Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Апрель 2024 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
  • 1989 – В 5 часов 22 минуты произошел сильный подземный толчок силой 6 баллов в Елабуге. Колебания земли ощущались в Набережных Челнах и Менделеевске

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Казанский зритель отдает предпочтение классике, но с интересом воспринимает современную хореографию

XXIX Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева, проходивший с 11 по 28 мая 2016 года, был богат премьерами, созвездием авторитетных имен в мире балета, контрастами исполнительских трактовок и технического мастерства.

Фестиваль явился демонстрацией достижений балетной труппы театра имени Мусы Джалиля, накопленных за годы становления уникального форума имени выдающегося танцовщика второй половины XX века, совершившего переворот в исполнительской технике балета. Художественное руководство на протяжении 27-и лет осуществляет Владимир Яковлев, выпускник Академии русского балета имени А.Вагановой, солист в прошлом и балетмейстер в настоящем.

На Шаляпинском оперном и Нуриевском балетном фестивалях постепенно формировались художественные идеи музыкального театра Казани, обогатившие современные культурные традиции отечественного и мирового театрального искусства. В развитии казанского балета действует давно сложившаяся программа, в которой «правит бал» мировая балетная классика. Казанский зритель отдает ей предпочтение, хотя и с живым интересом воспринимает спектакли, созданные на языке современной хореографии.

«У нас своя, определенная дорога в искусстве: основа нашего репертуара– лучшее, что отобрано временем, балетные шедевры. Многие считают, что балетная труппа развивается, если в ее репертуаре имеются сочинения современных хореографов с нерусскими фамилиями.

Откуда эта страсть ко всему иностранному? – восклицает В. Яковлев. – Неверно думать, что русский классический балет архаичен. Я «Баядерку» Петипа уже сорок лет смотрю, но каждый раз восхищаюсь этим балетом! Я уверен: классический балет был, есть и будет всегда!».

(См.: Интервью «ВК». «Наша труппа – третья после Большого театра и Мариинки». «Вечерняя Казань, 17 мая 2016 г.).

Главный постулат в формировании репертуарной политики казанского балета – хранить наследие выдающихся мастеров академического классического танца. На XXIX Международном фестивале классического балета было показано 11 спектаклей: 9 – казанской труппы и 2 спектакля Санкт-Петербургского театра балета Бориса Эйфмана.

Бесценный классический репертуар составил основу фестивальной афиши, в которую вошли премьерная «Эсмеральда», «Жизель» (хореография Ж. Коралли, Ж. Перро и М. Петипа), «Лебединое озеро» (хореография М. Петипа и Л. Иванова), «Дон Кихот» (хореография М. Петипа, А. Горского в редакции В. Яковлева), «Баядерка» (хореография М. Петипа). Балетная классика XX столетия была представлена «Анютой» (хореография В. Васильева), «Шурале» (хореография Л. Якобсона в редакции В. Яковлева) и «Спартаком» (хореография Г. Ковтуна).

Организаторы фестиваля включили в афишу грандиозную композицию «DONA NOBIS PACEM» на музыку Мессы Баха h-moll в хореографии Владимира Васильева (постановка 2015 года) и спектакли «Евгений Онегин» и «Роден» в хореографии Б. Эйфмана.

На титульные и отдельные партии второго плана были приглашены более 30-ти солистов ведущих театров России и Европы – Большого и Мариинского театров, Московского академического музыкального театра имени  К.С. Станиславсого и В.И. Немировича-Данченко, Парижской Национальной Оперы, Ковент-Гардена из Лондона, Национального балета Нидерландов.

Среди солистов были  признанные мастера Мэтью Голдинг (Альберт), Сара Лэмб (Жизель) из Королевского балета Великобритании, лауреат премии «Золотая маска» Геннадий Янин (Модест Алексеевич в «Анюте») из Большего театра России, лауреаты приза «Душа танца» Оксана Скорик (Одетта-Одиллия) и Владимир Шкляров (Былтыр в «Шурале») – оба из Мариинки. Любители балета увидели талантливую молодежь – СЭ ЫН Пак (Гамзатти), Франсуа Алю (Слоро), Леонора Болак (Никия) из Парижской оперы, Кристина Андреева (Эсмеральда), Михаил Тимаев (Квазимодо, Спартак), Олег Ивенко (Пьер Гренгуар), Антон Полодюк (Феб де Шатопер) из Татарского академического театра имени М. Джалиля,  Дарья Хохлова (Анюта) из Большого театра России и другие полюбившиеся молодые дарования.

