Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Август 2022 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1930 – Опубликовано постановление ВЦИК и Совнаркома РСФСР от 30 июля 1930 о передаче клиник высших медицинских учебных заведений и медицинских факультетов университетов в ведение местных органов здравоохранения

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Первая катастрофа в истории авиазавода в Казани

13 ноября 1941 года на казанском авиазаводе №124 (ныне Казанский авиационный завод, ранее производственное объединение им. С.П. Горбунова) произошла катастрофа, первая в истории предприятия.

Тяжелый бомбардировщик ТБ-7 (впоследствии название самолета поменяли на Пе-8) заводской номер 42056, проходил испытания с новыми дизельными двигателями М-40, с начала ноября установленными на этот серийный бомбардировщик.

Таким был самолет Людвига Немета

Командиром экипажа был летчик-испытатель Л. Немет. В экипаж входили второй пилот Л.Сумцов, штурман Н.Журавлев, борттехник Шевченко — все из 433-го полка 81-й дивизии Авиации дальнего действия. После испытаний на этом бомбардировщике они должны были улететь на фронт. От завода в составе экипажа летели ведущий инженер ЛИСа Я.С.Осокин, бортмеханики И.В.Шитов и С.Шарипов,  радист С.В.Блинов и представитель военной приемки В.И.Григоренко.

Стоит сказать несколько слов Людвиг Ойгенович Немете,летчике-испытателе 3-го класса (1940 (25 июня 1897, г. Золосэнтмихал (Венгрия) –  13 ноября 1941).

Он окончил среднюю школу, в 1915 г. – 4 класса технического училища. С 1914   по 1915 г. работал слесарем на машиностроительном заводе в городе Печ. В 1915-1017 гг. служил  в австро-венгерской армии, в 48 пехотном полку (г.Пильзене, Чехословакия), Потом  работал в железнодорожной отрасли до 1922 г. Во время революции в Венгрии примкнул к революционным частям, за что был подвергнут тюремному заключению. В 1922  г. Советским правительством был обменен как политэмигрант.

С 1922  по 1923 г. работал слесарем в Наркомфине (г.Москва). В РККА с мая 1923 г. В 1924 г. окончил Борисоглебскую ВАШЛ, в 1925 – Серпуховскую высшую школу воздушного боя. Служил в строевых частях ВВС в должности летчика, командира звена и командира отряда (2 ИАЭ, 30 ИАЭ — г. Москва, 42 ИАЭ – г.Воронеж, 61 ТБАЭ – авиационная база «Домна»  Особой Краснознаменной Дальневосточная армии, Забайкалье).

С 1935 г. – летчик-испытатель авиазавода №124 им. С. Орджоникидзе (г.Казань). Испытывал серийные АНТ-6 (ТБ-3), ДБ-А, АНТ-42 и Пе-2. Начальник летно-испытательной станции АЗ №124. Одновременно возглавлял заводской аэроклуб.

К сожалению, его не минула эпоха политических репрессий. Он был арестован 29 июня 1938 г., 7 декабря обвинен по статье 58-6. Потом обвинение было переквалифицировано на ст. 58-10 ч.1. 10 марта 1939 г. Верховным судом ТАССР дело было прекращено за отсутствием состава преступления.

Задание было несложным – на маршруте обкатать новые дизельные двигатели М-40, в начале ноября установленные на этот бомбардировщик. Александр Федорович Лапко, представляющий на испытаниях Центральный институт авиационного моторостроения имени П.И. Баранова (ЦИАМ), был в отпуске, но его срочно отозвали в Казань. Он был на борту самолета, который с задания не вернулся. Все 10 человек погибли.

ТБ-7 потерпел катастрофу в районе города Канаша 13 ноября 1941 года. Экипаж готовился к повороту домой, когда остановился один из четырех двигателей.  В 15.00 из крыла в фюзеляж потянуло дымом, а потом в кабину ворвалось пламя. Немет приказал всем прыгать, ввел бомбардировщик в глубокую спираль для того, чтобы быстрее сблизиться с землей и совершить аварийную посадку. На выводе из спирали бомбардировщик стал разваливаться.

Шестерым членам экипажа, благодаря мужеству и хладнокровию командира, удалось спастись, покинув горящую машину на парашютах, трое погибли. Немет прыгнул последним на высоте 600 метров, и тоже погиб. Комиссия, возглавляемая И.Ф.Незвалем, быстро нашла причину катастрофы — обрыв одного из шатунов двигателя. Отдельной строкой в акте указали на низкую надежность нового дизельного двигателя М-40.

Интересно, что военпред В. Григоренко (увы, зачастую невозможно установить полные имена членов экипажей), понимая, что сквозь пламя ему не пройти, собрал брезентовые чехлы от двигателей, перебрался в самый хвост самолета, завернулся в них – и так спасся.

Это был первый заводской летный экипаж, похороненный на Арском кладбище. По воспоминаниям А.Л. Кармина, летчика-истребителя, ветерана Великой Отечественной войны, похороны Немета и его товарищей прошли торжественно.

Хоронили экипаж в отдельных могилах: Вместе с командиром экипажа Людвигом Ольгеновичем Неметом были погребены Иван Григорьевич Шевченко (родился в 1914 году), старший авиамеханик, приписанный к 433-му авиаполку, воентехник 2-го ранга (соответствовало званию лейтенант), москвич Алексей Федорович Лапко (родился в 1913 году), представитель знаменитого ЦИАМа, и казанец Салих Фатыхович Шарипов (родился в 1913 году), техник бортовой авиации авиаотряда Казанского авиационного завода №124.

На сохранившемся снимке - четыре разных захоронения, в изголовье каждого высокий деревянный шест, укрытый венками. Фото было сделано много позднее, когда повидать могилу мужа приезжала жена А. Лапко. 

Позднее авиационный завод сделал ограду. Ограда получилась фирменная, с самолетиками. Она до сих пор очерчивает довольно большую территорию, отведенную под воинское захоронение.

Это захоронение долгое время считалось утерянным, хотя находится совсем недалеко от офиса кладбищенской конторы, на 1-й пешеходной аллее. В декабре 2013 года его нашел исследователь казанской авиации Ильдар Валеев. Правда, в ограде был только памятник командиру Немету. 

«Памятник Немету – в нормальном состоянии, я за ним слежу, - сказал он в декабре 2012 года корреспонденту газеты «БИЗНЕС Online» (публикация от 22 декабря). - Мы с товарищами сделали табличку, что «здесь, в братской могиле похоронены…» Завод хотел памятник установить, но пока ничего не сделано. Нашу табличку вырвали, а в ограду недавно «подселили» покойника. Боюсь, что могила и вовсе исчезнет. Ведь родных у погибших нет, а переоформить ее я не могу – не родственник и не представитель КАПО. Надо собрать пакет документов. Заводу это не стоит ничего, я мог бы помочь…

 В Англии такие могилы вообще трогать нельзя – воинские захоронения… Так много могил затерялось».

В 2016 году  памятник командиру экипажа  с указанием имени погребенного: «Летчик-испытатель Немет Людвиг Ойгенович. 26.VI.1897 – 13.XII.1941» попал в поле зрения  волонтеров молодежной общественной организации «Отечество Республики Татарстан», которые нашли в Подмосковье Александра Васильевича Лапко и пригласили его в Казань.

Оказывается, семья Лапко уже предпринимала попытки найти А. Лапко. Сначала он обратился к друзьям по танковому училищу, но те помочь не смогли. В 2016 году на него вышли поисковики «Отечества Республики Татарстан».

Александр Васильевич приехала в Казань, сразу как узнал, что захоронение найдено, в мае 2016 года. И своими глазами увидел, что могилы деда нет. Зато в ограде есть захоронение неизвестной женщины.

Специальным актом в присутствии официальных лиц, в том числе помощника военного комиссара РТ, было зафиксировано, что на данном участке, в ограде, установленной на воинском захоронении Казанским авиационным заводом, нет трех воинских могил, зато есть надгробье гражданки А.С. Артамоновой.

Как оказалось, еще в 1961 году, во время регистрации захоронений на Арском кладбище, она записала это захоронение за собой. Точных данных о том, почему она смогла это сделать, нет. Удалось выяснить, что она была соседкой семьи Неметов и когда уезжала в Воронежскую область, где они когда-то жили, попросила Артамонову приглядеть за могилами.

В 2011 году А.С. Артамонова упокоилась тут сама. И сделала это на законном основании, поскольку официально являлась ответственной за это захоронение. Какими либо доказательствами ее прав гражданки на это захоронение администрация кладбища не располагает. Тем не менее, ей поверили на слово и зарегистрировали могилу за ней. А после ее смерти ответственной за захоронение стала ее племянница, которая, как оказалось, теперь в Казани не живет. Однако по закону без ее разрешения  какие-либо действия на территории захоронения без ее согласия невозможны.

Имела ли А.С. Артамонова отношение к исчезновению трех памятных знаков на могилах погибших членов экипажа Л. Немета, неизвестно. Скорее всего, нет.

Этому факту сегодня трудно дать объяснение. Были могилы - и нет! Ответить за это уже никто не может, поскольку в администрации Арского кладбища работают совсем другие люди. 

Александр Васильевич Лапко в 2016 году официально обратился к  начальнику Управления по организации ритуальных услуг М.А. Ишкину с просьбой «запретить дальнейшие подзахоронения в данное воинское захоронение» и «восстановить данное воинское захоронение путем установки в этой ограде памятника трем членам экипажа, обозначения могил которых уничтожены». Я писала в публикации 20?? года, что в настоящий момент изучается возможность выхода из этой, прямо скажем, щекотливой ситуации.

И только в 2020 году историческая несправедливость была исправлена. 24 января 2020 года на месте трех утраченных могил  была торжественно открыта памятная стела. Когда с надгробия упала красная пелена, раздался троекратный залп. И все увидели имена трех членов экипажа, который погиб в небе над Канашом 13 ноября 1941 года.

На торжественной церемонии были представители Казанского авиационного завода, ветераны войны, руководители молодежного объединения «Отечество Республики Татарстан», волонтеры.  Казанские поисковики не только привлекли внимание к утраченным захоронениям членов экипажа, но и довели дело до логического конца.

Могила экипажа Людвига Немета в Казани

Пока руководство  Управления по организации ритуальных услуг искало хоть какой-то выход из создавшегося положения,  «Отечество» предложило свой вариант – и грустная история завершилась.

 

 Читайте в «Казанских историях»:

Последний полет экипажа Людвига Немета

Никто не забыт – это не просто слова

Улетевшие навсегда

Помним. Скорбим. Благодарим

Погибли при исполнении служебного долга

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского