Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Апрель 2024 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
  • 1920 – В Казани впервые состоялось представление трагедии Шекспира «Отелло» на татарском языке

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Маргарита Бадрутдинова: «По натуре я людовед»

29 августа, перед Днем Республики, в Казанском кремле вручали государственные награды. Из рук Рустама Минниханова орден Дружбы получила Маргарита Шамсутдиновна Бадрутдинова, директор музея «История вычислительной техники в Казани» АО «ICL – КПО ВС».

Правление предприятия приняло решение представить ее к награде в связи с 60-летним трудовым стажем (из них 55 лет в профессии) и 85-летием, которое она отмечала, несмотря на солидный возраст, на трудовом посту. Чествовали ветерана отрасли еще в мае прошлого года, но не скоро сказка сказывается…

После юбилейных торжеств Маргарита Шамсутдиновна пригласила меня на предприятие, показала свой музей, с гордостью рассказала об истории завода ЭВМ, где прошла основная часть ее трудовой биографии, с благодарностью отозвалась о нынешнем руководстве акционерного общества, которое не забывает ветеранов давно закрытого производства.

Разве забудешь, если под боком такой неугомонный человек, как Бадрутдинова? Она ведь не только руководитель музея, но и председатель Совета ветеранов КПО ВС.

Тогда она и рассказала мне о своей работе и о своей жизни, а также о многом другом.  

На юбилейном торжестве вас назвали «мотором». Вашей работоспособности, действительно, можно позавидовать. Что сформировало такой темперамент, такую активную жизненную позицию?

― Думаю, что в первую очередь воспитание в семье. Путевку в жизнь моим родителям дала Октябрьская революция.

Мама у меня  с четырехлетнего возраста ― воспитанница макаренковского детдома, первая пионерка, далее у нее были комсомол и рабфак КГУ. Отец ― выходец из глухой татарской деревни, получивший воспитание и образование в Красной Армии, кадровый военный, защитник Отечества, ветеран двух войн.

Со стороны папы все деревенские. Отец – Шамсутдин Бадрутдинов – участник Сталинградской битвы. У него по итогам войны 13 орденов, в том числе 2 зарубежных – польский и чешский, 22 благодарности Сталина и Грамоты, подписанные Жуковым и Коневым.

Дядю ― Сулеймана Халиловича Гафиатуллина ― в 1940 году наградили за достигнутые успехи в индустриализации ТАССР и 20-летия образования республики орденом Ленина. А ордена тогда штучными были… Дядя был председателем Правительства Татарской АССР с 1940 года и в самые тяжелые годы войны, в 1941-1943. Вы писали о нем («Успешный сталинский нарком» Сулейман Гафиатуллин).

Строительство Казанского обвода, защитных сооружений на случай прорыва немцев, прием и развертывание эвакуированных предприятий, открытие 75-ти госпиталей, обустройство Ромашкинского нефтяного месторождения ― и ко всему этому дядя, как председатель ГКО республики, имел самое непосредственное отношение.

Историческая несправедливость, что его имя не увековечили даже к 100-летию республики! Страна должна знать имена своих героев. Кому я только не писала… Просила установить мемориальную доску на доме, где он жил, в его честь назвать улицу. Решение о мемориальной доске и улице в 2019 году все-таки приняли, но его так до сих пор не реализовали.

Чаще всего ведомственными музеями руководят   гуманитарии, а вы чистый технарь.

― Наш музей научно-технического профиля, основная функция – мемория технических достижений в области вычислительной техники и IT технологий в Казани на примере КЗЭВМ (ранее Матмаш, КПО ВС), чему посвящены мои многочисленные публикации и выступления на различных конференциях. Завод стоял у истоков вычислительной техники в СССР и был одним из четырех предприятий по выпуску ЭВМ, был родоначальником IT технологий в Татарстане.

 Почему вы выбрали техническую специальность, когда поступали в вуз?

― В начале 60-х годов в стране был подъем интереса к техническим дисциплинам. В КАИ, КХТИ и на физмат КГУ был колоссальный конкурс. И вообще математика ― царица наук. Потому и выбрала это направление. Мне ближе инженерная, а не кабинетная работа.

Женщин на руководящих постах на промышленных предприятиях мало. Какие факторы способствовали тому, что мужчины впустили вас в свой узкий круг?

― По-видимому, мужчины оценили профессионализм. А еще ― с легкой руки Ильгиза Рахманкулова меня за глаза называли «ШП» («швой парень»).

Понимаю, что вам самой вряд ли удобно рассказать о том, каким вы были профессионалом.  Как я узнала у внештатного автора нашей газеты Рената Хайрулловича Бикбулатова (я встретила его на вашем юбилейном празднике), ваш трудовой путь начался на самом трудном участке завода ЭВМ – в отделе главного конструктора, напрямую связанном с отделом наладки, где создавались новые образцы ЭВМ: М-20, М-220, «Сетунь», «Наири», «Урал-11», ЕС-1030, ЕС-1033, ЕС-1045, вычислительные комплексы и спецтехника.  

Отсылаю наших читателей к моей публикации о вашем юбилее, где о вас рассказывают ваши коллеги, в том числе Раиса Петровна Ермилова, которая назвала вас «лучшей женщиной Казани, золотником завода ЭВМ»  («Человек-мотор» Маргарита Бадрутдинова).

Знаю, что вы имеете дипломы двух вузов. Вам не хватило физмата Казанского университета?

― Когда я начала работать в качестве молодого специалиста на заводе, быстро поняла, что требуются инженерные знания, которых не дает физмат. КАИ я окончила за три года, практически экстерном.

Вы работали заместителем главного конструктора КПО ВС. Это значит, принимали непосредственное участие в разработке стратегических и тактических планов развития предприятия. На вашем юбилее я нашла много подтверждений вашей личной деятельности. Какие эпизоды своей служебной карьеры вы могли бы вспомнить сегодня?

― Мои физматовские знания потребовались при освоении ЭВМ «Сетунь» под руководством Николая Петровича Брусенцова, главного конструктора. Он познакомил меня с работами изобретателя неаристотелевой логики, философа Васильева.

Есть такая логика?

― Есть. К сожалению, в Казани мало кто знает, что Николай Александрович Васильев родился в 1880-м в нашем городе и жил здесь до смерти 31 декабря 1940 года. Он был профессором кафедры философии Казанского университета.

Его роль в логике в некотором смысле можно сравнить с ролью Лобачевского в геометрии: идеи Лобачевского положили начало неевклидовой ― и в этом плане неклассической – геометрии, а идеи Васильева лежат у истоков неаристотелевой, и в этом плане также неклассической логики. Лобачевский свою геометрию называл «воображаемой». Васильев тоже считал, что создал «воображаемую логику».

Если у кого появится желание ближе познакомиться с его научными трудами, могу порекомендовать книгу и многочисленные статьи о нем Валентина Александровича Бажанова.

Судьба подарила много интересных встреч с людьми, стоявшими у истоков вычислительной техники и информационных технологий в стране. По работе в течение долгих лет общалась с главными конструкторами ЭВМ Брусенцовым, Лебедевым, Рамеевым,  Пржиалковским, Семерджаном, Кучукяном, Гусевым и другими.

Сейчас на память приходит история отработки показателей надежности на ЭВМ ЕС-1030 под руководством Башира Искандаровича Рамеева и введение их впервые в нашей стране в технические условия ЭВМ, что в дальнейшем стало непременным требованием.

Еще в памяти совместная работа с «китовцами» ВЦ №1 (Генштаб Министерства обороны СССР) по военной тематике и космонавтике.

Меня поразило обилие юбилейных поздравлений в ваш адрес, и не только казанских. Люди вас помнят, с теплотой вспоминают совместную работу. Какие из поздравлений вам дороги более всего?

― Дороги все. Большую часть поздравлений я получила от тех, с кем работала. Адреса самые разные. Например, рада, что меня помнят в Ереване. Я была руководителем программ выпуска машин моделей ЕС-1030, ЭВМ – ЕС-1045, ЭВМ – ЕС-1046, вычислительных комплексов на их основе, матричного процессора ЕС-2345. Их разработчиками были конструкторы НИИ математических машин из Еревана.

 Приятно было получить поздравление от Совета Виртуального компьютерного музея. Я сотрудничаю с этим музеем уже много лет.

«Музей «История вычислительной техники в Казани», воссозданный Маргаритой Шамсутдиновной в 2000 году, уникален и пользуется заслуженным авторитетом среди научно-технических музеев России. При небольшой музейной площади, порядка 45 кв.м., объём фонда составляет свыше 5000 экспонатов, и коллекция продолжает обновляться.

Обновление коллекции – непростая задача, потому что в России мало поставщиков, располагающих предметами ретротехники. В качестве поставщиков зачастую выступают ветераны завода, в судьбе которых активное участие принимает М.Ш. Бадрутдинова. Они много лет бережно хранят в домашних архивах письменные и вещественные свидетельства высоких достижений советской промышленности и выступают в роли безвозмездных дарителей для пополнения музейных фондов».

Из поздравления Совета Виртуального компьютерного музея

 

Юбилей - время получать подарки

«Ваша богатая биография яркий пример жизни деятельного и целеустремленного человека, который достигает своих целей и стремится к самосовершенствованию. Многогранные знания и накопленный опыт прочно закрепили за Вами репутацию лидера, а кропотливый труд и настоящая любовь к своему делу дают такие значимые результаты».

Из поздравления КНИТУ-КАИ имени  Туполева

Вы издали, если я не ошибаюсь, три книги, так что теперь вполне могу назвать вас коллегой. С какими трудностями технарь встречается, когда становится гуманитарием?

― Я руковожу научно-техническим музеем, и материалы на гуманитарную тематику занимают малый процент. Поэтому к гуманитариям себя не отношу. Но пишу много. Являюсь автором более 50-ти статей: для Татарской энциклопедии, трех энциклопедий «Связь России». Автор ряда статей в Виртуальном компьютерном музее (Москва) http://www.computer-museum.ru/.

 Пишу об истории заводов ЭВМ и «Пишмаш», о вычислительной технике, об исторических деятелях и главных конструкторах нашей отрасли. С 2008 года ― постоянный участник ежегодных конференций в Политехническом музее, посвященных Дню российской информатики. Участник и докладчик на международных конференциях SoRuCom-2006, 2010, 2014, 2017 годов на тему «Развитие вычислительной техники в России и странах бывшего СССР. История и перспективы». Конференции проводились под эгидой IFIP.

Осмелюсь спросить, что это за организация?

―  Международная федерация по обработке информации. Создана в 1960 году под эгидой ЮНЕСКО. 

Что касается книг, то изданы не три, а четыре. Прежде всего назову книгу об истории Казанского завода ЭВМ, изданную в  2004 году тиражом 2000 экземпляров. Две книги посвящены нашим ветеранам: «Победа! Долгожданное счастье» и «Победители, мы гордимся вами». Кстати, последняя стала победителем Всероссийского конкурса «Музей XXI века». 25 марта 2021 года мне вручили Диплом I степени. Книга была выпущена к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Она посвящена воспоминаниям ветеранов завода ЭВМ и группы компаний ICL о своих родственниках и близких — участниках войны и тружениках тыла». В этой книге два очерка моих. Один про отца, второй про дядю, председателя Совнавркома ТАССР. Я про него уже говорила.

А за книгу «Эхо веков. Судьба изобретателя», изданную в 2019 году, к 100-летию ТАССР, я получила Забелинскую премию 2021 года. Премия имени Ивана Егоровича Забелина, инициатора создания и товарища председателя Императорского Российского Исторического музея, учреждена в 1997 году по предложению Ученого Совета Исторического музея. Она является особой наградой за научные исследования, выполненные сотрудниками исторических, краеведческих, церковно-исторических и историко-художественных музеев Российской Федерации.

Торжественное награждение состоялось 29 ноября прошлого года  в Москве, в Парадных сенях главного здания Государственного Исторического музея на Красной площади. 

Уверена, что большинство казанцев не знает, кто такой Аскар Шейх-Али. В книге «Эхо веков. Судьба изобретателя» можно прочитать не только о нем, но и о его большой семье ― трех некогда известных и могущественных родах: Шейх-Али, Тевкелевых и Ахмеровых.

Отец Аскара Алиевича ― Али Давлетович ― был этническим кумыком, одним из молодых дагестанцев, вывезенных с Кавказа после завершения Кавказской войны вместе с семьей имама Шамиля в Санкт-Петербург, где получил блестящее военное образование. В царской армии дослужился до звания генерал-майора. В 1914 году Али Давлетович стал одним из создателей первой татарской газеты «Нур» («Свет»), был и главным редактором, и автором, и издателем.

Мать ― Гульсум  Салимгареевна Тевкелева ― была правнучкой   первого муфтия России, назначенного Высочайшим указом Екатерины II,  внучкой последнего хана Букеевской Орды Жангира (Джангира), почётного члена Императорского Казанского университета. Все четыре сына хана Жангира ― Сахиб-Гирей, Ибрагим, Ахмед-Гирей и Губайдулла ― воспитывались в Санкт-Петербурге, в Пажеском корпусе, который называли «кузницей генералов».

Территория Букеевской Орды сегодня в составе Уральской области Казахстана, это   Урдинский район. Там хана Жангира высоко чтят. На его могиле ― белый мраморный мавзолей, в открытии которого принимал участие президент Казахстана Нурсултан Абишевич Назарбаев.

Отец жены Аскара Алиевича, Шахбаз-Гирей Ахмеров, «золотой» выпускник 1-й Казанской гимназии и Императорского Казанского университета, работал учителем русского языка в Казанской татарской учительской школе. Он стоял у истоков создания системы педагогического образования в Казани и Казанской губернии. Его жена, Хадича Шагиахметовна, была из старинного дворянского рода Алкиных, а родной племянник Ильяс Алкин известен, как председатель и руководитель «Забулачной республики». Кстати, одна из их дочерей ― Захида Гиреевна ― была актрисой татарской театральной группы «Сайяр», где познакомилась с будущим мужем, татарским драматургом Каримом Тинчуриным.

София Шагбаз-Гиреевна скончалась в 1949 году и была похоронена на Ново-Татарском кладбище Казани, где позднее, в 1968 году, рядом с ней был погребен и Аскар Алиевич. Проект надгробий для них сделал великий татарский скульптор Баки Урманче. 

Чтобы разобраться в семейных отношениях Шейх-Али, я нарисовала несколько родословных схем ― иначе ничего не поймешь. Там все великие, всех помнить надо. 

Пришлось провести большую исследовательскую работу. Удалось найти потомков изобретателя Аскара Алиевича в Казани, Москве и в Казахстане, подлинные документы, дневники, воспоминания, фотографии, патенты на изобретения. Награда за этот немалый труд ― восстановленная и документально подтвержденная истинная история жизни этого удивительного человека, его трудовой и творческой деятельности на благо молодого советского государства.

На VI Всероссийской  конференции музеев связи в Санкт-Петербурге мной был представлен доклад о Шейх-Али и его изобретении.  На VIII конференции рассказала о родственнике Шейх-Али, родном брате его бабушки ― Губайдулле Чингизхане (1841-1909), личном флигель-адъютанте Александра II и Александра III, отвечавшего за фельдъегерскую связь в России.

Я получила такое удовольствие от работы над книгой, она мне столько здоровья дала! По натуре я людовед. Меня привлекают неординарные  люди. Когда  писала эту книгу, вы не представляете, сколько было интереса. Я и сейчас получаю на нее массу откликов...

Вас поздравляли на юбилейном торжестве не только как талантливого инженера и организатора производства, но и активного общественного деятеля.  Что вспоминается сегодня из этого этапа вашей жизни?

― Я всегда занималась общественной работой, и потому, когда в стране было создано общественное объединение трудовых коллективов промышленных предприятий, не могла не стать активным сторонником этой идеи. Меня выбрали руководителем СТК завода ЭВМ. На учредительном съезде нового общественного движения страны, по-моему, в декабре 1990 года, ввели в Совет представителей. Не знаю, почему. Может, толково выступила.

Съезд провозгласил создание Союза трудовых коллективов СССР.

В Татарстане к новой общественной организации отнеслись с подозрением. Помню, от меня на заводе прятали официальные приглашения в Москву, на заседания Совета представителей. Хотя внешне всё было благополучно.

СТК были созданы на всех промышленных предприятиях страны. 16 февраля 1991 года появился республиканский Союз СТК, который заявил о себе обращением к Верховному Совету СССР ― требовал  ликвидировать товарный дефицит, сдержать рост цен. Республиканский Союз выступил за передачу права собственности на государственные предприятия в руки трудовых коллективов, за развитие производственной демократии. Лозунги оказались слишком революционными для руководителей республики и даже для руководства профсоюзов Татарстана. Это и понятно ― Союз СТК занимал жесткую позицию в вопросах приватизации государственной собственности. А потому даже не был зарегистрирован как общественная организация.

Союзы, и российский, и республиканский, просто придушили. Поскольку они могли помешать тогдашним рыночным реформам и начавшейся «прихватизации».

Помню, директоров крупных промышленных предприятий Казани объявили консерваторами. «Красных директоров» не допустили в республиканский парламент.

― Было такое. В 1990 году появилась надежда, что мы можем многого добиться через Верховный Совет Татарии. Помните, тогда депутатов избирали на альтернативной основе? И меня по линии Союза СТК выдвинули кандидатом в депутаты. По работе в Союзе меня заметили Штанин с Грачевым (Александр Штанин и Иван Грачев ― с 1990 г. депутаты Верховного Совета, члены группы «Народовластие» ― Ред.). Предлагали сотрудничать, но я в это время уже приняла твердое решение сосредоточиться на профессиональной деятельности и ни в какие партии не входить.

Многие в начале 90-х так решили.

― В основном после августовского путча 1991 года. А я раньше. Подала заявление о выходе из КПСС очень осознанно. Написала заявление: по пункту такому-то устава прошу меня считать выбывшей. Не могла пережить, видя, что творилось. Чтобы меня не обсуждали на партсобрании, я полгода не платила взносы ― у меня были загранкомандировки. Я много тогда ездила по стране. Во всех 15-ти республиках у завода были шеф-монтажные организации, и я ездила им помогать. За границу тоже пришлось выезжать. Например, в Чехословакии наши специалисты  более 5 лет находились.

1982 год. Семинар в Бомбее (Индия)

И выборы в 1990 году помню хорошо. Я тогда еще на заводе работала. На одном из предвыборных собраний поняла, что это не для меня. Боже мой, дерутся, по башкам лезут! Такое свинячье собрание… Я тогда сказала: снимаю свою кандидатуру. Я ― инженер. Не хочу участвовать в этой помойке.

25 мая 1992 года я ушла с завода. День в день, как мне исполнилось 55 лет. Почему? Потому что таково было одно из первых решений нашего СТК ― в первую очередь сокращать пенсионеров, поскольку они  социально защищены. И, конечно, я не могла себе позволить остаться. Мне долго не подписывали заявление. А главный инженер пригрозил, что меня не рассчитают при увольнении. Я тогда пошутила: это будет моим последним подарком заводу.

Вышла на пенсию ― и пошла работать снова. У меня на одном малом предприятии, в Институте микробиологии, двоюродный брат был главным инженером, там мои технические знания и пригодились. Мы разработали установку для стерилизации: закрытые короба с УФ лампой, и наши стерилизаторы помогли аптекам пройти начавшееся лицензирование по параметрам стерильности. В аптеках поставили вентиляторы, которые засасывали обычный воздух и выбрасывали уже стерильный. Два часа ― и даже под плинтусами чисто. Мы тогда всю Казань обеспечили такими стерилизаторами, всю Татарию.

Далее по состоянию здоровья уволилась. Стала посещать в одной из школ занятия по оздоровительной программе (в то время развелась масса курсов). Мне директор школы говорит ― а вахтером не пойдете? А почему бы нет? Я же не воровать иду. Пожалуйста! Посидела где-то года полтора вахтером.

 А потом меня стали звать обратно на завод ― спасать музей, на который положил глаз Сёмин. Не на музей, конечно, на помещения в главном корпусе, которые теперь принадлежат ему (Алексей Сёмин ― председатель Совета директоров Инвестиционной группы компаний ASG и холдинговой компании «Единая арендная система», занявшей главное здание завода ЭВМ).  Он потом там свой музей открыл, назвав Международным институтом антиквариата, хотя там просто хранилище его антикварной коллекции. Вы наверняка в нем бывали…

Приходилось. Помещение, конечно, много больше нынешнего.

― Наш музей в 1982-м году, на 25-летие завода, открыли. До меня там два директора были...   

Кончились уговоры тем, что я согласилась вернуться и почти год работала на общественных началах. Потом положили мне полставки ―  1.200 рублей. Столько получали уборщицы. 

Мы начали описывать со знакомыми ветеранами экспонаты. И вовремя.  В одну из ночей по распоряжению Сёмина всё музейное добро вынесли на помойку. Нашла там все раритеты, какие могла, и пишмашевские тоже… «Пишмаш» с заводом ЭВМ тогда были единым предприятием. 

Я про это вам уже рассказывала, когда вы брали интервью о Шейх-Али.

Отзывы о посещении музея гостями из Японии:

«Большое спасибо за этот день. Мне очень понравился ваш чудесный рассказ! Надеюсь на дальнейшее сотрудничество ICL и Fujitsu».

Takahito Tokita из компании Fujitsu

 «Рассказ о роли Казани в истории ИТ в этой стране, вклад в космонавтику и раннее исследование, связанное с квантовыми вычислениями – все это было довольно впечатляющим и важным. Спасибо!».

Keita Fujimori из компании Fujitsu

15 февраля 2018 года

Фото 2015 года. Мел Меллис, ведущий специалист фирмы Фуджицу, поместивший статью о музее в газете Sunday 

Кстати, в РТ всего два научно-технических музея, которые входят в ICOM (Международная организация музеев и музейных специалистов – Ред.), один из них – наш. В 2021 году наш музей получил диплом Всероссийского конкурса «Музей XXI века».

Наш музей пользуется большой популярностью, информация о нем доступна в интернете. У нас много экскурсантов.  

Вы руководите не только музеем вычислительной техники, но и Советом ветеранов предприятия. Причем, ветеранская гвардия у вас еще со времен завода ЭВМ. Уже давно нет такого завода в Казани. Как правило, история предприятий после приватизации начиналась с момента создания акционерного общества. Директоров не помнят, не то что рядовых работников. А у вас все наперечет.

Такое внимание к ветеранам предприятия это результат вашей личной активности или позиция современного руководства предприятия?

― Это позиции руководства акционерного общества, ведь в прошлом все работали на КЗЭВМ. Так, Виктор Васильевич Дьячков, председатель Совета директоров ГК ICL, пришел на КЗЭВМ молодым специалистом в 1974 году, и многие ветераны завода – его коллеги по инженерной работе.

Я бы поостереглась спросить вас о планах на будущее, если бы не была у вас на юбилейном торжестве. Так что без опасений спрошу.

― Цифровизация общества и работа с ветеранами ставят перед сотрудниками нашего музея новые задачи. В стране наблюдается рост интереса к истории и бум создания новых музеев. По мере получения обращений оказываем информационную помощь и поддержку.

Провели работу по аттестации экспонатов нашего музея на предмет присвоения статуса «Памятник науки и техники России». В декабре 2021 году этот статус получили пять музейных предметов –  уникальные узлы первых советских ЭВМ, сделанных в Казани. Планируем продолжить эту работу и увеличить этот список не менее, чем на двадцать раритетов. К очередному юбилею победы в Великой Отечественной войне будет подготовлена книга об участниках войны, работавших на заводе ЭВМ.

Работы много…

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить