Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
14.11.2018

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Погода в Казани
-8° / -2°
Ночь / День
.
<< < Ноябрь 2018 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Первая в нашем городе женская гимназия открылась 30 августа 1859 года, в день тезоименитства Государя Императора Александра II.

И светлое имя – Мария

Век XIX перевалил уже свою вторую половину и мир клокотал достижениями и открытиями в самых разных областях развития. Наконец, и в России настал день, когда не только в мечтах, но и в яви прозвучало: «На женщину стали смотреть как на существо, призванное свершать в своей сфере столь же великую человеческую службу, как и служба мужская; от женщин стали ожидать великого, могучего, благотворного влияния на судьбы будущих поколений человеческих, и возник вопрос о воспитании и образовании не женщины-дворянки, не женщины-мещанки или купчихи, а женщины-человека». И мысль эта все чаще находила сторонников – уже в том году родилось желание создать школу для девицы, которая, с одной стороны, не отрывала бы ее от семьи с ее нуждами и потребностями, горем и радостями, а с другой стороны, дала бы девице познания общечеловеческие, обладая которыми она могла бы с пользою подвизаться на всяком поприще, какое пошлет ей судьба. Таким вот слогом высоким начал преподаватель словесности Мариинской женской гимназии г.Смирнов порученную ему попечительским советом книгу – «Исторический очерк Мариинской гимназии за 25 лет существования», изданную в Казани в 1884 году. Из нее мы узнаем, что первая в нашем городе женская гимназия открылась 30 августа 1859 года, в день тезоименитства Государя Императора Александра II. И сопоставив эту дату с общероссийскими, поймем, что была Казань в числе подлинных лидеров просвещения, ибо самое первое женское училище в России (не гимназия) появилось в столичном Санкт-Петербурге 19 апреля 1858 года. «Высочайшим покровителем его стала императрица Мария Александровна, отсюда и родилось название – Мариинская. Российское Положение о женских училищах было Высочайше утверждено 30 мая 1858 года, и с нового 1859 года такие училища открылись в Киеве, Саратове, Нижнем Новгороде, Витебске, Орле, Пскове – и у нас. Училища предназначались «для всех сословий». Здесь чувствовалось приближение года 1861-го, Освободительного. Ограничение было лишь одно, главное и естественное – обучение было платным. И еще было одно условие: предназначалось училище исключительно для «приходящих девиц», то есть для горожанок.

 Открытие

Поначалу новое учебное заведение заняло часть дома Крупенникова на Воскресенской улице, напротив университета. Дом был невелик и разместить в нем до 150 учениц было делом непростым. Каждая ученица внесла за обучение «обязательным предметам» по 25 рублей за год. День 30 августа 1859 года выдался дождливым, поэтому торжество открытия, намеченная литургия в Кафедральном (Благовещенском) соборе несколько усложнились. Вместо намеченного шествия учениц по главной улице города пришлось перевозить их в «несколько приемов» к собору и обратно в закрытых экипажах. Потом, уже в зале самого училища, состоялся другой молебен – освящение нового заведения. Был на нем и председатель Педагогического Совета г.Имшеник (он же директор училищ Казанской губернии), действительный статский советник (генерал!). К занятиям с 1 сентября приступили 34 ученицы 1-го класса, 21 – 2-го, 11 – 3-го. Все они сдали в конце июля вступительные экзамены. Подавляющее большинство составили представительницы купеческого сословия, около трети – чиновничьего, каждая сословная группа горожан внесла соответствующие пожертвования в Фонд училища. «Заведена была книга, в которой, для узнавания почерка поступивших девочек предлагалось им вписывать свои имена и фамилии. К сожалению, этой книги в архиве не нашли мы». Начальницей училища назначена была г-жа Бакаева, вдова под- полковника, звали ее Павла Осиповна.

И потребное число учителей

В штатном расписании значились преподаватели двух рангов по «предметам» – старшие и простые. Плату им установили куда как мизерную – тем, кто вел «науки» – по 30 рублей в год, «искусствоведам» – на 10 рублей менее. Так что, будем объективны, учение эти люди вели «воистину по любви». Потом, по укреплению материальной базы, всем набавляли, но помаленьку. В росписях годовых расходов можно отыскать, впрочем, и такие статьи: на вознаграждение за исправление тетрадей (640 рублей в год на всех), на награды классным дамам к пасхе – 300 и прочие прибавки. Наряду с «обычными» учителями были и «законоучители» для трех вероисповеданий – православного, католического и лютеранского, при этом ксендз Галимский и пастор Пундани за свой труд не получали никакой платы, были подлинными миссионерами. Были, понятно, и педсовет, и родительский, и попечительский советы с уважаемыми горожанами в составе их, так что обучение шло не в отрыве от нужд города, а, напротив, для этих нужд. Дети членов советов, естественно, проходили обучение в «alma mater». Чаще всего, родителям-педагогам за чад своих краснеть не доводилось. В 1875 году, например, золотую медаль получила Вильгельмина Крелленберг, дочь г.председателя Педсовета, директора 1-й гимназии, действительного статского советника Генриха Ивановича Крелленберга. Можно отыскать и иные примеры такого рода. О том, какими были «те» учителя, как протекали их будни и праздники, писано – переписано в русской классической литературе. Нам остается лишь «снять шляпу» в знак почтения их труду благородному.

Мы все учились...

Собственно, поначалу была открыта не гимназия, а шестиклассное училище 1-го разряда. А это значило, что в число обязательных предметов вошли: Закон Божий, русский язык, арифметика и понятия об измерениях, география, история, некоторые сведения из естественной истории, чистописание и рукоделие. Все это давалось бесплатно. За особую плату можно было изучать немецкий и французский языки, рисование, музыку, пение и «танцование». Это был, понятно, источник доходов училища. Занятия велись круглый год, исключая каникулярное время, с 15 июня по 15 августа, ежедневно по 4 урока длиной в час с четвертью, только между вторым и третьим ученицы получали желанные полчаса на отдых. День их был расписан по минутам: 8.30 – приход, переодевание на 1-м этаже, с отдельной вешалкой для каждой - и «подъем по светлым, прочным, изящным лестницам на 2-й этаж, в классы»; 8.45 – звонок, начало молитвы, «все попарно идут в верхнюю залу». Дежурная из старших классов внятно и отчетливо читает. Потом – чтение Евангелия и исполнение Гимна «Боже, Царя храни». Далее начинаются уроки. В 12 дня – перерыв, тот самый – для «завтрака, для беготни, для веселья, отдыха». Потом – классы искусств, видимо, в большинстве своем – из разряда «необязательных». Наконец, в 14.30 – конец всех уроков. Надо иметь в виду, что ученицы были молоды, а, значит, не чужды порывов молодых, выплескивания энергии. Ведь оканчивавшим училище едва исполнялось 16-17, максимальный возраст был – 19 лет. Сразу стоит здесь сказать, что учение шло строго, потому и успехи были достаточно высоки. На 1-м годовом экзамене из 75 учениц 18 имели оценку «отлично», 32 – «хорошо» и лишь 17 – «достаточно». Выпускницы училища получали звание «домашней учительницы» без сдачи экзаменов по предметам, за которые в аттестате были отличные оценки. Среди первых выпускниц (1869/70 учебный год) появились и первые медалистки: «золотая» – Елизавета Фрезе, «серебряные» – Розалия Ермашкевич, Ольга Пушникова, Глафира Хрущова. Это способствовало тому, что в марте 1860 года училище было принято под покровительство императрицы Марии и стало именоваться «Мариинским». И, наконец» с 1 июля 1869 года – это женская гимназия. Число учащихся в ней было уже 222.

В тесноте учеба – не учеба

Дом Крупенникова, арендованный за 600 рублей в год, имел 18 комнат и поначалу достаточно просторно помещал училище. Но время шло. С 1 июля 1870 года было введено 7-классное обучение, в 1871-м число учениц достигло 377. С 1869 года председателем попечительского совета был избран Н.Е.Боратынский. Одной из главнейших своих задач он поставил отыскание нового, просторного, «своего» дома и переселение в него. Не следует думать, что дело это было простым: дома в центре Казани были все «расписаны». Потому лишь в декабре 1871 года член совета, г.Месетников сумел «присмотреться» к продававшемуся дому наследников помещика Теренина на углу Петропавловской улицы и переулка того же названия и организовать его покупку за 11500 рублей. В доме том ранее были казармы резервного батальона, так что был он ветх, стены и своды в трещинах, крыша в ржавых дырах. Так что требовался капитальный ремонт. По смете (и последующих общегородских торгов между подрядчиками) вышло 39741 рубль. Дело сие отдали руководством г.Хрщоновичу, губернскому инженеру, наблюдателем работ стал известный в городе г.Филиппович. Учитывая, что число учениц достигло уже 500, что давка в старом зданьице была невообразимая, работы все провели довольно скоро и споро – уже 12 декабря 1873 года отпраздновали новоселье. Но, увы, к 1875 году на этом участочке в 569 квадратных сажен стало вновь тесно. Л.К.Хрщонович проводит в 1878 году новую реконструкцию дома, заменяя схему взаимодействия помещений и надстраивая еще этаж. Это обошлось достаточно дешево – в 6200 рублей. Так что все 896 учениц 1879 года разместились вполне комфортно. В побелку внутренних стен строители добавили карболки, дабы оздоровить воздух помещений. В окна вставили третьи рамы, да с хитростью, не доведя до верха окна на четверть высоты – и тепло тем сохранили, и не дуло уже. В новом доме (сегодня угол Мусы Джалиля и Рахматуллина) стало 18 комнат для классов. Видимо, тоже не слишком просторно, но все же… Вот так листаются страницы жизни еще одного углового казанского дома. «Обычные» дома на наших центральных «углах» крайне редки.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов