Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Июнь 2024 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1970 – В Казани сданы в эксплуатацию высотная гостиница «Татарстан» и подземный переход через площадь Куйбышева (ныне пл.Тукая), первый в городе

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

История России глазами профессора Литвина. Теперь только в его книгах

Круг людей, с которыми идешь по жизни, сужается с неумолимой скоростью – 6 марта из него вышел Алтер Львович Литвин, доктор исторических наук, заслуженный деятель науки Республики Татарстан и Российской Федерации, лауреат Государственной премии РТ в области науки и техники, заслуженный профессор Казанского университета.

Прощание с ним состоялось 7 марта на Арском кладбище. Сюжет об этом скорбном событии –на канале ТНВ (https://www.youtube.com/watch?v=E3yBR5SU3HQ).

В последние годы мы общались с Алтером Львовичем только по телефону – он болел и уже никуда не ходил. Я всегда удивлялась его бодрому голосу, каждый раз думая об одном и том же – живите, дорогой Алтер Львович, как можно дольше. Но, увы, всему свой срок…

Алексей Литвин (так называли его долгие годы) был активным внештатным автором «Вечерней Казани», многие годы консультировал меня по многим вопросам, но особенно по событиям Гражданской войны в Поволжье. Тут он был докой, и ему можно было верить абсолютно.

Литвин – автор многих научных исследований. В моей библиотеке несколько его книг: «Казань: время гражданской войны» (1991), «Запрет на жизнь» (1993), которую он посвятил памяти своего отца – Льва Вульфовича Литвина, узника советского Гулага, небольшая брошюра о казанской истории Бориса Ельцина,  его новая книга о красном и белом терроре в России в XVIII-XX годах прошлого столетия, которая вышла в 2005 году.

А вот последней книги -  «Жизнь как выживание: Воспоминания и размышления о прошлом» - у меня нет. Она вышла в московском издательстве «Собрание». Это книга о жизни, о российской истории, о месте в ней отдельного человека. «У каждого своя жизнь и свои условия выживания. В предлагаемых воспоминаниях я просто поделился своим опытом, – пишет Алексей Львович. - Мое прошлое – моя собственность. Кого желаю – вспомню, не хочу - забуду. Это моя невозвратно прожитая жизнь. Это то, чем я управляю, сочиняя свои воспоминания. В них отражается моя внутренняя свобода».

Можно предположить, что взгляд профессора Литвина на историю нашего государства не может не отражать его личной истории. Его отец был репрессирован в 1941 году, и он, будучи единственной опорой для матери и трех младших сестренок, ушел из восьмого класса средней школы. Год проучился на механическом факультете техникума, затем трудился рабочим на заводе гаражного оборудования, в 1950 году с серебряной медалью окончил вечернюю школу и поступил на историко-филологический факультет Казанского государственного университета. В 1995-м защитил дипломную работу по истории изучения монголоведения.

Однако при всей человеческой определенности его исторических концепций и утверждений Литвин оставался очень объективным ученым. Да и не сразу он сменил роль простого транслятора исторических знаний (преподавал историю в школе с 1951 по 1962 год) на роль кабинетного исследователя. Научным сотрудником Государственного музея ТАССР он стал в 1957 году. В годы работы в музее и в Татарском НИИ языка, литературы и истории КФАН СССР Литвин подготовил и защитил кандидатскую диссертацию на тему «Партийно-советская печать в борьбе за организацию разгрома врага на Восточном фронте. 1918 - август 1919 г. (по материалам Вятской, Казанской, Самарской и Симбирской губерний)». В 1975-м в Московском педагогическом институте имени В.И. Ленина состоялась защита докторской диссертации на тему «Крестьянство Среднего Поволжья в Гражданской войне». Год спустя он получил ученое звание профессора.

Более полувека Литвин преподавал в вузах Казани: в 1962-1979 годах — в Казанском государственном педагогическом институте, в 1979-1985 годах — в Казанском химико-технологическом институте, где заведовал кафедрой, в 1985-2013 годы — в Казанском государственном университете, где основал и в 1989-1998 годах возглавлял кафедру историографии и источниковедения. В 2006 году ему было присвоено почетное звание «Заслуженный профессор Казанского университета». В 1990-е годы  Литвин читал лекции в университетах ФРГ, Израиля, США. И все эти годы продолжал заниматься научными исследованиями.

«А. Литвин являл собой классический образ ученого-историка, преданного научному поиску, воспитывавшего молодых ученых на своем примере. Он является автором нескольких сотен научных трудов, полсотни монографий, учебных пособий, сборников документов. В течение ряда лет он был членом проблемного совета АН СССР «История Великой Октябрьской социалистической революции», проблемного совета Минвуза РСФСР «Методология и историография истории КПСС».

Научные труды профессора А. Литвина по проблемам истории и историографии гражданской войны, социалистических партий России, политических репрессий XX в. нашли широкое признание в нашей стране и за ее пределами. В его исследованиях на основе тщательного изучения архивных документов были поколеблены многие штампы и мифы как отечественной, так и зарубежной историографии, открыты неизвестные прежде страницы отечественной истории», - говорится в некрологе Казанского федерального университета.

На прощальной церемонии говорили о том, что нужно обязательно издать книгу о профессоре Литвине. В такую минуту подобные обещания даются часто, но на этот раз, будем надеяться, что книга выйдет. Поскольку есть заинтересованный в этом деле – профессор Александр Литвин, заведующий кафедрой КФУ.

Мне же в эту скорбную для меня минуту хочется вспомнить личные встречи с Алтером Львовичем.

В 2009 году профессор Литвин был гостем лаборатории средств массовой коммуникации гуманитарного факультета Казанского технического университета имени А.Н. Туполева, где я тогда преподавала. Среди всех форм общения со студентами он выбрал диалог – отвечал на их вопросы. Конечно, они могли бы воспринять как большую новость всё, что говорил наш гость, но Алтер Львович не только не уходил от трудных вопросов – наоборот обострял ситуацию (Алтер Литвин: «История не меняется. Меняются историки»).

Помню, он очень озадачил своих молодых собеседников, когда сказал, что мы никак из Гражданской войны выйти не можем:

 «Как она началась в 1917 году, так до сих пор продолжается. Меняются ее формы, методы, а противостояние остается. В некоторых странах гражданская война приобрела форму террора. Когда нет гражданского общества – это тоже форма гражданской войны. Власти с населением.

Я воспитывался при Сталине. Тогда в ходу было ленинское выражение: гражданская война – это самая острая форма классовой борьбы. Но последние гражданские войны: в Таджикистане, Чечне, Ливане и т.д. – никак с классовой борьбой не связаны – воюют за власть. Ни о каком противостоянии рабочих и крестьян с буржуазией речи нет. Есть, конечно, богатые и бедные, но не между ними идет война».

Готовя студентов к этой встрече, я рассказала им, как в 1989 году редактора «Вечерней Казани» Андрея Гаврилова и меня как секретаря партийной организации вызывали в горком партии из-за дискуссии в политклубе КГУ, который активно работал в годы перестройки. В декабре 1988 года в газете «Вечерняя Казань» под названием «От Октября до апреля» должен был выйти отчет Анны Миллер по результатам этой дискуссии. Бдительные сотрудники Главлита, которые сидели на одном этаже с нами, решили упредить эту публикацию. Гаврилову посоветовали материал не публиковать. Материал все-таки вышел, но много позже, с примирительным послесловием, который устроил партийных функционеров.

Активным участником той дискуссии был профессор Литвин. Один из студентов, вспомнив мой рассказ, спросил Алтера Львовича, вызывали ли его на ковер». И он вспомнил тот самый случай:

«Вызывали. А как же! Это было в первые годы перестройки, еще при Гаврилове, прежнем редакторе. Не только я был среди участников той дискуссии... Ничего особенного мы тогда не сказали – просто на тот период о таких вещах говорить было не принято. И написали на нас «телегу», после которой всех нас (помню, еще наш декан – Индус Ризакович Тагиров был) вызвали в горком КПСС. Никогда этого не забуду.

Вспомнил! Мы говорили тогда о том, что революция – это есть заговор по захвату власти большевиками. Тогда такие вещи открыто обсуждались впервые. В горкоме я, помню, возмутился сильно, сказал, что это – научная проблема и обсуждать ее надо не в партийном комитете, а у нас, на ученом совете университета или на кафедре».

Альтер Львович принял приглашение выступить на научно-практической конференции, организованной кафедрой истории и связей с общественностью КНИТУ-КАИ в ноябре 2011 года. А вот на конференции 2017 года посоветовал обратиться к его сыну, тоже профессору КФУ – Александру Литвину. И мы услышали, можно сказать, первого ученика из научной школы Алтера Львовича.

Учеников в этой школе было много. Кто-то ограничился локальными исследованиями на студенческой скамье, многих он довел до защиты диссертаций, нескольких докторских и более трех десятков кандидатских. Его ученики трудятся во многих вузах и научных организациях России и зарубежных стран.

Жаль только, что теперь нельзя позвонить Алтеру Львовичу, услышать его бодрый голос... Зато можно подойти к книжному стеллажу, взять в руки его книгу - и она непременно поможет тебе в  минуту сомнений. 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить