Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Октябрь 2022 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1926 – Заключен договор об организации в Казани немецкой танковой школы.  Школа размещалась в бывших Каргопольских казармах

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Три дня в августе 1991 года

На 20 августа 1991 года была назначена церемония подписания Союзного договора, но ей не суждено было сбыться. С 19 по 21 августа власть в СССР находилась в руках самопровозглашенного Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП).

Президент СССР Михаил Горбачев, находящийся на отдыхе в Крыму, был отстранен от власти «в связи с неспособностью управлять государством из-за состояния здоровья».

Прежде чем рассказать о том, какими были эти 3 дня для Татарстана, стоит вернуться к событиям, которые им предшествовали.

Союзному договору – да!

На III сессии Верховного Совета Татарской ССР (10-14 декабря 1990 года), предваряя обсуждение вопроса «О проекте Союзного договора, Минтимер Шаймиев, Председатель Верховного Совета ТССР, сказал:

«В печати опубликован проект Союзного договора, и в республике идет заинтересованное обсуждение этого документа. Проект имеет большое политическое значение, поскольку затрагивает судьбы всех народов страны.

Проект Союзного договора в целом не противоречит принципам Декларации о государственном суверенитете Республики Татарстан. Он закрепляет такие важнейшие принципы, как уважение прав человека, реальное равноправие наций, суверенитет республик, формирование гражданского общества и правового государства, равноправие субъектов федерации – республик без подразделения их на союзные и автономные, самостоятельное определение каждой республикой своего государственного устройства и административно-территориального деления. Проект закрепляет принцип формирования компетенции Союза Суверенных Республик на основе предоставления ему полномочий субъектами договора, утверждает верховенство республиканского законодательства по вопросам, отнесенным к ведению республик, исключает возможность пересмотра исчерпывающего перечня полномочий Союза с общего согласия государств-учредителей и регулирует другие вопросы взаимоотношений суверенных республик с союзными органами на основе принципа федерализма.

Центральной идеей Союзного договора является производность суверенитета Союза от суверенитетов входящих в него республик. Проект по сравнению с договором об образовании СССР 1922 года существенно расширяет государственную самостоятельность республик – учредителей.

Во-первых, многие полномочия Союза должны осуществляться союзными органами власти только совместно или по согласованию с республиками.

Во-вторых, Союз не вмешивается в республиканские бюджеты, которые определяются участниками договора самостоятельно. Ранее республиканские бюджеты были составной частью общесоюзного бюджета и утверждались ЦИК СССР.

В-третьих, проект Договора предполагает издавать основы законодательства лишь по вопросам, согласованным с республиками, в отличие от обязательного издания основ по фиксированному перечню вопросов.

В-четвертых, названы формы участия республик в осуществлении полномочий Союза, включая совместное формирование союзных органов.

Конечно, не все положения проекта Союзного договора могут быть признаны бесспорными, многие принципы и нормы этого документа неоднозначно воспринимаются в различных республиках.

По нашему убеждению, опубликованный проект договора представляет правовую основу создания равноправного Союза суверенных государств, отвечающего потребностям народов страны, в том числе и народов Татарстана.

Согласно письма Президента СССР М.С.Горбачева от 15 ноября 1990 года Верховному Совету Татарстана предложено обсудить проект Союзного договора и выразить отношение к этому документу. Очевидно, по итогам обсуждения целесообразно будет принять постановление».

Это был один из немногих вопросов, когда сторонники федерализма и «националы» в республике выступали единым фронтом, поскольку проект в целом устраивал обе стороны. Во время обсуждения прозвучали следующие предложения:

ВАГИЗОВ Р.Г. Субъекты Федерации должны были выработать договор сами, подписать и потом уже представить на съезд народных депутатов и в Верховный Совет СССР.

Расплывчато записана статья 7 – о собственности. Предлагается записать ее 2-ю часть в следующей редакции: «Республики являются собственниками земли, ее недр, других природных ресурсов, научно-технического потенциала на своей территории, а также государственного имущества, за исключением той части, которую они добровольно передают Союзу для осуществления необходимых полномочий».

Представляется логичным, что высшим законодательным органом власти Союза должен быть Совет национальностей.

3 часть статьи 12 необходимо дополнить: «Президент, не набравший большинства голосов избирателей в какой-либо республике Союза, не может распространить свою власть на территорию этого суверенного государства».

Необходимо записать, что Президент и Председатель Верховного Совета республик не подотчетны ни Президенту СССР, ни союзному парламенту.

ПЕРОВ А.И. По статье 1 Союзного договора, где говорится о свободном входе в Союзный договор..., ни слова почему-то не говорится о добровольном выходе, хотя в ныне действующем союзном договоре, который подписан 30 декабря 1922 года, есть статья 26, которая гласит, что республики имеют право на выход. Поэтому предлагаю статью 2 записать в следующей редакции: «За каждой республикой (государством) сохраняется право свободного выхода из Союза».

И последнее, самое короткое: нет срока заключения договора. Республики не стоят на месте, они развиваются – экономически, политически и так далее. И если наша республика или другая через 10 лет вправе будут выполнять ту или иную функцию, которую они передали введение Союза, сами, должен быть механизм возврата таких функций. Считаю, что Союзный договор должен пересматриваться периодически, через определенное время, лет через 25, 30, 50.

ДАНИЛОВ В.И. Мое выступление будет очень коротким... Я считаю, что в Конституции Союза ССР нет необходимости, потому что эта Конституция должна быть совокупностью конституций всех субъектов. Или, по крайней мере, должна быть согласована с ними. Думаю, достаточно будет Союзного договора, в котором можно оговорить все условия жизнедеятельности и взаимодействия субъектов Союза.

САФИУЛЛИН Ф.Ш. у меня есть небольшое замечание и только по одной статье – о членстве в Союзе. Сказано: «Республики – участники договора – могут входить в СССР непосредственно либо в составе других республик. Последнее не ущемляет прав и не освобождает от обязанностей по договору».

Я здесь вижу заблаговременно заложенную мину замедленного действия. Из этой формулировки не ясно, кто решает, в каком порядке входить. Кто это будет решать: мы сами или кто-либо за нас? Мы должны четко сформулировать в нашем постановлении, что вопрос о входе – непосредственно или через другие республики – решает сам субъект Союза, сама республика. Проект Союзного договора, хотя является значительным шагом вперед по сравнению с прошлым договором, в то же время еще не завершает отход от деления республик на различные категории и сорта.

Название страны предлагается в документе как Союз Суверенных Советских Республик. Это звучит очень демократично, но не все народы могут в силу своих ограниченных территориальных и демократических возможностей образовать республики. Они тоже должны иметь право на самоопределение в другой, чем республика, форме и быть равноправными субъектами Союза.

И следующее – порядок подписания Союзного договора. Он должен быть таким, каким его предложило руководство нашей республики на сессии Верховного Совета СССР – только в алфавитном порядке. Этот вопрос не формальный: в алфавитном порядке можно подписывать и от Я до А, от Якутии начиная... Это не столь важно. Самое главное – что при таком порядке подписания исключается ранжирование республик.

Союз будет только тогда, если его субъекты будут иметь свою собственность. Здесь уже было сказано об этом. Необходимо законом закрепить права республик на собственность. Если мы будем иметь право на свою собственность, вопрос, в чьем составе быть, большого значения иметь не будет. Какая разница, если мы сами себе хозяева, если владеем 70 процентами результатов своего труда и можем свободно ими пользоваться? Естественно, мы как были, так и останемся в составе России.

РЕШЕТОВ Ю.С. Я бы хотел начать с того, что главные идеи, которые заложены в проекте Союзного договора, очень созвучны с моими мыслями, с моими настроениями, чувствами.

Все развитие событий идет к тому, чтобы наша республика на равных подписала Союзный договор. Это вытекает из самого духа демократизации всей нашей жизни, из подъема национального самосознания... В то же время я очень хорошо сознаю, что наше вступление в качестве соучредителя в этот Союзный договор призвано, конечно же, не обострять общественно-политическую ситуацию в республике, а укреплять согласие – и гражданское, и национальное. Вообще, полагаю, что такое согласие сейчас становится прямо-таки самоценностью. Если мы не достигнем такого согласия, никаких проблем, конечно, мы решить не сможем.

Харисов Р.М. Подписание Татарией Союзного договора, как я понимаю, означает наш отказ от устаревшей иерархической многоступенчатости государственного устройства, которая препятствует нормальному развитию не только татарского народа, но и всех народов, чьи представители компактно проживают в республике.

МАХИЯНОВ Н. Надо четко разграничить компетенции Союза и республик. Необходимо выделить минимальный набор полномочий – Вооруженные Силы, некоторые виды энергетики, транспорта, связи, глобальные исследовательские программы, службы помощи при стихийных бедствиях, делегируемых республиками Союзу. Во вторую группу выделить вопросы совместной компетенции Союза и республик. К сожалению, в представленном проекте в отношении такого важного вопроса, как разделение полномочий, ясности и четкости нет.

ЛАТЫПОВ З.Я. Абзац 2 звучит следующим образом: «Законы СССР, принятые по вопросам его компетенции, имеют верховенство и обязательны для исполнения на территории всех республик». Предлагаю иную редакцию этого абзаца: «Законы СССР, принятые по вопросам его компетенции, и ратифицированные республиками...». Вы понимаете, если мы отдаем какие-то полномочия Союзу-центру, то в пределах этих полномочий союзное правительство может такие законы принять, которые могут задеть наши интересы. Поэтому я считаю, что институт ратификации союзных законов республиками обязательно надо ввести в Союзный договор.

ШТАНИН А.В. ам надо выступить полномочными учредителями, республику должны представлять полномочные представители. Надо определить минимум полномочий, которые мы будем отдавать по договорам. И основным в этом плане должен быть принцип: до подписания договора должно произойти разграничение собственности, это основа государственности.

...Я считаю, что постановление должно быть принято за основу, при этом из него должно быть убрано слово «одобряем». К этому проекту у выступающих было много претензий.

ХАФИЗОВ Р.Ш. Обсуждаемый сегодня проект договора является результатом компромиссов, результатом политической борьбы и отражает расстановку сил, которая сегодня сложилась во многих республиках. Бывшие союзные республики ведут борьбу за экономическую и финансовую власть, за собственность с союзными министерствами и ведомствами.

Представленный нам сегодня проект договора содержит ряд значительных отступлений от первой редакции проекта, подготовленного на основе консультаций и согласований с экспертами союзных и автономных республик, в том числе и экспертами Республики Татарстан. Я также принимал участие в работе правительственной группы экспертов в Москве с 30 сентября по 5 октября по согласованию основных положений проекта.

Надо сказать, что допущен ряд отступлений от тех принципиальных положений, которые содержались в первой редакции проекта. В частности, первоначальный проект договора предусматривал, что все суверенные республики на равных основаниях заключают Союзный договор. В обсуждаемом проекте это положение исчезло. Вновь продолжается ранжирование республик на непосредственных учредителей договора и на республики, которые будут учреждать договор через состав других республик.

Более того, в статье 15 проекта мы опять находим положение о том, что у нас сохраняются союзные республики. Значит, все республики, которые остаются в составе других республик, очевидно, будут именоваться автономными, поскольку статья 15 говорит о том, что в состав Кабинета Министров СССР входят по должности главы правительств союзных республик.

Исходя из выступления Президента страны и Генерального Секретаря ЦК партии т.Горбачева на Пленуме ЦК КПСС, которое было вчера опубликовано в печати, вытекает, что Президент не собирается признать Республику Татарстан в качестве союзной республики. Поскольку он говорит, что вопрос конституирования статуса бывших автономий сложный, неоднозначный и решать его надо с учетом всех сформировавшихся позиций и факторов, то признание суверенитета Татарстана, очевидно, отложено на неопределенное время. Такой подход является проявлением тактики затяжек и проволочек, применяющейся уже шестой год.

ЮСУПОВ Р.А. Не вызывает сомнения ни у кого, что необходимо нам заключить Союзный договор. Но придется бороться за это. Ибо РСФСР, видимо, будет пытаться не давать нам заключать Союзный договор. К этому надо быть готовым. И Союз, возможно, будет игнорировать нас и пытаться не допускать к заключению данного договора.

Я, как имеющий отношение к языкам, предлагаю заложить в проект договора положение о языках, где говорится, что русский язык является государственным языком на территории СССР. Но тут же надо записать: «Наравне с этим на территории республики язык коренного населения является также государственным языком». Это очень важно.

СУЛТАНОВ И.Т. Меня очень смущает, мягко говоря, широта полномочий Союза. Здесь об этом уже говорилось. По сути дела подорвана основа суверенитета республик при передаче такого широкого круга полномочий Союзу.

Настораживает позиция Президента в отношении суверенитета республик, выраженная на этом же пленуме словами: «В каком положении мы все окажемся и как будем искать согласия, когда на свет появятся 15 Конституций?». То есть давайте, пока эти Конституции не появились, пока еще республики не определили, что они хотят, что им нужно, чтобы они не успели сообразить, давайте заключим быстрее договор, а потом под этот договор пишите свои Конституции. Я считаю, что это принципиально неправильная позиция, и нам нужно отстаивать свои интересы.

Главные позиции учредителям нового государства удалось согласовать, однако еще оставались вопросы. Например, руководство России возражало против прямого подписания Союзного договора своих бывших автономий, а их руководители, наоборот, настаивали на этом.

С 12 по 15 августа в Москве проходили первые официальные переговоры между представителями России и Татарстана. Состав делегаций назначили президенты: татарстанский – 30 июля, российский – 9 августа.

В переговорах приняли участие: с российской стороны – государственный советник Г. Бурбулис (руководитель делегации), С.Шахрай, С.Станкевич, О.Лобов и другие официальные лица; со стороны Татарстана – вице-президент В.Лихачев, народные депутаты ТССР И.Тагиров и Р.Хафизов, юрист Б.Железнов и председатель Госкомимущества Ф.Газизуллин. Экспертами выступали Р.Хакимов и Ф.Сафиуллин. Переговоры завершились подписанием Протокола, в котором руководство России, признавая реалии, соглашалось на рассмотрение условий существования Татарстана в его новом, особом статусе.

Первая встреча Бориса Ельцина и Минтимера Шаймиева, на которой предстояло определить эти самые условия, была назначена на 10 часов утра 19 августа, но ей не суждено было состояться. В этот день вся страна столкнулась совсем с другими проблемами.

Казань – заложница в большой игре московских элит

События, случившиеся 19-21 августа, прервали этот важный процесс на целых два с половиной года. В Казани они вызвали шок. Здесь готовились к празднованию первой годовщины принятия Декларации о государственном суверенитете Татарстана, уже была назначена дата проведения очередной сессии Верховного Совета; школы готовились к началу учебного года; на полях, как всегда, шла нелегкая битва за урожай.

Митинг на площади Свободы был непрерывным

...Президиум Казанского Совета народных депутатов заседал уже 20 числа. «Федералов» здесь было числом побольше, и они соблюли все формальные условия для того, чтобы заставить председателя горсовета Геннадия Зерцалова уже на другой день собрать всех на чрезвычайное заседание.

В Верховном Совете велись нервные переговоры между руководством и депутатами из группы «Народовластие». Ситуация была слишком сложна. Оказались под вопросом все достигнутые ранее договоренности. ЧП было в Союзе, на который все в Татарстане возлагали так много надежд. Россия, о которой многие в республике в последнее время говорили исключительно как о соседнем государстве, вдруг реально заявила о своей главенствующей роли на всей территории Федерации. В том числе, естественно, в Татарстане, о чем напоминали активисты местного отделения ДПР, которые в эти дни стали своего рода связными между Москвой и Казанью: получали оттуда указы российского Президента, распространяли их в Казани, поскольку указаний об их публикации в газетах редактора на совещании у первого заместителя Председателя Совета Министров М.Хасанова не получили. Зато получили другое указание – опубликовать все документы ГКЧП.

В первом томе сборника «Республика Татарстан: новейшая история» опубликован ряд документов, которые стоит процитировать.

Обращение группы «Народовластие» к избирателям Республики Татарстан

19 августа в СССР совершен преступный государственный переворот. 20 августа группа «Народовластие» потребовала от Председателя Верховного Совета Мухаметшина и от Президиума Верховного Совета ТССР созыва внеочередной сессии по факту государственного переворота. Однако Президиум Верховного Совета не только не создал такую сессию, но и отменил ранее намеченную на 28 августа. Руководители Татарской ССР Шаймиев, Мухаметшин, Сабиров, обладая более полной и оперативной информацией, чем другие граждане, не могли не понимать неконституционные, а, следовательно, и преступные действия ГКЧП. Они были обязаны всеми имеющимися в их распоряжении средствами немедленно организовать на всей территории ТССР противодействие государственным преступникам, имевшим цели установить диктаторский режим. Однако вместо того руководство ТССР в нарушение Конституций СССР, РСФСР, ТССР предприняло практические шаги в поддержку ГКЧП и так называемой программы ГКЧП: создание цензуры печати, запрет и разгон мирных демонстраций, шествий, митингов. Фактически в республике были незаконно введены чрезвычайные меры без объявления чрезвычайного положения.

Лица, не давшие должной оценки, не принявшие мер по обеспечению свободы, конституционных прав граждан, защите нарастающих демократических устоев государства и ставшие фактически сообщниками путчистов, не имеют права руководить республикой.

 20 августа 1991 года

Обращение Президента Татарской ССР к народу Татарстана

Дорогие сограждане!

Наша страна переживает важный момент в своей истории. В обществе и государстве сложилась чрезвычайная обстановка. События и процессы, которые привели страну на грань катастрофы, с исчерпывающей прямотой охарактеризованы в обращении к советскому народу Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР от 18 августа сего года. Опубликованные им постановления направлены на предотвращение краха, стабилизацию обстановки в стране.

В связи с необходимостью выполнения намеченных планов мы исходим из того, что на территории Республики Татарстан действуют законно избранные органы власти и всенародно избранный Президент, которые сегодня полностью владеют обстановкой и сделают все для того, чтобы законы СССР и суверенного Татарстана выполнялись неукоснительно.

Провозглашая суверенитет Татарстана, мы твердо заявили о своей приверженности целостности Союза, невмешательстве во внутренние дела суверенных республик. Мы и сегодня верны этим своим принципам.

Должен сказать, что в нашей республике обстановка остается относительно спокойной. Однако охватившая страну разрушительная паника дает о себе знать и у нас. Пусть в меньшей степени, чем в других регионах, но продолжается спад промышленного производства, обостряется ситуация на потребительском рынке, растет преступность, деградирует нравственность. Нет-нет да и предпринимаются попытки посеять семена национальной розни. Все это усиливает социальную напряженность, вызывает у людей неуверенность в завтрашнем дне, апатию,

В сложившейся ситуации я призываю рабочий класс, колхозное крестьянство, передовую интеллигенцию, молодежь, ветеранов войны и труда, атеистов и верующих, все патриотические силы к выдержке и спокойствию. Все мы, дорогие сограждане, должны осознать, что в этот критический час от нашей дисциплинированности и организованности, добросовестного труда на всех участках народного хозяйства зависят судьба всех и каждого, благополучие каждой советской семьи, мир и спокойствие в нашем многонациональном доме.

Я обращаюсь к тем политическим партиям и общественным движениям, которым дороги интересы Родины, ко всем здоровым силам общества с призывом проявлять благоразумие, консолидировать усилия во имя сохранения и обновления единого Союза ССР, его достойного места в мире как великой державы. Никакие различия в политических взглядах не могут и не должны заслонить тот факт, что судьба Отечества превыше всего. Не споры и дискуссии, а единение всех сил под знаменем патриотизма способно спасти сегодня наше общество, государство от хаоса и анархии.

Я рассчитываю на понимание сложности ситуации всеми трудовыми коллективами, общественными и политическими движениями. Должен со всей откровенностью и ответственностью заявить, что в сложившихся условиях на период чрезвычайного положения недопустимы всякие митинги, демонстрации, шествия, забастовки, что в отношении всех тех, кто не проявит этого понимания, кто своими деструктивными действиями попытается нарушить стабильность в общественно-политической жизни, будут приняты чрезвычайные меры.

Я обращаюсь к работникам средств массовой информации с просьбой проявить максимум благоразумия и сдержанности в оценке событий, взвешенности в своих публикациях.

Обращаюсь к демократически избранным органам власти, народным депутатам всех ступеней с призывом сполна использовать предоставленные им полномочия для обеспечения строжайшего соблюдения законности, усиления социально-правовой защищенности граждан, надежного функционирования всех систем жизнеобеспечения. Особая ответственность возлагается сегодня на правоохранительные органы, призванные дать решительный бои преступным элементам, дельцам теневой экономики, злостным нарушителям общественного порядка, спекулянтам и взяточникам, всем тем, кто пренебрегает нормами закона и нашей морали. Каждый гражданин республики вправе жить спокойно, не испытывая страха за себя и своих детей.

Я призываю деятелей культуры, искусства, науки, народного образования использовать весь свой духовный, творческий, интеллектуальный потенциал для утверждения в сознании людей высокой нравственности и гражданского долга.

Наша республика богата добрыми традициями интернационализма и братства народов. Здесь испокон веков дружно живут и трудятся представители десятков национальностей. Я призываю всех граждан Татарстана, независимо от национальности, беречь и крепить узы дружбы, решительно пресекать малейшие попытки национализма и шовинизма, попытки посеять межнациональную рознь.

Обращаясь к вам, дорогие товарищи, заверяю вас, что руководство Татарстана будет настойчиво и последовательно осуществлять начатый курс на демократизацию всех сфер общественной жизни, политику социально-экономических и политических реформ. Уверен, что все это позволит нам быстрее преодолеть кризис и обеспечить так необходимую всем нам стабильность и уверенность в завтрашнем дне.

Цитируется по газете «Казанские ведомости», 22 августа 1991 года

Обращение к народу Татарской партии национальной независимости «Иттифак»

В стране острейшая ситуация – власти пришла военно-коммунистическая хунта. Против национальных и демократических сил направлены танки, начались аресты. Единственная сила, которая может противостоять диктатуре, – народ...

Указы ГКЧП должны быть недействительны на территории Республики Татарстан.

Считаем преступным поддержку руководством Республики Татарстан ГКЧП и введение цензуры над республиканской печатью...

Фашизм не пройдет! В единстве наша сила!

20 августа 1991 года

Об общественно-политической ситуации в Республике Татарстан в связи

с введением чрезвычайного положения в отдельных местностях СССР

Постановление Президиума Верховного Совета ТССР

Рассмотрев вопрос об общественно-политической ситуации в стране и республике в связи с введением чрезвычайного положения в отдельных местностях СССР и образованием Государственного комитета о чрезвычайном положении в СССР, Президиум Верховного Совета Татарской ССР отмечает, что на территории Татарской ССР чрезвычайное положение не введено. Органы государственной власти и управления осуществляют свои конституционные полномочия.

Президиум Верховного Совета Татарской ССР постановляет:

1. Рекомендовать Президенту Татарской ССР для обеспечения политической и экономической стабильности в республике усилить контроль за исполнением действующего законодательства Союза ССР и Татарской ССР, в том числе и средствами массовой информации.

2. Редакторам республиканских и местных газет воздержаться от публикации каких бы то ни было материалов, направленных на дестабилизацию обстановки.

Председатель Верховного Совета Татарской ССР Ф.МУХАМЕТШИН

г. Казань, 20 августа 1991 года

...Так получилось, что три августовских дня 1991 года стали для редакции «Казанских ведомостей» настоящим боевым крещением. Мы по сути еще только родились – новая газета Казанского городского Совета народных депутатов начала выходить с марта. Редакция, первой в республике, осваивала компьютерную технику, искала себе крышу над голове – в буквальном смысле этого фразеологизма, поскольку в издательстве Татарского обкома КПСС депутатской газете места не нашлось.

Дело в том, что решение о новой городской газете «пробивали» с двух сторон: со стороны председателя горисполкома К. Исхакова и со стороны межрегиональной депутатской группы, которая в то время была очень сплоченной и при необходимости могла заблокировать любое решение.

Как было принято в те времена, был объявлен конкурс претендентов на должность главного редактора. Межрегиональная группа все сделала, чтобы помешать стать руководителем газеты Г. Наумову, в то время депутату горсовета. Это потом намного осложнило жизнь новой газете, редакционному коллективу, который возглавила Любовь Агеева, победившая в конкурсе.

С нуля пришлось создавать редакционный коллектив, обучая на ходу второкурсников только что созданного факультета журналистики Казанского государственного университета Диму Михайлина, Сережу Шерстнева, Вадима Шамсулина и других. Опытных профессионалов пришло в новую газету мало – вечеркинцы Валентина Гудимова, Владимир Зотов, Галина Печилина, Раиса Щербакова, а также Светлана Бессчетнова, Оксана Гармай, Людмила Лыжина, Владимир Матылицкий. В это время в редакции работал Борис Бронштейн...

Во общем и без путча забот хватало. И вдруг – такая напасть.

Газета тогда выходила нерегулярно, когда в печатном цехе ТГЖИ было окно. Журналисты были не особо загружены работой, а потому все три дня многие из них провели на площади Свободы. Днем там все время толпились люди. На стенах и дверях оперного театра, где кучковался народ, были развешаны самодельные плакаты довольно оригинального содержания. Когда на площадь приходили активисты партий и движений или народные депутаты Верховного и городского советов, возникал импровизированный митинг. Потом, уже после путча, корреспонденты «Ведомостей» Светлана Бессчетнова, Дмитрий Михайлин и Владимир Матылицкий смогут описать эти три дня со всеми подробностям.

Известие о создании ГКЧП застало редакцию перед отправкой очередного номера в печать. Дата была уже известна. Тогда для нас, еще не освоивших как следует компьютерную технологию верстки, выпуск газеты был целым событием. К тому же с утра 19 августа редакция была без редакторского присмотра. С появлением главного редактора, только что вернувшегося с краткосрочного отпуска, началась летучка, на которой надо было решить главный вопрос: меняем содержание газеты – и тогда номер точно в срок не выйдет, потому что редакция вылетит из графика печатного цеха типографии, или выходим как ни в чем не бывало.

Внеплановая летучка была немного нервной. "Старички" советовали не рваться в бой, ведь редакторов предупредили, что газеты в случае непослушания могут закрыть. Молодые ни на какие компромиссы были не согласны. Они нас проверяли на прочность, хотя заранее знали, что боя не будет. Будет компромисс. Теперь по номеру, который вышел 22 августа, можно определить цену этого компромисса.

Решили выходить в объявленный срок. Самые обычные материалы в номере сохраняли аромат свободной жизни, напоминая о вещах, которые мы все могли потерять, например, право непредвзято судить о своей истории, как это делал в диалоге с корреспондентом «Ведомостей» доктор филологических наук Абрар Каримуллин.

По предложению заместителя главного редактора Игоря Котова, руководителя  депутатской группы "Народовластие" в городском Совете, мы поставили на четвертой полосе цитату из материала газеты «Правда». Еще вчера это был обычный для того времени материал, в котором шла речь о выходе из КПСС А. Яковлева, члена Политбюро. Если рассматривать эту цитату вне зависимости от обстоятельств того дня, ничего особенного в ней не было. Но это был единственный способ, который позволял редакции хоть как-то высказать свое отношение к происходящему.

Работая над заметкой под рубрикой «Слово редактора», я взвешивала буквально каждое слово. Публикуя огромное фото малыша на первой полосе, мы предупреждали себя и читателей о той ответственности, которая вдруг свалилась на наши плечи.

Номер нашей газеты вышел в четверг, 22 августа, и в нем полоса документов ГКЧП. Что делать с ними 21 августа, когда они были уже неактуальны, думали на очередной летучке. Можно было эту полосу заменить другой, но решили оставить - как вещественное доказательство исторического момента.

Через много месяцев, когда мы уже освоились с компьютерной версткой, я поняла, что у нас была возможность выразить свое отношение к этим документам, сохранив их верстку - мы просто могли перечеркнуть их черной полосой по «беловке» (так назывался оттиск полос номера, который сдавался в типографию). Но в августе мы еще подходили к компьютерам со священным трепетом...

Первая полоса номера от 22 августа

В рубрике «Читальный зал» мы имеем возможность представить некоторые материалы августа-сентября 1991 года из газет «Казанские ведомости» и «Вечерняя Казань»

Увидеть все своими глазами - Любовь Агеева справа

Появились слухи, что составлен список лиц, которые могут быть арестованы. Говорят, был в них и редактор «Вечерки». Скорее всего именно по этой причине Андрея Петровича Гаврилова в эти дни на работе не было.

Во все редакции из Министерства печати ТССР была направлена телефонограмма, которой предписывалось освещать события с позиций, обозначенных руководством республики, в частности, рекомендовалось публиковать документы ГКЧП. Меня в это время на рабочем месте не было. Телефонограмму приняла Лейла Гафарова. Записка с ее каракулями потом была приобщена к делу о поддержке ГКЧП руководством Татарстана.

21 августа к настоятельным советам журналистам сохранять спокойствие со стороны руководителей республики и города добавилось официальное решение – указом Президента ТССР М. Шаймиева «на период политической нестабильности» создавалась временная комиссия, как указывалось в тексте, для «организации взаимодействия средств массовой информации по своевременному объективному информированию населения о событиях в стране и республике», которую возглавил первый заместитель Председателя Совета Министров М. Хасанов. В состав комиссии вошли В. Гаврилов, директор ТГЖИ; А. Кадырова, начальник Управления по охране государственных тайн в печати ТССР; Л. Космылина, начальник Управления делами Казгорисполкома; А. Перов, заведующий отделом аппарата Президента; Ш. Хамматов, министр печати; Л. Шайдуллин, народный депутат ВС.

Текст указа поступил в редакции всех СМИ, но к вечеру, когда стало понятно, что страна возвращается к нормальной жизни, указ был отозван из редакций как недействующий. Опубликовала его только «Вечерняя Казань», где номер по производственному графику подписали до его изъятия. Тем не менее, заведующая юридическим отделом аппарата Президента Р. Сахиева в интервью газете «Казанские ведомости» обвинила «ВК» в нарушении порядка публикации актов государственных органов власти. Редакция с обвинением не согласилась, опубликовав ответ в газете.

Письмо в редакцию

В номере «Вечерней Казани» от 22 августа 1991 года напечатана заметка «Из пресс-службы Президента ТССР». В ней грубо искажен смысл разговора корреспондента газеты Л. Толчинского с сотрудником пресс-службы Президента. На настойчивые неоднократно заданные вопросы Л. Толчинского о том, признает ли Президент ГКЧП, из пресс-службы следовал один ответ: «К тому, что сказано Президентом ТССР в его обращении к народу Татарстана, ничего добавить не можем». А приписанные сотруднику пресс-службы слова: Да, Президент ТССР действительно поддерживает ГКЧП и принимаемые им меры» являются чистым вымыслом автора заметки и грубой инсинуацией на Президента Татарской ССР.

В связи с этим пресс-служба настаивает на том, чтобы газета дала опровержение по указанной заметке и наказала своего столь недобросовестного корреспондента Л. Толчинского. В противном случае пресс-служба оставляет за собой право прибегнуть к средствам, предусмотренным Законом СССР о печати.

Пресс-служба Президента ТССР

23 августа 1991 года

ОТ РЕДАКЦИИ

Произошло то, что должно было случиться. Пресс-служба Президента ТССР открестилась от слов, сказанных несколько дней назад, в минуты, когда сотрудникам этой службы еще не было известно о крахе заговорщиков. В опубликованном выше письме сказано, что просьбы корреспондента были настойчивы. Может быть, и так, если можно назвать настойчивым разговор, длившийся 2-2,5 минуты, а под фразой «неоднократно заданные вопросы» подразумеваются те три вопросика, что были адресованы пресс-секретарю и опубликованы в газете. Что же касается обвинения в грубых инсинуациях, то, как говорится, «слово не воробей», что сказано, то сказано. Ожидая подобный поворот событий и не надеясь на порядочность соответствующих служб Президента, корреспондент «ВК» вел беседу с пресс-секретарем в присутствии двух свидетелей. Ответы пресс-секретаря дублировались вслух.

Тень же Президент бросил на себя сам, а его пресс-секретарь лишь добросовестно подтвердил фразу. Теперь он это отрицает. Это понятно – ситуация иная, надо отступать на запасные позиции, отстреливаясь. Как стрельбу по элементарной порядочности можно назвать упоминание Закона СССР о печати, который в минуты того самого телефонного разговора был растоптан все в том же президентском дворце.

«Вечерняя Казань», 26 августа 1991 года

Работа над ошибками

Республика бурлила, как растревоженный улей. Везде критиковали М.Шаймиева, в целом руководство республики, которое не поддержало Б. Ельцина.

22 августа журналистов пригласили в Кремль на пресс-конференцию. На их вопросы отвечали Президент М. Шаймиев, Председатель Верховного Совета Ф. Мухаметшин и Председатель Совета Министров ТССР М. Сабиров. Вступительное слово Президента было кратким, в основном общение было в режиме «вопрос – ответ».

М. Шаймиев подчеркнул, что все принятые в республике меры были направлены на сохранение спокойствия. На Президентском совете была достигнута договоренность о том, что при условии дефицита информации о происходящем и взаимоисключающих распоряжений из центра нужно руководствоваться имеющимися законами СССР и ТССР.

Он не стал скрывать, что указом Президента была создана временная комиссия под председательством первого заместителя Председателя Премьер-министра М. Хасанова для координации деятельности СМИ, но когда обстановка в стране разрядилась, указ публиковать не стали.

Вопросы задавали самые разные, в том числе неприятные. В том числе такой: «Минтимер Шарипович, считаете ли Вы после событий 19 августа возможным оставаться на посту Президента ТССР». М. Шаймиев ответил так:

«Я избран Президентов ТССР всенародно. И по желанию нескольких человек не могу отказаться от исполнения своих конституционных обязанностей. Я соблюдал и буду соблюдать законность на территории ТССР».

26 августа в Альметьевске прошел несанкционированный митинг, организованный группой «афганцев», с участием членов Социал-демократической партии и городского отделения ВТОЦ. В нем участвовали около 150 человек.

Выступает Фаузия Байрамова

27 августа была созвана внеочередная сессия городского Совета Альметьевска, на которой рассматривался вопрос о текущем моменте. Сессия выразила недоверие Президиуму городского Совета. Был поставлен вопрос и о недоверии Президенту республики. Из 100 депутатов за это проголосовали 56.

Из обращения военно-патриотического объединения воинов-интернационалистов «Память» к ветеранам войны в Афганистане

Настал тот момент, когда мы должны сделать выбор. События последних дней показали, кто за демократические преобразования и кто нет. Мы обращаемся к вам с просьбой поддержать нас в решении требовать отставки всех должностных лиц, кто промолчал и поддержал антиконституционный переворот. Мы требуем отставки Президента Республики Татарстан товарища Шаймиева как виновного в поддержке преступного ГКЧП. Мы призываем вас действовать только в соответствии с законами и конституционными методами.

г. Альметьевск, 26 августа

Осудили позицию руководства Бауманский и Вахитовский районные Советы народных депутатов.

Казанский городской Совет собрался на сессию в субботу, 24 августа. Проходила она в Ленинском мемориале. Депутаты шли к зданию через узкий коридор горожан, пришедших высказать свое отношение к произошедшему. Лозунги вполне явственно выражали и их чувства, и их оценки. По решению сессии была организована прямая радиотрансляция на улицу, так что люди слышали все, что говорили их избранники. Депутаты голосованием подтвердили право своих избирателей на митинг возле филиала Центрального музея имени Ленина.

В повестку дня было внесено 8 вопросов:

1. О текущем моменте в связи с антиконституционным переворотом;

2. О мерах горсовета, принятых в период антиконституционного переворота;

3. О департизации государственных органов в Казани;

4. О создании депутатской комиссии по расследованию деятельности должностных лиц, общественно-политических организаций и средств массовой информации в период переворота;

5. Об оценке деятельности Президента ТССР, руководства горсовета и исполкома и доверии им;

6. О реформе муниципальной власти;

7. О практических мерах по реализации Указа Президента РСФСР о приостановлении деятельности КПСС;

8. О передаче в собственность зданий рескома¸ РК, Ленинского мемориала и общественно-политического центра рескома КПСС.

Стенограмму сессии «Казанские ведомости» дали в полном объеме, в двух номерах. Здесь представлен ее фрагмент.

 ВНЕОЧЕРЕДНАЯ СЕССИЯ ГОРСОВЕТА

ВРЕМЯ ОПРЕДЕЛЯТЬСЯ…

«Казанские ведомости», 29 и 31 августа 1991 года

По решению сессии мы публикуем сокращенный стенографический отчет, причем делаем это не поневоле, как бывало прежде, а с удовлетворением, поскольку этот документ – сродни самой острой публицистике. Думаем, горожане простят депутатам и некоторую стилистическую неряшливость (мы старались сгладить лишь очевидные шероховатости), и излишнюю запальчивость, резкость оценок. Не забывайте, что сессия работала сразу же после путча.

Г.ЗЕРЦАЛОВ, председатель горсовета. Сегодня уже ясно, что девятнадцатого августа наша страна, мы с вами стали заложниками в руках политических авантюристов. В последнее время мы как-то свыклись с тем, что у нас появились зрелые ростки демократических норм правового государства, стали привыкать к правам и свободам, данным советской Конституцией.

...Товарищи, события 19-21 августа дают основания для качественной оценки людей, существующих структур на верность демократии.

Б.ФАТТАХОВ, 163 округ. А какие политические взгляды у нашего лидера Г.И.Зерцалова, члена Президентского совета? Я питаю к нему глубокое уважение как к человеку, но события показали, что и у него нет твердых демократических убеждений, понимаю, что на кон ставится авторитет, пост, дальнейшая судьба, и ситуация показала его слабость. Ни одним словом, ни на Президентском совета, ни на президиуме горсовета 29 августа он не высказался, что к власти пришли люди незаконным путем и, следовательно, их постановления незаконны.

Считаю, что лидер должен быть приверженцем законной власти. Предлагаю Г.И.Зерцалову подать в отставку, а сессии выбрать другого лидера. Резонный вопрос возникает о К. III. Исхакове как председателе горисполкома. К.Ш.Исхаков по линии исполнительной власти подчиняется Кабинету Министров, Президенту и горсовету. Все вышестоящие структуры поддержали незаконную власть, но Исхаков оказался мудрее: он не принял решений, доказывающих приверженность незаконным действиям.

Е.ПРОСКУРИН, 187 округ. Переворот, предпринятый военно-партийной хунтой, не развел людей по разные стороны баррикад, а лишь резко выявил сущность и гражданскую зрелось всех и каждого. Жизнь и политика не знают сослагательного наклонения (если бы да кабы), и каждый вел себя согласно убеждениям.... Сейчас очень важно, чтобы на этом всплеске демократии наше общество не ограничилось только снятием запятнавших себя руководителей и избранием новых – необходимо изменить структуру и систему существующей власти, что неизмеримо важнее. Необходимо ликвидировать незаконную власть партии, демократизировать органы внутренних дел, КГБ, а городские отделы этих служб переподчинить горсовету.

...Нам необходимо прежде всего оценить действия руководства республики, потому что дальше шло все уже по годами налаженной программе подчинения нижнего верхнему, хотя гражданскую совесть нужно иметь... Необходимо, на мой взгляд, обратиться к президентам СССР и РСФСР, рассмотреть вопрос об отставке и снятии со всех постов руководства нашей республики, в том числе Президентского совета.

Д.ГАЛЯУТДИНОВ. Все здесь называют даты переворота: 19-21. Я не согласен с моими коллегами. По крайней мере в Татарстане переворот начался раньше, а закончился позже. Он начался тогда, когда здесь запретили печатание, «Российской газеты», когда Президиум Верховного Совета принял свое постановление о митингах и демонстрациях... И президиум городского совета при этом честь горожан никоим образом не защитил.

М.ШАМСУТДИНОВ, 86 округ....Хотел бы ограничиться своими предложениями по обсуждаемому, сегодня вопросу:

1. Приостановить деятельность КПСС на территории города Казани. Обратиться в Верховный Совет по поводу нераспространения в Татарстане Указов Президента РСФСР, связанных с событиями 19-21 августа.

2. Потребовать отставки Президента Татарской республики.

3. Выразить недоверие руководству горсовета и его исполкому.

4. Считать целесообразным провести прямые выборы мэра города Казани.

5. Обратиться в Верховный Совет Татарстана с просьбой принять новый закон о выборах и осуществить выборы депутатов Верховного Совета Татарстана.

6. Имущество КПСС, расположенное на территории города, передать в муниципальную собственность.

7. Создать депутатскую комиссию по расследованию деятельности должностных лиц в связи с событиями 19-21 августа.

К.ЮНУСОВ. Меня смущает, что в горсовете о прошедших событиях говорят только члены межрайонной депутатской группы. Мне кажется, что группы, которые у нас есть в горсовете, представители партий тоже могли бы высказаться...

... Мы не должны в своей оценке должностных лиц, о которых уже много говорилось, исходить из обычных житейских критериев. Речь идет о руководителях, которые не имеют права быть оценены только такими обычными мерками. Мы все испытали страх, тут говорилось уже... Я считаю, что сессия наша должна принять следующее решение: за проявление беспринципности и за предательство интересов народа отстранить от должности председателей Совета и исполкома. Мне очень тяжело об этом говорить, потому я считаю, что это люди, которые работали от души, отдавая все силы. Но в данной ситуации исходить из высокой квалификации нельзя, потому что они нас и город обманули.

Б.ЯШЕНКОВ, участник демонстрации 20 августа. Я – заместитель директора малого предприятия, член комитета 19-21 августа, общественной и нелегально созданной организации, которая, единственная в городе, состоящая не из членов партии, а просто из честных людей, которая открыто выступила против хунты. Мне, конечно, удивительно, что мы являемся пятнадцатым колесом в этой телеге. Также меня крайне удивляют эти тараканьи бега, что вы здесь устроили на сессии, вместо того, чтобы обсудить преступников, вместо того, чтобы жестко и прямо выразить недоверие людям, предавшим интересы народа.

В.МОРОКИН, народный депутат РСФСР. Я хочу спросить всех, кто ругал Россию, ругал нашего Фахрутдинова, Ельцина, писал всякие измышления, причем на двух государственных языках – на татарском и на русском. Так кто же попрал суверенитет народов Татарстана? Кто попрал суверенитет каждого из вас? Если нет суверенитета одной личности, если нет суверенитета одного гражданина, не будет суверенитета государства, товарищи! Это непреложная истина. Мне было стыдно, не просто как депутату, а как мужчине за то, что избивали людей, было стыдно за слезы Фаузии Байрамовой, она достаточно известный политический деятель, очень мужественный человек. Но ведь не остановились и перед ней... Должен вам сказать, что мы с Вакифом Фахрутдиновым подали депутатский запрос министру внутренних дел РСФСР для тщательного расследования действий спецназа. Этим занимается Генеральный прокурор СССР.

В первый же день было принято решение опечатать помещения партийных комитетов – чтобы сохранить документальные свидетельства «преступной связи» руководства республики и города с ГКЧП. Заседание завершилось голосованием по вотуму доверия руководителям горсовета и председателя горисполкома. Был выявлен рейтинг каждого.

В отчете с сессии отмечалось, что в этот день за медицинской помощью обратилось 45 депутатов.

На следующем заседании, в понедельник, ставится на голосование вопрос об отзыве руководителей, не оправдавших доверия избирателей: Г.Зерцалов набирает «черных шаров» больше всех – 111, против его отставки – 38 депутатов, его заместитель Р.Гумеров набирает соответственно 92 и 57; второй заместитель Н.Рыбушкин – 69 и 76, за отставку К.Исхакова – 79, против – 66. По результатам голосования принимается решение заменить председателя Совета. Аналогичные призывы по кандидатурам Рыбушкина и Исхакова поддержки при голосовании не находят.

На сессии пришлось держать ответ и членам президиума, и председателям постоянных комиссий. Прозвучало предложение о коллективной отставке всего президиума: за – 133. Добровольно подал в отставку лишь один член президиума – В.Сорокин.

После того, как Г.Зерцалов снимет по решению сессии полномочия председателя горсовета, сессия рассмотрит две альтернативные кандидатуры на пост лидера казанских депутатов – Игоря Котова и Рафика Гумерова. При голосовании с небольшим преимуществом победит второй.

Пришлось держать ответ секретарю Казанского исполкома Луизе Космылиной, поскольку она была включена в состав временной республиканской комиссии, созданной указом Президента Республики Татарстан 20 августа «для организации взаимодействия органов печати, радио, телевидения по своевременному объективному информированию населения о событиях в стране и республике на период политической нестабильности». Луиза Гарифуллина была закреплена за редакцией «Казанские ведомости» и по сути не приступила к исполнению обязанностей, очень похожих на цензорские. Ведь наша газета вышла уже после упразднения ГКЧП, 24 августа.

Пришлось за Луизу Гарифовну заступиться. Тогда спросили сурово меня: почему в газете опубликованы документы ГКЧП?

Потом еще долго разбирались, кто что делал с 19 по 21 августа. Меня как главного редактора газеты вызывали к следователю республиканской Прокуратуры, который на полном серьезе искал доказательства вины руководства республики, и прежде всего М. Шаймиева. Меня попросили принести ту самую телефонограмму, которая, как оказалось, была единственным доказательств указаний в адрес редакций.Не принести ее я уже не могла - она была опубликована в газете.

Довольно быстро политические силы республики вернулась к противостоянию. Желание «федералов» наказать Минтимера Шаймиева за то, что он поддержал путч натолкнулось на жесткое сопротивление «националов», которые встали горой за Президента.

После возвращения страны к нормальной жизни «Вечерка» опубликовала все, что нельзя было поставить на полосу раньше, в том числе репортаж А. Карапетяна с площади Свободы «Они не пройдут!» (22.09.1999). Была опубликована подробная хроника событий в редакции газеты Е. Чернобровкиной, в которой сообщались подробности взаимоотношений журналистов с руководством города и республики, в том числе о запрете на публикацию обращения Ельцина, Силаева, Хасбулатова «К гражданам России». «Теперь у нас хранятся уникальные полосы своей газеты за тот день – с этим обращением, с информацией о звонке народного депутата РФ Перуанского из Белого дома России. Уникальные, потому что никто из читателей такой газеты не получил», – писала журналистка.

В номере за 26 августа появилось заявление журналистов газеты, в котором они выдвинули ряд политических требований, в том числе предложили руководству республики и города уйти в отставку, а также заявление главного редактора А. Гаврилова. «При всем моем уважении к Михаилу Сергеевичу Горбачеву, не могу согласиться с ним, что КПСС способна к реформированию. Она должна быть немедленно расформирована, а преступные номенклатурные единицы преданы суду», – писал он. В заявлении, которое он написал в партийную организацию редакции, говорилось: «Прошу считать меня выбывшим из рядов Компартии СССР, поскольку, во-первых, организационные структуры КПСС не отвечают элементарным нормам цивилизованного общества; во-вторых, несмотря на все многочисленные преступления, совершенные КПСС с молчаливого согласия ее членов, коммунисты на XXVIII съезде проголосовали против ее покаяния перед народом; в-третьих, догматическое поклонение коммунистической идее никоим образом не соотносится с моими убеждениями относительно дальнейшего развития нашего общества, моего любимого Отечества».

4 сентября А. Гаврилов опубликовал «Слово к читателю» с заголовком «Абсурд времен застоя», в котором известил читателей о том, о чем они не знали: в июне реском КПСС поставил вопрос о прекращении печатания «Вечерки» в типографии партийного издательства. Формально – из-за нехватки производственных мощностей. Он писал: «Спешу успокоить наших читателей. «Вечерняя Казань» в 1992 году будет выходить, как и прежде, и не изменит своей приверженности процессу обновления общества. А подпиской на «Вечерку» каждый, кому дороги идеи перестройки, мог бы дать достойный отпор реваншистам застоя».

В ночь с 28 на 29 сентября Андрей Петрович Гаврилов умер. Для него испытание путчем стало смертельным. Хоронили А. Гаврилова при большом стечении народа. Гражданская панихида прошла в мраморном зале второго учебного корпуса КГУ. На ней выступили народный депутат СССР А. Коновалов, народный депутат ТССР И. Грачев, председатель Татарского отделения Демократической партии России Р. Ахметов, музыковед Г. Кантор, журналисты В. Шевчук и Х. Шамсутдинов. Панихиду в Петропавловском соборе, возвращенном верующим при поддержке «Вечерки», отслужил епископ Казанской епархии Анастасий.

А. Гаврилов был погребен на Второй пешеходной аллее Арского кладбища. Надгробный памятник сделали на «Теплоконтроле». Поминали главного редактора в ресторане «Булгар», где были все вечеркинцы, бывшие и настоящие.

В номере за 30 сентября фамилия ГАВРИЛОВ в конце четвертой полосы была взята в траурные рамки. Главный редактор успел вычитать две полосы, приехав с похорон мужа своей сестры. В номере еще продолжалось обсуждение итогов путча, на третьей полосе можно было прочитать очередную подачу документального исследования А. Муравьева «Черное озеро». А на первой были официальные соболезнования от Президиума Верховного Совета ТССР и депутатской группы «Народовластие», Президиума и Исполкома Казанского городского Совета народных депутатов, правления Союза журналистов Татарстана.

Спокойствие сохранили

Внеочередная VI сессия Верховного Совета собралась не 28, как было решено ранее, а 29 августа. И не в зале заседаний правительства, где до того проходили сессии, а в зале республиканского комитета КПСС, что, кстати, не всем понравилось. Как-никак большая часть депутатов были коммунистами, и хотя они не очень хорошо оценили позицию партии в августовских событиях, процесс опечатывания райкомов, горкома и обкома КПСС, который был начат по решению Казанского горсовета, встретили без особого восторга. Ряд депутатов предлагал с этими фактами разобраться.

И вообще, на сессии Верховного Совета обстановка была иной. Неделя после путча несколько остудила эмоции. В зале заседаний находился народный депутат РСФСР С.Шахрай. Поговаривали, что он привез указ Президента РСФСР об аресте М.Шаймиева.

Н.Мансуров предложил включить в повестку дня сессии отчеты Председателя, Президиума Верховного Совета и Кабинета министров об их позиции во время путча. Его не поддержали. Ф.Байрамова, решив, что сегодня удачный день для принятия важных государственных решений. Она предложила заявить на сессии о полной независимости Татарстана.

«Я думаю, что депутаты к этому готовы. Завтра может быть уже поздно. Россия может лишить нас и других прав, пока еще оставшихся. Защита суверенитета не должна быть пустым словом, и надо заявить об этом сегодня же», – так депутат обосновала свое предложение.

Из 193 депутатов «за» проголосовали всего 15, «против» – 108, воздержались 70.

Президент М.Шаймиев на этой сессии был как бы в роли подследственного. Депутат Мансуров сурово спросил его: «Получали ли вы во время путча циркуляры ЦК КПСС и ваши действия на них?».

Зал недовольно загудел, но Президент поддержал депутата:

«Он правильно задает вопрос. Почему? Потому что я являюсь членом ЦК КПСС. Не получали мы никаких циркуляров. Я, как член ЦК, никакого циркуляра не получал. Это и плохо. Как член ЦК, я ни в какой форме, действительно, не был информирован».

«Собираетесь ли вы выйти из КПСС в связи с дискредитацией во время путча?», – задали ему очередной вопрос.

«До событий 19-22-го я отвечал на этот вопрос отрицательно. Когда шла предвыборная кампания, мне задавали этот вопрос очень много раз. Я говорил, что я являюсь членом ЦК КПСС, членом партии. Но я всегда говорил, что партия должна обновляться… Нужно учитывать, как мы начинаем жить по-новому».

Сообщение о том, что Президент должен вообще приостановить членство в той или иной партии на период президентства, было встречено аплодисментами.

Отвечать пришлось всем – и Председателю Верховного Совета, и Премьер-министру. М.Сабирову было легче, поскольку работа по жизнеобеспечению республики критике не подвергалась. Как оказалось, даже преступных деяний в три путчевых дня было меньше. Зато Ф.Мухаметшину досталось крепко. Его пояснение о том, почему не была созвана внеочередная сессия Верховного Совета, депутатов из группы «Народовластие» не устроило, и они демонстративно покинули зал.

Выговорившись в ходе прений, покритиковав всласть Президента, депутаты оказались не столь кровожадны и не стали требовать каких-то суровых оргвыводов. Единственная персона, которая в этот день подверглась серьезной обструкции, был Председатель Верховного Совета РСФСР Руслан Хасбулатов, который обещал распустить Верховный Совет Татарстана.

«Это прямая угроза агрессии против республики, потому что без насилия нас не распустишь», – заявил Ф.Сафиуллин.

Народный депутат РСФСР Р.Хабриев заметил, что на заседании Верховного Совета обсуждения вопроса о позиции Татарстана не было и поэтому считать выступление Р.Хасбулатова мнением российского парламента ни в коем случае нельзя:

«Я готов, когда начнется работа Верховного Совета Российской Федерации, выступить там и сказать о позиции Верховного Совета Татарстана. Если он от своей позиции не откажется, я готов сложить полномочия депутата Российской Федерации в знак протеста».

Депутаты были слегка возбуждены, осознавая свою сопричастность к событиям исторического характера. Один из них заметил в своем выступлении:

«Великий поэт сказал: «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые». В этом смысле мы с вами просто счастливчики. Наш доморощенный, сопливый путчизм просуществовал всего 3 дня. Но эти 3 дня оживили наше общество больше, чем предыдущие 6 лет перестройки. Когда 3 дня весомее шести лет, это означает состояние неустойчивости, при котором малейший пережим и недожим могут направить событие в нежелательное русло, исправлять которое придется многие годы».

На фоне сверхэмоциональной дискуссии выступление Ф.Сафиуллина было сверхспокойным. Он призвал народ успокоиться, а Верховный Совет – принимать решения хладнокровно. Депутат рассказал о четырех днях работы делегации Республики Татарстан на переговорах с Россией. «Я хочу отметить, что переговоры шли уважительно, – отметил он. – Четыре дня спокойного, уважительного, с доводами разговора показали, что российских руководителей можно убедить аргументами».

Депутаты последовали совету. Сессия отказалась не только от скоропалительных решений органов власти трех дней путча, но и от не менее скоропалительных решений первых послепутчевых дней. В ответ на обращения двух бюро: республиканского комитета и Казанского городского комитета КПСС в различные инстанции – Президенту, Верховному Совету, прокурору республики и в Кабинет министров, на основании части 5 статьи 92 Конституции Татарской ССР Верховный Совет решил отменить постановление Кабинета министров от 23 августа 1991 года о передаче административных зданий, хозяйственных сооружений рескома КПСС, горкомов и райкомов КПСС и решения Казанского Совета народных депутатов от 26 августа 1991 года о передаче имущества органов КПСС, расположенных на территории города Казани, в собственность городского Совета, принятые с нарушением статей 17 и 33 закона СССР «О собственности в СССР» и статьи 5, 18 и 22 закона «Об общественных объединениях».

Работники партийных органов смогли, наконец, попасть в свои рабочие кабинеты. Пройдет совсем немного времени, когда всем им придется искать другое место работы.

С. Шахрай сообщил в своем выступлении, что руководство Российской Федерации имеет все документы, появившиеся в Татарстане в дни путча – Обращение Президента Татарстана к народу, постановление Президиума Верховного Совета Республики Татарстан «Об общественно-политической ситуации в республики в связи с введением чрезвычайного положения в отдельных местностях Союза ССР»... Он предложил руководству республики, прежде всего Президенту, уточнить позиции, изложенные в этих документах и отказаться от некоторых принятых решений. В частности, речь шла о неопубликованном указе Президента Татарстана о создании временной комиссии по средствам массовой информации.

В завершение сессии группа «Народовластие» внесла предложение провести депутатское расследование по факту поддержки ГКЧП Президентом и Президиумом Верховного Совета ТССР, другими должностными лицами. Вести депутатское расследование они предлагали поручить народному депутату Татарской ССР А.Васильеву. Предложение не прошло: за него проголосовали только 40 человек, против – 106, воздержались 28.

Сессия началась и завершилась выступлением М.Шаймиева. Насколько гладким было вступительное слово (чувствовалось, что продумывалось каждое слова), настолько спонтанным оказалось завершение. Президент волновался, и скрыть это было невозможно.

Ни до, ни после этой сессии мне не приходилось видеть его в таком состоянии. Мы уже потом узнали, что С.Шахрай приезжал в Казань вовсе не для того, чтобы произнести примирительную речь с парламентской трибуны. «Свои» тоже выражений не выбирали, и слова «преступник», «предательство», «отставка» звучали в те дни не в одной аудитории:

«В заключение я еще раз хочу предостеречь от неправильной оценки происходящего, я боюсь этого. Вот это чтобы не происходило. Потому что началась новая эра. Это уже больше того, о чем мы раньше говорили. И нет пути назад. Нет…

Сейчас, понимаете, по-моему, на новой экономической основе, на правовой основе надо идти дальше. Использовать все силы, движения, партии. Мы подумаем очень тщательно, как задействовать все силы. Я имею в виду общественно-политические партии, движения, чтобы все участвовали в решении всех вопросов жизнедеятельности нашей республики. Будем советоваться, будем встречаться, с тем расчетом, чтобы все мы запряглись в общее дело в согласии на благо людей».

Президент коротко рассказал о том, как идут переговоры в Москве, об участии делегации Татарстане в подготовке к подписанию Союзного договора, о том, что в тексте использованы некоторые формулировки, предложенные ей.

«Мы продолжаем искать формулу подписания Союзного договора через консультации высокопоставленных делегаций с Российской Федерацией. Нелегкий это процесс. Это не из-за того, что кто-то хочет или не хочет… Я считаю, что мы должны продолжить эту нелегкую, но благородную работу и должны прийти к определенной формуле. Для того, чтобы тот потенциал, которым располагает наша республика, мог бы сполна поработать на улучшение жизненных условий ее населения республики. Потому что многие годы люди этого ждут – не дождутся. Потенциал должен работать на благо человека», – подчеркнул он.

Концовка у сессии получилась не только примирительной, но даже чуть приподнятой. Отойдя от политических баталий, депутаты вспомнили, что завтра, то есть 30 августа – первая годовщина подписания Декларации о государственном суверенитете, и с большим удовлетворением проголосовали за решение сделать День республики не только праздничным, но и выходным. Президент, завершая свое выступление, обратился ко всем жителям Татарстана (трансляция из зала заседания шла весь день) с поздравлением.

Обращаясь к депутатам, М.Шаймиев сказал:

«Мы с вами должны заверить народ нашей республики, что мы сделаем все возможное для того, чтобы государственный суверенитет процветал. Настоящее его содержание – процветание республики на благо народа, всего многонационального народа нашего Татарстана».

Заявление Верховного Совета Татарской ССР

Верховный Совет Татарской ССР полностью одобряет оценку, данную в телеграмме Президиума Верховного Совета Татарской ССР выступлению первого заместителя Председателя Верховного Совета РСФСР Р.И. Хасбулатова на чрезвычайной сессии Верховного Совета СССР 26 августа 1991 года.

Верховный Совет в соответствии с Декларацией о государственном суверенитете республики Татарстан вновь подтверждает намерение подписать Союзный договор самостоятельно, как суверенное государство, а также Договор с Российской Федерацией.

Обращение Верховного Совета Татарской ССР к народу Республики Татарстан

В стране складывается новая политическая ситуация. Ускорился процесс демократизации, укрепления государственности образующих Союз республик, возрастания национального самосознания, решительною обновления страны Вот почему провалился антидемократический по своей сути государственный переворот. Он вызвал осуждение трудовых коллективов, общественных организаций и движений, органов власти и управления Республики Татарстан.

В то сложное, противоречивое время обстановка в республике сохранилась нормальной, деловой, и не было никаких оснований даже для самой постановки вопроса о введении чрезвычайных мер.

Наступило время выводов и действий. Нам нужно решительно повернуться в сторону политических и экономических реформ, социальной защиты каждого гражданина. Человеку нужно вернуть доброту и уверенность, его веру в завтрашний день, его уважение к силе законов.

Решение этих задач Верховный Совет Татарской ССР связывает с укреплением демократии, созданием конституционных гарантий ее развития.

Мы уверены, что жители республики – стар и млад, женщины и мужчины, рабочие и крестьяне, научная и творческая интеллигенция, студенты и предприниматели, военные и гражданские, представители всех социальных групп – поддержат нас в этих усилиях и будут проявлять высокую ответственность, крепить дисциплину и правопорядок.

Мы обращаемся к вам, дорогие сограждане, с просьбой спокойно трудиться, сохранять уважительное отношение друг к другу, не поддаваться на участившиеся провокационные призывы и лозунги, слухи и домыслы о политических событиях в стране и в республике.

Мы обращаемся к местным Советам народных депутатов с просьбой использовать всю полноту власти для решения насущных проблем жизнеобеспечения населения, и прежде всего направить свою организаторскую энергию на уборку и сохранение выращенного в труднейших условиях урожая.

Мы обращаемся к партиям и общественно-политическим движениям исходить в своей деятельности из интересов всею многонационального народа Татарстана.

Развитие демократии в нашей республике мы представляем себе только на пути реализации государственного суверенитета Татарской ССР, ускорения подписания Союзною договора, договора с РСФСР и расширения взаимовыгодных связей со всеми республиками.

При этом еще раз подтверждаем свое стремление стать равноправным соучредителем новою союза суверенных государств.

Верховный Совет Татарской ССР заявляет, что Республика Татарстан твердо идет по пути демократических реформ и уверена в правильности своего выбора.

Приняты на сессии Верховного Совета ТССР 29 августа 1991 года

  В рейтинге «Биржа популярности», который в 1991 году вела газета «Вечерняя Казань», человеком месяца в августе читатели назвали Фаузию Байрамову. 14 сентября в газете было опубликовано ее интервью. Народного депутата республики, одного из лидеров ТОЦ и председателя партии «Иттифак» спросили, как она оценивает ситуацию в республике. Вот что Ф.Байрамова ответила:

– Ситуация довольно-таки интересная. Я бы даже сказала драматичная. Но не трагичная. Трагедии здесь никакой нет. И не надо ее придумывать. Наоборот, открылись истинные лица многих политических деятелей: кто на самом деле демократ, а кто до мозга костей консерватор.

Пора очистить нашу республику от этих консерваторов. Но надо это сделать своими руками. Иначе вмешательство Москвы, а тем более России, будет оцениваться как национальный фактор.

И с Шаймиевым мы сами разберемся. Он недальновидный политик и, может быть, вообще не политик. Но он хороший хозяйственник. Вот и надо использовать его в этом направлении. Пока республику кормят Сабировы и Шаймиевы.

 Очерк написан на основе материалов сборника «Республика Татарстан: новейшая история»

(Ф. Мухаметшин, Л. Агеева) и публикаций газет «Казанские ведомости» и «Вечерняя Казань»

Фото Владимира Зотова

Читайте в «Казанских историях»:

Забыли про цензуру? 19 августа 1991 года вам напомнили

«Вечерняя Казань»: испытание путчем

  Издательский дом Маковского