Мощный старт Нуриевского фестиваля обозначила премьера «Эсмеральды» в хореографии московского балетмейстера Андрея Петрова по мотивам романа Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери» – либретто, хореография и постановка Андрея Петрова, осуществленная первоначально для театра «Кремлевский балет» в 2006 году. В спектакле использованы фрагменты хореографии Ж.Перро, М. Петипа и А.Вагановой. Постановщик, оттолкнувшись от признанных балетных версий, создал свою концепцию на основе классики и обогатил ее элементами современной хореографии.

Рассказывая о рождении хореографического языка в премьерном спектакле, Петров отметил:

«Эсмеральда и Гренгуар «говорят» на языке классического танца. Квазимодо – типично гротесковая, деми-классическая роль с большими прыжками; на деми-классике с элементами экспрессивной хореографии основана роль Клода Фролло».

(См.:  Андрей Петров «В моем спектакле – 3 смерти». «ВК», 7 мая).

В итоге получился волнующий драматический спектакль, наполненный шекспировскими страстями о жизни и смерти чистой, благородной Эсмеральды, олицетворяющей идеалы духовной и физической красоты романтической эпохи. Потрясает трагический финал повествования: казнена юная невинная цыганка, возмездие настигает коварного хладнокровного убийцу Клода Фролло, а горбатый звонарь собора Парижской Богоматери Квазимодо умирает от горя, сжав в объятиях мертвую Эсмеральду.

Грамотно выполнены музыкальная редакция балета Цезаря Пуни, Риккардо Дриго с оркестровкой современным композитором Владимиром Качесовым, выделившем драматургические акценты и логику развития ведущих персонажей драмы на фоне живописных массовых хореографических картин. А музыкальный руководитель постановки Ренат Салаватов со своей превосходной техникой дирижирования вдохнул жизнь в героев романтической драмы.

Звездный состав солистов казанской труппы украсил спектакль в первый премьерный вечер. Эсмеральда – восходящая звезда, жемчужина казанского балета Кристина Андреева блестяще исполнила заглавную партию, сопереживая трагическим изломам судьбы героини. Все гармонично в танцовщице – совершенство балетной фигуры, редкая музыкальность, броский аристократизм, артистический темперамент, эффектные жесты, движения гибких рук, повороты изящной головы и корпуса, свободное владение техникой и комфорт тела. А главное, пожалуй – умение сердцем почувствовать истинную природу балетного образа и показать на сцене становление своей героини в сложных жизненных ситуациях во взаимодействии с другими персонажами.

 

В балете представлен сильный мужской состав – премьеры труппы Нурлан Канетов (Клод Фролло), Михаил Тимаев (Квазимодо), Олег Ивенко (Пьер Гренгуар), первый солист Антон Полодюк (Феб де Шатопер). Каждый из них неповторим по артистическому темпераменту и техническим возможностям; им по плечу самые сложные в жанровом отношении балетные партии. Все они давно завоевали популярность за пределами России, несмотря на свою молодость. Каждая из названных ролей была исполнена ими с полной отдачей душевных сил и сценической свободы.

Публику покорил концертный хит на античный сюжет – Па-де–де Дианы и Актеона (в хореографии Агриппины Вагановой) из 4-й картины II действия в эффектном исполнении японского дуэта Мидори Тэрада (Диана) и Коя Акава (Актеон).

Балет замечателен чудесными живописными массовыми сценами в 1-й  картине «Площадь перед собором Парижской Богоматери» (Цыганские танцы), в 3-й картине «Двор чудес» (приют бродяг, воровских шаек и нищего люда) в сцене развлечения гостей на помолвке Флер де Лис с Фебом в доме герцогини (5-я картина), в колоритной сцене на средневековом празднике шутов (II действие, 1-я картина).

Массовые сцены оживляют балетное действие, вносят полифонический контрастный фон, а также предвосхищают движение сюжета к трагической развязке. Кордебалет танцует на одном дыхании, четко, слаженно, артисты сосуществуют на сцене как единый организм, которым властвует энергия, полет и эмоциональная наполненность каждого движения.

Характеризуя казанскую труппу, В. Яковлев приводит общепризнанное мнение о балете, сложившееся в России и в гастрольных поездках за рубежом:

«Общее впечатление мы производим очень сильное. У нас детально отработаны, прекрасно отрепетированы, отточены все спектакли. Кордебалет у нас танцует синхронно – нога в ногу, дыхание в дыхание. Абсолютно все и всегда танцуют на высоком эмоциональном подъеме.

Сценограф Григорий Белов и художник по костюмам Ольга Полянская воссоздали особый колорит спектакля, трагические события которого развертываются на фоне знаменитого католического храма Нотр-Дам де Пари, городской площади перед Собором, в доме герцогини Аллоизы Гонделорье, в таверне на окраине Парижа. Удачно выполненные живописные декорации Белова усиливают зрелищность «Эсмеральды» и ее историческую подлинность.

Во второй премьерный вечер казанские зрители увидели солистов «Кремлевского балета». На мой взгляд, это был уже другой балет, в котором не было того блеска, очарования и органики в танцевальном действии, захватившем нас в первый вечер. В памяти остались две серьезные работы: партия Клода Фролло в трактовке Кирилла Ермоленко («Кремлевский балет» и Квазимодо – Артем Белов (театра имени Джалиля). Оба артиста имеют свое видение роли и нашли свой шифр к разгадке этих сложнейших драматических партий.

В каждом из фестивальных спектаклей публика открывала для себя новые грани в прочтении шедевров балетной классики. В «Жизели» всех очаровала блистательная пара из Ковент-Гардена Сара Лэмб (Жизель) и всеобщий любимец Мэтью Голдинг (граф Альберт). Журналисты назвали Сару Лэмб одной из лучших Жизелей наших дней, хотя в биографии балерины это ее второе исполнение после Лондонской. Публику поразил их неразрывный союз двух сердец в трагической истории любви, а также эмоциональное напряжение в раскрытии образов и духовная наполненность внутреннего состояния героев.

«Жизель» смотрелась как спектакль-размышление о благородстве человеческих чувств, возвышенном состоянии женской души и красоте настоящей любви. Такого редкого чувства партнерства в танце, как в «Жизели», не произошло в «Лебедином озере» у солистов Мариинского театра.

Первую скрипку вела страстная, экспрессивная, не знающая технических преград танцовщица Оксана Скорик (Одетта-Одиллия), владеющая фантастической пластикой тела. Это истинная прима-балерина, неповторимая в своем выразительном танце.

Евгений Иванченко (Принц Зигфрид), несмотря на свой обширный репертуарный список, был невыразителен и явно не дотягивал до мастерства своей партнерши.

Ликующим фейерверком можно назвать фестивальный «Дон Кихот» посвященный 65-летию художественного руководителя балета, заслуженного артиста РФ и РТ Владимира Яковлева. Искрометную воздушную ауру спектакля, наполненного весельем и забавным юмором, легко поддержала харизматичная пара из Национального балета Нидерландов: Майя Махатели (Китри) и Артур Шестериков (Базиль).

Удивительна фантастическая техника примы, ее яркий темперамент, артистизм и точное прочтение характера Китри. Лучезарный, обаятельный Базиль, тонко чувствующий эстетику классического танца, составил достойный дуэт Махатели.

Нельзя не отметить великолепное звучание в тот вечер под руководством главного дирижера казанского театра Рената Салаватова. Прелесть народных сказок, самобытного творчества культового поэта Татарстана Габдуллы Тукая и удивительной красоты музыки Фарида Яруллина, давно ставшей классикой, сумели ощутить солисты Мариинского театра Мария Ширинкина (Сююмбике) и Владимир Шкляров (Былтыр) в балете «Шурале».

Их богатая пластика органично сливалась с пульсацией орнаментального татарского мелоса и зажигательных национальных ритмов татарских народных танцев.

На постановке Владимира Васильева «DONA NOBIS PACEM» («Даруй нам мир») останавливаться не буду ввиду множества публикаций в прессе, в том числе и моих. Замечу лишь то, что интерес к этому необычному многомерному философскому хореографическому действу не ослабевает. Зрители открывают для себя новые миры, заложенные в гениальном баховском искусстве.

В марте нынешнего года Владимир Васильев за постановку этого спектакля был награжден республиканской театральной премией «Тантана» («Триумф») в главной номинации – «Событие года».

Баядерка. Великий Брамин - Нурлан Канетов, Никия - Леонора Болак

В финале XXIX Международного фестиваля классического балета имени Рудольфа Нуриева были показаны 2 балета Бориса Эйфмана: «Евгений Онегин» и «Роден», получившие впечатляющий эффект восприятия казанской публики и обогатившие мир классического балета новыми направлениями, идеями современной хореографии и непредсказуемыми приемами эйфмановского пластического языка.

 Маргарита Файзулаева,

заслуженный деятель искусств РФ и РТ, профессор

Казанского государственного института культуры

Читайте в «Казанских историях»:

XXIX Международный Нуриевский фестиваль: привычное и необычное

Зачем ходим в театр? Кто – развлекаться, кто – думать...

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить