражавшие образы и традиционные черты тюркской и местных культур (изображения птиц, животных, фантастических существ) в виде украшений на посуде, деталей парадной одежды, женских украшений, амулетов и пр. Своеобразием искусства домонгольского периода является сосуществование образцов исламской художественной культуры и изделий с образами традиционной культуры, встроенными, однако, в систему исламских представлений и часто выполненных в условно-декоративной форме, характерной для изобразительной трактовки мусульманского искусства.

Живописное панно «Золотая Орда», украшающее интерьер экспозиции, в обобщенно-монументальной форме показывает тот этап развития поволжской цивилизации, когда идет окончательное становление ислама в крае. Средневековая культура татар развивается в рамках такого обширного государства, как Золотая Орда, с тяготением к всемирным центрам арабо-мусульманской культуры.

Происходит слияние степных, кочевых и оседлых земледельческих традиций при сохранении местных, исконных, при невиданной интеграции культурных тенденций. В этот период продолжается процесс урбанизации Поволжья и расцвет городов Нижнего Поволжья и Средней Волги (Сарай-Бату, Сарай-Берке, Болгары, Солхат, Ургенч и др.). Мусульманская культура накладывает зримый отпечаток на архитектурный облик городов и сооружений, о чем свидетельствуют представленные в экспозиции изразцы, архитектурные детали облицовок, фрагменты надгробий из городов Нижнего Поволжья и Булгар.

Особое развитие в золотоордынских городах получил орнамент: геометрический, цветочно-растительный, арабесковый. Основой для складывания имперской надэтничной золотоордынскойкультуры стал симбиоз различных элементов.

Ислам продолжал существовать и развиваться в Поволжье, и постепенно, по мере роста городов и становления городской цивилизации, исламская культура начинает доминировать. Все больше представителей тюрко-монгольской знати переходит в ислам.

Исламской ориентации ханов Улуса Джучи способствовал также военно-политический союз с Египтом, где правили тюрки и мусульмане мамлюки – выходцы из Дашт-и Кыпчака. Перелом наступает в 1314 году, когда к власти приходит при поддержке исламской столичной верхушки и кочевой аристократии Узбек-хан. С этого момента исламская цивилизация становится определяющей силой в политическом и культурном развитии Улуса Джучи. Средневековое татарское государство становилось центром ислама на севере, недаром арабские дипломаты уважительно называли ханов из рода Джучи (сына Чингисхана), правящих в Золотой Орде, «мечом ислама в северных землях».

Характерными чертами декоративно-прикладного искусства Золотой Орды являются орнаментальность, полихромность в использовании цветовой гаммы, наличие арабесковых мотивов и т.д. Под влиянием мусульманских воззрений именно орнамент был особым способом художественного выражения исламского мировоззрения и эстетических идеалов. Он достиг высокой степени совершенства, и все типы орнамента – цветочно-растительный и геометрический – стали элементами художественного оформления. Даже каллиграфия сама по себе стала выполнять художественные функции.

Ярким примером являются поливные изразцы и декоративные детали архитектурных сооружений XIV-XV веков, которые придавали восточный колорит внутренним интерьерам и фасадам зданий. Золотоордынские майолики с подглазурной росписью, декоративные элементы с куфическими надписями и другие архитектурные детали булгарских зданий отражали общие традиции мусульманского искусства. Дополнительными украшениями служили предметы быта, изготовленные в Средней Азии, Иране и других восточных государствах – бронзовые подсвечники, кувшины с гравированными благопожелательными надписями, поливная посуда изящных форм с узорными изображениями и пр.

Керамика, особенно поливная (глазурованная) посуда – яркое и характерное явление золотоордынской цивилизации. Можно сказать, что эта полихромная бытовая посуда наиболее ярко отражала синкретизм культуры городов Улуса Джучи, а в силу массовости и распространенности выражала моду и вкусы средневековых татар. Вся посуда по характеру керамики делится на красноглиняную и кашинную, среди которой наиболее всего выделяются изделия с подглазурной и надглазурной росписью.

По большей части поливная посуда была украшена геометрическим и цветочно-растительным орнаментом. Реже встречались зооморфные сюжеты. Особым видом памятников исламского искусства являются надгробные (надмогильные) камни Среднего Поволжья, где орнамент надвершия в виде розетки сочетается с надписями, выполненными различным каллиграфическим почерком. Декоративные функции каллиграфического орнамента прослеживаются на примере нумизматического материала, где возможность разных написаний букв создавала различные вариации оформления монетных легенд.

В эпоху Казанского ханства татарское мусульманское искусство достигло своего расцвета. К сожалению, памятников истории и культуры XV-XVI веков (1445-1552) сохранилось крайне мало. Сохранившиеся гравюры и рисунки путешественников показывают столицу ханства – Казань как типичный мусульманский город с комплексами мечетей и минаретов, тюрбе и караван-сараями, дворцами правящих ханов и карачи, мавзолеями знати и библиотеками, как город мусульманской учености и литературы.

До нас дошли такие высокохудожественные образцы культуры этого времени, как: «Казанская шапка» XVI века, трон казанских царей (находится в Оружейной палате Московского Кремля), ювелирные пояса, саадаки для лука, керамические светильники, а также медный винный кувшин XVI века, ассоциирующийся с формой утки, уплощенные бока которого выполняли функцию книги.

Раритетом этой эпохи является оригинал парсуны «Сююмбика с Утямыш-Гиреем», известной в копиях XVIII-XIX веков, представленной на выставке вариацией XVII века. На выставке представлена копия-реконструкция выдающейся реликвии казанских ханов – «Шапка-корона», выполненная современными ювелирами Ш.Хаялиевым и Ш.Латыповым. К этой поре относятся также дошедшие до нас образцы рукописной книги казанских собраний, главная из которых – Коран. Уникальную ценность представляет подборка печатей из коллекции Национального музея Республики Татарстан, где резьба на полудрагоценных камнях предстает в сочетании с традициями татарского ювелирного искусства и каллиграфии.

Становление общенациональной культуры татарского народа со сложившимися традициями в архитектуре, книгопечатании, декоративно-прикладном искусстве шло на основе городской культуры татар Поволжья и Приуралья. Центрами развития этой культуры были Казань и районы Заказанья, где исторически сформировались художественно-ремесленные центры с сохранением общенациональных традиций. Особую популярность среди городского населения получили кумганы с приземистыми формами и сливными носиками в виде конских и бараньих головок, характерными еще с булгарских времен.

Многообразные виды и жанры декоративно-прикладного искусства объединены на выставке вокруг комплексов татарского костюма и интерьера. Высокой музейной ценностью и научной значимостью обладают коллекции декоративно-прикладного искусства татар из фондов музеев республики. Они содержат произведения золотого и мозаичного шитья, тканые и вышитые предметы национального интерьера, набор ювелирных украшений. В обрядовых и бытовых изделиях, в оформлении предметно-пространственного мира выявляется синтез древнетюркских, ближневосточных и местных самобытных традиций, ставших общенациональными.

Среди изделий торевтов и ювелиров широкое распространение получили также крупные пуговицы из золота и серебра с филигранными и тисненными узорами, предназначенные для украшения костюма. Классические национальные традиции ярко представлены на выставке в образцах декоративно-прикладного искусства, которое охватывало почти все стороны жизни татарского общества.

Традиционный татарский костюм – неповторимый художественный ансамбль и всеобъемлющий этнокультурный образ, синтезирующий весь совокупный духовный и материальный опыт народа и его историю. За ним и фольклор, и ремесло, и повседневный труд, эстетический идеал и культурные связи.

Национальные костюмы (мужской, женский, детский) и большой комплекс ювелирных украшений из серебра и золота XIX – начала XX веков представлены Национальным музеем РТ, Музеем национальной культуры при НКЦ «Казань» и Музеем изобразительных искусств Республики Татарстан. На формах изделий, в характерном свечении драгоценных и полудрагоценных камней, в зелено-красной и бирюзово-рубиновой цветовой гамме, отложившейся в столетиях – печать Ислама, его символика.

Традиции татарского декоративно-прикладного искусства находят продолжение в современных образцах многодельного национального костюма и декоративных предметах быта, изготовленных современными мастерами, которые представлены коллекциями Музеем национальной культуры и фондом «Туран».

Визуальный ряд из опоясывающих экспозицию произведений современной исторической живописи с ретроспективными тенденциями, включая два свеже выполненных панно («Золотая Орда», «Шелковый путь. Начало Казани»), созданных татарскими художниками Казани, Уфы, Москвы, Санкт-Петербурга по заказу Музея национальной культуры НКЦ «Казань», вписывает обширную экспозицию в геополитическое и интеллектуально-духовное пространство Поволжья, способствуя более глубокому пониманию эстетических идеалов ислама в единстве мусульманского мира и явленного своеобразия региона.

 КНИГА КАК ПРЕДМЕТ ИСКУССТВА

Предметом особой гордости Национального музея РТ является единственный в Среднем Поволжье подлинный тарханный ярлык хана Сахиб-Гирея, скрепленный ханской печатью. Уникальный экспонат по исторической значимости – редкий список дастана «Гул ва навруз» XV-XVI веков узбекского поэта Хаджи Кирмани Лутфи.

В Казани известны пять крупных арабо-графических рукописных коллекций (КГУ, ИЯЛИ, Национальный музей РТ, Национальный архив РТ, Национальная библиотека РТ), и хотя ни одна из этих коллекций не имеет полного опубликованного каталога, их предварительный обзор позволяет получить представление о составе и особенностях этих коллекций и их значении как для истории духовной культуры татарского народа, так и для истории мусульманской письменной традиции в целом.

Среди рукописей встречаются сочинения, написанные на персидском, арабском и старотатарском языках. Лишь единичные экземпляры содержат миниатюрные изображения. Большую часть всех коллекций составляют рукописи списков хорошо известных сочинений общемусульманской письменной культуры, выполненные переписчиками татарских каллиграфических школ.

Исследователи отмечают, что более каллиграфическим почерком оформлены татарские рукописи на арабском языке. Рукописный материал дает много примеров существования каллиграфической традиции у татар. Свидетельством являются многочисленные списки Корана, выполненные четким насхом.

Именно рукописная книга во многом содействовала сохранению исламских традиций в XVII-XVIII веках, когда татарская культура Среднего Поволжья испытывала мощное воздействие со стороны Российского государства. С середины XIX века получает распространение татарское книгопечатание и идет возрождение восточного книжного декора с орнаментальными заставками, выполненными акварелью, твореным золотом и серебром. На выставке представлена специальная подборка коранов – 40 экземпляров.

Это книги рукописные, печатные, мемориальные, миниатюрные, уложенные в драгоценные футляры. В том числе самый древний в Татарстане Коран XIV века, представленный Институтом языка, литературы и искусства. Имя его переписчика известно – Габдулла казыя аль-Булгари. Тафсир из коллекции Национального музея РТ относится к 1501 году.

Восточная книга представлена на выставке украшенными миниатюрой списками иранских рукописных книг, в числе которых «Космография» Казвини XV века, «Хамса» Дехлеви XVI века и др. Рукописные книги, а позже печатная, религиозная и светская литература, изданная казанскими типографиями, способствовала охранительным тенденциям в татарской культуре Среднего Поволжья XVII-XVIII веков, когда она оказалась изолированной и испытывала разрушительное воздействие извне.

Более полный показ темы, связанной с рукописной книгой, хорошо бы представить в отдельной экспозиции при участии не только музеев, но и Национального архива РТ, Национальной библиотеки РТ, отдела редких рукописей и книг Научной библиотеки КГУ.   Вторая половина XIX века в татарском искусстве ярко представлена шамаилями – настенными панно с текстами сакрального, коранического содержания. Это время их появления и широкого распространения.

Экспонаты столь своеобразного вида арабографического искусства представлены на выставке в виртуозной, арабесковой форме, начиная с народных примитивов, выполненных на стекле с использованием разноцветной фольги и лаков, в контексте божественного орнамента, кончая печатными шамаилями – продукцией казанских типографий. Первые шамаили появились в городах Среднего Поволжья и Приуралья в виде живописных произведений религиозного содержания, выполненных на оборотной стороне стекла и подсвеченных фольгой.

С развитием татарского книгопечатания шамаили, изготовленные литографским способом, стали играть роль своеобразной энциклопедии, которая охватывала все стороны жизни верующего человека, начиная от образовательных сведений в области религии и истории и кончая сведениями по медицине и изобразительному искусству.

Изобразительный язык татарских шамаилей содержит набор стилизованных изображений и арабской графики, принимающей форму различных изображений. Со временем арабская графика стала играть доминирующую роль. На выставке отражены этапы формирования и типы татарских шамаилей.

Картины на кораническую тематику и шамаили, отображающие мир современного ислама в Татарстане и идущий здесь процесс возрождения духовной культуры татар Поволжья, выставлены в галерее «Ренессанс» и торце Мраморного зала НКЦ.  

Каталог выставки «Искусство ислама» – это солидный альбом, отпечатанный на хорошей бумаге в типографии «Финнреклама» (Финляндия) с оригинал-макета петербургского издательства «Славия».

Это уже не первое обращение казанцев к опыту специалистов-дизайнеров города на Неве. «Славии» были заказаны и другие каталоги, например, каталога выставки «Древняя Казань», которая проходила также в НКЦ «Казань» в июне-сентябре 1999 года, выставки «Сокровища Золотой Орды» (2000 г.).

В каталоге выставки «Искусство ислама» представлены статьи Президента РТ М.Шаймиева и главы администрации Казани К.Исхакова, а также научный труд Р.Хакимова, директора Института истории Академии наук РТ. и Р.Шагеевой, заместителя директора НКЦ «Казань» по научной работе, которые мы воспроизводим в этом номере «Казанских историй».

Но прежде всего каталог – это множество иллюстраций памятников исламского искусства, представленных в экспозиции. В альбоме можно увидеть далеко не каждый экспонат, однако абсолютно все экспонаты представлены в коротких по объему, но достаточных по содержанию статьях.

В каталоге читатель найдет необходимую информацию об организаторах выставки: фамилии членов организационного комитета, рабочей группы – представителей Санкт-Петербурга и Казани. Авторы каталожных описаний – С.Адаксина, А.Адамова, А.Иванов (Эрмитаж), Г.Назипова, О.Пиульская, Р.Шагеева (Казань).

Фото Василия АБРОСИМОВА

 НАШ СЛОВАРИК

В последнее время в книгах, причем не только специальных, в средствах массовой информации появилось много слов и словосочетаний, значение которых понятно далеко не всем. Зачастую присутствие одного такого слова может серьезно помешать восприятию текста. Наша газета также не может отказаться от использования непонятных слов, однако мы будем объяснять их значение, а если надо – и происхождение.  

Дастан – героическая или романтическая поэма значительного объема в фольклоре и литературе народов Ближнего и Среднего Востока. Излагается стихами, прозой или прозой со стихотворными вставками.

Дервиш – буквально: бедняк, нищий; член мусульманских суфийских братств; в более широком смысле – нищий.

Карачи (ударение на последнем гласном) – один из четырех правителей, входящих в диван – орган власти ханства.

Кашинная посуда – белоглинянная посуда из одноименного иранского города.

Кашкули – сосуды дервишей, которые они носили с собой во время скитаний.

Насх – один из видов арабского почерка.

Саадаки – кожаный футляр для лука.

Синкретизм – 1) слитность, нерасчлененность, характеризующая первоначальное, неразвитое состояние чего-либо; 2) смешение, неорганическое соединение разнородных элементов, например, в философии – сочетание противоречивых, несовместимых воззрений, в религии – различных культур и религиозных систем.

Суфизм – мистическое течение в исламе, сочетающее идеалистическую метафизику с аскетической практикой, учение о постепенном приближении через мистическую любовь к познанию Бога и слиянию с ним.

Тафсир – толкование Корана.

Твореный золотом – обработанный жидким золотом на рыбьем клее.

Торевтика – искусство ручной рельефной обработки художественных изделий из металла – чеканки, тиснения, отделки литых изделий.

Тюрбе– мавзолей.

Любовь АГЕЕВА

 В подготовке публикации были использованы пресс-релизы для прессы, каталог выставки «Искусство ислама», информационные сообщения СМИ об открытии выставки, цитировались материалы искусствоведов

Розалины ШАГЕЕВОЙ, Светланы ИЗМАЙЛОВОЙ

 

Газета «Казанские истории», №2-3, 4-5, 2002 год

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить