Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Май 2024 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 2012 – Умер народный артист СССР, актер Татарского академического театра им. Г. Камала Шаукат Хасанович Биктемиров

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

В казанской биографии Галы тайн больше нет. Но сенсации случаются

26 августа 1894 года в Казани родилась девочка, которая вошла в историю искусств как муза поэта Поля Элюара и художника Сальвадора Дали.

«Казанские истории» впервые рассказали о знаменитой Гале еще в 2006 году. Наш внештатный автор Ренат Бикбулатов попытался найти доказательства общеизвестного факта о месте ее рождения ― и не нашел ни одного подтверждения того, что Елена Дьяконова, или  Гала, родилась в Казани (Сальвадор Дали: «Гала – мой двойник, это – я»).

В 2018 году редакция получила письмо Дмитрия Малиновского, который искал адрес Бикбулатова, и я узнала от него новые подробности о Елене. Занимаясь изучением своей родословной, конкретно ― отца, Дмитрий Вячеславович хотел узнать подробности казанской жизни Дмитрия Гомберга.

Его отец, Вячеслав Юрьевич Малиновский, и Елена Дмитриевна Дьяконова в каком-то смысле родственники, правда, не кровные. Их судьбы пересеклись в жизни Дмитрия Ильича Гомберга. Отец Дмитрия Вячеславовича был приемным сыном Гомберга. Изучая историю его жизни, но не мог не заинтересоваться Еленой Дьяконовой ― Галой.

В очерке Рената Бикбулатова фамилия Гомберга называлась: это второй муж матери Елены.  

Дмитрий Малиновский предположил, а казанская исследовательница Светлана Брайловская доказала, что Елена была не подчерицей, а дочерью Гомберга. Его большой очерк, опубликованный в «Казанских историях» в 2018 году (Дмитрий Гомберг – отец Галы, великой музы Сальвадора Дали), дал дополнительный импульс исследованиям Светланы Брайловской, с которой мы тогда познакомились. Она пообещала, что расскажет читателям «Казанских историй» о своих поисках сразу, как только найдет документальные свидетельства доказательства того, что Елена Дьяконова родилась в Казани.

Новую порцию информации казанцы получили из моего разговора с Дмитрием Малиновским в апреле 2019 года, когда он приезжал с супругой в Казань (Знаменитая Галá родилась в Казани).

В нынешнем году, когда появилась информация об очередном проекте в Казани, посвященном Сальвадору Дали, Светлана Брайловская решила наконец рассказать о результатах своих исследований публично.  На выставке «Сюрреализм — это я», которая работала в Галерее современного искусства Музея изобразительных искусств РТ с 7 апреля по 27 августа (Сальвадор Дали ― сны великого художника),  она прочитала четыре лекции о Гале и Сальвадоре Дали.

Сначала рассказала о казанском периоде жизни Елены Дьяконовой, о том, что ее заставило выехать за границу, где она прожила всю дальнейшую жизнь («Гала. Встреча с Сальвадором Дали»). В двух лекциях: «Гала. Тайная жизнь жены Сальвадора Дали» и «Гала. Незримая женщина Сальвадора Дали», посетители выставки узнали о том, как складывалась их семейная жизнь, о роли Галы в творчестве знаменитого художника.  «Гала ― роковая женщина» ― так называлась последняя лекция, которую я слушала 24 августа.

В газете «Вечерняя Казань»  вы можете прочитать интервью Светланы Брайловской, которое взяла после одной из лекций Ольга Юхновская (Сенсационные открытия казанского генеалога Светланы Брайловской о жене Сальвадора Дали: родословная Галы и ее первая любовь до Поля Элюара).

Я не смогла быть на той лекции, но многое из того, что Светлана рассказала на ней, уже знала, и о некоторых сенсационных фактах «Казанские истории» уже писали. Но о многих фактах из жизни Галы на лекциях, а также из ее очерка «Гала. Секретная жизнь жены Сальвадора Дали».  опубликованного в июньском номере журнала «Казань», узнала впервые.

На встречах с посетителями выставки Светлана сообщила, что уже много лет изучает родословную Галы. Увлеклась творчеством знаменитого художника еще в подростковом возрасте:

«Конечно, читала все, что издавалось о Гале и Дали. В 1998 году приехала в Казань и, не поверите, жила на той же улице, только через дом, где 26 августа 1894 года родилась Гала. Лишь спустя годы поняла, что это был знак свыше!

В 2010 году в Музее изобразительных искусств Татарстана впервые прошла выставка работ Сальвадора Дали, ее много критиковали, но интерес был у горожан огромный. И тогда кто-то из представителей Минкультуры республики заявил: дескать, уж вот теперь мы засядем за метрические книги, начнем искать доказательства, что Гала родилась именно в Казани.

Подождала год, второй ― никаких телодвижений. И я сама пошла в Госархив РТ, пунктуально выписала все, что известно о российском периоде жизни Галы, проверила материалы краеведов, изучила метрические книги с 1863 по 1895 год».

Цитата из публикации Ольги Юхновской в «Вечерней Казани»

Как это часто случается, подсказку она нашла там, где меньше всего ожидала: во время работы над другим проектом ей в руки попал биографический словарь «От предшественников декабристов до падения царизма», изданный в Москве в 1934 году Всесоюзным обществом политических каторжан и ссыльнопоселенцев, и в нем  она нашла упоминание о матери Галы ― Антонине Петровне Дьяконовой (урожденной Деулиной). 

Светлане удалось узнать, где жила в Казани семья Елены. Как оказалось, совсем не там, где рассказывают казанские экскурсоводы, указывая на Дом-музей Василия Аксенова. Брайловская нашла все казанские адреса этой семьи. Замечу, что дома, где Василий жил после ареста родителей в семье родственников, давно уже нет. На его месте новодел.

 В мае 1893 года Антонина Дмитрий снимала квартиру в Академической слободе, в доме священника Порфирия Александровича Вознесенского. В адресной книге Казани есть точный адрес: Госпитальная, дом №22-2 (современная улица Чехова). Осенью того же года семья переехала на Старо-Горшечную улицу, в дом №22, который принадлежал Рудольфу Николаи, где они жили довольно долго — вплоть до августа 1894 года. Дома рядом с садом Эрмитаж нет уже давно. В 1966 году я поселилась на улице Щапова напротив, в доме 23, и на месте дома Рудольфа Николаи уже видела жилой дом, построенный в советское время.  

Не сохранился и дом на Университетской улице, где семья поселилась позднее.  Беременность Антонины Петровны заставила их искать жилье поближе к уни­верситету. Новая квартира находилась в доме стат­ского советника Екатерины Кост­ливцевой. Именно здесь 26 августа 1894 года на свет появилась Елена Дьяконова.

В архивах Казани, Москвы и Томска Светлане удалось разыскать сведения о предках Галы, подлинники документов и фотографий. Оказывается, ее родители были неординарными людьми: отец ― Дмитрий Гомберг ― юрист по образованию, в молодой советской России выступил законотворцем, мать ― Антонина Дьяконова (в девичестве Деулина) ― выпустила сборник стихов «Первые зорьки», которые изучали во всех школах Российской империи и много раз переиздавали.

 «Теперь я доподлинно знаю, кем были предки Галы, где жили, чем занимались, как вели дела, где учились. Например, дед и бабка по матери ― томский купец 2-й гильдии Петр Михайлович Деулин и его супруга Александра Васильевна. Деулин был колоритной личностью, его имя часто попадало в газеты со скандалами. У него были свои питейные заведения (он «бодяжил» вино, за что выплачивал гигантские штрафы), в престижных районах Томска владел домами, которые сдавал (его недвижимость оценивалась в 5500 рублей серебром), арендовал различные склады. Поучаствовал Петр Михайлович и в строительстве Томского университета, но, взяв задаток 2500 рублей и пообещав поставить 500 тысяч кирпичей, с задачей не справился. Пришли приставы.

Пробовал себя он и в политике ― избирался гласным в Томскую думу.  Он не только хорошо зарабатывал, но и являлся крупным меценатом, например, пожертвовал немалую сумму на реставрацию Благовещенского собора в Томске.

Но самое главное дело четы Деулиных ― золотодобыча, они владели приисками. Об этом, кстати, пишет Гала в найденном несколько лет назад в ее замке Пуболь дневнике:

«У деда были золотые прииски, и когда дед возвращался с рабочими домой, то весь город погружался в оргии, которые были похожи на оргии американских горняков. Дед проигрывал состояния в карты и запивал свои проигрыши французским шампанским».

То, что дед Галы был человеком авантюрного склада с выдающейся коммерческой жилкой, по мнению Брайловской, важно для понимания того, в какой семье воспитывалась ее мать. Ведь некоторые черты характера могут передаваться детям по наследству.

Об отце Галы ― Дмитрие Ильиче Гомберге ― «Казанские истории» уже писали. Дмитрий Малиновский разместил материал о результатах своих исследований и на сайте электронной библиотеки «Проза.ру» (Малиновский Д.В. Истинный отец великой музы Сальвадора Дали. 2018). Повторяться не буду ― почитайте. Расскажу подробнее о том, что удалось узнать Светлане Брайловской о матери Галы. 

Антонина Петровна Даулина родилась в 1868 году в Томске. В 1886 году она приехала в Казань, чтобы выучиться акушерскому делу. Училась у приват-доцента Императорского Казанского университета Ивана Моисеевича Львова, который заведовал Лихачевским родильным отделением Казанской губернской земской больницы и преподавал на кафедре акушерства и гинекологии Императорского Казанского университета.  

Ее муж ― Иван Николаевич Дьяконов ― в это время оставался в Томске. Два года она жила на два дома ― в Томске и в Казани. В 1888 году уехала от мужа уже насовсем. Сначала в Москву. Брайловская документально подтвердила, что в том году Антонина Дьяконова была среди практиканток воспитательного дома, при котором находился родильный дом для скрывающих свою беременность женщин. Потом Антонина съездила в Казань, где в апреле получила документ об окончании Повивального института при университете.

Именно тогда в ее жизни появился Дмитрий Гомберг. Скорее всего они познакомились как единомышленники по революционной борьбе. Оба находились под надзором полиции. Гомберг в 1890 году за участие в политической демонстрации даже содержался в Бутырской тюрьме. Об этом доподлинно известно Дмитрию Малиновскому.

Сначала они жили вместе в Москве, в октябре 1892 года Гомберг перевелся из Московского в Казанский университет. Через несколько месяцев к нему приехала гражданская жена с их первым ребенком. Семья жила в Казани до середины лета 1895 года. Гомберг учился на юридическом отделении университета (учебу не закончил, врачи порекомендовали ему сменить климат, когда он серьезно заболел), а Антонина Петровна занималась акушерской практикой, сначала в знакомом ей Лихачевском родильном доме, а затем в Александровской больнице.

Приведу еще одну цитату из интервью Светланы Брайловской:

«С того момента, как Гала поки­нула Россию, нам много известно. А вот что касается её семьи...

После революции Дмитрию Гомбергу удалось сохранить не­сколько комнат в большой квар­тире в Трубниковском переулке. Принимая непосредственное уча­стие в перевороте 1917 года, он никак не ожидал, что это коснётся и его лично. Он хорошо вписался в новый режим. И стал автором двух законов новой советской Рос­сии — «Закона о земле» и «Закона о лесах».

Отношения с Антониной Пе­тровной вконец расстроились. В 1922 году она, оставив мужа, переехала к младшему сыну Нико­лаю в Ленинград. Её жизнь окон­чилась трагично. После начала войны Антонина Петровна сушила в коммунальной квартире бельё у печки-буржуйки, огонь попал на её одежду. Она пыталась поту­шить огонь, но получила сильные ожоги, от которых скончалась.

Гомберг прожил долгую жизнь. Он ещё трижды женился. Усы­новил мальчика. Работал до глу­бокой старости и умер в возрасте 93 лет.

Николай Дьяконов выбрал актёрское поприще. Некоторое время он работал в театре Таиро­ва. Затем, рассорившись с отцом, переехал в Ленинград. Прибавил к своей фамилии псевдоним и стал Дьяконовым-Муратовым.

Когда это стало возможно, он наладил переписку с Галой, и был с ней на связи до конца жизни. Гала отправляла ему деньги на лекар­ства и даже купила в Ленинграде кооперативную квартиру, так как ему было негде жить. Они часто вспоминали о своём детстве, она писала ему о своей жизни с Дали. Это была очень трогательная пере­писка между старшей сестрой и братом.

Лидия, как и мать с Николаем, тоже съехала от отца. Она скоропа­лительно вышла замуж за извест­ного актёра Александра Гейрота, который был старше её на 20 лет. Но этот брак был скоротечен и не­удачен. Я нашла письмо Гейрота к Лидии, это крик души отчаявше­гося мужчины, которого оставила молодая женщина.

И второй брак Лидии был короток и трагичен. Её муж австриец Яролимек, чью фа­милию она носила до конца жизни, не смог смириться с банкротством, и застрелился. Она осталась одна без денег в чужой стране с четы­рёхлетним сыном на руках, но не отчаялась и продолжала жить дальше. Лидия устроилась в Вене в Восточную Академию, где препо­давала разговорный русский язык, знакомя студентов с советской литературой».

Светлана Брайловская, как любой исследователь, который работает в архивах, нашла немало интересных свидетельств, которые не связаны с Казанью, но представляют интерес для знатоков истории. Ей, в частности, удалось узнать имя человека, которого можно назвать первой любовью Елены Дьяконовой. Это был приват-доцент Борис Грифцов, который преподавал на подготовительных курсах для поступающих на Московские высшие женские курсы. В будущем известный российский искусствовед, литератор и переводчик. Это была платоническая любовь, но Гала не забыла о ней и в Париже, писала оттуда Грифцову трогательные письма.

Мы привычно говорим, что Гала была музой Поля Элюара и Сальвадора Дали. Светлана добавила к ним еще одного поэта - немца Макса Эрнста. Известно, что Гала ратовала за свободные отношения. настолько свободные, что однажды Макс жил с супругами Дали в одной квартире. 

Итогом десятилетних архивных изысканий Светланы Брайловской станет большая книга, над которой она сейчас работает. Книгой уже заинтересовался испанский фонд «Гала-Дали». Тем самым сразу снялась проблема, которая перед ней стояла ― с финансированием издания. Это во-первых. Во-вторых, Светлана получила возможность познакомиться с зарубежными источниками о Сальвадоре Дали и его супруге.

Так что у нас еще будет информационный повод вспомнить о Елене Дьяконовой, о которой в последнее время наши читатели узнали много нового.

Кстати, Светлана Брайловская объяснила слушателям на лекции, как Елена Дьяконова стала ГалОй. Она узнала об этом от ее брата Николая:

«Имя Елена ей дали святцам, так как это было ближайшее имя к даже ее рождения, но родителям оно никогда не нравилось, и дома ее всегда называли модным именем Галя. С этим именем, немного на французский манер, она и вошла в историю».

Это фото встречало тех, кто приходи на выставку Сальвадора Дали