Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Август 2022 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1930 – Опубликовано постановление ВЦИК и Совнаркома РСФСР от 30 июля 1930 о передаче клиник высших медицинских учебных заведений и медицинских факультетов университетов в ведение местных органов здравоохранения

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Выставка «Полвека любви»: виртуальное возвращение сквозь годы

С 25 ноября в Национальной художественной галерее «Хазинэ» работает выставка «Полвека любви».

Документально-художественный образовательный проект с таким названием принимает в Казани Государственный Музей изобразительных искусств РТ при поддержке Министерства культуры республики.

Любовь длиною в жизнь

Выставка занимает несколько залов на втором этаже галереи. Это своего рода биография жизни и любви известного советского писателя-фантаста, автора военной прозы фронтовика Евгения Войскунского (9 апреля 1922 года, Баку, ЗСФСР — 3 июля 2020 года, Москва).

Войскунский Евгений Львович родился в Баку в семье фармацевта Льва Соломоновича Войскунского (уроженца Свенцян) и Веры Соломоновны Розенгауз (родом из Минска). Окончив школу, уехал учиться в Ленинград, поступил в Академию художеств на искусствоведческий факультет и одновременно на подготовительные курсы архитектурного факультета.

В 1940 году призван в РККА. Начал службу в Кронштадте, продолжил на полуострове Ханко, в 1941 году переведён в ВМФ. Великую Отечественную войну провёл на Балтийском флоте; корреспондент газеты «Огневой щит», капитан-лейтенант. Член ВКП(б) с 1945 года. Окончил заочно Литературный институт им. А. М. Горького (1952). В начале 1970-х годов переехал из Баку в Москву.

 Проект «Полвека любви» созвучен названию его романа, посвященного жене Лидии, с которой они были одноклассниками, прожили почти 50 лет в браке и любовь к которой Войскунский хранил еще 32 года после ее смерти.

Как подчеркивают организаторы выставки, проект ПОЛВЕКА ЛЮБВИ – это визуализация ЖИЗНИ ДЛИНОЮ В ЛЮБОВЬ или ЛЮБВИ ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ. Выставка документальная, большинство экспонатов подлинные, и это делает ее удивительно интересной и познавательной. Но это не просто знания. Это яркий эмоциональный контакт с прошлым. 

Разбирая архивы отца, Войскунские-младшие обнаружили бесценный исторический материал, в котором история страны со всеми ее трагическими и светлыми сторонами предстала столь явственно, что не рассказать, не показать историю их любви,  подкрепленную подлинными артефактами эпохи, было бы несправедливо и по отношению к ним, и по отношению к эпохе, и по отношения к тем, кто начинает свою самостоятельную жизнь. Мы видим, что в последние годы наши внуки всё чаще интересуются историей СССР (увы, она и в учебниках не всегда адекватна реальной жизни), историей своей семьи, в которой порой находят ответы на вопросы, рожденные сегодня, сейчас.

Посетители узнают о жизни под мирным небом, о творческом писательском труде, о семейной истории любви, пронесенной через всю длинную жизнь до последнего дня Евгения Войскунского. Но им расскажут и о политических репрессиях, блокаде Ленинграда, трудной жизни в эвакуации… Для семьи это были не просто  отвлеченные  исторические факты. Они – часть из семейной истории.

Курирует выставку директор Фонда «Грани», соредактор журнала «Третьяковская галерея» и почетный член Российской Академии художеств Натэлла Войскунская, жена известного психолога Александра Евгеньевича Войскунского, сына Евгения Львовича.  Его представляют в сети как пионера российской киберпсихологии.

В Казань из Москвы привезено 195 подлинных артефактов эпохи. Часть экспонатов для выставки предоставил казанский Музей соцбыта. Посетители видят также произведения советской живописи и плакаты из фондов Музея ИЗО РТ, которые совпадают по времени и по настроениям с общей концепцией выставки. Есть в экспозиции, например, сталинская Конституция 1938 года, которую вручили выпускникам школы – Жене и Лиде, свидетельство 1914 года об окончании курсов аптекаря в Императорском Казанском университете отцом писателя, билет на посещение мавзолея Ленина и Сталина, конверты с пометкой «полевая почта» для служащего Евгения Войскунского и многое-многое другое, знакомое из советского прошлого, быта дедушек и бабушек современного поколения.

Рассказ начинается с самого конца, с 3-го июля 2020 года, когда скончался старейший писатель России, знакомый поколениям советских читателей как автор научно-фантастических книг, а читателям новой России – как маринист, автор военной прозы. Войскунский писал научно-фантастические романы вместе со своим двоюродным братом по матери Исаем Борисовичем Лукодьяновым, по образованию инженером-механиком. В творческом дуэте Лукодьянов обеспечивал идеи и технические подробности, литературной обработкой занимался Войскунский.  Не возникни в начале 1960-х годов этот литературный тандем, в советской фантастике не засветилась бы яркая двойная звезда и читатели лишены были бы огромного удовольствия от чтения «Экипажа «Меконга», «Ура, сына Шама», «Очень далекого Тартесса» и других замечательных научно-фантастических книг, давно ставших классикой советской фантастической литературы.

Евгений Львович Войскунский в возрасте 98 лет соединился с Лидией Владимировной, покинувшей его в 1988 году, в еврейской части Востряковского кладбища Москвы. В память о ней он написал роман «Полвека любви». На их жизнь выпали революция, первая мировая и гражданская война, первые пятилетки, репрессии 1930-х. Вскоре после окончания школы и первого объяснения в любви они вступили во вторую мировую и  Великую Отечественную войну. А дальше была блокада Ленинграда, оборона Кронштадта, эвакуация, Великая Победа и послевоенная совместная жизнь, освященная любовью.

Вот как рассказывает о выставке Натэлла Войскунская:

«Экспозиция, как и роман, разбита по главам – периодам жизни. Эмоциональная составляющая проекта развивается по экспоненте – от первого целомудренного поцелуя влюбленных выпускников-отличников бакинской школы-десятилетки № 1 Лидии Листенгартен и Евгения Войскунского, их учебы в Ленинграде, мобилизации – первого в их молодой жизни тяжелого расставания, которое растянулось на долгие 4 года. Короткая, но судьбоносная встреча случилась в 1944 году и завершилась женитьбой (свадьбы как таковой не было и не могло быть), новым расставанием и всепоглощающей радостью Победного мая 1945 года. Семейная жизнь их длилась почти полвека, а любовь длилась до последнего вздоха Евгения Львовича Войскунского: еще 32 года после смерти жены.

Эмоциональные «пики» экспозиции – отрывки из писем и дневников: слова любви, памяти, сострадания, участия, веры, доверия, отчаяния и печали… Всего, что бывает или может быть в жизни каждого, кто придет на выставку – придет, чтобы убедиться в силе любви вопреки трагическим и великим события эпохи.

Времена не выбирают, в них живут и умирают… И любят, – продолжим мы известную строчку Александра Кушнера».

Интересные подробности о выставке можно узнать из публикации Оксаны Романовой, репортера информационного агентства «Татар-информ», которая была на ее открытии, общалась с ее организаторами. Вот, например, что рассказала директор Музея ИЗО  Розалия Нургалеева о казанской составляющей экспозиции:

«Конечно, мы подбирали художников той эпохи. Например, Гайша Рахманкулова: тема школы, школьницы сидят за партами – сейчас таких вещей никто не рисует. Это присутствие духа, аромата присутствия середины ХХ века. Или девушки с открытой дверью едут в старых вагонах на целину. Ездили без всяких путевок – на работу, на стройку.

И меня, конечно, потрясла, вышивка ришелье из семейного сундука. И вдруг я вижу раннюю работу Рустема Кильдибекова, где сидят женщины-вышивальщицы. Такое совпадение! У нас таких работ очень много. Мы, конечно, смотрели по совпадению и по резонансу с этой выставкой».

Доктор филологических наук, профессор, заведующий лабораторией Казанского научного центра Российской академии наук Алексей Арзамасов, выступая на церемонии открытия выставки, обратил внимание на ее большой психотерапевтический эффект.

«Жизнь была очень разная и очень сложная в Советском Союзе, но та искренность и те эмоции, которые отражаются и в текстах, и в материальных вещах, притягательны для людей молодого поколения. В этом смысле выставка будет интересна и полезна для представителей новых поколений, которые родились после краха Советского Союза. Для людей родившихся и выросших в Советском Союзе это – одухотворенное возвращение в прошлое. Очень важное, очень ценное – каждый человек нуждается в таких виртуальных возвращениях сквозь годы».

Не могу не сказать несколько слов о личных впечатлениях от этой необычной выставки. Я узнала, что она передвижная, то есть перемещается по стране. Обычно такие выставки планшетные, их легче упаковать и сохранить при демонтаже и транспортировке. Здесь же  полноценная историческая экспозиция, составленная из десятков реальных предметов жизни советской семьи, советского быта. При этом определить, принадлежит ли тот или иной экспонат конкретной семье Войскунских, весьма трудно. Например, в одном из залов собраны уникальные предметы внутреннего убранства жилищ наших бабушек и дедушек. Более всего меня поразили белоснежные салфетки, скатерти, подзоры и накидушки с красивыми орнаментами. Я помню, такое шитье было у моей бабушки.

Марина Подольская, с которой мы осматривали  выставку, с удивлением обнаружила, что в их доме были точно такие же украшения, которыми славились мастерицы Казанского Богородицкого монастыря.  А, может, это шитье – казанское? И передавалось из поколения в поколение

В одном из залов на невысоком помосте в беспорядке набросаны многочисленные  чемоданы и дорожные сумки, с которыми человек обычно  собирается в дорогу. Перемещения по обширной территории СССР в советское время были делом обычным для многих людей.  Как добровольные, так и вынужденные.

Тут же – знакомые пишущие машинки, которые уже давно стали историей. Вряд ли всё это привезли в Казань из Москвы. Скорее всего, это экспонаты Музея соцбыта.

Но в экспозиции много подлинных вещей семьи Войскунских. Прежде всего, это документы, многочисленные снимки, письма. Некоторые предметы, возможно, когда-то украшали стены их жилища. Например, фотографии в рамках. Их довольно много.

Сильное эмоциональное впечатление вызывают пустые рамки, в которых когда-то наверняка тоже были фотографии. Память тут же подсказывает, с чем связана эта пустота. Когда в семье появлялся «враг народа» или таковыми объявлялись родственники либо  знакомые, не все рисковали в открытую спорить с властью, чтобы не умножать число репрессированных. В каких-то семьях просто вырезали силуэты арестованных на снимках, в каких-то прятали снимки подальше от чужих глаз, до лучших времен.

Конечно, пустая рамка – это скорее метафора, чем реальный пример протеста против политического произвола. Но метафора очень яркая.

 Послесловие к выставке

Путешествие по экспозиции, точнее – по жизни одной конкретной семьи откликнулось в душе эхом, созвучным мыслям и чувствам, которые я испытываю в последнее время. Увы, наше поколение редеет просто на глазах. И часто слышишь, как близкие, едва придя с погоста, выбрасывают старые вещи на помойку. Таким образом уничтожаются книги, фотографии, документы, предметы быта. Никогда не прощу себе, что не взяла вовремя несколько альбомов с вырезками из газеты «Вечерняя Казань», которые многие годы собирала одна из читательниц «ВК», внештатный автор «Казанских историй» Сусанна Пашкеева. Она успела показать их мне, когда пригласила в гости и дополнила опубликованные в газете воспоминания о своей семье, о своей маме (Сила ума — ее богатство, «Дорогая наша мама»). Мы договорились о новой встрече, но обстоятельства ее сильно затянули. А однажды я узнала, что Сусанна Ивановна покинула этот мир.

Что стало с теми краеведческими альбомами, с фотографиями, которые она мне показывала, с прекрасными альбомами об искусстве, которые она всю жизнь покупала, не знаю. По моей информации хоронили ее дальние родственники. Альбомы с вырезками уж точно оказались на помойке.

Каждый их тех, кто читает эти строки, может привести подобные примеры. Если молчаливые свидетельства знаменитых людей еще как-то сохраняются – в музеях, архивах. Например, мы должны сказать спасибо Альбине Абсалямовой, которая объединила потомков известных деятелей культуры общим делом. Она была организатором и куратором выставочного проекта «Вечный человек» Музея-заповедника «Казанский Кремль», посвященного фронтовикам). Потом он  продолжился музейным циклом «Встречи у Вечного человека», который был организован в кремлевском «Манеже», где потомки делились историями жизни, творчества и фронтового пути своих знаменитых родителей и дедов. В 2015 году Альбина выпустила книгу «Жить вечно», очерки в которой иллюстрированы редкими снимками и документами, предоставленными членами клуба «Династия».

«В домашних архивах потомков деятелей культуры (и не только их, но я занимаюсь ими) хранится столько бесценного материала – все эти фотографии, рукописи, дневниковые записи, издания, которые уже давно стали библиографической редкостью... Я росла в этой среде и с детства бывала в гостях в этих семьях. Во время работы над книгой о дедушке много думала о том, что нельзя держать все эти сокровища «взаперти», их нужно обязательно показывать людям» – это цитата из ее интервью, которое она дала тогда «Казанским историям» («Золотые вещи» из фронтового чемодана Абдурахмана Абсалямова).

Наверняка Альбина смогла бы создать такой же выставочный проект о своем дедушке – знаменитом писателе Абдурахмане Абсалямове… Собственно, она его уже создала, открыв с  братом домашний музей, рассказывающий об истории своих предков.

Альбина создавала выставку «Вечный человек» в тесном сотрудничестве с музейщиками. Для них семейные артефакты имеют особое значение. Накапливаясь в фондах, они становятся не просто экспонатами для будущих выставок, но и наглядными свидетельствами нашей истории, что хорошо видно по деятельности Музея соцбыта.

Я была свидетелем создания музея-квартиры Назиба Жиганова. Помню, увидела в описи, которую составляла Нина Ильинична Жиганова, комнатные тапочки ее знаменитого мужа. Как оказалось, она долго думала, могут ли они быть музейными экспонатами. Потом своими глазами не раз видела, что на эти тапочки посетители обращали особое внимание.

Думается, Национальный музей РТ мог бы взять на себя встречу с наследниками, в руки которых попали ценные исторические, этнографические либо какие другие раритеты. Не думаю, что родственники несут их на помойку с легким сердцем. Музейщикам проще определить их ценность.

Такая практика у казанских музеев есть, они ежегодно проводят «Дни дарений». Но не каждая семья будет ждать таких «Дней».

Пример тут показывают казанские библиотеки, которые принимают книги, которые не востребованы  родственниками почивших. Могу судить по коллекции таких приношений в библиотеке №20 Казанской библиотечной системы – там есть ценные раритеты старинных изданий.

 Выставка «Полвека любви» будет работать до 30 января 2022 года.

Фото с сайтов Музея ИЗО РТ и ИА "Татар-информ"

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского