Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Август 2022 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1930 – Опубликовано постановление ВЦИК и Совнаркома РСФСР от 30 июля 1930 о передаче клиник высших медицинских учебных заведений и медицинских факультетов университетов в ведение местных органов здравоохранения

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Юрий Ларионов: «Рисую чувственный туман»

9 февраля в Национальной библиотеке РТ презентован сборник стихотворений заслуженного работника культуры РТ Юрия Ларионова «И верить искренне, что вечен...».

Казанцам Юрий Павлович Ларионов известен в должности заместителя директора Татарского академического театра оперы и балета имени М. Джалиля. На этой должности он с 1983 года. В его ведении - многие вопросы, но прежде всего работа со зрителями. Кстати, в нынешнем году Юрию Павловичу исполняется 70 лет. Так что книгу он издал как подарок самому себе. Издал на свои деньги. Не претендуя на место в писательском сообществе.

Это его вторая книга стихов. О существовании первой знают немногие. Юрий Павлович издал ее в 2013 году под псевдонимом Юлий Лялин. Она называлась «От сердца к сердцу». В сборнике были использованы акварели Александра Чебинева. Под настроение стихов. На обложке, нарисованной известным казанским художником Александром Простовым-Покровским, нет имени поэта. Только одна фраза - «Рисую чувственный туман». Она удивительным образом обобщает творческий почерк автора стихов. Это было видно уже по первому сборнику.

Вот что написал вместо предисловия Владимир Васильев, народный артист СССР, почетный член Академии художеств, член Союза художников России и Татарстана, с которым у Юрия Павловича было в ту пору много служебных контактов.

«Ночью в вагоне поезда я по привычке, на ночь глядя собрался почитать что-нибудь, только чтобы уснуть. И вот незадача – ни одной самой маленькой книжонки. И вдруг вспомнил: с собой у меня должна быть небольшая книжка стихов, подаренная при прощании с напутствием «пролистать при оказии».

Я знал, что мой знакомый, как говорится, «балуется стишком» и изливает свои чувства бумаге. То немногое, что я слышал раньше, меня приятно удивило. И вот она – оказия. Я начал читать, желая побыстрей заснуть. А сон – как рукой сняло. И пока не перевернул последнюю страничку, я находился во власти человека, рассказывающего красочно и правдиво о своих мыслях и переживаниях.

Читались стихи легко и трогали своей искренностью. За их строчками я ясно видел человека, любящего окружающий его мир больше самого себя. И от этого стихи становились теплее и дороже мне. Они не были вымученными, придуманными в поисках рифм. Просто казалось, что автор записывает переполняющие его чувства, которые рвутся наружу. В них явно билось его сердце. Но странно: мне думалось, что я вижу перед собой не того человека, которого знает большинство людей, импозантного, уверенного, зрелого мужчину, профессионала в своем деле, – а юношу с широко открытыми глазами. Юношу ранимого, с удивлением и восторгом познающего этот мир.

Конечно, не все стихи равноценны по форме. Иногда, а может, и частенько, повторяющиеся, – в них видны слезы, боль и отчаяние юноши. Но, главное, их искренность выражения, идущая от сердца.

Я получил большое удовольствие от прочитанного и радовался за автора, которому так хотелось сказать «Спасибо». И пожелать долгой творческой неуспокоенности. Вот я и говорю «спасибо» и, надеюсь, до скорых встреч и... новых стихов!».

Предисловие ко второму сборнику написал уже поэт-профессионал – Ренат Харис, народный поэт Татарстана. Приведу его полностью, с заголовком. Оно, конечно, в прозе, но написал предисловие поэт. А ему верить можно безоговорочно. К счастью, формат «Казанских историй» не предполагает ограничений в объеме.

СЛЁЗЫ КАПАЛИ СТИХАМИ...

В стихах для меня главное даже не глубина мысли, а подлинность чувств. Когда чувства неискренни, никакая мысль уже не трогает тебя. А когда они искренни, то ты становишься соавтором стихотворения – восхищаешься, негодуешь фразами, строфами поэта, радуешься, ненавидишь, любишь его сердцем и выражаешь своё отношение к жизни его словами.

В море-океане поэзии много произведений о любви, про любовь, но редко встречаются настоящие любовные стихи, то есть такие, в которых это великое чувство не объект описания со стороны, а словесное воплощение самого чувства.

Любовные стихи – не предмет созерцания любви любопытствующим взором, а пребывание в ней, забыв обо всём, а испытание всей её прелести и горести, живя в ней. Короче говоря, любовная лирика это не сера спички, в которой заключён огонь, а само пламя.

Поводом для таких рассуждений стали неожиданные для меня стихи Юрия Ларионова, кого я знаю не первый десяток лет, но не подозревал, что он – поэт. Оказывается, что уже много лет его стихи под псевдонимами печатаются в «Литературной газете», в солидном литературном альманахе «Российский литератор» (Нижний Новгород» и в других изданиях.

Ладья его творчества, в основном, бороздит море любовной лирики, которое иногда штормит или дремлет в штиле, иногда бьётся о скалы и стонет от боли или играет волнами, сверкающими золотыми солнечными лучами, вдохновляя своего капитана на поэтические подвиги. В отличие от лермонтовского парусника, не ищущего счастья, ладья Юрия Ларионова мучительно и самозабвенно ищет его, ибо на борту вместе с поэтом находится женщина, с которой он вышел в бурлящее от чувств море. Его душа сияет всеми красками палитры любви, поёт и стонет всеми звуками нотного стана, на его уста ложатся все слова родного языка и превращаются в поэзию.

Немели губы в поцелуе,

Кружились звёзды между нами.

Я так держал тебя в объятьях,

Что слёзы капали стихами.

Действительно, многие стихи Юрия Ларионова – слезинки, то ли любимой женщины, то ли его самого. В них и радость встреч, и горечь разлуки, и восхищение красотой, и испепеляющая ревность, и гнетущее разочарование, и непоколебимая надежда на счастье. В одном из стихотворений, рождённом волшебными слезами, он восклицает:

Какое счастье быть счастливым –

Рассвет в объятиях встречать,

Быть жадным в чувствах, не крикливым,

На взгляд улыбкой отвечать!

Так может сказать только тот, кто сам прошёл все лабиринты любви, даже не находя выхода из него. А загнавшая его в такой лабиринт женщина весьма загадочна и интересна: она и жена, и любовница, она своя и чужая, она и верная, надёжная подруга, и безжалостная искусительница, но красива и сильна во всех проявлениях любовного чувства. Она, действительно, достойна слышать в свой адрес такие слова:

И будут ангелы невнятное шептать,

Сон навевая, услаждая души,

А мне с тобой хотелось бы летать,

Законы притяжения нарушив.

И не бывало в этот краткий миг,

Чтоб я не слышал ангельского пенья.

Мне кажется, я в жизни смысл проник

И своего случайного рожденья.

Да, именно любовь – эта божественная, всепобеждающая, простая и сложная, ласковая и грозная, сладкая и горькая одновременно сила – является ключом проникновения и в смысл жизни, и в смысл рождения человека.

И эта сила находится не в каком-то далёком виртуальном мире, а в реальном городе, реальной стране, реальной эпохе.

Бушующее различными катаклизмами наше время, конечно, налагает свой безжалостный отпечаток и на эстетику чувств человека. Это заметно и в стихах Юрия Ларионова, посвящённых родине, природе, жизни на Земле, где раздумья поэта приобретают философский характер.

Вселенная – вопроса знак –

У Бога молча вопрошает:

– Живу я так или не так?!.

И тишина... А вдруг не знает?..

Тогда как быть, как жить и на чего надеяться?

И тут он искренен, прямодушен. Это – тревога нашего современника, которого волнует судьба Любви в человеке, судьба человека на Земле, судьба Земного Шара во Вселенной, судьба Вселенной в руках Всевышнего. Действительно, а вдруг и Он не знает?!. Значит, вся ответственность лежит на человеке: на мне, на тебе, на нём – на всех нас!

Вот таковы стихи поэта Юрия Павловича Ларионова».

Автор благодарит за поддержку Марину Панфилович и моего коллегу Рината Ахметзянова. Это они помогли издать сборник, выбрав из поэтического архива поэта стихи, которые вызвали у Рената Хариса такой отзыв. Это творческие искания поэта разных лет. Многие стихи я уже читала в первом сборнике. Видела я там и белый стих, написанный в форме молитвы. Помню, как поразил он меня во время первого прочтения. Опять же процитирую полностью, добавив абзацы, поскольку сетевые читатели с трудом читают длинные тексты.

«Господи!

Дай мне понимание, как противостоять злу и насилию. Отведи волею своею занесённую руку для удара от меня и от того, кто по духу своему находится так же близко ко мне, как я к нему. Не дай произойти ещё одной высшей несправедливости, умножающей и без того несметные нагромождения горя и страданий рабов твоих.

Господи. верь мне, что я был и есть перед тобой чист в помыслах и поступках, Господи, каждою мыслью, каждым движением своего сердца, каждым прожитым днём я всецело старался быть рядом с самым близким по духу мне человеком, с которым я смог подняться к осознанию своего счастья.

Господи, убереги и сохрани от соблазна, мнимых радостей и удовольствий в угоду такой простой истины – быть в ладу с самим собой и с тем, кого выбрало свободное сердце.

Господи, обращаюсь к тебе, как к высшему Разуму и силе духовной, с тем, с чем не могу не обратиться. Прошу у тебя самую малость, для меня же ценность великую, несоизмеримую ни с чем.

Господи, дай возможность идти мне до той самой роковой черты, когда тело превращается в тлен, рука об руку с той, без которой я уже не мыслю существования, жизни земной. Аминь!».

Кстати, это не единственная молитва в сборнике. Вообще удивителен сам факт обращения поэта к такой форме выражения своих чувств...

Второй сборник называется «И верить искренне, что вечен...». Немного высокопарно, но это вовсе не завышенная самооценка пока малоизвестного поэта. Это святая вера человека в то, что наша жизнь не прерывается, что есть у нас душа, она точно бессмертна.

Начиная творческую встречу с читателями, Юрий Ларионов вспомнил, с чего всё началось:

- Свое первое стихотворение я написал, когда мне было девять лет, и решил, что создал шедевр. Не раздумывая послал его в «Пионерскую правду». Спустя время пришла правительственная телеграмма за подписью секретаря ЦК ВЛКСМ, председателя Центрального Совета Всесоюзной пионерской организации Алевтины Федуловой. В ней значилось: «Мальчик, больше никогда стихов не пиши». Так начался мой творческий путь.

Его становление как поэта пришлось на более поздний период – это случилось в нулевые. Рискну предположить, что стихи для Юрия Павловича в то тяжелое для страны время были проводником в более спокойное состояние. Выражая на бумаге свой внутренний мир, более уравновешенный и счастливый, он как бы отгораживался от того, что видел вокруг.

В своем поэтическом творчестве Ларионов затрагивает широкий спектр тем. Можно встретить строки о Родине, дружбе и других вечных темах. Кстати, таких стихов во втором сборнике больше. Но главная его тема – это любовь. Некоторые стихи – как звенящая струна. Как я заметила, поэту больше удаются энергичные, в два слова, строки. Приведу одно из таких стихов:

Что-то мне не спится,

Что-то грустно стало.

Отчего-то сердце

 Вдруг затрепетало.

 

Память растревожена,

 Эпизоды судятся.

Что судьбой положено,

Непременно сбудется.

 

Звёзды хороводятся,

Им до слёз хохочется.

Ну а нам, как водится,

Счастья очень хочется.

Удивительно, как автор каждый раз находит новую грань своих переживаний. Конечно, чаще всего его чувства вызывает женщина, которая рядом, «жена, и любовница», «своя и чужая», «она и верная, надёжная подруга, и безжалостная искусительница», как пишет Ренат Харис. Поэт обращается к ее образу как в радостные минуты, так и в минуты грусти, мается тоской в разлуке, благодарит Небеса, подарившие ему такую семейную гармонию. Но, как мне кажется, некоторые строки рождены другими переживаниями и связаны с другими впечатлениями. Пишу об этом спокойно, поскольку знаю по многим знакомствам, что жены поэтов на мужей не в обиде за это. Вдохновение как костер, его пламя тоже надо постоянно поддерживать.

По словам Юрия Ларионова, в новом сборнике можно отыскать стихотворения, посвященные директору оперного театра Рауфалю Мухаметзянову, художественному руководителю балета Владимиру Яковлеву, приме-балерине Кристине Андреевой… Скорее всего, эти посвящения связаны с какими-то событиями. Как известно, «датской поэзией» балуются многие, и не только поэты. А поэтам сам Бог велел…

Но есть среди них и подлинные поэтические строки. Например, стихотворение, которое он посвятил великому танцору Рудольфу Нуриеву.

В каком безумье вдруг,
С какой беспечностью
Он был поставлен в круг
На танец с Вечностью.

Казалось, жизни путь
Усыпан розами,
Но не дано вернуть
Прогулок с росами.

Всё так же солнца круг
По небу мечется,
Но только боль утрат
Никак не лечится.

В каком безумье вдруг,
С какой беспечностью,
Он прыгнул в этот круг
На танец с Вечностью.

Юрий Павлович много общался с Нуриевым, когда тот в 1992 году приезжал в Казань (великий балетный танцовщик выступал в качестве дирижера в балете «Шурале»), приехав в Париж, поклонился его праху на русское кладбище Сент-Женевьев-де-Буа (Рудольф Нуриев в Казани;«Рудольф Нуриев. Рудик»;  Балет «Щелкунчик»: за дирижерским пультом Рудольф Нуриев).

Напоследок еще одно стихотворение из нового сборника:

Спаси и сохрани!
Я – иссохшая губка в ожидании влаги,
Перо и чернила без белой бумаги,
Леса без деревьев, дети без мамы,
Без крестов сиротливо стоящие храмы.

Я – тёмная ночь в ожиданье рассвета,
Грибные дожди, что без тёплого лета,
Берёз белостволье без рос и России,
Солдаты без баб, что в войну голосили.

Я многое что без тебя не приемлю:
Представить боюсь без тебя эту землю,
Как небо без звёзд, как луну без влюблённых,
Головка к головке в молитве склонённых.

Приемлю же всё, чем живёшь ты и дышишь
Вот отчего ты меня ещё слышишь.
И в звёздную даль ты меня без возврата
Взяла, как Ромео Джульетта когда-то.

Признаюсь, я не большой поклонник любовной лирики. Но повторюсь, вслед за Владимиром Васильевым, читая стихи, я тоже находилась «во власти человека, рассказывающего красочно и правдиво о своих мыслях и переживаниях». Не исключаю, что во многом это связано с тем, что автор – мой хороший знакомый, что стихов в последнее время я читаю мало и потому отвыкла от подобных впечатлений. Но мне кажется, что это искреннее восхищение «чувственным туманом», который умеет рисовать Юрий Ларионов.

И очень хорошо, что он открыл наконец свое имя. Я уже давно советовала ему сделать это.

Фото позаимствовано с сайта информационного агентства "Татар-информ"

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского