Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Февраль 2024 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29      
  • 1955 – В Казани начал работу малый телевизионный центр, созданный группой энтузиастов-радиолюбителей и специалистов. С 1959 в городе начал функционировать и «большой» – государственный телецентр.

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Как много знают семейные архивы

Имеем возможность сообщить новые подробности о жизни нашей землячки ― Елены  Дьяконовой, которая вошла в историю искусств под именем Гала. Дмитрий Вячеславович Малиновский прислал в редакцию информацию о новых фактах, которые узнал, занимаясь изучением архива своей семьи.   

 Елена Дьяконова еще москвичка (фото из открытых источников)

Спустя сто лет обнаружено фото матери Галы Дали

По мере накопления информации по теме отца Галы Дали, Дмитрия Гомберга, начинаешь пересматривать имеющийся и вновь встречающийся материал под новым углом зрения.

Я неоднократно скользил глазами по этой фотографии, лежащей в конверте среди других разрозненных фото в семейном архиве. Был убежден, что на фото что-то из области путешествий Дмитрия Гомберга по экзотическим местам, но кролики не наводили на какие-то догадки.

На фото c обратной стороны имеется надпись: Московская губ., им. Марфино, 19.10.23 Tatei on Selimus

У двери старого здания запечатлён Гомберг, рядом с ним не кто иной, как Антонина, его гражданская жена, строением лица сильно напоминающая свою дочь Галу. 

Дети с кроликами ―  предположительно из колонии для беспризорников, которая с 1919 по 1923 год располагалась на территории имения Марфино. Позже, с 1923 по 1930 год, там была здравница кустарей кассы взаимопомощи промкооперации Московской губернии. Усадьба Марфино была национализирована в 1918 году, и в ней проходили практику студенты сельскохозяйственной академии.

Итак, это единственное на сегодняшний день фото Дмитрия Гомберга со своей давней возлюбленной Антониной Дьяконовой.  Оно было сделано в тяжелый для них период, когда брак распался, но работали они вместе, приезжая временами в Москву.

Позже Антонина уедет в Ленинград к сыну Николаю. Анастасия Цветаева вспоминает:

«В разрухе еще только создаваемого нового быта полуголодной Москвы отопление не действовало, электричество не горело, сам Дмитрий Ильич и Антонина Петровна (давно уже не муж и жена, сохранившие друг к другу одну только иронию) жили лишь временами в Москве, часть же месяца – за городом, в некоем Марфино, где чем-то ведал ловкий в делах отец Гали. Мать тоже работала там».

(С Анастасией Цветаевой Елена Дьяконова  училась в Потоцкой, по другим сведениям - Брюхоненко, гимназии Москвы Ред.). 

Со слов исследователя-генеалога С. Брайловской, собравшей наиболее полную информацию о семье Гомберга-Дьяконовой, именно в Марфино Дмитрий Ильич работал над двумя законопроектами: о земле и о лесе. Его труд под названием «Законы о земле  (Земельный кодекс РСФСР)» был издан Юридическим издательством Наркомата юстиции РСФСР в 1925 году, а в 1927-м вышло второе, дополненное и исправленное издание. 

Уникальность найденной фотографии в том, что это единственное фото Антонины Дьяконовой. Еще оно ценно тем, что пара запечатлена вместе.

К сожалению, распространённый в те годы тиф (Гомберг переболел им в 1923 году, а в 1924 приезжал на отдых в Красную поляну – из воспоминаний приемного сына В.Ю. Малиновского), наложил отпечаток на их лица, выглядящие худыми и усталыми.

Там же, на Марфинском кладбище, в 1922 году они похоронили старшего сына Вадима.

Остается загадкой автор подписи на снимке.

Неизвестное фото Сесиль Элюар, дочери Галы

В поисках информации о Дмитрие Ильиче Гомберге, отце Галы Дали, при очередном просмотре пачки снимков, которые не попали в тот или иной тематический семейный альбом, а хранились в виде кипы неопознанных документов, я обнаружил фото симпатичной девочки в матроске, с большим бантом на голове. Это не могла быть детская фотография моих ближайших родственников.

Наверное, какой-то сигнал свыше заставил меня еще раз посмотреть воспоминания Анастасии Цветаевой «У родителей Галы Дьяконовой» о событиях начала 20-х годов прошлого столетия. Она писала:

«Нас навещает Антонина Петровна, мать Гали, постаревшая и худая, приносит Андрюше немножко хлеба, репку или моркови. Она рассказывает мне о Гале, ее муже, их вилле в Париже, об их дочке Сесиль (ей шесть лет) – темноглазая, круглолицая, с огромным бантом в темных волосах, с огромным мячиком или с гигантским плюшевым медведем; от фотографии веет щегольским фотоаппаратом».

Так возникло предположение, что девочка с бантом в матроске — это маленькая Сесиль.

Сесиль родилась в 1918 году, значит 6 лет ей было в 1924 году. В том году, как явствует  из дневника В.Ю. Малиновского, усыновленного Гомбергом, Дмитрий Ильич жил со второй гражданской женой Сельмой Бильхен. Поэтому воспоминания Цветаевой скорее относятся к 1923 году, когда Антонина и Гомберг работали в Марфино.

Есть предположение, что Антонина показывала другие фото дочери, так как на нашей фотографии Сесиль выглядит старше шести лет и нет ни медведя, ни мячика. Скорее всего, эту фотографию могла привезти отцу сама Гала в 1927 году, когда её дочери было уже 8-9 лет. Это объясняет сохранение фото в архиве Гомберга-Малиновского.

Заметим, что Гала и сама порой запечатлена на фотографиях в матроске. На гимназическом фото Галы у неё большой черный бант, который появляется с матроской на картинах Дали в более позднее время. Очевидно, что эту традицию ― фото с матроской и бантом ― она перенесла и на дочь.

Нельзя не отметить, что на описываемой фотографии отмечается сходство девочки с отцом ― поэтом Полем Элюаром.

Сенсация состоит в том, что подобное фото Сесиль в юном возрасте не встречается в открытых источниках. Фотография в оригинале была привезена в Россию, где и сохраняется в нашем домашнем архиве до настоящего времени.

Остался вопрос: где те фотографии с 6-летней Сесиль, что описывала Цветаева, и каким путем они к ней попали?

Автор будет признателен тому, кто сможет поделиться соображениями или дополнить фактами эту интересную находку.

Дополнение от редакции

Сообщим несколько фактов о Сесиль Элюар, которые мы нашли в сети (https://astori-18.livejournal.com/4031125.html).

Знакомство Елены Дьяконовой и поэта Поля Элюара (тогда он был Эжен Эмиль Поль Грендель) состоялось в 1912 году в швейцарском городке Клавадель, где оба оказались на лечении в местном санатории. Разъехавшись после окончания курса, Поль и Елена не потеряли друг друга из вида. Первое для обоих чувство было ярким, и желание прожить вместе всю жизнь казалось вполне естественным.

Разлука лишь распалила их страсть, а Первая мировая война стала тем катализатором, который ускорил их воссоединение. Гала приехала к возлюбленному в Париж, а он даже не смог встретить её на вокзале из-за службы в армии.

Семья Поля приняла подругу сына довольно прохладно, но для влюблённых это не имело никакого значения. В мае 1918 года, спустя почти полтора года после бракосочетания Поля и Галы, на свет появилась малышка Сесиль.

Поль сразу же проникся нежностью к крохе, ведь он находил в ней черты любимой женщины. Но для Галы рождение дочери стало помехой к привычному образу жизни. Молодая мама не могла больше блистать в обществе.

Сесиль Элюар прожила без малого сто лет и на протяжении всей своей жизни старательно избегала публичности. Была ли счастливой судьба этой девочки, получившей прозвище «дитя сюрреализма», и почему она никогда не давала интервью ни о своей матери, ни о её эпатажном муже, гениальном Сальвадоре Дали?

Наверное, воспоминания о детстве в семье матери были для нее не очень хорошими. В то время, когда отчим встречался с друзьями, Гала вынуждена была скучать в обществе дочери. Со злостью, которую молодая мать даже не пыталась скрывать, Гала отправляла дочь «погулять в саду». Она винила дочь в том, что оказалась оторвана от общества.

Так что Сесиль не суждено было почувствовать на себе любовь матери. Гала и Сальвадор Дали принадлежали только друг другу.

 

 Читайте в «Казанских историях»:

Сальвадор Дали: «Гала – мой двойник, это – я»

Дмитрий Гомберг – отец Галы, великой музы Сальвадора Дали)

Знаменитая Галá родилась в Казани

В казанской биографии Галы тайн больше нет. Но сенсации случаются

 

Другие источники:

Малиновский Д.В. Истинный отец великой музы Сальвадора Дали. 2018  http://proza.ru/2018/07/27/1873

Цветаева Анастасия. Воспоминания. Молодость. Часть вторая. Москва. Глава 4. У родителей Гали Дьяконовой.