Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Август 2022 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1930 – Опубликовано постановление ВЦИК и Совнаркома РСФСР от 30 июля 1930 о передаче клиник высших медицинских учебных заведений и медицинских факультетов университетов в ведение местных органов здравоохранения

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Юбилейная выставка как автобиография Григория Эйдинова

С 22 декабря в Художественной галерее «Хазинэ» работает юбилейная выставка Григория Эйдинова, заслуженного художника Российской Федерации, заслуженного деятеля искусств Республики Татарстан, лауреата премии имени Баки Урманче, республиканской премии «Хрустальное перо» (номинация «Дизайн издания»), шестикратного лауреата Всероссийского конкурса «Искусство книги», обладателя знака отличия «За безупречную службу Казани».

4 января 2022 года на выставке побывала Любовь Агеева.

Не могу для начала не вспомнить выставку Григория Львовича Эйдинова к его 70-летию, которую он назвал «Мои дороги». Она открылась в феврале 2017 года. «Казанские истории» тогда перепечатали восторженный отзыв о ней моей коллеги Ольги Юхновской из «Вечерней Казани» («Гражданин Художник» Григорий Эйдинов). Та выставка помогла мне расширить личные впечатления о его творчестве, которое я знала прежде в основном по книжной графике и газетно-журнальному дизайну (Григорий Эйдинов – имя как знак качества).

Кстати, любой желающий может посмотреть в Интернете каталог выставки 2017 года, выпущенный Музеем изобразительных искусств РТ в издательстве «Заман». Его составитель и автор очерка о художнике Эйдинове – Дина Хисамова, научный сотрудник Института языка, литературы и искусства имени Г. Ибрагимова Академии наук РТ. Я не знаток изобразительного искусства, но ее характеристики авторского стиля Григория совпадают с моими дилетантскими суждениями, поэтому приведу несколько цитат из этого каталога. Оценка творчества художника Эйдинова нее хотя и высокая, но, на мой взгляд, не комплиментарная, а объективная. Как говорится, что сделано, то явлено. Не верите? Смотрите его картины в Интернете. Их там довольно много.

Как отмечает Дина Хисамова, Григорий Эйдинов в кругу казанского сообщества художников представляется фигурой, стоящей несколько особняком. Индивидуальность художника развивалась своими путями, больше занятая собственным творческим поиском и самопознанием, чем групповой идентичностью.

Таких каталогов немного. Григорий славой не обделен. Если и стоит о чем-то сожалеть, так это о том, что выставка будет работать всего месяц, до 23 числа, и это в январе, когда люди с большим трудом отходят от праздничной эйфории.

Выставка как творческий отчет за пять лет

Пять лет между юбилейными выставками пролетели быстро, вместив немало важных событий в жизни художника. В декабре 2020 года Эйдинов стал лауреатом 29-го профессионального конкурса «Лучшие книги года – 2019», проводимого Ассоциацией книгоиздателей России. Так высоко была отмечена книга «Татарский мир», которая вышла с его участием в издательстве «Заман» (Большая победа казанского издательства «Заман»). В апреле 2021 года он стал лауреатом Государственной премии РТ имени Г. Тукая (Тукаевская премия: лауреаты 2021 года) – за графическую серию «Нефть и время», циклы «Казанский альбом», «Тайны казанские» и художественное оформление книги «Татарский мир». Я с большим удовольствием написала отзыв для конкурсной комиссии.

19 октября 2018 года Эйдинова вместе со всем коллективом редакции журнала «Казань» чествовали в Ратуше по случаю 25-летия этого издания. Долгие годы он был его главным художником и дизайнером, верным соратником Юрия Балашова. Как пишет Дина Хисамова, расцвет Эйдинова как дизайнера книги связан с работой в этом журнале. Во многом благодаря таланту художника издание приобрело узнаваемое лицо, «которое отличают хороший вкус, благородство оформления, адекватность современному видению журнала». Дизайн «Казани» высоко оценивали Софья Губайдуллина, Белла Ахмадуллина, Василий Аксенов, Борис Мессерер, Зураб Церетели и другие видные деятели искусства, которые держали журнал в руках. Он не раз получал награды на всероссийских конкурсах, два раза – в 2004 и 2005 годах – «Казани» отдавали предпочтение на специализированном международном конкурсе печатных изданий «Обложка года». В 2005-м редакция была удостоена главной награды этого конкурса – «Хрустального глобуса». Она была вручена художественному редактору журнала «Казань» Григорию Эйдинову.

Кто в 2018 году мог предположить, что пройдет совсем немного времени, и у журнала будет новый главный редактор и новый главный художник. Если уход Балашова был объясним – годами интенсивной работы тот серьезно подорвал свое здоровье, то увольнение Эйдинова вызвало у меня, да, думаю, не только у меня, массу вопросов. Хотя я не могла не порадоваться за художника, вдруг получившего массу свободного времени. Работа в журнале, несомненно, не раз заставляла его менять свои планы. Григорий всегда любил ездить на пленэры, но порой не мог себе этого позволить. В мастерской копились этюды после творческих командировок, которые так и не стали законченными картинами. Правда, во время нашей экскурсии по выставке он заметил, что часто намеренно ничего не подправляет. Оставляет всё, как увидел на месте.

Последнее событие истекшего пятилетия – персональная выставка «Графика и книга», которая работала в марте 2021 года в Галерее Амира Мазитова.

Очередная юбилейная выставка Эйдинова снова в галерее «Хазинэ». Экспозиция, занимающая 5 залов, посвящена его 75-летию. Автор назвал ее «Монологи». Впечатлений от нее у меня не меньше. Во-первых, на этот раз экспозиция много больше. По словам художника, он приготовил для экспонирования более 200 работ, уместилось чуть более половины. В экспозиции как известные полотна, например, известная картина «Возвращение блудного сына», так и новые работы, к примеру, заново переосмысленные иллюстрации к оформленным ранее книгам. Треть работ прежде не выставлялись – они написаны за последние пять лет.

Я побывала на выставке уже в 2022 году, 4 января. В этот день Григорий Эйдинов пригласил в «Хазинэ» своих друзей, чтобы провести для них авторскую экскурсию. Собрались вроде люди знакомые, хорошо знающие юбиляра. Но как много, оказывается, мы про него не знали. Это было и глубокое погружение в его творческий мир, и интересное путешествие по его жизни.

Григорий как экскурсовод был нетороплив. Рассказывал почти обо всех работах. И если мы успели до обеда посмотреть всю экспозицию, то только потому, что значительную ее часть представляют серии. Как правило, он привозит из творческих командировок до 50 этюдов. Конечно, не все, поскольку часть приходится дарить. Например, его пейзажи Каппадокии теперь можно видеть музее города Аксарай. Так что на юбилейную выставку художник предоставил их копии.

Пленэров у него было много – по России и вне ее. Трижды он ездил в Турцию: в 2001, 2006 и 2015 годах: работал в составе лаборатории Международной организации тюркской культуры «ТЮРКСОЙ», которую называют ЮНЕСКО тюркского мира (он, единственный российский художник, имеет международную премию этой организации, получил ее в 2015 году), по приглашению посла России в этой стране целый месяц рисовал Стамбул, путешествовал по Каппадокии (район в Турции), этюды показал на выставках в Аксарае, Казани и Зеленодольске.

Выставка как автобиография

Григорий Эйдинов работает во многих жанрах изобразительного искусства. Живописец, мастер плаката, прикладной и книжной графики, дизайнер полиграфической продукции – таков неполный перечень всех видов художественной деятельности мастера, в которых разносторонне раскрываются его талант и дарования.

Выставками Эйдинова не удивишь. Первая с его участием была еще в 1973 году. Это была выставка молодых художников. Он показывал свои работы вместе с коллегами и на персональных выставках, участвовал в проектах «Большая Волга». Его работы экспонировались в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Иркутске, Уфе, Кирове, Стамбуле

Как опытный дизайнер, Григорий выстроил умную экспозицию, строго в соответствии со своей творческой биографией. Наш друг начинал свой творческий путь как живописец, нашел свой почерк во многом под влиянием педагогов Казанского художественного училища. Учеба в Чувашском государственном педагогическом институте, на художественно-графическом факультете, пробудила в нем интерес к графике. Поскольку графику и книжный дизайн Григорий показал на мартовской выставке, в «Хазинэ» таких работ мало. На юбилейной выставке наиболее полно представлен Эйдинов-живописец. Поскольку он пока свои работы не продает (хотя спрос, как мы убедились во время экскурсии, есть), они хранятся у него, дома и в мастерской.

Поразительно, но выставка «Монологи» необыкновенно биографична. Во время нашего движения по экспозиции каждая картина вызывала у Григория поток воспоминаний. И о жизни, и о том, как картина создавалась.

Экспедиция начинается с автопортрета художника. На картине «Весенняя осень» (2002) – очень несерьезный человек с мольбертом на плече и кактусом в руках. Он стоит в Ленинском саду, напротив магазина «Цветы».

Не сразу поймешь, что это Григорий – портретное сходство лишь обозначено. Главное здесь не это. Картина имеет парадоксальное название – «Весенняя осень». Это заявка и на характер, и на образ мыслей.

Григорий вспомнил, что на республиканскую выставку, где он показал эту картину впервые, приходил Минтимер Шаймиев. Увидев ее, он воскликнул: «А я знаю этого художника!». Эйдинов сообщил нам, что написал портрет Минтимера Шариповича, который нашел целых три часа, что позировать.

В первом зале художник представляет две глубоко личные темы. Справа – пронзительный по интонации рассказ о семье, воспоминания о детстве. Пожалуй, впервые Эйдинов публично подчеркивает свои еврейские корни («Ханука», «Суккот (праздник шалашей)», «Моисей» (из серии «Пророки» и другие).

Слева – Казань, конкретно Шоссейка. С этой частью Кировского района, которая помечена на исторических картах как Ягодная слобода, связано послевоенное детство Григория. Здесь был комбинат торговой рекламы, в котором он работал после окончания Казанского художественного училища. Сюда прихотью судьбы он вернулся много позднее, когда именно здесь, в обычной жилой пятиэтажке, ему выделили мастерскую. Как заметил Григорий, вся его жизнь идет по кругу, по одним и тем же местам.

Человек не бывает без корней

Его родители были родом из Воронежа – строили там самолеты на авиационном заводе. В самом начале войны завод и всех его работников эвакуировали в узбекский город Андижан. Вернувшись в Воронеж в 1945 году, они застали родной город в руинах. Тогда и было принято решение перебраться в Казань, где жил брат деда Арона Нохем. Семья из пяти человек жила в домике площадью в 9 квадратных метров, который раньше служил баней. «Когда банька сгнила окончательно, отец купил бревна и построил не ее месте маленький дом, за что ему сразу же припаяли судебное дело за самострой», – вспоминает Григорий свое раннее детство. Трое детей родились уже в Казани. Григорий – 22 декабря 1946 года.

Отец художника – Лев Аронович – работал на Казанском вертолетном заводе термистом, мама – Мария Львовна – была бухгалтером на шорно-седельной фабрике, Оказывается была такая в Казани. Позднее она вошла в состав кожевенного объединения имени В.И. Ленина.

Григорий рассказал нам, что нашел фотографию еврейского местечка Ляды в Белоруссии, где жили их предки. Видимо, благословенные места, если из этого края, с соседнего с Лядами местечка, были Шагал и Малевич. Когда в СССР была поставлена задача покончить с частной собственностью, его дед и бабка сбежали отсюда, спасаясь от ареста, поселились в Воронеже. Семья Эйдиновых имела в Лядах мастерскую для выделывания кожи на продажу, где работали родители, братья Хацкель, Арон, Гирш, Нохем, их сестра Песя. Единственное, что дед с бабкой взяли с собой, – швейную машину марки Зингер. Эйдинов нарисовал ее на одной из своих картин. С грустью он рассказывал он о том, что сделали фашисты, когда взяли Ляды. 2 апреля 1942 года нацисты уничтожили более 2000 жителей местечка. Люди не прятались, были уверены, что немцы – цивилизованный народ и ничего плохого сделать не смогут. В живых остались только дети Гирша от второго брака, их спасла белорусская женщина, выдав за своих. Дядя художника в двадцатые годы не последовал примеру братьев и остался в местечке.

Тяжелые были воспоминания. Мы вместе погоревали о том, что поздно начинаем интересоваться историей своих предков. Когда у нас появляются вопросы, на них отвечать уже некому.

Дед Арон занимал особое место в детстве нашего друга. Он до сих пор остается для него образцом веры. Художник изобразил деда на нескольких полотнах. На одном – в кругу семьи. Тут и дед, и мать Гриши, и он сам, и его сестра.

Дед был сойфером, то есть занимался переписыванием Торы и других священных текстов. На выполнение одного свитка требовалось не менее полугода. Внук с интересом наблюдал, как дед выделывал из телячьей шкуры, купленной на базаре, тончайший пергамент, шлифуя его до белизны куском пемзы, а потом нарезая свитками. Готовил специальные чернила из шишек ольхи, острил гусиные перья перочинным ножом и, склонившись над столом, долгими часами писал маленькими аккуратными буквами святые слова. Марина Подольская, которая была в нашей группе экскурсантов, заметила, что видела такие свитки у Григория. Буквы не отличишь от типографских. «Я не устаю удивляться потрясающей каллиграфии, которой владел мой дед Арон», – рассказывал Григорий.

На всю жизнь остались у внука воспоминания об аресте деда. Тогда началась борьба с «безродными космополитами», и набожный еврей оказался подходящим для этого по всем статьям. Его арестовали по доносу соседей за якобы нелегальное производство кожи. Суда не было, но полтора года, до самой смерти Сталина, его продержали в тюрьме под Кремлем (сейчас там Институт истории, а до революции была пересыльная тюрьма).

Последние 6 лет жизни дед был парализован, но продолжал работать. Григорий помнит, как бабушка привязывала его к стулу полотенцем, чтобы он не упал…

Нетрудно предположить, какого лиха видела эта еврейская семья на просторах России. Удивительно, как не ожесточилась душа Григория, как сформировался стиль художника, полный позитива и оптимизма!.. Как пишет Дина Хисамова, мечтатель, созерцатель и аналитик по натуре, Эйдинов ищет гармонию, ищет то начало, которое объединило бы людей в их трудном и радостном бытие.

Еврейскую тему можно найти еще в двух залах выставки. В последнем зале представлен проект, который еще не стал альбомом – художник проиллюстрировал еврейские пословицы и поговорки. Есть еще картина «Переход», на которой он изобразил скитающихся израильтян, которых Моисей в поисках лучшей доли 40 лет водил по пустыне. Замысел этой картины появился у художника в Синайской пустыне, где он увидел горную гряду, по которой в XIII веке до н. э. наверняка проходили скитальцы, ведомые Моисеем.

«Шоссейка, любовь моя…»

Сквозной темой всего творчества Григория Эйдинова можно назвать тему уходящей Казани. С 1991 года художник работает над созданием обширной графической серии «Казанский альбом» в технике рисунка сепией (использует светло-коричневое красящее вещество, имитируя старые черно-белые фотографии). Продолжает традиции, начатые художниками первой половины XIX века А. Дюраном, Э. Турнерелли и В. Туриным. На его полотнах, выполненных в разных техниках, – не дворянская часть города с роскошными особняками, а улицы Заказанья, дворы и деревянные дома, в которых жили такие же семьи, как Эйдиновы.

В первом зале юбилейной выставки представлена в основном его любимая Шоссейка (серия «Зима на Шоссейке», 2018 год). Почему зима? Наверное, потому, что снег скрывает пыльные дороги, не знающие асфальта, а дома в белых шапках смотрятся много лучше.

У него даже скособоченные домишки прекрасны. А знаменитый Горбатый мост в Кировском районе кажется живым, действующим. Именно таким запомнил его художник.

Вот как он вспоминает Горбатый мост своего детства:

«По нему проходила единственная дорога в город (так местные называли центр). Утром и вечером, экономя на автобусных и троллейбусных билетах, шли по мосту на смену или со смены рабочие вертолетного завода, заводов «Серп и Молот», «Сантехприбор», лентоткацкой фабрики. В праздники перила моста украшались красными флагами, колонны демонстрантов двигались в центр города под бодрые марши духовых оркестров. Горбатый был любимым местом прогулок местных жителей, здесь же назначались свидания и встречи. Дорога в новый, только что построенный кинотеатр «Звезда» также вела через мост.

Понятно, что такие сооружения не ремонтируются, их просто убирают. Уже много лет мост считается аварийным. Сначала по нему запретили ездить, а потом и ходить. Но при каждой малейшей возможности я стараюсь проведать его. Для меня он как больное, но родное существо».

Подробнее: http://kazan-journal.ru/news/novosti/gorbatyy-ne-ukhodi

В «Казанском альбоме» художника – «Зима на Шоссейке», «Сумерки Ленинского сада», «Бабье лето старого дома», «Толстовский сквер» и много других сюжетов.

Нельзя не восхититься миром, который оставляет художник на своих полотнах. Ему не надо искать подходящую натуру – достаточно подойти к окну мастерской, где еще сохранились старые дома Ягодной слободы. Кстати, соседние улицы Заказанья никогда не видели асфальта.

Таким город остаётся только в нашей памяти. Художник не может не видеть, как постепенно исчезает эта Казань. Сегодня добрались уже до частного сектора, оставшегося от дореволюционных слобод Ягодной и Гривки.

Я обратила особое внимание на картину, на которой женщина за высоким забором из металлического профиля чистит снег. Из-за потрясающего света, который льется из открытой двери.

Эйдинов умеет заворожить светом и цветом. Не зря почти все рецензенты отмечают декоративность его полотен. Как рассказал Григорий, он рисовал этот дом с натуры. Когда пришел к нему в следующий раз, ни его, ни соседних строений уже не было. Всё снесли. Одна из картин этой серии, нарисованная в 2009 году, так и называется – «Последний вечер старого дома на Шоссейке». Теперь на этом месте комплекс «Атлантис Делюкс».

Мысль, выраженная в образе

Случайное впечатление у чьей-то уже нежилой развалюхи в 2016 году вдохновило его на картину «Возвращение блудного сына», сюжетно перекликающуюся с известным полотном Рембранта, экспонирующимся в Эрмитаже. Его поразил переполненный почтовый ящик с письмами и газетами. Под ящиком уже была целая бумажная гора. Но Эйдинов переосмыслил новозаветную притчу. Для него это не просто трагедия конкретного человека, вернувшегося в отчий дом после долгой разлуки и ждущего прощения. Это горькое прозрение у родного пепелища. Заколочены окна, покосились ворота, бурьян вместо лужайки у дома. На доме – сломанная адресная табличка «Улица Коммуни…».

Даже человек с крепкими нервами невольно вздрогнет возле этой картины. Один подумает о родном доме, где уже давно не бывал, другой¸ как я, увидит в ней аллегорию. Не так ли и мы 30 с небольшим лет назад бросили нажитой опыт и традиции предков, ожидая в новой России манны небесной? И не мы ли стоим сегодня у сломанных ворот, за которыми нас уже никто не ждет?

Картина «Возвращение блудного сына»с успехом демонстрировалась в Москве, за нее Григорий получил премию Академию художеств России.

Григорий не прибегает к прямым оценкам того, что видит, не шлет зрителям посланий, как порой делают его коллеги. Порой приходится постоять у картины, чтобы ее дешифровать. Не факт, что у всех это получится.

У Эйдинова аллегория спрятана во многих полотнах. На выставке есть картина, трогающая до слез. Слева – черный ворон, символ несчастья. Справа – женщина в черном, только что получившая похоронку. По центру – лестница в неожиданно светлом проёме, которая ведет в пустоту.

Сюжет этой картины биографичен. Свое имя Эйдинов получил в честь брата матери – Григория Львовича Гуревича, погибшего в первые дни войны. Кстати, тот неплохо рисовал, хотя и не был художником. Картина – это эмоциональный отклик художника на эту потерю.

Какую аллегорию может вызвать привычный пейзаж весеннего сада? Деревья еще без листьев. Снег кое-где еще покрывает землю, он на стуле, на столе, где лежат несколько яблок, по какой-то причине оставшихся на даче с осени.

«А вы посмотрите, как картина называется», – советует нам художник. Читаем: «Забытые. 2002». Понимаем после авторского пояснения. Как-то Эйдинова пригласили принять участие в выставке, посвященной Дню Победы, но у него не оказалось ни одной работы, которая подходила бы по содержанию. Тогда он нарисовал эти яблоки из своего сада, предложив зрителям непростой кроссворд. Забытые. А разве не об этом же мы думаем, когда видим, как тяжело живут люди старшего поколения, когда встречаемся с показной заботой о ветеранах войны?

В первом зале я обратила внимание на небольшое полотно со странным дачным домиком. Попросила Гришу рассказать, как оно появилось. Он вспомнил, что увидел этот домик в садоводческом товариществе в Васильево, куда ездил в гости к друзьям. Возможно, стоит там и сегодня.

Двухэтажный домик – как скворечник. Вместо крыши огромный баннер, на первом плане которого известный лозунг советской эпохи – «Слава труду!». Левая сторона домика укрыта еще одним баннером, уже рекламным – «Курорты Краснодарского края». Домик на картине живой – в окне второго этажа горит свет. Рисовал Григорий его, можно сказать, с натуры. Лишь слегка видоизменил какие-то детали, например, на баннере, покрывавшем крышу, дорисовал скрещенные серп и молот.

О чем картина? Об обитателях домика, явно людях небогатых? Об их умении использовать подручные средства? Да нет! Я восприняла эту картину как метафору, рожденную сломом привычных устоев, который мы наблюдали в 90-х годах и продолжаем ощущать до сих пор. Хозяином домика, говорят, был профессор. После его смерти туту жила его дочка, которую из-за балкона на доме звали Джульетта.

В советское время люди с докторской степенью получали зарплаты, позволявшие иметь машины, загородные дома, домработниц. Я знала таких профессоров в Казани. Двухэтажные дома за городом были тогда редкостью. Этот в молодости, наверное, был бравым «парнем». Но пришла эпоха, когда большие знания оказались не в цене. «Первый парень на деревне» теперь – не профессор, а коммерсант, бизнесмен, чиновник у краника в трубе. И у хозяев домика нет денег, чтобы починить прохудившуюся крышу…

Пейзаж с натуры

Эйдинов по природе своей лирик. Особенно любит городские пейзажи. На его картинах –виды Казани, Чистополя, Елабуги, Свияжска, Касимова, Гороховца, Стамбула, горы в Хакасии и турецкой Каппадокии. На других выставках он показывал болгарскую Софию, российский Крым, древние развалины Трои и, конечно, Иерусалим, рисовал остров в Эгейском море.

Могли бы мы предположить, что на одной из картин, написанной в сентябре 2017 года, – только что выпавший снег на зеленых горных вершинах Саян? Конечно, нет, если бы нам не сказал об этом художник. Это было в горах Хакасии, на всероссийском пленэре, откуда Григорий привез около сорока этюдов. Саяны произвели на него огромное впечатление. И еще – необыкновенное чувство вечности, которое он ощутил, разглядывая древние рисунки на скальных поверхностях.

В один из дней Григорий рисовал зеленые горные вершины, разделенные расщелиной. Погода была солнечная. Когда завершал этюд, неожиданно повалил снег и за короткое время скрыл всю зелень. Как вспоминает художник, он оказался в «молоке» – ничего вокруг не было видно.

Потом снег появился и на картине. Позднее Григорий показал результаты этого пленэра на выставке в Галерее Анвара Мазитова. Он не добавил к этюдам, сделанным в горах, ни одного штришочка.

С 2007 года Эйдинов преподавал в родном художественном училище. Когда в 2009-м в Казани открылся филиал Московского академического художественного института имени В.И Сурикова, его пригласили туда доцентом факультета графики. Помню черно-белые обложки журнала «Казань» в 2014 году. Это была своего рода презентация творчества его студентов. Институт закрыли, но работа там оставила в его творчестве зримые результаты. Довольно часто Григорий проводил для студентов пленэры, и не только в Казани. Рисовали не только они, но и сам мастер. Так появились в его творческой биографии серии свияжских (2010) и яранских (2011) зарисовок. В Свияжске он проводил пленэр для китайских художников. А в Музее Свияжска – полотна именитого художника. Кстати, они есть в Музее изобразительных искусств РТ, Вятском музее изобразительных искусств имени А. и В. Васнецовых, Историческом музее г. Касимова, трех собраниях Турции.

Могу похвастаться – у меня есть одна работа Григория Эйдинова. Живописный вид из Ленинского садика на знаменитый казанский магазин «Цветы» он подарил мне в 2016 году, на юбилей.

Художник обратил наше внимание на чистопольский сюжет – сельскохозяйственная ярмарка рядом со старой водонапорной башней. Вспомнил, как участвовал во всероссийском пленэре, организованном в прошлом году. Этой башни другие художники не заметили. А он увидел.

Художник Григорий Эйдинов

Кстати, в Чистополь Эйдинов вернулся в позапрошлом году как участник проекта «100 картин к столетию ТАССР». Дважды бывал он и в Елабуге – в 2006 и 2007 годах.

Разговор об особенностях восприятия действительности художником Григорий продолжил у картины «Берега речки Гусь», написанной в 2007 году. Это была очередная работа на международном пленэре, на этот раз в татарском городе Касимове. Творческая командировка, посвященная 850-летию города, называлась «Мещерские дали». Тридцать художников работали в Касимове и его окрестностях. Однажды привезли их в малолюдную деревню Погост, некогда богатое село, конкурирующее с самим Касимовым. Организаторы пленэра показали гостям сохранившийся храмовый комплекс, уникальную деревянную церковь с мраморными скульптурами на каждом ярусе. Больше здесь рисовать было нечего. После завершения работы на натуре художники разбрелись вокруг поодиночке.

Каково было удивление участников пленэра, когда при подведении итогов казанский художник представил картину, на которой был нарисован… туалет на фоне дивной природы. Обычный, деревенский, с дырками посредине кабинок, без задней стенки (с видом на реку), с распахнутой дверью, которая держалась только на честном слове (вторая уже отвалилась). Григорий наткнулся на сие сооружение, когда группа подъезжала к Погосту. Удивительно, но именно этот этюд был признан лучшим. Коллеги устроили состязание на лучшее название картины: «Акционерное общество открытого типа», «Здесь побывал наш человек»…

Художник Григорий Эйдинов

Эйдинов вспомнил, что руководитель пленэра, известный российский художник, попросил его дать разрешение на этот сюжет, выехал утром на это место у речки Гусь на машине – и попал в аварию. «Мистика», – заметил Эйдинов. Он довольно часто употреблял это слово во время экскурсии. А туалет он назвал символом времени.

Процитирую очерк Дины Хисамовой, в котором упоминается этот туалет:

«Природный оптимизм и счастливый характер художника проявляются в повышенной декоративности картин, в их мажорном настрое. Решения художника отличаются подкупающей прямотой подхода к изображаемому мотиву. Они искренни и просты. В его листах отсутствует броскость, им свойственно исключительное эмоциональное богатство. Эйдинов всю жизнь пишет Казань, получая от общения с городом яркие, наполненные глубоко личным чувством, художественные впечатления.

Живописные пленэры, в которых Григорий Эйдинов стал активно участвовать с начала 2000-х годов, окончательно определили направленность живописи художника в области слияния жанровой картины и городского пейзажа. Сочетание декоративности с эмоциональной выразительностью цвета является основой всей его живописной системы. Почти во всех работах художника отсутствует изображение человеческих фигур; его полноправными персонажами выступают дома, ворота, улицы, одиноко стоящая будка старого туалета с висящей на одной петле дверью... Эйдинов избегает ординарности в выборе объекта своего художественного интереса, его привлекают предметы «одухотворённые», символизирующие собой не бытовое событие, а ауру культуры, они становятся свидетелями времени».

Пророческой может оказаться картина Эйдинова «Опасная неизвестность» – на тему ковида. Небо на горизонте почти чистое, но слева уже сгустилась черная туча. Люди охвачены ужасом и чувством безысходности. Картина черно-белая с легким добавлением серого и желтого цвета. На этом фоне контрастнее выглядят белые маски на испуганных лицах. Спасаясь от беды, люди загнали себя в огромную трещину, которая разверзлась в земле.

Григорий написал эту картину в начале 2020 года, когда еще ничего не было понятно. Скорее всего, это было проявление его собственного на тот момент состояния. Сегодня при длительном рассматривании картины заложенная художником метафора воспринимается уже не как художественный слепок с действительности, а как нечто большее. На что может пойти человечество, объятое страхом, чем пожертвует ради своей безопасности? Тысячи умных голов сейчас ломают головы над этими вопросами.

В сети размещено много картин Эйдинова. Но особенно часто встречаются работы серии «Тайны казанские», на фоне которых позируют дети. Нетрудно догадаться, что они размещают их в своем «Культурном дневнике». Интерес юных зрителей именно к этим работам понятен. Если картины с философским подтекстом им пока не доступны, то яркие картинки, иллюстрирующие известные казанские легенды – вполне по силам. Они знают эти легенды.

Григорий рассказал, как родилась эта серия. Он был участником международного симпозиума «Туранский мир», который проходил в 2016 году в Алуште и собрал художников из разных стран тюркского мира. Его организаторы предложили каждому участнику показать то место, откуда они прибыли. Григорий мог нарисовать по памяти любой казанский пейзаж, но решил перенести на полотно сюжеты, которые знает любой казанец и гость нашего города. Каждый в двух проекциях – в прошлом и сегодня: «Зилантова гора», «Кот казанский», «Озеро Кабан», Тайницкий ключ». Интересно, что Эйдинов вынашивал эту идею давно, даже предлагал своим студентам воплотить ее в жизнь. Так что какие-то эскизы в голове были…

Несколько особняком в его творчестве стоит серия «Нефть и время» (2013). Скорее всего, именно эта серия привлекла особое внимание конкурной комиссии Тукаевской премии.

Как правило, в этой теме работают по заказу, но Григорий рисовал нефтяников по собственному желанию. Однажды он случайно попал на промысел и был заворожен увиденным. Переплетение железных конструкций буровой вышки напомнило ему работы художников-конструктивистов. Он рисовал нефтяников Бавлов, Лениногорска, Альметьевска.

«Фигульки» от Григория Эйдинова

Работы, представленные на юбилейной выставке, художник назвал ретроспективой творческого пути. Начинал он художником-проектировщиком Казанского комбината торговой рекламы, где в то время работали многие известные ныне художники: Сафиуллин, Аршинов, Нестеренко, Голубцов… Дина Хисамова считает, что неповторимый стиль художника отточен в 1980-1990-е годы работой в области дизайна и прикладной графики.

В эпоху кооперативов у него заказывали дизайн спортивных костюмов, курток, джемперов. Однажды он участвовал в проектировании шубы для жены Леонида Брежнева. За основу взяли его эскиз, шубу шили у нас на «Мелите». Делал интерьеры магазинов, ресторанов, причем полный фирменный стиль: от эскизов портьер и униформы до меню и визиток. Создал множество логотипов, товарных знаков, фирменных стилей для российских и зарубежных компаний. Пришлось оформлять интерьеры общественных зданий, создавать наглядную агитацию, оформлять массовые мероприятия и цирковые представления (в 1974-1976 годах он был главным художником Кировского района).

На выставке этих работ не покажешь. Как он сказал в одном из интервью, одно дело – большая картина, и другое – какая-то фигулька». Эйдинов убежден, что художник должен уметь всё, как творцы эпохи Возрождения или художники России начала ХХ века.

В 1990 году Григорий был приглашен в Москву для разработки эскиза нового герба новой России в группе ведущих российских художников. Его работа вошла в пятерку лучших и была отмечена первым Президентом России Борисом Ельциным. Мало кто знает, что по его дизайну созданы государственные награды РТ – ордена «Дуслык» и «За заслуги перед Республикой Татарстан».

Он включил в экспозицию несколько работ из серии «Цирк» 1985 года. Григорий работал для цирка более пяти лет: рисовал афиши, придумывал костюмы, по его проектам делали декорации. Попутно что-то рисовал. Эти годы подарили ему незабываемые встречи с Мстиславом Запашным, Юрием Никулиным и другим известными артистами. Как-то пришлось создать серию плакатов для гастролей «солнечного клоуна» Олега Попова. Плакаты Эйдинова так понравились Эмилю Кио, что тот увез их с собой.

«Мои книги»

Более двадцати лет (1974-1976) Эйдинов проработал в Татарском книжном издательстве. С его иллюстрациями выходили сборники сказок, детских стихотворений «Звёздочка», «Искорка», «Флажок»,сочинений татарских писателей для детей «Фируза», книги татарских поэтов Габдуллы Тукая и Абдуллы Алиша. На всероссийском конкурсе «Искусство книги» иллюстрации к сборнику «Звездочка» – книги для внеклассного чтения на русском языке для татарских школ – были удостоены Почетного диплома.

Он оформил несколько сотен книг мировой классики. И каких книг: «Собор Парижской Богоматери» В. Гюго, «Сто дней одиночества» Г. Маркеса, «Лолита» В. Набокова… В экспозиции представлена лишь небольшая часть его книжных иллюстраций – цветных и черно-белых. Григорий обратил наше внимание на рисунки к роману Константина Симонова «Так называемая личная жизнь» – несколько сюжетов из книги плюс портрет знаменитого писателя. И рассказал, как однажды совершенно случайно с ним познакомился, ожидая своего самолета в аэропорту. Все рейсы задерживались – ждали самолет с Брежневым. Они вышли из здания покурить, там и познакомились. Это было летом. А зимой Григорий получил заказ проиллюстрировать книгу Симонова. Я об этом факте его биографии не знала.

Создав серию офортов в качестве иллюстраций к книге Г. Маркеса «Сто дней одиночества», Эйдинов под впечатлением от проделанной работы продолжил серию, выполнив ее тушью на бумаге, назвал ее «Читая Маркеса». Особое место занимают в его жизни Михаил Булгаков и Борис Пастернак. Он рисовал иллюстрации к книгам Булгакова «Собачье сердце» и «Мастер и Маргарита», а в 2010 году создал серию «Сны по Булгакову». На выставке нельзя не обратить внимания на тетраптих 1991 года к роману «Мастер и Маргарита». Увеличенные в размерах и объединенные в одной раме, две обложки и два листа смотрятся как единая картина. То же самое случилось с некоторыми черно-белыми иллюстрациями, представленными экспозиции: художник, по сути, дал им вторую жизнь. Объединенные на одном холсте, иллюстрации получают новое звучание. Графическая серия юбилейного 2021 года называется «Мои книги».

Имя Пастернака связано у Григория с Чистополем, где тот жил во время войны. Чистопольские зарисовки 2020 года он сопроводил строчками стихов поэта. Он представил их на первый Республиканский конкурс по присуждению премии имени Хариса Якупова в области изобразительного искусства, посвященный тематике военного времени. Графическая серия Эйдинова «Пастернак в Чистополе» была отмечена дипломом лауреата.

Как уточняет Дина Хисамова, столь долгий и пристальный интерес художника к одному автору – явление значительное, оно представляется звеньями одной цепи.

Эйдинов – мастер художественного оформления различной полиграфической продукции. Вместе с первым редактором газеты «Вечерняя Казань» он разработал ее модель. В то время этим занимались только на Западе. Он сделал оригинальный настенный календарь для «Вечерки» на 1988 год. Мы воспроизвели его на обложке последнего номера печатного альманаха «Казанские истории», посвященного Гаврилову и его команде. Я принесла Григорию этот номер, в нем опубликованы и его воспоминания об Андрее Петровиче. Он так и вел экскурсию, с календарем в руках.

Мне довелось работать с Эйдиновым над книгой «Республика Татарстан: новейшая история» (наш совместный проект с Председателем Государственного Совета РТ Ф. Мухаметшиным). Заказ был сложный: придумать такое оформление, которое бы не просто отвечало наивысшим стандартам книжного дизайна, но и было своего рода лоцией для будущих читателей. Поскольку под одной обложкой надо было объединить десятки иллюстраций и разнородные тексты – авторские очерки, фрагменты документов, стенограмм и материалов СМИ. Григорий нашел такое решение. Дизайн был тщательно воссоздан в издательском доме Олега Маковского еще в трех томах. Таких проектов у Григория много, и он всегда предлагает не только оригинальное оформление, но и удобный с функциональной точки зрения дизайн.

У меня была возможность убедиться, сколь требовательно он подходит к своей работе, как серьезно относится к своей репутации. Не зря пять лет назад я написала, что его имя – как знак качества. И это вовсе не преувеличение. Могу вспомнить один случай, когда Эйдинова пригласили оформить к какому-то важному юбилею фотоальбом, финансируемый из бюджета. Пользуясь личным знакомством со многими казанскими фотомастерами, он дополнил предложенные авторским коллективом снимки, нашел оригинальную композицию их размещения. Не знаю, чем она не угодила ответственному редактору, но тот решил какие-то полосы сверстать по своему усмотрению. Работа над альбомом уже шла к концу, и в семье Эйдиновых, наверное, уже расписали, на что истратят довольно приличный гонорар… Но Григорий отказался продолжать работу над проектом и потребовал убрать его фамилию из выходных данных.

В моей личной библиотеке много книг, оформленных Григорием. Дарили авторы, покупала. И не всегда знала, что дизайн – от Эйдинова. Назову некоторые: книги «Казанских улиц имена» Ф. Амирова, Р. Аметзяновой, Р. Вениаминова (2010) «Музы не молчали. Деятели культуры Татарстана в годы Великой Отечественной войны» (2010)», «Беседы с Минтимером Шаймиевым» Л. Овруцкого (2013), «Война и мир профессора Попелянского» М. Подольской (2019), «Хартия Земли в Татарстане» (2005, 2007, 2011), альбом Г. Милашевского «Старая Казань. Фотопортрет» (2006). Два последних издания отпечатаны в издательстве «Заман», с которым художник поддерживает постоянные связи. Надеется, что в 2022 году там же выйдет его альбом, который уже давно ждет своей очереди.

Я уже писала, что Григорий во время экскурсии часто говорил слово «мистика». А по телефону, когда сообщал мне важную новость о продлении работы выставки, рассказал такое, что другое слово тут не подойдет. Он прислал мне два снимка. На одном – вид на первый зал юбилейной выставки в «Хазинэ», где проходила торжественная церемония ее открытия 22 декабря 2021 года.

На втором – то же самое место в бывшем юнкерском училище кремля, в котором сейчас работают несколько музеев. Пятьдесят пять лет назад здесь была одна из спален солдатской казармы, куда 22 декабря 1966 года стрелок-автоматчик Эйдинов зашел впервые.

***

Наше путешествие по выставке и по жизни нашего друга получилось очень длинным. На прощанье, как водится, сфотографировались.

Народу в праздничный день в галерее было много. Казанцы, туристы, одиночки и семьи. Многие заглядывали и на выставку Григория Эйдинова.

Кто-то его знал, кто-то с удивлением открывал для себя новое имя в изобразительном искусстве. Были и те, кто подходил к нашей группе и, узнав, что экскурсию ведет сам художник, задерживались и даже задавали вопросы.

Такая удача – увидеть картины и их автора – случается нечасто.

ПОСТСКРИПТУМ

По просьбам зрителей выставка Григория Эйдинова «Монологи» продлена. Она будет работать весь февраль. Если еще не сходили, обязательно сходите.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского