Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Февраль 2024 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29      
  • 1999 – В Казани на улице Щапова открылся музей выдающегося скульптора и художника Баки Урманче, народного художника Татарстана и России, лауреата Государственной премии РТ имени Г. Тукая

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Когда же наступит конец этому историческому кощунству?»

Дом Михляева (Дряблова), самое древнее здание в Казани, постройка которого относится ко второй половине XVI века, не только туристы – казанцы не видят. Он расположен рядом с Петропавловским собором, входит в храмовый комплекс. Однако постройки советского периода и соседство со швейной фабрикой (сейчас она называется «Адонис») определили судьбу дома не лучшим образом.

Дом Михляева (Дряблова), самое древнее здание в Казани, постройка которого относится ко второй половине XVI века, не только туристы – казанцы не видят. Он расположен рядом с Петропавловским собором, входит в храмовый комплекс. Однако постройки советского периода и соседство со швейной фабрикой (сейчас она называется «Адонис») определили судьбу дома не лучшим образом.

Чтобы попасть к нему, надо пройти через ворота со строгой охраной. Фабрика «Адонис» шьёт военную форму и считается режимным объектом. Посмотреть можно только на крышу дома, поднявшись на галерею Петропавловского собора или из окон нового учебно-лабораторного корпуса Института геологии и нефтегазовых технологий КФУ.

Дом в Петропавловском переулке (теперь его адрес – улица Мусы Джалиля, 19) хорошо известен казанским краеведам. О нем подробно рассказывает в своем путеводителе «Спутник по Казани» (1895) Николай Загоскин:

«Дрябловский дом. Под таким названием известен в настоящее время несомненно старейший в Казани по древности дом, в котором имел жительство Император Петр Великий во время двадцатидневного пребывания своего в Казани. Факт жительства здесь в 1722 году этого государя – непреложен и бесспорен; предание же о квартировании здесь в 1767 году Императрицы Екатерины II – не имеет за собой и тени основания.

Весьма возможно, что построение этого дома относится еще ко второй половине XVI века; по крайней мере, современная той эпохе писцовая книга г. Казани упоминает «на посаде, у верховных апостол Петра и Павла (старая церковь, находившаяся на месте одноименной нынешней), за торгом на площади, государя и великого князя светлица выездная».

Единственный каменный двухэтажный дом петровской эпохи, сохранившийся до наших дней, состоит из двух этажей, имеет высокий подклет со сводчатым потолком. Массивные стены характерны для русской архитектуры XVI – XVII веков.

Архитектура дома проста. Основными художественными достоинствами сооружения являются удачно найденные пропорции, четко выраженный объем, а главное – наличники и «пояски» в стиле русского барокко, карнизы из «городков».

Дом построен в стиле московского барокко. Окна второго этажа украшены полуколоннами по бокам и так называемыми петушьими гребешками, под выступающим карнизом – фриз из кирпичных «городков».

В средних окнах фасада нет наличников. На этом месте было крыльцо с подъемом на второй этаж. Дом сохранил свой первоначальный облик жилого здания постройки конца XVII века.

Часть дома служила для хозяйственных целей, во второй располагались жилые помещения. Когда-то ворота дома выходили на площадь перед Гостиным двором, где была сосредоточена почти вся городская торговля.

Дрябловский дом – каменный, двухэтажный. Массивные двухаршинные стены его, характерные для русской архитектуры XVI–XVII веков своды и дверные арки, затейливые украшения пилястрами и орнаментом из городков и ломаных линий внешнего фасада здания (окон и карнизов), общий вид здания, к которому лишь с южной стороны примыкает позднейшая пристройка, – все говорит за археологический интерес этого дома. С восточной стороны Дрябловский дом почти вплотную примыкает к Петропавловскому собору; с западной стороны городской корпус бакалейных лавок отделяет его от спускающейся вдоль толчка Гостинодворской улицы – здесь, против угла здания гостиного двора, находятся и ворота, ведущие во двор Дрябловского дома, прежде стоявшего на площади, а теперь очутившегося посередине грязного двора, с которого и открывается весь его своеобразный и древний фасад».

Николай Загоскин «положительно рекомендует» побывать у Дома Михляева-Дряблова. Если, конечно, любители и знатоки старины «не будут шокированы входом в грязный двор и посещением довольно-таки сомнительной чистоты трактирного заведения».

В 1722 году император Петр I, направляясь в Персидский поход, во время пребывания в Казани остановился в этом доме. Краеведы спорят, он ночевал здесь или только заходил в гости. Но разве это единственное достоинство михляевского дома перед историей?

По некоторым данным, до 1739 года это был единственный каменный дом в Казани. Современные архитекторы высоко оценивают ажурную кирпичную кладку. Она, конечно, побита временем, но тем не менее сохраняет всю прелесть каменного узора.

Есть еще одно свидетельство человека, который, как и Николай Загоскин, видел не развалины, а «один из лучших в городе» домов. Это Петр Дульский, чьи сочинения в 2013 году увидели свет в Издательстве Сергея Бузукина (репринтное издание).

Петр  Дульский рассматривал Собор Петра и Павла, его колокольню и Дрябловский дом как образцы барокко:

«По своему внешнему виду этот памятник гражданского зодчества, интересно украшенный барочными наличниками и поясками, дает представление о типичном здании зажиточного купечества XVIII века в Казани».

Для тех, кто не знает, кто такой Петр Дульский, поясняю: искусствовед, специалист музейного дела, краевед, книговед и художник, а главное – человек, которому мы обязаны тем, что в Казани в пору революционных потрясений были сохранены многие культурные ценности.

Петр Максимилианович пишет о том, что многочисленные пожары пощадили этот дом. А горела Казань часто, порой лишаясь целых улиц.

Если есть у домов судьба, как у людей, то у Дома Михляева она, несомненно, несчастная. Если не считать того времени, когда здесь жили супруги Михляевы.

Иван Афонасьевич Михляев (читайте - Три фамилии из истории Казани) – крупнейший купец и промышленник своего времени. Торговля местной пушниной (лисица, заяц, белка, медведь, волк) позволила ему войти в купечество и он, поставив под контроль заготовку пушнины в Приуралье и Сибири, стал одним из основных ее поставщиков на главную ярмарку России – Макарьевскую, что под Нижним Новгородом.

Постепенно расширив дело, Михляев, как крупный купец-оптовик, закупал в Астрахани большие партии «восточных товаров» (шали, кумач, шелковые платки, кружева и др.), в Архангельске – «западные товары» (медь и изделия из нее, литье, кораллы и др.) и привозил их для реализации «на Макарий».

«Имея знатные большие торги», Иван Афонасьевич, воспользовавшись благоприятными экономическими условиями, которые сложились в России в период правления Петра I, открыл собственные мануфактуры: салотопенный двор, винокуренный и кожевенный заводы, суконную мануфактуру.

В 1724 году, когда Михляев встречался с Петром Великим во время его приезда в Казань, он вошел в Компанию Московской полотняной мануфактуры как владелец полотняной фабрики в Казани, где ему также принадлежали мельница, 34 лавки и дома. Он имел земельные угодья и крепостных крестьян.

Иван Михляев (Сергей Саначин утверждает, что правильно - МИКЛЯЕВ) входил в элиту российского торгового мира и среди немногих в стране подчинялся не местным, а центральным властям (Коммерц-коллегии и Мануфактур-коллегии), был освобожден от службы «по выборным должностям», торговли казенными товарами и военных постов. Это были большие льготы, которые высоко ценились предпринимателями.

Умер И.А.Михляев в 1728 году. Его похоронили в склепе под колокольней Петропавловского собора. Брак был бездетным, и наследниками богатого казанца стали вдова – Авдотья Ивановна и ее брат Афонасий Дряблов из чебоксарских мещан.

В краеведческой литературе сохранились некоторые подробности о судьбе Дома Михляева. Более 20 лет им владел сын Федора Дряблова – Иван, который перед смертью в 1774 году, желая сохранить здание для потомства, передал его городской управе, которая устроила здесь сначала богадельню, а затем стала сдавать помещения в аренду.

Вот как описывает дальнейшему судьбу дома Николай Загоскин:

«Составлявший в 1722 году собственность купца Михляева, дом этот завещан был им Петропавловскому собору, хотя, несмотря на это, перешел к наследнику его, купцу Дряблову; следом за тем в доме этом помещалась богадельня, почему в 70-х годах Дряблов, бывший в то время первым казанским городским головою, и передал его казанскому приказу общественного призрения, во владении которого он оставался до 1816 года, когда был продан приказом за 62 тысячи рублей казанскому городскому обществу ввиду того, что перед тем богадельня была переведена в другое помещение.

С тех пор Дрябловский дом получает весьма незавидные назначения: в 1819 году он отдается под харчевни, в 1833 году мы видим здесь гостиницу, в которой останавливается, между прочим, какой-то «проезжий птичник Чернов»; в 1840 году здесь помещается «трактир Курицина»; в 1852 году – трактир и «свечное восковое заведение».

Трактирное назначение неумолимо преследует этот драгоценный по сопряженному с ним историческому воспоминанию о славном «кормчем земли русской» дом и до настоящего времени, и не далее как в 1893 году он снова сдан был городом в арендное содержание под грязный трактир...»

Уже в начале XX века к южному фасаду была сделана пристройка, у дома появился третий этаж.

«В наше время дом, стиснутый позднейшими постройками, неприметно и скромно затаился среди других зданий», – так писал о Доме Михляева известный казанский краевед А. Григорьев.

А вот свидетельство из нашего времени:

Леонид АБРАМОВ, краевед:

«Вплоть до революции Дом Михляева принадлежал городу. В 1895 году даже собирались сделать музей. Дом очень интересный и уникальный не только в Казани, а во всероссийском масштабе. Здания XVIII века в Казани наперечёт – город несколько раз горел. Купеческая усадьба на улице Мусы Джалиля, возле Петропавловского собора, могла бы стать интересным туристическим объектом. Но к Дому Михляева не подобраться – он стоит на территории швейной фабрики, окружён заборами и... совершенно заброшен. В нём нет ни следов жизни, ни реставрации.

Здание рушится капитально, мы можем его скоро потерять. Стены пронизывают огромные трещины, где-то они просто отваливается, рухнула кровля».

Ирина Аксенова, архитектор-реставратор, которая в своем время разработала проект реставрации Дома Михляева и церкви Космы и Дамиана, добавляет: сегодня своды здания под угрозой обвала.

В советском прошлом здание использовалось как подсобное помещение швейной фабрики. Скорее всего это был склад готовой продукции. Потом оно было передано в безвозмездное пользование Институту истории Академии наук Республики Татарстан. Как выяснилось, планировалось открыть здесь музей истории Казани, но денег на это в бюджете не нашлось, а свои у института - откуда?

Директор института Рафаэль Хакимов публично признавался собственному корреспонденту «Независимой газеты» Глебу Постнову, что у научного учреждения нет средств не только для реставрации здания, но даже для его содержания:

«Там очень большие деньги нужны, нужно изучать дополнительно, обнаружили, что после подвала ещё подвал, замурованные комнаты в стенах, очень длительные работы нужно, но достойно того, чтобы показать».

Министерство культуры РТ, насколько мне известно, судьбой памятника было озабочено, искало инвесторов, но умный инвестор трезво оценивает, сколько понадобится средств, чтобы восстановить Дом Михляева. Тем более что разумно восстанавливать сразу два памятника – и Дом Михляева, и домовую церковь Космы и Дамиана, поскольку в далеком прошлом они составляли единое целое.

Дом является памятником культурного наследия регионального значения. На фасаде до сих пор висят две мемориальных доски. На русском и татарском языках написано: «Дом Михляева. Памятник гражданской архитектуры конца 17 века. В 1722 году здесь останавливался Петр I. Памятник охраняется государством».

Государство гарантирует охрану. Но конкретные действия по воплощению этих гарантий в жизнь совершают конкретные люди, с фамилиями и должностями. Видимо, они не всегда понимают ответственность, возложенную на них от имени государства. К тому же всегда найдутся объективные причины, чтобы оправдать бездействие. Так, в преддверии тысячелетия Казани Дом Михляева-Дряблова был включен в федеральную программу возрождения исторического центра Казани, но каким-то странным образом вовремя реализации из него выпал. Видимо, нашлись более важные цели...

В сети Фейсбук на мою ссылку откликнулась одна женщина, которая прислала мне несколько фото, сделанных внутри здания. Запустение еще то... Но самое главное - входить в здание категорически запрещено.

Есть масса объективных причин, которыми можно оправдать сегодняшнее состояние Дома Михляева. Но старые кирпичные стены им не внемлют. Они потихоньку разрушаются.

Мастерство наших предков, которые умели делать такой кирпич и так классно строить, – единственная гарантия того, что мы еще видим этот дом из далекого прошлого.

 

Заместитель министра культуры С. Персова в 2014 году успокаивала журналистов тем, что у Дома Михляева-Дряблова наконец-то появился инвестор. Работники швейной фабрики подтвердили, что в 2014 году в доме на короткое время появились какие-то люди, что-то измеряли – и это всё.

То ли тайм-аут для разработки проектной документации (прежняя наверняка устарела), то ли очередная попытка что-то сделать, у которой пока нет продолжения.

Ирине Аксеновой, которая причастна к разработке проекта реставрации 2005 года, ничего не известно. Не так давно мы побывали с ней у Дома, и она зафиксировала большие перемены к худшему на фасаде. Внутрь дома мы не попали, да и небезопасно это теперь.

Как удалось выяснить «Вечерней Казани», стоимость работ по реконструкции дома Михляева – 100 млн рублей, причем в ценах 2010 года. Но таких денег в республиканском бюджете не нашлось.

По сведениям «Вечерней Казани», среди потенциальных инвесторов сейчас рассматривается «Ак Барс Холдинг».

В завершение хочется привести слова Николая Загоскина из его путеводителя, которыми он завершил рассказ о судьбе Дома Михляева-Дряблова: «Когда же наступит конец этому историческому кощунству?»

До сих пор вопрос актуальный.  Но, может, нам удастся сделать его нериторическим...

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить