Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Октябрь 2022 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1926 – Заключен договор об организации в Казани немецкой танковой школы.  Школа размещалась в бывших Каргопольских казармах

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Режиссер Ильшат Рахимбай: движение вверх

Ильшата Рахимбая называют «официальной надеждой» татарстанского кино. Он презентовал на Фестивале мусульманского кино свой новый фильм «Микулай».

Ильшат Рахимбай молод, и у него достаточно времени, чтобы оправдать надежды, которые на него возлагают. Тем более теперь, когда он добился успеха, какого никто из кинематографистов республики еще не имел.

Мы уже привыкли видеть Рахимбая на сцене во время подведения итогов этого фестиваля. И без какого-либо приза он, как правило, не оставался. На этот раз Ильшат был не участником, а гостем.

Уроженец Балтасей, выпускник Казанского гуманитарно-педагогического университета (кафедра музыкальных инструментов и инструментальных ансамблей) и Казанского университета культуры (кафедра режиссуры телевидения), на старте своей творческой карьеры он запомнился зрителям поэтическими и музыкальными клипами. Первым фильмом, которым он обратил на себя внимание как интересный кинорежиссер, был «Гастарбайтер», снятый в 2014 году по рассказу Леонида Каганова Это была его дипломная картина после учебы в мастерской Алексея Барыкина.

Как рассказал в электронной газете «Реальное время»  Радиф Кашапов, работа над этой картиной не была похожа на масштабный проект, хотя участвовала в нем целая команда, около 60 человек. Рахимбай сам написал сценарий, заработал на картину 80 тысяч рублей, сняв подряд пять свадеб.  Так что у него большой опыт существования в современном кино, когда порой можно надеяться только на себя.

Вот как  Радиф Кашапов написал об этой ленте в своем исследовании о 20-летнем опыте национального кино:

«Основа кино — сложное философское размышление: а что если было бы некое существо, которое проживало бы за вас часть жизни, той, к которой не хочется иметь отношения».

Фильм «Гастарбайтер» показали на Международном фестивале мусульманского кино, а потом его увидели еще на 15-ти фестивалях.

Режиссер пробовал себя в разных жанрах: снял короткие скетчи для проекта по обучению татарскому языку «Ана теле», сделал документальную ленту «Сложный узор» про певицу Гульзаду, попробовал снять первый татарский киномюзикл «Әпипә» со звездами татарской эстрады.  Если верить интернету, у него до «Микулая» было пять короткометражных фильмов и несколько десятков музыкальных клипов.

После «Гастарбайтера» Ильшат задумал картину о двух братьях (один  мулла,  другой  поп), и по каким-то причинам ее не снял. Была у него еще одна задумка  снять фильм по рассказу Галимджана Ибрагимова «Алмачуар», но осуществила ее другая команда. Ленту «Тарлан» мы увидели в конкурсной программе полнометражных художественных фильмов на Фестивале мусульманского кино 2022 года.

В сети довелось читать про то, что этот проект поссорил Ильшата Рахимбая с Миляушой Айтугановой, главой «Татаркино», в руках которой сегодня, по сути, судьба татарстанского кинематографа. Я спросила у Ильшата, соответствует ли эта история действительности. Он, улыбаясь, сказал, что скандала между ними не было, хотя, действительно, какие-то творческие разногласия случились. При этом заметил, что журналисты падки на сенсации, и мир кинобизнеса нередко подбрасывает им такие сюжеты. Он подчеркнул, что у них с Айтугановой хорошие деловые отношения.

В совместном татарстанско-казахстанском фильме «Тарлан» она стала генеральным продюсером со стороны нашей республики и у картины появился другой режиссер. По словам Ильшата, у них не совпали мнения о том,  каким должен быть этот фильм.

Рахимбай занялся другим проектом, который и привел его к большому успеху. Как он пояснил, его команда с «Микулаем» на казанский фестиваль опоздала – на момент подачи заявок он был еще в работе. Зато успела на другой фестиваль, рангом повыше, вряд ли рассчитывая на большой успех. Картина «Микулай» была показана на 44-м Московском международном кинофестивале в кинотеатре «Художественный» в рамках конкурсной программы «Русские премьеры».

«Такая история в Татарстане складывается впервые. Ранее фильмы на таком уровне и с таким актерским составом снимать не получалось. До сих пор не осознаю, как это случилось, но сделать глубокое и красивое кино помогла энергия прекрасных людей. Артисты, художественный департамент, механики — все поверили в «Микулая», на съемках царила удивительная атмосфера», сказал Рахимбай казанским зрителям на презентации своего фильма в рамках Фестиваля мусульманского кино.

Встреча проходила 9 сентября в зале 6, где в этот день была внеконкурсная программа «Казанские премьеры», а вечером в рамках конкурсной программы показывался фильм «Тарлан».

Сначала показали тизер «Микулая», дающий представление о картине, после чего состоялась творческая встреча с режиссером. Сначала он пообщался со зрителями на татарском языке, а потом столь же обстоятельно рассказал о том, как фильм снимался, уже на русском. На вопросы, которые ему задавали, отвечал на том языке, на каком к нему обращались.

Хотела бы особо отметить это обстоятельство, поскольку не на всех презентациях татарских фильмов языковой баланс соблюдался. Как мне кажется, таким образом их аудитория в значительной мере сокращается. Конечно, в зрительных залах на фестивале в Казани татар обычно бывает больше, поскольку им ближе мусульманское кино и для них это хорошая возможность услышать с экрана родную речь. Но во время показов это не мешает знакомиться с татарским кинематографом тем, кто татарского не знает, поскольку фильмы идут с подстрочником.  Кстати, если фильм вызывает интерес, это лучший аргумент в пользу изучения татарского языка.

Во время церемоний открытия и закрытия фестиваля эта проблема решается просто  желающим выдают наушники для перевода. Может, стоит подумать, как поступать во время творческих встреч. Впрочем, Рахимбай уже дал наглядный урок, как легко, можно сказать, даже изящно, пользоваться обоими государственными языками.

Теперь о том, что мы узнали от него на встрече в кинотеатре «Синема 5».Прежде всего он рассказал зрителям, как появился «Микулай», заметив при этом: «Фильм хотел родиться, и он родился». 

Года три назад его позвали работать над картиной по одноименной пьесе ее автор Мансур Гилязов и артист Камаловского театра Рамиль Тухватуллин, уже известный как режиссер нескольких фильмов, в том числе «Зулейха» и «Дилемма». (В октябре 2007 года он рассказал о своей работе в кино в интервью для «Казанских историй» – Рамиль Тухватуллин: «У нас было сорок вариантов сценария»). 

Спектакли по одноименной пьесе Гилязова идут в нескольких театрах России и СНГ и пользуются успехом. «Крутой, невероятный спектакль»,  так определил Рахимбай один из них, не уточнив, где он его видел. Скорее всего, имел в виду постановку Татарского государственного театра юного зрителя имени Г. Кариева (режиссер Ренат Аюпов).

Я этот спектакль не видела, но, если верить рецензенту «БИЗНЕС Online», его главная тема  связана не столько с судьбой главного героя, сколько с острой социальной проблемой. События, которые разворачиваются в умирающей кряшенской деревне, позволяют размышлять об утрате в эпоху глобализации  языка, культуры и традиций малых народов.

Как сказал Гилязов в одном из интервью, татары  не очень большой народ, и они должны сохранять прежде всего свою культуру: «Пусть она будет плохой, пусть она будет неправильной, пусть она будет другой, но она наша». Так что в пьесе он скорее всего заложил историю важную, но локальную. Где еще в России знают, что есть в Татарстане кряшены?

Однако, как считают те, кто спектакль татарского ТЮЗа видел, Ренату Аюпову удалось выйти за рамки узко национальной проблемы. Его спектакль не только об умирающей кряшенской деревне  исчезнувшие деревни есть по всей России.

«Я прочитал пьесу, будучи в Питере, и сразу понял, что эту историю нельзя профукать: она сильная, законченная — в ней есть всё, чтобы выйти в мир»,  вспоминает Ильшат.

По его словам, он почувствовал, что фильм может получиться даже значительнее. И события подтолкнули его как раз в этом направлении.

Рамиль Тухватуллин видел себя в  роли Микулая, но когда ушел из театра, сначала в аппарат Правительства, а в 2019 году  в Государственный Совет РТ (в сентябре его избрали депутатом), он из проекта вышел. И Мансур Гилязов дал режиссеру полный карт-бланш. Сохранив основной конфликт пьесы, Ильшат Рахимбай со сценаристами поменяли ее начало и финал, добавили новых героев, и это позволило выйти за пределы локальной истории. По его мнению, у кино для этого было гораздо больше возможностей, чем у театра.

«Если прочитать пьесу, сценарий, мнения критиков, то видно, насколько это общемировая история, — утверждает Рахимбай. — Здесь нет акцента на кряшен. Есть изюминки их культуры. Но история сама открывается в общемировом ключе».

Вот так появился татарский фильм с несколькими популярными российскими актерами. В главной роли  Виктор Сухоруков, чью работу в этой картине оценили как блистательную все рецензенты, публикации которых я прочитала в сети.

На творческой встрече с Рахимбаем кинорежиссер Юрий Гвоздь вспомнил, как высоко отозвался о казанском коллеге Виктор Сухороков, когда они ехали в одном купе из Москвы в Казань. Популярнейший российский актер имел дело с десятком разных режиссеров федерального уровня, но особо выделил Рахимбая, с которым ему было очень комфортно работать.

«Мне поступали и другие предложения для съемок в этот период, но я приехал в прекрасный Татарстан, чтобы помчаться в интересный кинематограф под названием «Микулай», –  говорит с экрана Виктор Сухоруков в презентационном ролике. Как сказала Рахимбай, актеру так понравился сценарий, что он, не раздумывая, согласился играть главную роль в картине.

             Фильм «Микулай» 2022 года выпуска: 

Авторы сценария - Александр Иванов, Гульнара Ахметова

Продюсеры - Ильшат Рахимбай, Анна Добронравова, Михаил Чечельницкий

Оператор - Юрий Данилов

Композитор – Тимур Милюков

Художник - Алиса Галиева

Монтаж - Олег Гончаренко

В ролях Виктор Сухоруков, Иван Добронравов, Екатерина Агеева, Варвара Шмыкова.

От газеты «БИЗНЕС Online» на московском показе была  Анастасия Попова. Приведу несколько цитат из ее рецензии:

«Интерес к картине вполне закономерен. Широкого зрителя в «Микулае» привлечет яркий кряшенский колорит. События протекают в исчезающей деревне Сарсаз кул, что позволяет включаться в ритуальные хороводы с факелами, вкушать незнакомые яства, голосить плачи и колыбельные, наряжаться в пестрые платки, одним словом, узнавать местную культуру. При этом национальное в ленте режиссер подает как общероссийское и даже мировое: трагедия Микулая, не смирившегося со смертью родных, понятна людям любой национальности и конфессии.

Это отметил известный актер Иван Добронравов, сыгравший в картине старшего сына Микулая: «У нас получилось хорошее, крепкое и светлое кино. Возможно, в этом его главная сила. Чистая, в меру запутанная история будет интересна любому зрителю. А культура, в которую мы попали, очень помогала, придавала привычной работе новые краски. Это все равно что репетировать фильм в историческом костюме. Я смотрел в зеркало и понимал, что в этой одежде не могу себя вести так, как вел бы в джинсах и рубашке».

Особая, магическая энергия — это и вправду фишка «Микулая». При грамотной маркетинговой стратегии у ленты есть все шансы выстрелить и открыть Рахимбаю дорогу на федеральную сцену. В Татарстане фильм полюбят за бережное отношение к своим традициям, а за его пределами — за широкий контекст и живую, человеческую интонацию».

На показе фильма в Москве

В основе сюжета — один день из жизни Микулая и судьба небольшой деревни, жизнь в которой совсем не похожа на то, что происходит вокруг нее. Микулай погружен в размышления о возрождении родной деревни, мечтает увидеть вместо немых фигур, созданных им, настоящих, живых людей. После прочтения отзывов о фильме я могу предположить, что Рахимбай, поставив в центр событий судьбу конкретного человека, значительно расширил зрительскую аудиторию, поскольку людям более интересны проблемы общечеловеческие.

Жанр для проката определяется как этно-триллер. Картина, действительно, задумана в двух разных плоскостях.  С одной стороны, это этническая история, поскольку события происходят  в кряшенской деревне (кто не знает  этноконфессиональная группа в составе татар волжского и уральского регионов, исповедующая православие), и для жителей вне Татарстана это будет совершенно новая информация. С другой стороны, такая непростая драматическая история могла случиться в любой деревне и даже в любой стране.

Во многом Рахимбай объясняет успех картины тем, что в ее основе не чьи-то личные переживания, не «болячки» самого режиссера, как это порой случается в кино. Она выводит на эмоциональные рассуждения о том, что есть человек, его судьба, каковы грани реальности, которыми порой поворачивается к каждому из нас жизнь. Как написал один из рецензентов,  трагедия Микулая, которая разрушила его жизнь, случилась прежде всего из-за его неспособности справиться с чувством вины. Зрители понимает, что подобная история может произойти с каждым из нас. 

Снимать не драму, а  триллер, посоветовал Тимур Бекмамбетов, у которого много больше опыта, в том числе голливудского, в создании фильмов-зрелищ. В результате история заиграла новыми красками. Все, кто ее видел, отмечают, что местами она выглядит довольно пугающе. Ильшат признает, что зрители будут испытывать тяжелые эмоции, но в завершение почувствуют то, что в искусстве называется катарсис.

Рахимбай видит в своей картине прежде всего психологический триллер. Это своего рода игра между реальностью и иллюзиями. Микулай живет в несколько  идиллическом, странноватом мире. В отдалённой кряшенской деревне нет  электричества, до города добраться сложно: мешает отсутствие нормальных дорог и глинистая почва, которую размывает их дождями так, «что не то что трактор — танк не проедет». Но люди привыкли к этой жизни. В каком-то смысле Микулай, у которого на сносях молодая жена, даже счастлив. Как ему кажется, он живет в идеальном мире.

И однажды этот мир повернется к нему не самой хорошей стороной. В деревне появляется сын Микулая, которого он когда-то подарил женщине, уже давно забытой - и  идеальный мир начинает рушиться, обнажая страшную реальность. 

Это всё, что мы узнали о содержании картины от ее режиссера. Ильшат признался, что просил журналистов, которые фильм видели, не лишать зрителей возможности увидеть историю, так сказать, с нуля.

Съемки фильма проходили осенью 2021 года в деревне Толкияз Пестречинского района. В сценах с кряшенским колоритом экспертами выступили Людмила Белоусова, директор Культурного центра имени Якова Емельянова (Казань), и Геннадий Макаров, доцент кафедры татарской музыки и этномузыкологии Казанской консерватории.

Ильшат рассказал, как тепло приняли картину в Москве: «Я видел, что люди сидели в слезах. Зрители подходили, чтобы поблагодарить и обнять членов команды. Для меня это большой показатель».

В завершение о том, как работалось над фильмом «надежде татарстанского кино».

Я прочитала в одной рецензии, что фильм получился бы еще лучше, если бы у него был приличный бюджет. Изначально команда Рахимбая предполагала непосильный бюджет в 30 миллионов, так что пришлось на многом экономить. Уложились в 20 миллионов, из них 3 покрыли Министерство культуры РТ и Фонд поддержки развития культуры при Президенте РТ. Рахимбай выиграл грант Министерства культуры РФ. В спонсорах указывается компания «Татнефть». Однако денег всё равно не хватало, и часть средств пришлось собирать с  помощью краудфандинга.

В интернете можно встретить несколько обращений режиссера к потенциальным инвесторам. Приведу две цитаты из презентационных роликов проекта:

«Наш проект - это попытка убедить и себя, и зрителей, и людей, распоряжающихся финансовыми потоками в республике, что кино, снятое в глубинке, может быть захватывающим зрелищем и коммерчески успешным проектом. Да, многие могут возразить, что мы пытаемся сделать это с помощью известных актеров федерального уровня. Но мы и в этом видим ценность для регионального кино: наша команда обрела классный опыт работы с профессионалами высочайшего уровня, фактически, это было интенсивное обучение профессии на практике. Так что в какой-то мере то, что мы тут делаем - пытаемся совершить революцию снизу. Только она культурная (и даже приятная). Присоединяйтесь!».

«Друзья - человеки! Мы команда молодых кинематографистов из Татарстана, решили прорвать брешь и поднять планку регионального кино России на новый уровень! С радостью сообщаю вам, что мы с нашим фильмом выходим на финишную прямую! Фильм почти доснят, начинается период монтажа. Сейчас, чтобы завершить фильм на уровне и показать его миру нам очень нужна ваша помощь!».

Поразительную информацию я узнала из публикации Радифа Кашапова:

«На сайте «Планета» расписана сумма в 1,5 миллиона: это монтаж, переозвучка, саунд-дизайн, создание музыкального сопровождения, графика и CGI, цветокоррекция. Как говорит режиссер, общая сумма расходов составляет 3,5 миллиона, но команда понимает, что вряд ли соберет столько. Среди любопытных лотов — саженцы пятилетней жимолости, кряшенский мед, онлайн мастер-класс по режиссуре и продюсированию от Рахимбая, кассета с фильмами «Брат» и «Брат 2» с автографами Сухорукова и просто статус сопродюсера фильма (1,5 млн рублей)».

На встрече со зрителями Ильшат не делился подробностями о том, как уменьшил свои потребности на целых 10 миллионов, имея в команде 150 человек. В сети я нашла некоторые факты, которые вызвали большое удивление. Например, о том, что Виктор Сухоруков еще не получил гонорар.

Ильшат заметил на встрече, что в его команде были люди, которые соглашались  работать, как в таких случаях говорят, на одном энтузиазме. Лишь бы участвовать в таком интересном проекте.

Еще две цитаты из «Реального времени»:

«К нам присоединилась команда компании СТВ. С помощью Инны Ярковой и Дианы Сафаровой (фонд «Живой город»— прим. ред.) мы связались с Сергеем Сельяновым, который посмотрел материал. Хотя СТВ сейчас явно занимается коммерческим кино, компания согласилась взяться за постпродакшн и продвижение».

«Я думаю, мы сделали все правильно. То, как происходила подготовка и сами съемки,  из разряда чудесного. А ведь съемочный процесс — это тонко организованный эгрегор, который может развалиться из-за любой мелочи. Но все прошло идеально. Отчасти из-за того, что мы вложились в подготовительную часть. Мы готовились год. У меня такого не было, я не знаю никого в Татарстане, кто смог бы себе такое позволить, а это один из столпов успеха фильма».

На встрече со зрителями Рахимбай особо остановился на музыкальной стороне своего фильма, рассказал, например, о том, что кряшенские песни, которые в нем звучат  самые настоящие, народные. Команда нашла их в деревнях Пестречинского района. В обработке композитора Тимура Милюкова они будут интересны не только любителям народного искусства, но и молодым зрителям.

Музыкальный ряд картины Рахимбай назвал уникальным. Он посоветовал зрителям смотреть ее обязательно в кинотеатре, не на планшете или в телевизоре, которые не сумеют передать всех тонкостей звучания, заложенных при записи. Звук записывался на «Мосфильме», где есть для этого самое современное оборудование. Это, конечно, дорогое удовольствие, но решили денег для этого не жалеть, чтобы не загубить плохим звуком то, что снято с большим старанием. 

Результат не замедлил сказаться. Вот какую оценку я нашла в публикации «Рамблера»: «Надо сказать, отечественному кинематографу не хватает таких фильмов – выверенных как с визуальной, так и со смысловой точек зрения. Это кино, которое действительно относится к категории искусства, ведь главная цель искусства – это пробуждать эмоции и через чувственные образы заставлять зрителя думать, переживать, размышлять».

Важная информация для зрителей: в Татарстане премьера «Микулая» должна состояться в ноябре. Ильшат Рахимбай на встрече выразил надежду, что фильм будет показан на больших экранах всех кинотеатров России.

Завершить хочу цитатой из интервью Ильшата Рахимбая газете «БИЗНЕС Online»:

«Когда со мной случаются какие-то проблемы, хотя еще не встречался лоб в лоб с подобными вещами, сразу хочу доказать, у меня включается внутренний баран: я вам докажу сейчас. Если вы так, то докажу сейчас, поеду в Канны и оттуда вам привет передам тогда, если так не хотите, по-хорошему. У меня эта злость превращается в творчество. Но я не за то, чтобы злость превращалась в творчество. Хочу, чтобы все в гармонии было, чтобы созидательно все было. Когда никому ничего не доказываешь, а занимаешься своим любимым делом, раскрываешься, вдохновляешь остальных».

Это довольно грустные размышления Ильшата Рахимбая о том, как трудно из провинции попасть в Канны, как непросто совместить творчество и коммерцию, как важно правильно сочетать национальное и интернациональное. По его мнению, кино сегодня может быть, как минимум, российским, а лучше европейским или тюркским. Ведь фильмы снимаются в первую очередь для зрителей:

«К сожалению, должен признать, что татарстанский зритель пока не может делать индустрию. На данный момент. Я понимаю, что качество татарстанских фильмов только начинает расти, здесь нужна некая коллаборация: с нашей стороны — бесконечные эксперименты и желание работать, со стороны зрителя — желание понять, простить и ходить на фильмы. В Татарстане, к сожалению, зритель пока не делает температуры и погоды». 

Вы слышали? – Ходить на фильмы!!!

Следите за ноябрьской киноафишей. 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского