Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Март 2024 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
  • 1932 – На базе аэродинамического отделения Казанского университета организован Казанский авиационный институт (КАИ). Его открытие состоялось 1 сентября

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Казань литературная

На сайте «Казанская региональная образовательная сеть» мы нашли публикацию в форме экскурсии о писателях, чья жизнь как-то соприкасалась с Казанью. К сожалению, автор текста не указан.

Публикация заслуживает того, чтобы повторить ее на нашем сайте, дополнив и уточнив некоторые факты. В основном информации можно доверять. Кое-какие подробности мы уточнили по другим источникам.

«Казанские университеты»

Писатель Максим Горький (тогда Алексей Пешков) приехал в Казань в 1884 году с намерением поступить в Казанский университет. Он остановился в доме своего близкого товарища, Николая Евреинова. Однако держать экзамен в университет будущему известному писателю так и не пришлось – слишком дорого стоило обучение в престижном высшем ученом заведении. Для того чтобы добыть средства на существование, юноше приходилось тогда работать грузчиком на пристани, садовником и крендельщиком.

В период с 1884 по 1885 год Горький жил в доме, находившемся на Рыбнорядской улице. Около 20 приземистых домишек стена к стене стояли в грязном и узком проходном дворе.

В 30-е годы XX века дом, глее жил Горький, был реконструирован, но постройки, ютившиеся внутри двора, решено было оставить без изменений.

Как уже было сказано выше, Горький вынужден был освоить множество самых разных профессий, в том числе и крендельщика. Это случилось осенью 1885 года. Тогда юноша смог получить работу в булочной Семенова, устроенной в подвале дома №13 по Рыбнорядской улице. К сожалению, здание булочной не удалось сохранить до наших дней. Сейчас на ее месте высится многоэтажный жилой дом.

Осенью следующего, 1886, года Горький получил работу в булочной А. С. Деренкова, располагавшейся на Большой Лядской улице. В то время в подвале булочной размещался конспиративный центр народников. В 1940 году пекарня Деренкова была отремонтирована. Сейчас помещение здания занимает музей М. Горького.

В 1887 году несчастья, обрушившиеся на Горького, – смерть бабушки, разногласия с друзьями, нищета – привели его к попытке самоубийства, и 12 декабря на берегу Казанки он выстрелил себе в грудь. К счастью, писателя удалось спасти.

Необходимо сказать, что годы пребывания в Казани не прошли даром для будущего писателя, сумевшего во всей полноте отобразить жизнь простого народа. Тот период стал для Горького школой жизни, теми самыми «университетами», которые были описаны классиком в таких произведениях, как «Мои университеты», «Хозяин», «Коновалов», «Двадцать шесть и одна» и других. В них автор смог отразить жизнь Казани 80-х годов XIX столетия.

В середине XX века в тихом саду, расположенном на улице, получившей имя выдающегося писателя, появился бюст Горького. Ранее он стоял в Лядском саду, там, где сейчас памятник Державину.

Подробнее:

«Духовно родился в Казани…»

Подручный пекаря, ставший великим писателем

Далее проследуем в Кировский район на улицу Аксакова, которая неслучайно носит имя замечательного писателя. Сергей Тимофеевич Аксаков очень тесно связан с нашим городом. Для казанцев мемуары Аксакова – бесценный кладезь познания истории и культуры целого города начала XIX века. Вот только жаль, что у нас не сохранилась замечательнейшая усадьба Бронникова, где провел свои гимназические годы юный Сергей Тимофеевич.

В конце 50-х годов XIX века крупным русским писателем считался Сергей Тимофеевич Аксаков (1791 – 1859гг.), о котором И. С. Тургенев заметил: «Описательный талант Аксакова является первоклассным».

Аксаковым в те годы были созданы замечательные автобиографические произведения «Семейная хроника», «Воспоминания», «Детские годы Багрова внука» и др.

С. Т. Аксаков не является казанцем по рождению, но он провел здесь свои гимназические и университетские (1800 -1807) годы, здесь зародилось и развилось его влечение к литературе и театру.

Зимой 1799 года М. Н. Аксакова впервые привезла своего восьмилетнего сына Сережу в Казань и поместила в одно из старейших провинциальных учебных заведений – Первую Казанскую мужскую гимназию. Оторванный то привычной домашней обстановки, тяжело переживая разлуку с матерью, мальчик заболел острым нервным расстройством. Родные были вынуждены забрать его из гимназии обратно домой. И лишь год спустя Аксакова снова решились отправить в Казань. На этот раз он был зачислен в качестве вольноприходящего.

14 февраля 1805 года состоялось скромное открытие Казанского университета. 22 февраля 1805 года учеников собрали в зале и директор гимназии, он же и первый директор Казанского университета, И. Ф. Яковкин прочитал им статьи указа, говорящие об обязанностях студентов. Затем он огласил состав студентов, только что механически переведенных в университет из старших гимназистов. Первым в списке стояло имя 14-летнего Сергея Аксакова. Поэтому С. Т. Аксакова часто называют «первым казанским студентом». В конце августа 180 года в университетских аудиториях начались первые лекции.

Кроме театра и поэзии, Аксаков, с детства любивший природу, рыбную ловлю и охоту, страстно увлекался в Казанском университете собиранием коллекций бабочек (этому новому влечению содействовали интересные лекции талантливого ученого профессора К. Ф. Фукса.) Аксаков и его друг А. Панаев весь свой досуг старались отдавать ловле бабочек, проводя целые дни в садах, лугах и пригородных рощах. Встав еще до восхода солнца, они отправлялись за 6-7 км от Казани, не обращая внимания ни на густую росу, ни на усталость. Прелесть утра, красивые пейзажи, успех добычи заставили забыть все трудности.

Остатки садов Болховского и Нееловского существуют и теперь при бывшем здании пединститута на улице Толстого.

«При первой возможности, – говорит автор, – мы с Панаевым отправлялись за город, посетили сад Нееловский, Госпитальный и даже сад Чемесова.

Мы ходили с Панаевым также на пасеку и находящиеся по обеим ее сторонам гористые места, или лучше сказать глубокие овраги, обраставшие тогда молодым леском, за которым впоследствии утвердилось название Казанской Швейцарии, данное нами, т.е. казанскими студентами. До сих пор эти места служат любимым местом для гуляний жителей Казани».

С любовь и благодарностью за проведенные в Казани счастливые годы детства и юношества Аксаков пишет в «Воспоминаниях»:

«…Прощай, шумная, молодая, учебная жизнь! Прощайте, первые невозвратные годы юности!.. Ни свет, ни домашняя жизнь со всеми их дрянностями еще не помрачали вашей ясности! Стены гимназии и университета, товарищи – вот что составляло полный мир для меня».

Молодые годы, проведенные в Казани, он по праву считает лучшими в своей жизни.

«Все, что сохранилось во мне доброго, – писал Аксаков, – считаю себя обязанным гимназии, университету, общественному учению и тому живому началу, которое вынес я оттуда».

Накануне отъезда Аксаков прощался с друзьями: «обнявшись длинной вереницей, исходили мы все комнаты, аудитории и залы. Потом крепко, долго целовались. Толпа студентов и даже гимназистов высыпала проводить меня на крыльцо. Я обернулся еще раз взглянуть на товарищей, на здание университета – и пустился почти бегом. За мной неслись знакомые голоса: «Прощай, Аксаков, прощай!».

Подробнее – Первый студент Казанского университета Сергей Аксаков.

Улица, на которой мы сейчас находимся, проходит через «Толстовский сквер» и носит имя Льва Николаевича Толстого. Среди славных имен писателей, жизнь которых связана с Казанью, одно из первых мест занимает имя великого русского писателя.

В Казани провел молодые годы дед Льва Николаевича Илья Андреевич, занимавший в 1815-1820 гг. должность Казанского губернатора. Он умер в Казани и здесь похоронен на кладбище Кизического монастыря. Неоднократно и подолгу проживал в Казани отец писателя – Николай Ильич и сестра Николая Ильича (тетка писателя).

После смерти родителей опекуном осиротевших юных Толстых стала их родная тетка – казанская помещица Пелагея Ильинична Юшкова. Осенью 1841 года в Казань прибыли ее на попечение и для получения образования братья Толстые: Сергей, Дмитрий и 13-летний Левушка, а также их сестры. Казань для Льва была городом хорошо знакомым, и для него были открыты двери всех аристократических домов.

Осенью 1844 года 16-летний Толстой выдержал вступительные экзамены в Казанский университет на восточное отделение философского факультета, но вскоре перешел на юридический факультет.

Именно в Казани Толстой-юноша включается в культурную жизнь города. Он становится постоянным посетителем двух книжных магазинов, расположенных на улице Воскресенской. В это время Толстой посещает концерты итальянского тенора Джованни Рубини, посещает различные спектакли.

Стремясь к развитию своих способностей, самоанализу и нравственному усовершенствованию, Л. Толстой начинает вести в Казани дневник.

В Казани сохранились три дома, в которых жил Лев Николаевич в 1941-1847 гг. В доме И. К. Горталова на Поперечно-Казанской улице была первая квартира Толстых. После Великой Октябрьской социалистической революции в доме помещалась школа №6 им. Л.Н. Толстого.

Вторая казанская квартира Толстых была в доме Киселевского на Арском поле. Возможно, что именно в этой комнатке на хорах в доме Киселевских Лев Николаевич впервые испробовал свои силы в области художественного творчества. С этой второй квартиры в начале 1846 года братья Толстые, отделившись от тетки, переехали на частную квартиру в дом архитектора Петонди, на углу Покровской и Поперечно-Казанской улиц, против здания бывшей 1-й гимназии (дом №13 по ул. Карла Маркса).

В университетские годы Толстой пришел к мысли, что главное в обществе – народ. Именно в Казани он впервые столкнулся с жестокостью крепостного строя и царизма.

Сцена бесчеловечного наказания шпицрутенами солдата на Арском поле, увиденная его братом, еще больше приблизила мысли Толстого к раздумьям о жизни.

В результате казанских впечатлений Толстой создал шедевр «После бала». Показанная в нем типичная для николаевского палочного режима сцена свидетельствует о ненависти великого писателя-гуманиста к русскому царизму.

«Когда шествие миновало то место, где я стоял, я мельком увидел между рядов спину наказываемого. Это было что-то такое пестрое, мокрое, красное, неестественное, что я не поверил, чтобы это было тело человека…».

В 1847 году старший из братьев Толстых. Николай, завершает учебу в университете. Не закончив второго курса юридического факультета университета, покидал Казань и Лев, получивший в наследство Ясную Поляну.

Казанский период жизни Толстого нашел отражение в его произведениях. Это рассказы «После бала», «Утро помещика», автобиографическая трилогия «Детство», «Отрочество», «Юность».

Уехав из Казани, Лев впоследствии посещал ее трижды. Проездом на Кавказ в 1851 году, он навестил Юшкову, начальницу Родионовского института Загоскину. Заехал в Казань и 1862 г., и в 1876 г.

В сентябре рядом с домом на улице Большой Красной, в котором жил студент Толстой, в 1949 году установлен бюст писателю.

Подробнее -

Лев Толстой в Казани: правда о «беспечном» студенте

Душа Льва Толстого остается в Казани

Образ незабвенный: Лев Толстой и Зинаида Молоствова

Мы подошли к музею Боратынского. Если вы посмотрите направо, то увидите памятник, воздвигнутый Гавриилу Романовичу Державину (1743 -1816) 4 октября 2003 года.

Поэт родился в 1743 году в одно из воскресений июля. Рождение долгожданного сына было радостным событием едва ли не для всей округи.

Младенца крестили в родовом поместье близ Казани – селе Сокуры (ныне входящем состав Лаишевского района Р.Т.), где он провел детские годы.

До сих пор спорным является место рождения будущего поэта и государственного деятеля. В одних источниках указывается, что это произошло в родовом имении Державиных в Сокурах (ныне Лаишевский район), в других местом его рождения называется Казань.

Когда Державину исполнилось 15 лет, он поступил в первую Казанскую гимназию, размещенную тогда в двухэтажном доме Кольцова. Тем не менее мемориальная доска могла быть и на первом здании Казанского национального исследовательского технического университета имени А.Н. Туполева, как уже есть мемориальная доска в честь Ивана Шишкина. Ведь гимназия значительную часть своей жизни существовала в этом здании на Покровской (ныне улица Карла Маркса).

Для размещения гимназии сначала наняли запущенный двухэтажный дом у частного лица, затем в 1761 году купили собственный обширный деревянный дом у помещика Шахова. Он находился при въезде на Арское поле, на перекрестке современных улиц К.Маркса и Жуковского. В 1774 году, во время пугачевского восстания, когда здание гимназии сгорело, учебное заведение стало функционировать в другом месте: сначала в Старо-Татарской слободе, с 1775 года – в бывшем губернаторском доме на Черном озере и на Воскресенской улице (нынешняя половина главного здания Казанского университета на улице Кремлевской).

С 1798 года первая гимназия располагалась в кирпичном двухэтажном здании на Покровской улице. Оно было построено в 1789 году по заказу помещика Молоствова (автор проекта – архитектор Ф.Емельянов). Первоначально это был двухэтажный жилой дом, который городские власти выкупили под гимназию. Но дом под учебное заведение оказался маловат, и его решено было увеличить. Бывший жилой дом стал левым крылом нового здания гимназии. С новым крылом его соединили портиком из шести колонн и третьим этажом с куполом.

Вот как вспоминал Державин учебу в гимназии:

«...преподавалось учение языкам: латинскому, французскому, немецкому; арифметике, геометрии, танцеванию, рисованию и фехтованию. Более всего старались научить читать, писать и говорить сколько-нибудь по грамматике и быть обходительным: заставляли сказывать на кафедрах речи, также представить на театре, танцевать и фехтовать, что делало питомцев хотя в науках не искусными, однако же доставило модность, некоторую развязность в обращении».

3 года пробыл Державин в гимназии. В начале 1762 года он получил требование из Питера явиться в Преображенский полк.

Впоследствии судьба еще раз приводила Гавриила в Казань. В одну из таких поездок он (будучи человеком военным) принял участие в подавлении пугачевского бунта.

Казань никогда не забывала Державина. Однако в разное время к нему относились по-разному.

Памятник нашему земляку, действительному тайному советнику Гавриилу Романовичу Державину трижды в своей истории менял место нахождения. Сначала был двор Казанского университета, потом – парадная площадь города, теперь – Лядской сад.

В августе 1836 года император Николай I, будучи в Казани, сам указал место памятника – университетский двор, между учебным корпусом и анатомическим театром».

Памятник Гавриилу Державину простоял с 23 августа 1847 года во дворе Казанского университета более 20-ти лет, затем по инициативе губернского земства и опять на средства, собранные «по добровольной подписке», был перенесен на Театральную площадь. Точнее – в Державинский сад, который был разведен в 1871-1872 годах на пустом и пыльном плацу, служившем местом воинских учений. Памятник установили в северной части сада, напротив здания городского театра. Старожилы утверждают, что приблизительно на этом месте сегодня находится памятник А.С.Пушкину у театра оперы и балета.

В 1931 году памятник Державину был снесен и отправлен на переплавку.

Если вы пройдете в Национальный музей РТ, то сможете увидеть личные вещи Державина: золотые карманные часы, письменный стол. Чернильницу и кресло (эти ценные экспонаты были переданы родственниками Державина в 1845 году).

Чтут память классика русской литературы и его земляки – лаишевцы. Реставрируется Богоявленская церковь и могилы родителей Державина на Егоровском кладбище, покоящихся рядом с предками рода Державиных.

Подробнее - «Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный…»

В одной татарской семье было два поэта – отец и сын. Оба писали на русском языке. Отец: Нигмат (Николай), Нигмат Мисаилович (Николай Михайлович) Ибрагимов; сын: Лев, полное имя – Лев Николаевич Ибрагимов (Лев Нигмат улы Ибраhимов).

Николай Михайлович (1778, Казань – 17 апреля 1818, Казань) – поэт, педагог, один из инициаторов создания Казанского общества любителей отечественной словесности; считается, что он мог быть автором известного стихотворения «Во поле берёза стояла», ставшего народной песней. Учился он в гимназии при московском университете (с 1791), а затем и в университете, по окончании которого, в 1798 году, был учителем российской словесности и математики, а с 1807 года и фактическим инспектором в Казанской гимназии, а с 1817 года – адъюнкт-профессором Казанского университета.

Н.М. Ибрагимов был основателем и первым председателем казанского Общества любителей отечественной словесности (1806)[2]; несколько его стихотворений было опубликовано в «Трудах Общества любителей отечественной словесности при Казанском университете» (1815, ч. 15) и в «Благонамеренном» (1822, 1825). Литературное наследие Ибрагимова невелико.

Большая часть его стихотворений написана в жанре сентиментальной «русской песни». Считается, что два текста Ибрагимова, утратив авторство и претерпев существенные изменения, стали народными песнями: «Во поле берёзонька стояла» и «Вечерком красна девица».

С 1814 года Ибрагимов сотрудничал в журнале «Сын Отечества». Его сын, Лев Николаевич Ибрагимов, в 1830-х годах также был учителем в Казанской гимназии, где преподавал грамматику и географию. Он также писал стихи и приобрёл некоторую известность своими русскими песнями; сборник его стихотворений был издан в Казани в 1841 году»

Даты рождения и смерти Льва Николаевича Ибрагимова не установлены ((1818 -после 1867). Он учился в Казанском университете (1833-1837), по окончании которого был учителем гимназии – сначала в Казани, затем в Перми (по другим источникам – в Тагиле). При его жизни издан сборник «Стихотворения Льва Ибрагимова» (Казань, 1841). Прозаические и стихотворные произведения Ибрагимова печатались в «Библиотеке для чтения» и других журналах 1830-х годов.

Среди стихотворений Ибрагимова некоторые выделяются искренностью чувства и простотой выражения. Одни из них написаны в манере дружеских посланий, другие – в стиле песни и романса: «Колокольчик» («Под окошком сижу…»), «Романс» («Люби меня! Покуда младость…»), «Очи» («Очи девы-весны!..»), «Вакханальная песнь» («Что не веселы вы…»), «Русские песни» («Для меня ли, звезда ясная…», «Ах, ты помнишь ли…» и публикуемая)».

 Проездом в Казани

Казань посещали многие выдающиеся писатели. Так, великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин приезжал в наш город в 1833 году. Он решил объехать те места Поволжья и Приуралья, которые были охвачены восстанием, получив заказ на историческое исследование. Путь от Петербурга до Казани, протяжением в 1507 верст, поэт проделал за 19 дней.

Пушкин в первую очередь побывал в Суконной слободе, где встретился и имел обстоятельную беседу со старым суконщиком В.П. Бабиным. Он не мог помнить событий, связанны с захватом Казани Пугачевым, но рассказал то, что у знал от своего отца – их очевидца.

По книгам и архивным документам, над которыми поэт работал ещё в Петербурге, Пушкин знал о роли в Пугачёвском движении рабочих Осокинской суконной мануфактуры, об их столетней борьбе за свои законные права с хозяевами и губернскими властями.

Пушкину предстояла нелёгкая задача вступить в общение с суконщиками, переживавшими тревожное время и державшимися, естественно, весьма осторожно, особенно с посторонними людьми. Именно в рюмочной Пушкин и рассчитывал побеседовать со старым суконщиком Бабиным, на которого его вывел всё тот же Боратынский.

Бабин сообщил Пушкину много ценных воспоминаний о взятии Казани Пугачевым в июле 1776 года. Пушкин, очевидно, долго говорил с Бабиным, поскольку запись рассказа суконщика состоит из 2,5 страниц мелкого, убористого почерка. Бабиным было рассказано о взятии Пугачевым Суконной слободы, сцене в лагере Пугачева, месте установки пушки и ужасной расправе над восставшими. Около 40 процента текста рассказа казанского суконщика Пушкин внес в переработанном виде в УП главу своей книги о Пугачеве.

Пушкин осмотрел в Суконной слободе старое здание суконной фабрики, часть производственных корпусов. Затем он отправился по Сибирскому тракту за 10-12 км от Казани к Троицкой мельнице. Перед самой деревней Троицкая-Нокса дорога суживаетя: с одной стороны к ней подходят крутые склоны реки Казанки, с другой – спуск к маленькой речке Ноксе, притоку Казанки.

Здесь 11 июля 1774 года Пугачев расположил свой главный лагерь в 20 тысяч человек. Готовясь к штурму Казани. Из этого лагеря вечером в виду всех казанских жителей он сам ездил высматривать город, и возвратился в лагерь, отложив приступ до следующего утра.

На Сибирском тракте 10 июля 1774 года Пугачев разбил высланный ему навстречу «Казанский конный легион» полковника Николая Толстого, и что по нему 12 июля этого же года пугачевцы приближались к Казани (от села Царицына по Арскому полю), двигая перед собой возы сена и соломы, между которыми везли пушки.

Знал великий поэт и печальную известность этого тракта, по которому ехали и шли ссыльные в далекую Сибирь тысячи неугодных царю лиц. По этому тракту провезли в рудники и друзей Пушкина – декабристов в 1826 году.

Казалось, он сам, своими глазами видел, как «Пугачев, поставив свои батареи в трактире Гостиного двора (на месте нынешнего Национального музея РТ), стрелял по крепости, особенно по Спасскому монастырю…»

Вернулся в гостиницу, писал до 2 часов дня и поехал обедать к Эрнесту Перцову, с которым был знаком. А вечером встретился с известным казанским купцом Леонтием Крупениковым и допоздна засиделся у Фуксов, общаясь с Карлом Фёдоровичем и его женой, казанской поэтессой Александрой Андреевной. Дом Фукса находился на углу Сенной площади и Поперечно-Тихвинской улицы (сегодня улица Московская и Галиагкара Камала, дом №58/5). Он цел, хотя был на грани разрушения, в 2013 году завершился первый этап его реставрации.

В отличие от Бабина, с Крупениковым Пушкину повезло меньше. Купец встретил его в своём двухэтажном доме на улице Воскресенской (ныне Кремлёвская). Жил он в очень престижном месте, напротив Императорского университета. Дом этот примыкал к особняку Зинаиды Ушковой (ныне здесь Национальная библиотека РТ), он простоял после этой встречи почти 150 лет и был снесён, несмотря на протесты городской интеллигенции, и в первую очередь университетской профессуры, в 1978 году. Поскольку мешал строительству первой многоэтажной высотки КГУ.

Где жил Пушкин в Казани, неизвестно. Возможно, в гостинице Дворянского собрания (ныне улица Рахматуллина).В гостинице его ожидала неожиданная и приятная встреча с давнишним приятелем, поэтом Боратынским. Евгений Абрамович не жил в это время в Казани, а только был проездом в село Каймары, в имение отца жены Льва Николаевича Энгельгардта. Просидели, проговорили до утра.

В конце 1833 года рукопись о Пугачеве была готова, и Николай I дал добро на ее печатание.

Подробнее -

Александр Пушкин в Казани

В каком же доме обедал в Казани Александр Пушкин?

Поэт Владимира Маяковского (1893-1930 посетил Казань трижды – в 1914, 1927 и 1928 годах.

Первое выступление Маяковского в Казани состоялось 20 февраля 1914 года в зале Дворянского собрания. Студенчество восторженно приветствовало поэта. Наплыв казанской молодежи на выступления Маяковского понятен: она приветствовала талантливого поэта, выступавшего против тупости, хищничества и самодовольства буржуа. Шумной овацией встречает молодежь заявление Маяковского о том, что такое настоящая красота.

«Красота – это черная девушка, здоровая, загорелая», – говорит поэт, обращаясь к молодежи, студентам и отворачиваясь от представителей аристократического мира.

Вторично Маяковский посетил Казань зимой 1927 года. Выступление состоялось 20 января в здании театра им. Г. Камала. Он дал в лекции характеристику советской поэзии, призывал бороться за высокое идейное содержание и художественное качество литературы.

Впоследствии, в стихотворении «По городам союза» он сказал об университете, где началась революционная деятельность великого вождя:

Университет –

Горделивость Казани,

И стены его

И доныне

хранят

любовнейшее воспоминание.

Зритель-очевидец описывает внешность поэта:

«Такой же большой и мощный, как его образы. Над переносицей вертикальная морщина. Тяжелый, слегка выдающийся подбородок. Фигура волжского грузчика. Голос трибуна… На эстраде чувствует себя как дома. К аудитории относится дружески – покровительственно».

Маяковский перед поездкой в Казань сказал:

«Стоит ли волноваться, когда мы едем в примечательную Казан! Когда у меня не будет ни копейки, я обязательно поеду в Казань.

– А как же без копейки вы купите билет?

– И на билет мне вышлет моя Казань…».

Подробнее - Владимир Маяковский в Казани

В 1867 году царское правительство сочло, наконец, возможным разрешить искалеченному и обессиленному десятилетней ссылкой великому украинскому поэту Тарасу Григорьевичу Шевченко возвращение в центральную Россию.

13 сентября 11857 года он прибыл в Казань. Любопытны дневниковые записи Шевченко о городе: «13 сентября. Казань городок – Москвы уголок».

Сегодня поутру увидел я издали Казань, и давно слышанная поговорка сама собою вспомнилась и невольно проговорилась.

Как издали, так и вблизи, так и внутри Казань чрезвычайно живо напоминает собою уголок Москвы: начиная с церквей, колоколен, до саек и калачей, везде, на каждом шагу, видишь влияние белокаменной Москвы.

Даже башня Сююмбеки, несомненный памятник времен татарских, показалась мне единоутробною сестрою Сухаревой башни. Большая улица, ведущая в Кремль, смахивает на Невский проспект своей чопорностью и торцовой мостовой. Улица эта начинается великолепным зданием университета.

Выйдя из университетского двора на улицу, Шевченко натолкнулся на одну типичную для царской России процессию, о которой он сообщает:

«Выйдя на улицу, я услышал глухой шум барабана и увидел густую толпу народа, провожавшего на казнь преступника. Чтобы не встретить эту гнусную процессию, я своротил в переулок, и в числе бегущих смотреть эту процессию я увидел молодую девушку с шарманкою за плечами и ободранного мальчика с тамбурином в руках. Мне сделалось не грустно, а как-то особенно скверно, и я опять взял на четвертак татарскую тележку и возвратился на пароход, и сделал два рисунка: общий вид Казанки и вид на Волгу против Казани и села Услон».

Советский поэт Демьян Бедный (Придворов Ефим Алексеевич) приехал в Казань 10 сентября 1918 года. В трудные дни 1918 года, когда город захватили белогвардейцы, партия направила Демьяна Бедного в части V армии. В Свияжске он писал свои стихи, которые печатались и сбрасывались с самолетов. В трудные дни 1918 года, когда город захватили белогвардейцы, партия направила Демьяна Бедного в части V армии. В Свияжске он писал свои стихи, которые печатались и сбрасывались с самолетов. 10 сентября 1918 года вместе с красными бойцами поэт вступил в Казань. С событиями тех дней связаны его стихотворения – «Расказанское положение», «Казанское чудо» и другие.

10 сентября 1918 года вместе с красными бойцами поэт вступил в Казань.

С событиями тех дней связаны его стихотворения – «Расказанское положение», «Казанское чудо» и другие.

В начале Великой Отечественной войны Д. Бедный прожил в Казани несколько месяцев на улице М. Горького, дом 17. Тогда в газете «Красная Татария» было опубликовано несколько стихотворений поэта. В Советском районе Казани проходит улица, названная именем пролетарского поэта»

Писатель Александр Герцен побывал в Казани по пути в ссылку в Пермь в апреле 1835 года. В 1834 году он был арестован и должен был отбывать ссылку в Пермской губернии.

В своем произведении «Письмо из провинции» он писал:

«Казань некоторым образом главное место, средоточие губерний, прилегающих к ней с юга и востока: она получают через нее просвещение, обычаи и моды. Вообще значение Казани велико: это место встречи и свидания двух миров. И потому в ней два начала: западное и восточное, и вы их встретите на каждом перекрестке; здесь они от беспрерывного действия друг на друга сжались, сдружились, начали составлять нечто самобытное по характеру. Далее на восток слабее начало европейское, далее на запад мертвеет восточное начало. Ежели назначено, как провидел великий Петр, перенести Запад в Азию и ознакомить Европу с Востоком, то нет сомнения, что Казань – главный караван-сарай на пути идей европейских в Азию и характера азиатского в Европу…».

Следы его присутствия в Казани можно было искать в почтовой конторе, стоящей на углу Покровской улицы (К. Маркса) и Театральной площади (ныне здание на площади Свободы перестроено, это пятое здание КНИТУ-КАИ.

Писатель Иван Александрович Гончаров, уроженец Симбирска, был в Казани дважды. В 1834 году после окончания Московского университета, когда ехал домой (был всего один день) и в 1855 году, когда возвращался из кругосветного путешествия на родину сухопутным путем через Сибирь. Был здесь несколько дней. Казань ему не понравились. Одно из произведений, в котором рассказывается о Казани, называется «Горбатые улицы».

Владимир Галактионович Короленко бывал в Казани не раз. Мало того, он сотрудничал с казанской газетой «Волжский вестник». Впервые приехал летом 1880 года. В 1885 году был здесь, возвращаясь из ссылки, которую отбывал в Вятской губернии. Потом приезжал в Казань в 1886, 1888 и 1895 годах.

В Казани, в центре города, есть улица Некрасова. Считалось, что писатель Николай Алексеевич Некрасов никогда не был в нашем городе, но появились сведения, что один раз он тут все-таки побывал. Осенью 1846 года он гостил у помещика Толстого.

По более достоверным источникам известно, что он мог бывать здесь, и не один раз, с Авдотьей Панаевой.

Он встретил жену писателя Ивана Панаева (ур. Брянская) в 1842 году, на поэтическом вечере. Авдотья Панаева, привлекательная брюнетка, считалась одной из самых красивых женщин Петербурга того времени. Кроме этого, она была умна и была хозяйкой литературного салона, который собирался в доме её мужа Ивана Панаева.

Её собственный литературный талант привлекал в кружок в доме Панаевых молодых, но уже популярных Чернышевского, Добролюбова, Тургенева, Белинского. Её мужа, писателя Панаева, характеризовали как повесу и гуляку. Несмотря на это, его жена отличалась порядочностью, и Некрасову пришлось приложить немалые усилия к тому, чтобы привлечь внимание этой женщины. В Авдотью был влюблён и Фёдор Достоевский, однако взаимности добиться ему не удалось. Поначалу Панаева отвергла и двадцатишестилетнего Некрасова, также в неё влюблённого, отчего тот едва не покончил с собой.

Во время одной из поездок Панаевых и Некрасова в Казанскую губернию, откуда был родом Иван Панаев, Авдотья и Николай Алексеевич всё же признались друг другу в своих чувствах.

По возвращении они стали жить гражданским браком в квартире Панаевых, причём вместе с законным мужем Авдотьи – Иваном Панаевым. Такой союз продлился почти 16 лет, до самой смерти Панаева. Всё это вызывало общественное осуждение – про Некрасова говорили, что он живёт в чужом доме, любит чужую жену и при этом ещё и закатывает сцены ревности законному мужу. В этот период от него отвернулись даже многие друзья. Но, несмотря на это, Некрасов и Панаева были счастливы.

Некрасов создал один из лучших своих стихотворных циклов – так называемый «Панаевский цикл» (многое из этого цикла они писали и редактировали вместе). Соавторству Некрасова и Станицкого (псевдоним Авдотьи Яковлевны) принадлежит несколько романов, имевших большой успех. Несмотря на такой нестандартный образ жизни, эта троица оставалась единомышленниками и соратниками в деле возрождения и становления журнала «Современник».

В 1849 году у Авдотьи Яковлевны от Некрасова родился мальчик, однако он прожил недолго. В это время заболел и сам Некрасов. Предполагают, что именно со смертью ребёнка связаны сильные приступы гнева и перемены настроения, которые в дальнейшем привели к разрыву в их с Авдотьей отношениях.

В 1862 году умер Иван Панаев, а вскоре от Некрасова ушла Авдотья Панаева. Однако Некрасов помнил её до конца жизни и при составлении завещания упомянул её в нём.

Источник: http://stuki-druki.com/authors/NekrasovNikolay.php

Подробнее в «Казанских историях»  Панаевы: два века истории страны. 

В Интернете можно найти сведения о том, что русский философ-материалист, революционер-демократ, энциклопедист, теоретик критического утопического социализма, учёный, литературный критик, публицист и писатель Николай Гаврилович Чернышевский посещал Казань 6 раз, а с 1851 по 1853 год даже преподавал здесь в гимназии.

Он родился 24 июня 1828 года. Учился в Саратовской духовной семинарии, которую не закончил,  в 1846 году поступил в Петербургский университет, на историко-филологическое отделение. Жил в этом городе всю жизнь, за исключением короткого времени в 1851-1853 года, когда работал в гимназии, и ссылки.

Только гимназия эта была не казанская, а саратовская.

Александр Дюма-отец, французский писатель, автор остросюжетных романов «Три мушкетера» (1844), «Королева Марго» (1845), «Граф Монте-Кристо» (1845-1846),был в Казани в сентябре 1858 года, когда путешествовал по России. Он прожил здесь несколько дней, и его встречали как большую знаменитость.

Подробнее – Александр Дюма: Казань предстает перед вами в дымке истории

 

Экскурсия по литературным местам Казани – http://www.kros.ru/_info/russ3.php