Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Февраль 2024 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29      
  • 1999 – В Казани на улице Щапова открылся музей выдающегося скульптора и художника Баки Урманче, народного художника Татарстана и России, лауреата Государственной премии РТ имени Г. Тукая

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

За широкой редакторской спиной

Воспоминания Артура Гафарова о том, как он стал автором первого материала о «казанском феномене», опубликованного в газете «Комсомолец Татарии», привлекли внимание многих читателей нашей газеты (Первое слово о пацанах. Неоднозначный юбилей одного риторического вопроса).

В продолжении темы читайте воспоминания Людмилы Колесниковой, работавшей в то время в «молодежке».

Первокурсник Артур Гафаров, конечно, взорвал в декабре 1983 года общественное мнение. Но где был бы его резонансный текст «Кого ты хотел удивить?»  если бы не редактор, который первым осмелился опубликовать материал о подростковых группировках? Юный автор, бесспорно, большой молодец: написал   всю правду об опасной криминальной молодежной субкультуре. Но без принципиальной и честной журналистской позиции редактора республиканской молодежки его труд мог оказаться в корзине.

Первой тот текст прочитала я и со страхом подумала, вряд ли редактор осмелится такое напечатать. О подростковых «битвах» в Казани тогда говорили всюду: но на кухнях, между собой, вполголоса, печать же, словно в рот воды набрала. К счастью я ошиблась. Легендарный редактор молодежной газеты «Комсомолец Татарии» Анатолий Путилов не только сразу решил опубликовать крик души приезжего студента, но и развернул на страницах молодежки серьезное обсуждение темы казанского феномена. Подключил к ней двух других молодых корреспондентов ― выпускника отделения журналистики КФУ Виталия Хашева и студента-заочника того же факультета Игоря Дурманова.

Оба парня выросли в неблагополучных микрорайонах, знали проблему «контор» изнутри и смогли коснуться в своих публикациях других важных поворотов темы. Виталий исследовал проблему девчонок-группировочниц, выступив в 1984 году с не менее громким материалом «Матрешки» ― истории о том, как на скамье подсудимых оказались девчонки-подростки». И тогда весь город узнал, что спрут «феномена» обвил свои щупальца не только среди мальчишек, но и девчонок. Он же брал интервью у первых лиц МВД республики, задавая им нелецеприятные и острые вопросы. Игорь рассказал о своей истории нахождения в группировке. Мне поручалось следить за редакционной почтой по этой теме.    

В пожелтевшей подшивке молодежки за 1984 год нашла не только свои обзоры писем, буквально обрушившиеся на газету от подростков, их родителей и педагогов после публикации материала «Кого ты хотел удивить?», но и весьма смелые материалы молодых коллег. К анализу шедших потоком писем мы привлекали известных казанских социологов, психологов и педагогов. Например, социолог КГУ Александр Салагаев размышлял над подростковой почтой в материале «Кто твой друг». А педагог Сергей Захватов в работе «Трудная работа с «трудными».

Поскольку в обязанности завотделом писем входила и массовая работа с читателями, практически ежедневно я выслушивала исповеди родителей, дедушек и бабушек, коллег из соседних редакций – всех, у кого дети попали в группировку. Мы их не только публиковали, но и с легкой руки редактора старались помочь. 17-летний сын известного татарского поэта из-за «мотаний» забросил школу и потерял общий язык с родителями. Отец умолял помочь семье хоть чем-то. Ухватившись за то, что сын любит футбол, мы нашли тренера, который согласился взять мальчишку в свою команду и долго боролся за него. И мы победили: парень ушел в армию и вернулся оттуда совсем другим.

Молодая одинокая мать, корректор из соседней редакции, рыдая, поведала о том, что теряет дочь. Каждый вечер примерная и послушная ранее 15-летняя девочка надевает мешковатый свитер с длинными рукавами и шапочку с помпоном и до полуночи исчезает во дворах. Мать упросила нас пойти к ней домой и поговорить с дочкой. Увы, это оказался разговор глухого с немым. Девчонка словно ничего не слышала.  И в итоге отдалилась от матери на всю оставшуюся жизнь. Группировки ломали детскую психику и жизни…              

Говорят, газета ― это оркестр, в котором каждый журналист играет на своем инструменте под управлением дирижера ― редактора. Счастье и отличная школа для сотрудников, если он порядочен, смел и благороден. Именно таким был редактор республиканской молодежной газеты «Комсомолец Татарии» Анатолий Васильевич Путилов, руливший изданием с 1976 по 1987 год. И, как я считала и продолжаю считать, который именно за свою смелость поплатился должностью. Смелые публикации о группировках (и не только они) стоили ему карьеры.  

Мы первыми в Казани начали писать о казанском феномене. Потому что были молоды, дерзки и смелы. А еще потому что чувствовали мощную поддержку своего редактора. Грош цена была бы нашей смелости без его честной и четкой позиции ― говорить правду обо всем, что волнует молодежь, в том числе и о группировках, которые отравляли жизнь подросткам и их родителям. Путилов был нашей крепостью и броней, которая закрывала нас от всех желающих заставить замолчать голос правды. Он всегда брал огонь на себя в разборе полетов в обкоме комсомола после очередной острой публикации.

Светлана Шайхитдинова, профессор журфака КФУ: Мне посчастливилось поработать завотделом в газете «Комсомолец Татарии в то время», когда ее возглавлял Анатолий Путилов.  Тираж у молодежного республиканского издания был неслыханно высоким по тем временам ― 111 тысяч экземпляров. У нас был дружный боевой коллектив. Он никогда не давал интервью, единственное, посвящённое 100-летию комсомола, мы нашли на сайте Союза журналистов РТ. В конце его просили назвать принципы, которых он придерживался в жизни. Анатолий Васильевич ответил:

– Мое главное правило – не ломать характер начинающего журналиста, быть очень терпеливым. Этому меня еще отец научил. И еще, всегда защищай своего сотрудника, не забудь в суете поблагодарить его, когда он сделает порученное, доверенное ему дело отлично. И еще, что я вынес из жизненного опыта: избегай общения с неинтересными людьми. Эту истину я понял только на восьмом десятке лет.

Я была свидетелем, как Анатолий Васильевич отбивался по телефону, когда ему звонили недовольные очередным острым материалом. Путилов защищал репортера, а тот даже не знал и спокойно продолжал работать.  Не случайно журналисты отмечают у своих главредов, с которыми им повезло работать, простые человеческие качества ―  порядочность и цельность.     

Среди редакторов, с которыми мне потом довелось работать за долгие годы журналистского труда, Путилова выделяю особо за порядочность, четкую гражданскую позицию, любовь к газете и уважение к читателям и сотрудникам. За 11 лет его редакторства газета перешагнула планку в 100 тысяч подписных экземпляров и отличалась умело подобранным журналистским коллективом, в котором не было конфликтов и звездных войн. Путилов был поистине народным редактором, который вышел из народа и ушел потом в народ.

Абсолютно не публичная личность, Анатолий Васильевич в своем единственном вышеупомянутом интервью признается, что он из поколения тех комсомольских романтиков, кому комсомол дал путевку в жизнь. Комсомольскую карьеру Анатолий начинал в комитете комсомола полиграфического профтехучилища, откуда получил направление в Набережные Челны на Всесоюзную комсомольскую стройку по возведению КАМаза.

Путилов родом из маленького марийского городка. В простой рабочей семье росли три сына, Анатолий средний. Отец воспитывал мальчишек строго, считая, что после школы парню нужно сходить в армию, где мозги встанут на место, и он поймет, кем хочет быть. До армии кем и где только Толя не работал! Как Горький прошел суровые жизненные университеты, ― от разнорабочего до сотрудника районной газеты.  

Анатолий Путилов с однокурсницей Лионтиной Дубининой. Они получили диплом журналиста в 1970 году

В 1972 году возглавил сектор ударных комсомольских строек на Всесоюзной комсомольской стройки автогиганта в Набережных Челнах. Начальство сразу заметило ответственного, трудолюбивого и честного парня. А узнав, что он дипломированный журналист, предложило возглавить республиканскую молодежную газету.

― Как я отказывался! ― вспоминает Путилов. ― Но тогда первый секретарь ЦК ВЛКСМ Евгений Тяжельников и секретарь Татарского обкома комсомола Валерий Кузьмин сказали: «Надо. У тебя отличный комсомольский опыт. Плюс опыт работы в районной и городской газете».

Прошел утверждение на пленуме ЦК ВЛКСМ и в ЦК партии и в 29 лет стал редактором молодежки. За 11 лет редакторства работал со многими секретарями обкома комсомола: Шамилем Агеевым, Фаритом Газизуллиным, Дамиром Шагиахметовым…

Анатолий Путилов выступает на юбилейном вечере в честь 100-летия со дня выхода первого номера газеты «Клич юного коммунара», которая позже получила название «Комсомолец Татарии» 

По его словам, и со всеми старался находить общий язык, считая, ему везет на умных руководителей. (Большая поддержка в обкоме комсомола была и острой теме подростковых группировок). «Я благодарен судьбе, что на моем пути попадались такие умные, понимающие люди», ― говорит Путилов.

Ушел он внезапно, шокировав редакцию внезапным решением. Ушел в никуда… Лишь недавно мы узнали о причине: тогда сменился очередной первый секретарь обкома комсомола, который оказался весьма недоволен очередным критическим выступлением молодежки. Он вызвал редактора на ковер и приказал каждый номер выходящей газеты перед тиражированием привозить к нему на утверждение в обком комсомола.

Путилов ответил: «Извините, я так не работаю. Вы не знаете специфики производства газеты».  И больше в журналистику не вернулся.  

Людмила Колесникова,

завотделом писем редакции «Комсомолец Татарии» с 1976 по 1987 год