Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Октябрь 2022 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1926 – Заключен договор об организации в Казани немецкой танковой школы.  Школа размещалась в бывших Каргопольских казармах

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Чтобы не прерывалась связь времен... Послесловие к двум фотовыставкам

В апреле порадовалась за коллег, напомнивших казанцам события из прошлого – в Казани открылись сразу две фотовыставки: Михаила Медведева (с 12 апреля) и Рифката Якупова (с 14 апреля).

Два ярких имени из довольно многочисленной когорты казанских фотографов, которые приносили  снимки в редакции, где я работала. Обе экспозиции были организованы Музеем изобразительных искусств РТ. Фотовыставку Рифхата Якупова «Мелодии курая» можно было увидеть в Национальной художественной галерее «Хазинэ», снимки Михаила Медведева – в одном из залов Галереи современного искусства (фотовыставка «Горизонт — бескраен!»).

Быть на открытии этих выставок мне не пришлось, но записала впечатления тех, кто там был в эти торжественные минуты. Прочитала репортажи корреспондента Татар-информа на сайте журнала «Казань»  и в сетевой газете «Реальное время»  – и отправила следы этих двух событий в свой архив. Увы, такое случается часто, ведь в сутках всего 24 часа, и даже при моей работоспособности за всем не угнаться.

Но мысли, которые возникли в связи с  этими выставками, не отпускали. И не только потому, что есть что вспомнить –  память сохранила встречи и разговоры и с Мишей, и с Рифкатом. Эти выставки навеяли грустные мысли о быстротечности жизни.

Рифкат жив-здоров и изредка напоминает о себе какими-то творческими проектами. А вот Миши нет с нами с 11 октября 2017 года. Он похоронен на Арском кладбище рядом с женой – моей коллегой по «Вечерней Казани» Мариной Медведевой (она трагически погибла в декабре 2003 года), и теперь у них одно надгробие на двоих. Он позаботился об этом еще при жизни. Смерть Марины была для него незаживающей раной.   

Рифкат Якупов на открытии персональной выставки 

Если мое знакомство с Якуповым можно назвать шапочным – у нас не было ни одного совместного проекта, то с Медведевым пришлось встречаться, и не один раз. Более всего в 2005 году, когда он был аккредитован в международном пресс-центре 1000-летия как фотокорреспондент ТАСС, а я руководила информ-группой. Была на презентации двух его книг, которые ему пришлось доводить до ума уже без жены («Зачарованная столица» Михаила Медведева).

Михаил Медведев презентует свои книги, выпущенные в 2005 году

После юбилея мы вместе с ним задумали выпустить альбом по следам того грандиозного события, рассказать в нем не только о том, как всё происходило, кто тогда приезжал в Казань в гости, но и о том, как здорово изменился наш город в преддверии юбилея. У меня был огромный архив текстовых публикаций, на основе которого я сделала хронику, у него – сотни снимков с самых разных мероприятий. Поскольку в информ-группе в ту пору оказались снимки целой группы казанских фотографов: Владимира Зотова, Фарита Губаева, Михаила Козловского, Василия Абросимова, Сергея Ермолаева, Максима Богодвида и других, можно было предположить, какая интересная получилась бы фотомозаика.

При всей известности в республике Якупова и Медведева, они все-таки птицы из разных стай. Рифкат большую часть своей жизни остался верен одной теме – его можно назвать летописцем татарского народа, и у него было не так много шансов стать персоной в фотоискусстве российского, тем более мирового масштаба. Его, конечно, ценили и за рубежом, но в основном это были специалисты, интересующиеся этнографией. У него было 9 персональных выставках – и в России, и за рубежом: Швеция (2), Финляндия (2), Германия, Польша, Австрия, Италия, Турция и Кувейт) – и все посвящены татарской теме.

Фото Рифката Якупова

Увы, для широкой известности в мире фотоискусства, которую получили некоторые коллеги Якупова, тот же Медведев, порой нужен не столько талант, сколько сопутствующие обстоятельства. И локальность темы тут фактор не выигрышный.

Вот что сказал по этому поводу он сам, общаясь с корреспондентом Татар-информа:

«Я классическое дитя советского воспитания. Когда-то нам в средней школе говорили, что национальности умирают, что мы все новая историческая общность — советский народ. Никаких ни татар, ни чувашей, ни марийцев, ни удмуртов не должно стать со временем, мы все советский народ. Вот в таком оболваненном состоянии сознания я и воспитывался.

 Я вырос в русской среде и долгое время свое татарство никак не ощущал, пока не увидел выставку Эдварда Стейхена. Это выставка всех времен и всех народов. Это эталон выставочной деятельности для любого фотографа, для любого галерейщика. И, когда я увидел там малые, совершенно неизвестные народы, меня удивило, почему там нас, татар, нет. Это запустило изменения в моем творчестве. Тогда я задал сам себе вопрос: „Что ты задал для своего народа?“ После этого пришел в Академию наук и попросился в этнографическую экспедицию по Татарстану. Так я открыл для себя совершенно новый мир, увидел свой народ. Уже сомнений не было, что снимать дальше»

СПРАВКА:

Выставка Эдварда Стейхена работала в 1955 году в Нью-Йорке. На ней было представлено 503 снимка из 68 стран, авторы которых были предоставленных 273 фотографов из разных стран, знаменитые и неизвестные, в том числе французский фотограф Анри Картье-Брессон, которого считают своим  учителем казанцы Фарит Губаев, Владимир Зотов и др. Куратор выставки Эдвард Стейхен пересмотрел почти два миллиона фотографий, прежде чем отобрал пять сотен для экспозиции, которая должна была показать универсальный характер человеческого опыта и роли фотографии в его документации.

Как рассказывает корреспондент Татар-информ, рожденный в 1944 году в Ижевске, Якупов, конечно, не был на знаменитой выставке 1955 года в Нью-Йорке. Наслышан был, видел отдельные кадры в различных изданиях, а весь каталог «Рода человеческого» совершенно случайно обнаружил и смог заполучить уже в 1970-х. Увидел его на столе у одного из заказчиков рекламной съемки. И выкупил — просто так хозяин отдать не соглашался, и фотохудожник приобрел каталог за 25 рублей — четверть зарплаты инженера в СССР.

Рифкат Якупов – заслуженный деятель искусств РТ, член Союза фотохудожников России, член Союза журналистов РТ и Союза фотографов РТ. Большую часть жизни работал в Татарском академическом театре имени Г. Камала. Несколько последних лет снимает фестиваль «Созвездие-Йолдызлык».

Его работы можно увидеть в многочисленных российских и зарубежных этнографических музеях, а также в Государственном музее изобразительных искусств РТ, Национальном музее РТ и в Нью-Йоркской галерее «Коркоран».  

Он был одним из наиболее активных организаторов легендарного казанского фотоклуба «Тасма» (1975), работал фотографом по заказу миссии ООН, участвовал в международном фотоконкурсе журналистов World Press Photo в Гааге в 1978 г., а также в международных выставках современной фотографии в Оксфорде (1986), Хельсинки (1988) и Нью-Йорке (1991). 

 Фото Рифката Якупова

Михаил Медведев был просто обречен на широкую известность. Его снимки печатались во всех газетах Советского Союза. Правда, сегодня трудно сказать, что сделало его имя знаменитым – каждодневная репортерская работа или его участие в международных гонках с участием команды «КАМАЗ-мастер», летописцем которой он стал.

Правда, бывали у него минуты всеобщей славы и в репортерском деле. Я знаю два таких случая. Первый был на моих глазах, когда 30 августа 1990 года мы с ним, единственные из журналистов, оставались в зале Верховного Совета ТАССР, когда депутаты приняли наконец Декларацию о Государственном статусе Татарской Советской Социалистической революции – Республики Татарстан. По этому случаю фотограф оказался самой желанной фигурой. Это  была одна из немногих постановочных фотографий, которая вошла и в историю нашей республики, и в истории ее фотожурналистики. 

Сейчас ее негатив находится в Музее национального искусства (если, конечно, если он еще жив после выселения из здания НКЦ «Казань»). Фотография воспроизведена в книге «Республика Татарстан: новейшая история» (составители Ф. Мухаметшин, Л. Агеева), где занимает целый разворот. Где-то в самом конце зала, на журналистских рядах, можно разглядеть даже меня.

Не так давно фрагмент этого снимка был опубликован в одной из новых книг, к сожалению, с ошибкой в текстовке. Коллективное фото ошибочно соотнесено с другим важным событием – принятием новой Конституции РТ в ноябре 1992 года.

Второй снимок вообще получил мировую известность. Миша потом рассказывал, как тяжело дался ему этот кадр.

Фото Михаила Медведева 

2000 год. В Казани Сабантуй. В гостях – Президент России Владимир Путин. Охрана щемила фотографов, как могла. Но Медведеву как-то удалось оказаться рядом с высоким гостем, который решил принять участие в традиционном для Сабантуя конкурсе. Наверняка наши милиционеры помогли. Кто из них не знал знаменитого репортера?! В интервью газете  «Аргументы и Факты» Медведев вспоминал:

«В Кремле после церемонии награждения лауреатов Госпремии я спросил В. Путина, не обидела ли его моя фотография с казанского сабантуя. Та самая, где он выловил монетку из чашки, перемазавшись катыком. В.В. внимательно посмотрел на меня и ответил: «Если б не захотел, ты бы этого не сделал!». И от меня отстали те, кто награждал упрёками за снимок, обошедший весь мир».

Кстати, выставку Медведева по сути он назвал сам. В одном из интервью он сказала так:

- Многое, если не всё, зависит от старта, от окружения. И, в первую очередь, от тебя самого, от цели, которую перед собой ставишь. Тот, кто тихонечко живёт, настоящего дела не сделает. Не потому, что не хочет, а потому, что не сможет, ведь целью было достижение маленького житейского оазиса. А горизонт – бескраен!». 

Он попал на ралли «Париж – Дакар» именно по направлению ТАСС. В агентстве учли не только то, что команда  – из Набережных Челнов, но и то, что Медведев профессионально занимался мотоспортом и даже брал призовые места на всесоюзных соревнованиях. А потом он сроднился с командой надолго.

— Он смог стать для нашей легендарной команды не человеком со стороны, не приглашенным фотографом, а членом этой команды. Недаром даже Госпремию вместе с ними получил за совместную победу. Иметь такой шанс и более того суметь им воспользоваться дано не каждому. Мало быть хорошим фотографом, нужно еще быть автомобилистом. А он был страстным автомобилистом. Вот эта неудержимость, вот это стремление — уметь много и многого достичь – и стали тем, что в итоге сформировали его тем, каким мы его помним, — так вспоминает о друге Фарит Губаев.

Он был на открытии выставке, консультировал ее организаторов и не мог не выступить на торжественной церемонии. Правда, назвать ее торжественной можно с большой натяжкой. Я очень удивилась, когда Лариса Хабибуллина, одна из авторов «Казанских историй», принесла мне снимки с открытия выставки Медведева. Когда она поняла, что они мне не понравились, смущенно пояснила, что других просто сделать не могла – народу на открытие пришло немного, церемония получилась краткой и какой-то скучной.

На открытии выставки Михаила Медведева

О том, что было именно так, как она сказала, рассказал мне и Фарит Губаев. По его словам, выставку Медведева задумала директор Музея изобразительных искусств Розалия Нургалеева, но заболела. Экспозицию собирали наспех, соответствующего информационного обеспечения не получилось. Многие об открытии просто не знали. Миша был в Казани человеком очень известным, и многие знакомые говорили, что обязательно пришли бы… Собственно, я тоже узнала постфактум.

Михаил Медведев – лауреат Государственной премии РФ (2001), заслуженный работник культуры РФ, обладатель премий России и Татарстана, диплома «Серебряный лучник» в области дизайна, путешественник и автогонщик. Окончил Московский государственный институт культуры по специальности «режиссура». На телевидении создал 14 телевизионных и 15 кинофильмов. В Татарстан приехал в 1974 г. – создавать летопись строительства и работы КамАЗа (сейчас принято писать – КАМАЗ)  –  фотокорреспондент газеты «Рабочий КамАЗа», начальник кино-фотолаборатории предприятия. С 1985 г. работал в Телеграфном агентстве  Советского Союза (ТАСС) собкором по Поволжью.

Здесь уместно сказать, что Розалия Нургалимовна при вступлении в должность директора обещала, что музей будет, что называется, добрым другом фотографов. И она держит свое обещание – время от времени в музее современного искусства или в галерее «Хазинэ» открываются фотовыставки. Как правило, фотографы  бесплатно передают музею снимки. Именно так попали в Музей ИЗО две с лишним сотни работ Медведева, отобранные им лично. Музей ИЗО можно рассматривать как место хранения самой большой казанской фотоколлекции.

Розалия Нургалеева вспоминает, что когда музею передали здание Выставочного центра Союза художников РТ, Михаил привез сюда свою выставку — 238 работ. И все они остались в музее. В 2016 году, еще при жизни, он передал их музею на постоянное пользование.

30 августа 2005 года - юбилейный фейерверк. Фото Михаила Медведева

Кстати, сегодня мы, можно сказать,  потеряли творческое наследие наших фоторепортеров, среди которых Василий Мартинков, Юрий Филимонов, Николай Седов и Шамиль Абдюшев и др.  Надеемся, что удастся сохранить фотоархив Юрия Фролова. Да вот беда – персональных фотовыставок в пору их жизни не было.  

Есть специальный фонд фотографий в Государственном архиве республики, но не уверена, что это большая коллекция. Не слышала, чтобы фоторепортерам предлагали сдать сюда свои работы. Впрочем, может, и предлагали, но почему-то все уверены, что они должны делать это бесплатно. Художникам ведь такое не предлагается…

Фоторепортер Татар-информа Рамиль Гали, председатель Союза фотографов РТ,  пытается сохранить творческое наследие коллег.  Но не заметила, чтобы его кто-то поддержал, кроме нас, журналистов.

Конечно, редакции газет, в которых работали фоторепортеры, могли бы озаботиться сохранением памяти о коллегах. Издать фотоальбомы, провести хотя бы небольшие выставки. Кто сегодня знает их имена? Их снимки – только в газетных подшивках. 

А у Миши Медведева ситуация еще сложнее. Долгие годы он был «волком-одиночкой», как все собкоры всесоюзных СМИ. У него не было в Казани офиса, даже с другим собкором ТАСС – Николаем Морозовым – он общался нечасто. В редакции СМИ ходил в гости.

В пору творческой жизни у этого факта  есть много позитивных моментов – никуда не вовлечен, никому не обязан, сам себе хозяин. Правда, мое общение с собкорами, которые состояли на партийном учете в редакции «Вечерней Казани», показывало, что порой им все-таки хотелось быть «вовлеченными».

Я была на похоронах Медведева. Церемония прощания проходила на Арском кладбище. Народу было много. Речи были печальными… Помню, выступал Михаил Козловский. В скором будущем уйдет от нас и он. С ним прощались в большом зале Дома актера. Почтить его память пришел  Минтимер Шарипович Шаймиев… Но уже через небольшой промежуток времени после этого я обнаружила, что по месту его работы нет некоторых снимков, которые были нужны мне для четвертого тома книги «Республика Татарстан». Миша в последнее время активно занимался систематизацией своего архива, сканировал свои старые снимки, по которым можно изучать политическую историю нашей республики. Может быть, не успел. Или поисковая система в фотоархиве пресс-службы Шаймиева несовершенна.

Так получается, что после кончины жизнь у каждого в какой-то степени продолжается. У гроба все клянутся помнить вечно, и слова искренни, без фальши. Во всяком случае, у большинства. Но потом, в жизненной текучке люди забывают, что обещали написать воспоминания, что готовы были поддержать материально какие-то проекты памяти…

Вечно помнят только дети, если мы их хорошо воспитали, родные и близкие друзья, коллеги, что, правда, случается крайне редко. Наверное, это естественный процесс.

Но есть в этом печальном потоке моих размышлений по поводу двух апрельских фотовыставок одна тревожная мысль – порой с человеком уходит что-то очень важное, что полезно сохранить для потомков.

Журналисты, фотографы в этом смысле – люди особые. Их личная жизнь тесно сплетается с жизнью общественной, они свидетели и участники исторических событий. Как представить Мишу Медведева без команды «КАМАЗ-мастер»? Нет, не так – как представить команду «КАМАЗ-мастер» без Медведева? Наверное, его снимки как-то используются командой и сегодня. Но не забывают ли при этом указать фамилию автора? Или просто ставят ее в ряд по алфавиту на последнем развороте книги или альбома, как принято делать.

Казанские ветераны фотожурналистики

Вопрос не в том, что это несправедливо по отношению к ушедшим. Им уже всё равно, помнят их или нет. Как говорится, это нужно живым. Ведь потеря в таком случае носит далеко не частный характер. Это изъятие из людской  памяти каких-то существенных страниц нашей общей жизни. Возможно, навсегда. Мы не знали бы сочинений Бетховена, если бы однажды кто-то не начал их играть, и слушатели оценили эту гениальную музыку, чего не сделали современники композитора. Возможно, даже имени его бы не знали…

Сердце кровью обливается, когда узнаёшь, что родственники выбросили на помойку вещи своих известных близких, отошедших в мир иной. Например, сведущие люди рассказывали мне, что фотоработы знаменитого актера Качаловского театра Юрия Федотова, которые он показывал обычно на гастролях в других городах, нашли именно на помойке. Они сейчас хранятся в театральном музее.

Не можем найти следов снимков Васи Мартинкова. Неужели его замечательные снимки в «Вечерней Казани» останутся только в памяти людей, которые его знали? Кто их теперь увидит в архивных подшивках?! Есть только небольшое число фотографий, сохраненных Раисой Сафиуллиной, которые показывались на мини-выставках уже после его кончины. В моем архиве что-то осталось. Наверняка друзья что-то сохранили… До большой выставки наш Вася не дожил. А ведь коллеги отдают ему в своем цехе безусловную пальму первенства. Во всяком портреты рабочего человека лучше него не снимал никто.

Многие годы пытается продать свой фотоархив Владимир Зотов. Архив примечательный, цену ему знают даже в коридорах власти. Купили бы, да нет в бюджете денег. Наверное, если бы Зотов жил в Казани, а не в Германии, он бы все-таки нашел покупателя, чтобы как-то окупить расходы, понесенные им. Ведь Володя после «Казанских ведомостей» (а мы ушли из этой редакции в 1995 году) никогда больше не имел зарплаты. Никакой. Даже маленькой. Он мог существовать, кормить семью, помогать двум внебрачным сыновьям только на гонорары. Пенсия у него, естественно, получилась небольшая. Конечно, мой коллега и друг не бедствует в Дюссельдорфе. И пенсия у него теперь из немецкого бюджета. Но на многих тысячах его негативов, на снимках, за печать которых он заплатил в свое время немалые деньги, в альбомах, которые он делал в надежде на  их продажу, – жизнь Казани и республики, портреты наших великих современников. Наша история, по большому счету.

Получается, правы те, кто сохраняет свои снимки не только в виде негативов и цифровых файлов, но и  в виде фотоальбомов. Не особо надеясь на интернет. Например, творчество Миши Козловского в полной мере сохранится в нескольких книгах и альбомах о Президенте РТ Минтимере Шаймиеве. Творчество его тезки Медведева тоже останется в нескольких книгах, в том числе «Татарстан с высоты птичьего полета», «Портфолио-Казань». А вот для издания книги после 1000-летия он денег не нашел, хотя работал со всемогущим ТАИФом – у него была своя фирма ООО «ФОТО АРТ». Но не все знали, что дочерняя фирма ТАИФа работала на основе кредитов. По мере реализации продукции Медведев возвращал то, что занял под проект.

Как видим, широкая известность не всегда монетизируется в конкретные проекты. Глядя на всё это, Фарит Губаев решил сам позаботиться о своем творческом наследии. Он уже выпустил несколько альбомов своих снимков, а сейчас задумал большой фотоотчет в виде книги. Ищет деньги, чтобы ее выпустить. Оказывается, это нужно сегодня только ему лично!!! Об этом фотоальбоме я расскажу чуть позже, когда книга выйдет в свет.

Впрочем, и фотоальбомы – еще не гарантия сохранения творческого наследия. Они, как правило,  издаются маленькими тиражами и оседают в каких-то кабинетах.

Я убила довольно много времени, чтобы найти в интернете снимки Михаила Медведева из альбома «Татарстан. С высоты птичьего полета». Он показывал мне его. Замечательные снимки! Но всё время выходили ссылки на какого-то местечкового фотографа, снимающего свадьбы. Есть только сообщение о презентации этой книги в «Казанских историях»  от 8 августа 2005 года.

В этом смысле Рифкату Якупову повезло больше. Его фотовыставка была не совсем обычной. Он показывал на ней 40 черно-белых снимков времен Советского Союза, посвященных теме самобытности татарского народа. Несколько лет назад их выкупил Фонд Марджани.

Эти снимки в нынешнем году были номинированы на Государственную премию имени Габдуллы Тукая. Премию Рифкат не получил, но сама эта выставка стала знаменательным событием. И не только для самого Якупова. Ведь это был первый в истории республики случай выдвижения на престижную премию человека с фотоаппаратом. Как заметил на открытии выставки другой казанский фотомастер – Фарит Губаев, это попытка дать награду всей казанской школе фотографии, потому что имя Рифката Якупова неотделимо от этого явления.

Мне знакомо творчество Рифката. В репортажах с выставки мне напомнили некоторые его работы. Пожалуй, мало кто с такой любовью снимал Сабантуй, вглядываясь в лица пожилых людей. Мало у кого наши современники остаются на снимках в  национальных одеждах.

Фото Рифката Якупова

Сохранятся для потомков эти фотографии – сохранится и память о людях, знаменитых  и тех, кто случайно попал в кадр. На снимках с церемонии открытия выставки в "Хазинэ" я увидела много знакомых лиц: татарских  писателей и поэтов, артистов и музыкантов, коллег по фотоделу всех национальностей. Все-таки выставка была статусная, особо почетная.

На открытии выставки Рифката Якупова

… Когда по какой-то причине не можешь написать о том, о чем хочется, информация застревает в мозгу, изредка напоминая о себе. Особенно если событие связано с какими-то твоими размышлениями. И она будет тормошить, будоражить… Пока не включишь компьютер, не отложишь оперативные дела и не напишешь. И только тогда информация пополнит долговременные кладовые.

Но это, так сказать, внутренний посыл творческого акта. А мне бы хотелось, чтобы мои слова не улетели в пустоту. Как человек, работавший над историческими исследованиями, я хорошо знаю значение документальных свидетельств о жизни, о людях. И как много мы все теряем, когда такие свидетельства не находятся.

Фото из далекого прошлого. Казанские фоторепортеры на задании. Поскольку с ними Феликс Феликсон, значит это было спортивное соревнования.

Мы все, конечно, не вечны. Но так же, как мы когда-то приняли эстафету от предыдущих поколений, мы должны оставить свой след в вечной истории. Чтобы не прерывалась связь времен...

Читайте в «Казанских историях»:

Более миллиона снимков Михаила Медведева

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского