Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Июнь 2024 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1970 – В Казани сданы в эксплуатацию высотная гостиница «Татарстан» и подземный переход через площадь Куйбышева (ныне пл.Тукая), первый в городе

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Прошлое, от которого мы отказались сами

С утра я получила более десятка поздравлений с Днем пионерии. И так бывает каждый год 19 мая.

Да, для нас несуществующий в современной России праздник остается особым днем в календаре. Когда хочется надеть красный галстук, спеть «Взвейтесь кострами, синие ночи», вскинуть вверх руку вместо приветствия…

Возможно, это детство о себе напоминает, возможно, это повод взгрустнуть ― жаль, что наши внуки не прошли школу жизни, какую прошли мы. 

Частенько, разговаривая со сверстниками, которые когда-то тоже носили красные галстуки, но ничего хорошего об этом времени не помнят, приходишь к мысли, что мы росли в разных странах. В моей стране была веселая, насыщенная разными полезными делами жизнь, с песнями у костра и турпоходами, в их стране всего этого не было, а если и было, то прошло мимо них. Значит, человеку не повезло со школой, с учителями. 

Я росла в рабочем городке, где добывали нефть, вдали от суеты больших городов. Мое детство и ранняя юность прошли рядом с людьми, верившие в идеалы, которые проповедовали. И наши родители, учителя передали эту веру нам.

Наверное, в это же время была где-то другая жизнь, и мои сверстники, вспоминая ее, не находят ни одного доброго слова о пионерском детстве и комсомольской юности. У меня нет основания им не доверять. Видимо, уже тогда страна жила по-разному. Где-то люди были устремлены в светлое будущее, где-то делали вид, что разделяют эту идею. На моих глазах фальшь и лицемерие стали всеобщими, и это не могло остаться без последствий. 

Я уже писала о своем пионерском детстве (Пионер всем ребятам пример — привет из нашего прошлого).Так получилось, что оно у меня на какое-то время возвращалось — когда я с 18 августа 1963 до 6 апреля 1964 года работала старшей пионервожатой средней  школы №6 в городе Отрадном Куйбышевской области (ныне Самарская) и с 1 октября 1965 до 25 июля 1968 года была руководителем кружка юных корреспондентов Дома пионеров и школьников Ленинского района Казани. Был еще один заход в эту реку, но это была уже совсем другая ситуация — когда с 27 октября 1977 до 23 января 1979 года возглавляла в качестве директора Бауманский Дом пионеров и школьников.

Пионерский директор

Сегодня хочу вспомнить Ленинский Дом пионеров, мое первое рабочее место в Казани, куда я переехала, поступив на отделение журналистики Казанского государственного университета имени В.И. Ульянова-Ленина. Вспомнить его директора — А.Д. Бездетко, к сожалению, ушедшую от нас в 2015 году («Старость меня дома не застанет…»).

Анэллия Дмитриевна Бездетко с первым составом районного пионерского штаба "Искорка"

Она пришла в Дом пионеров в 1959 году. За плечами был Ферганский учительский институт, но Анэллия Дмитриевна решила окончить еще и Казанский педагогический. Чтобы не отстать от требований времени. «Трудное эго было начало. Даже после бессонных ночей не всегда удавалось отдохнуть Анэллии Дмитриевне. Дома грудной ребенок. Яслей нет. Днем Оля спала в коляске, что стояла в коридоре Дома пионеров», — это цитата из моей зарисовки о ней, опубликованной в газете «Комсомолец Татарии» 7 февраля 1969 года.

По образованию педагог, по призванию — пионерский работник, чуткий, вдумчивый, энергичный. Когда она начинала работать в должности директора Дома пионеров, в нем был небольшой хор и рукодельный кружок, где ребята занимались лепкой из пластилина. Я пришла уже в многофункциональное внешкольное учреждение, которое с утра до позднего вечера напоминало пчелиный рой.

Здесь работали многочисленные кружки по интересам (замечу — все бесплатные), которыми руководили большие профессионалы. Когда в 1981 году я брала интервью у Ирека Мухамедова, который получил Гран-при и Золотую медаль IV Международного конкурса артистов балета в Москве, после чего был приглашен в Большой театр, с удивлением узнала, что свои первые шаги в балете он сделал в Ленинском Доме пионеров. В 1965 году руководитель хореографического кружка Вероника Александровна Мартьянова сказала его родителям, что из их сына будет толк – и не ошиблась. Ирек стал знаменитым танцовщиком, педагогом, хореографом — премьер лондонского Королевского балета с 1990 года, с 2007-го — руководитель балетной труппы Афинской оперы.

Дом пионеров был успешно работающим методическим центром, который руководил работой огромного коллектива старших пионерских вожатых. Ленинский район тогда был огромный, школ много, школьников разных возрастов — тысячи.  Для вожатых проводили семинары, им давали необходимую методическую литературу.

С помощью вожатых отдельные школы становились стеклышками единой мозаики, которая отражала самые разные стороны школьной жизни. Иногда в орбиту общих дел втягивался весь район и даже город, как было с тимуровским движением, клубами интернациональной дружбы, Всесоюзной пионерской игрой «Зарница». Порой это были локальные проекты, как например, «Армия мальчишей», задуманная Анэллией Бездетко.

«Делай, как я»

Что очень важно, воспитание в ту пору не воспринималось как формализованный педагогический процесс. Это не была современная педагогика парадных мероприятий, на которые детей приглашают как гостей.

Просто детей включали в реальную жизнь, по принципу «делай, как я». Причем, в Ленинском районе делали это умело, придумывая интересные, необычные формы для самых обычных дел. 

Казанские пионеры в Германской Демократической Республике

Когда объявили Всесоюзный трудовой десант помощи сельским школам, пионеры Ленинского района открыли для себя Страну Высокогорий. Это были три деревни Высокогорского района: одна русская и две татарских, над которыми взяли шефство школы района. Сначала туда выехал пионерский актив, чтобы на месте выяснить, чем можно помочь сельчанам.

В каждую деревню были посланы опера­тивные группы. Тимуровцы прошли по домам, узна­ли, где живут старики, ко­му нужна помощь. Помогли. «Антиквары» тоже ходили в гости – искали старые вещи для музея: серпы, косы, лапти, предметы быта.

Поездка в Страну Высокогорий повторилась и на следующее лето. В школах собрали библиотеку книг для сельских друзей. В течение учебного года были созданы ремонтно-строительные от­ряды, которые летом 1970 го­да помогли отремонтировать или построить спортивные и детские площадки в подшефных селах. Вместе с сель­скими пионерами казанцы рабо­тали на колхозных полях, помогали лес­ничеству — очищали моло­дой сосняк.

Однажды Анэллия Дмитриевна обратила внимание на то, что в пионерских делах чаще всего участвуют девочки. В Дом пионеров пригласили шестиклассников для серьезного, «мужского» разговора. Анэллия Дмитриевна спросила мальчишек, почему их не бывает на районных мероприятиях, и выяснила, что им неинтересно и в школе, в пионерских отрядах. Ответы были такими: 

— А нам ничего не доверяют.

— В совете отряда одни девчонки.

— Никаких интересных дел у нас нет.

 После «мужского» разговора мальчишек позвали в районную «Армию мальчишей». Ее первый слет проходил в апреле 1964 года. На нем не было длинных речей и отеческих наставлений взрослых.  Запомнился слет трудовым десантом. Позвали на него добровольцев, и откликнулись все 90 мальчишек, которые пришли на слет. В течение часа очистили от снега площадь перед Дворцом культуры имени Ленина.

В «Армию мальчишей» записалось 5 тысяч школьников района. «Армию» разделили на батальоны, в каждом — комбат, кто-то из взрослых. Лишь один батальон, в школе №112, был из девочек.  Как в армии без санитарок?!

«Армию мальчишей» возглавили генерал-майор в отставке В.Д. Супян, Герой Советского Союза М.В. Симонов, полковник в запасе С.А. Тагиров.  Никого в эту армию насильно не тащили — только добровольно.

Так родились традиции: ежегодные боевые смотры строя и песни. Их торжественно принимали заслуженные люди, командовавшие во время Великой Отечественной войны армиями. Так появились в школах уголки боевой славы об истории войны и о ее героях. Так летом возник на берегу реки Мёши палаточный лагерь, в котором мальчиши отдыхали, занимались спортом, учились секретам военного дела. Вожатыми были комсомольцы с промышленных предприятий района. Так родился девиз «Армии мальчишей»: «Готов защищать мою Родину» и появился знак принадлежности к Армии: зеленый погончик на плече.

Что интересно, мальчиши более активно заявили о себе на районном уровне. Больше мальчишек стало в районном пионерском штабе «Искорка».

Об этом штабе стоит сказать особо. Хотя бы потому, что до сих пор дружу с двумя «штабистками» — Татьяной Бадьяновой и Шурой Рязановой. В конце 60-х годов мы были, что называется, в разных весовых категориях: они — школьницы в пионерских галстуках, я — педагог. Но я хорошо знала об их жизни, поскольку вместе с юнкорами, которые ходили ко мне в кружок, выпускала районную стенную газету «Роза ветров». Была эта газета метра три, не меньше.

Обе — ветераны пионерского движения республики, выбрали профессию педагога. Шура, поработав старшей пионервожатой школы №119, вернулась в Дом пионеров Ленинского района (с 1973 – Московского), уже методистом. В декабре 1982 года переехала в Мурманскую область, в город Кандалакшу, что за Полярным кругом, по месту жительства мужа-северянина. В Кандалакше 13 лет работала в городском отделе народного образования.

Шура Рязанова (вторая справа) на празднике в честь 100-летия пионерской организации имени В.И. Ленина

Сейчас снова живет в Казани. Возобновила связи с бывшими старшими вожатыми клуба «Красная гвоздика», работавшего при Доме пионеров в 60-70-е годы. Многие из них прошли через районный пионерский штаб «Искорка».

Не так давно я имела возможность убедиться, что они так и остались пионерками в душе. Это было на юбилейном вечере у Татьяны Бадьяновой, куда она пригласила всех, с кем дружила и работала после «Искорки».

Татьяна по должности – педагог дополнительного образования. Всю жизнь она работает с детьми, учит их театральному искусству, ставит спектакли. В 1979 году закончила театральный факультет Казанского института культуры по специальности режиссуры и актерского мастерства, работала заведующей художественным отделом Центра внешкольной работы Московского района, художественным руководителем Казанского молодежного центра имени Аркадия Гайдара.

Один факт из ее биографии. Она пенсионерка, но работает. Не не так давно ей пришлось уволиться — не нашла общего языка с руководителем. Поменяла место работы, и вместе с ней на новую площадку перешли почти все ее ученики. Об этом мне рассказали их родители, которых Татьяна тоже пригласила на свой 70-летний юбилей.

Одна из ролей Татьяны Бадьяновой 

Бывшие пионервожатые создали на юбилейном вечере удивительную атмосферу всеобщего веселья, выдумки и фантазии, помогая юбиляру (она сама выдумщица еще та, мастерица сделать из любой толпы коллектив, в котором она запевала) и двум ее сыновьям сделать юбилей запоминающимся событием.

Разбирая архив, нашла вырезку из газеты «Комсомолец Татарии», где Шура, Татьяна и другие «искровцы» рассказывают о своем штабе. 

Слушайте, говорит «Искорка»!

Слово Шуре Рязановой

«Искорка» — это наш районный пионерский штаб. Он родился во время старта пионерской двухлетки в октябре 1960 года. Я пришла в штаб через два года после его рождения. Для меня, как и для всех ребят-штабистов, это было большим событием.

Я была очень застенчива, но меня встретили так приветливо, так участливо расспросили о делах в дружине, что я поняла, что мне здесь будет хорошо. Потому что здесь, в штабе, собрались настоящие ребята.

Летом по заданию штаба мы начали ходить в рейды по детским площадкам. Стали помогать ребятам проводить игры, различные конкурсы. По просьбе ребят с улицы Любови Шевцовой организовали у них во дворе футбольную команду.

Наш штаб возглавлял Сережа Кайсин, на редкость веселый, остроумный, очень подвижный. Именно ему принадлежала идея начать в пионерских дружинах  «мужские  разговоры» о том, почему скучают мальчишки в отрядах.

Мы тогда не знали еще, во что выльются эти споры, эти откровенные признания.  Мы не могли представить себе, что у нас в Ленинском районе появится многочисленная армия мальчишей, которая поклянется свято беречь и продолжать дела своих отцов и дедов.

В пионерском штабе «Искорка» каждый из нас учился отвечать за дела всего штаба. И когда Сережа Кайсин перешел в городской пионерский штаб, командиром «Искорки» выбрали меня. После школы я два года работала старшей пионерской вожатой в школе и водила своих ребят на все сборы, которые проводила «Искорка». И снова вернулась в Ленинский Дом пионеров, поближе к «Искорке». И сейчас моя должность — методист по работе по месту жительства ребят. 

Когда-то мы, штабисты, ходили по детским площадкам, помогали создавать футбольные команды. Сейчас, став взрослой, я продолжаю эту работу. Теперь моя задача стала сложнее. Я должна наладить учебу воспитателей детских площадок, вместе с общественностью добиться переселения детских комнат из мало приспособленных для работы в них помещений в светлые, радостные.

Когда я задумываюсь над тем, что дала мне работа в «Искорке», я всегда прихожу к одному выводу — профессию. Штаб помог мне выбрать будущую специальность. «Искорка» помогла мне, как и многим ребятам, увидеть романтику увлекательных пионерских дел.

Я хочу, чтобы детство у мальчишек и девчонок прошло у веселого пионерского костра в дальнем походе, в дружбе с песней и остроумной шуткой. Как это было у меня. Это очень важно в жизни!

Слово Вове Пичугину и Сергею Качалкину

Традиций в нашей «Искорке» много. Клуб «ГРАЧ» (говори, рассуждай активно, честно) затевает традиционные откровенные разговоры о пионерской чести, учит ребят отстаивать свои убеждения. Армия мальчишей — 5 тысяч мальчишек района – ежегодно проводят парад военной выправки, который принимают генералы, командовавшие армиями в годы Великой Отечественной войны. 

В книге «горячих сердец» каждый год появляются новые фотографии и подписи к ним. Это рассказы о лучших штабистах «Искорки», пионерских активистах района.                                       

Есть у нас и веселые, можно сказать, шуточные традиции. Каждый год кто-нибудь из штабистов переходит в комсомольский районный штаб, и тогда устраиваются торжественные проводы.

— Смотрите, Пичня какой маленький, – раздается голос.

Все с интересом разглядывают только что появившийся на стене коридора Дома пионеров свежий номер стенной газеты «Роза ветров» и весело смеются.

К сожалению, не сохранилось ни одного номера "Розы ветров". Есть только этот мой снимок, сделанный Владимиром Зотовым на занятии юнкоровского кружка

Десятиклассник Валера Пичугин удивлен. Странно, думает он, как это моя фотография сюда попала? Только вчера видел ее дома...

«А про меня что написали?» — спрашивает Валера Гранковский и, улыбаясь, читает:

«Его жизнь в штабе прошла между телефоном и пишущей машинкой. Незаменимый дежурный командир, он вынес на своих хрупких детских плечах всю тяжесть учебы пионерского актива».

Почетным штабистам торжественно вручались удостоверения. В одном из них сказано:

«Этот документ удостоверяет, что Савинова Рая имеет право вести работу в зоне пионерского действия, а также все тайные дела под названием «тимуровская работа». Удостоверение действительно вечно. Командир штаба Валерий Рязанов».

Уходя из штаба, почетные штабисты оставляли свои пожелания. Они не прощались со штабом «Искорка». В штабе оставалась частичка их души, начатые ими дела.

Действительные почетные члены штаба часто встречаются. Встречаются летом в лагере комсомольского актива «Комса». Встречаются для проведения важных пионерских дел и просто так, чтобы поговорить, посмеяться, попеть вместе, встав кружком, любимые песни.

Слово сегодняшнему командиру «Искорки» Валерию Рязанову

Когда-то, для нас это уже история, первые штабисты — Олег Белгородский и Люда Понеделко — съездили в Ленинград, на учебу пионерского актива. Им очень понравилось, что взрослые там не командовали ребятами, они доверяли им вести свои пионерские дела. Сборы пионерского актива в Ленинграде меньше всего напоминали школьные уроки.

«Искорка» переняла опыт ленинградцев. Недавно мы проводили уже 14-ю учебу пионерского актива у себя в районе. Как всегда, она состояла из двух частей — серьезной и веселой.

Каждый рассказывал о своих планах. Потом разговор зашел об операции «Чукотка», объявленной «Пионерской правдой». Мы решили познакомить чукотских ребят с нашей национальной культурой. Пошлем им пластинки с записью татарских песен и танцев, книги татарских писателей. Сейчас пионеры всего Советского Союза участвуют в этой операции. Мы собираем металлолом, макулатуру — зарабатываем деньги на постройку Дворца пионеров для детей Чукотки и пытаемся представить себе, что это будет за дворец.

На сборе пионерского актива у нас состоялась защита научно-фантастических проектов здания будущего дворца в виде полушария из морозоустойчивого стекла. Ребята дали волю своей фантазии. Еще здесь были аэросани и пионерлеты на воздушных подушках, плавательный бассейн и техническая станция,

На учебе после часа отдыха состоялся турнир смекалистых. Отряды, в составе которых были любители и знатоки математики, физики, химии, ботаники, состязались в быстроте, точности и правильности ответов. На учебе пионерского актива присутствовало 80 ребят, и когда мы по традиции стали выставлять оценки нашему сбору, то все единодушно проголосовали за хорошую.

Члены штаба были согласны с этой оценкой. Ведь мы по собственному опыту знаем, что такое хорошо, что такое плохо. Плохо — это когда после перерыва на обед в зале остается половина ребят. Значит, было скучно. Хорошо — как было на тот раз.

Командир в пять вечера объявляет учебу законченной, а никто не расходится.  И еще целых два часа все прощаются и прощаются друг с другом. И не могут проститься, потому что жаль расставаться после двухдневного сбора. И поют, и старые, и только что разученные песни. И шутят, и по-братски делят почетный «венок» победителя в соревновании на лучший проект дворца на Чукотке – огромную связку хрустящих баранок. И договариваются о новых встречах и новых сборах.

Пионеры или первые?

Читая старые газеты, которые мне принесла Татьяна Бадьянова, я непроизвольно связала давнишнюю жизнь с днем сегодняшним, и не могла не заметить того, чего не замечала раньше. А, может, замечала, да не придавала значения.

В 2001-2022 годах, готовя публикации «Казанских историй» к 100-летию Советского Союза и 30-летию его распада, я несколько по-другому восприняла советский опыт, его плюсы и минусы. Это всегда было для меня незаживающей раной, но я связывала эту трагедию прежде всего с влиянием извне, с конкретными политическими фигурами, которые на волне перестройки навязали народу иной путь развития страны. Но тут вдруг поняла, что всё началось гораздо раньше.

Я помню «Искорку», мальчиков и девочек с горящими глазами, помню энтузиазм красных следопытов, добрые руки тимуровцев. Но уже тогда в ребячьей среде были и другие настроения.  И если такие педагоги, как Анэллия Дмитриевна Бездетко, это чувствовали, организуя «Армию мальчишей», чтобы занять мальчишек общим делом, другие ее коллеги, то ли от неумения, то ли осознанно, по своему образу и подобию, воспитывали тех, кому сегодня тошно от одного слова «коллектив».

Много плохого было в советской жизни, но было главное — детей учили, соизмеряя личное и общественное, ставить на первое место общественное. И когда школа стала учить другому, жизнь стала другой, страна стала другой.

Прочитав заново архивные вырезки, я невольно сравнила мой личный пионерский опыт с тем, что видела в Казани, и когда работала в Доме пионеров Ленинского района, и потом, когда в «Вечерней Казани» писала об образовании и воспитании. Вспомнилась статья, отправленная в «Литературную газету», в которой я размышляла о том, почему в нашей жизни так много фальши. В редакции ее назвали «Показуха».

Но статья не вышла. Я увидела ее в рабочем оттиске, который привезла в Казань Лена Шиманко, корреспондент отдела писем редакции. Ее послали ко мне, чтобы уговорить переделать материал. На полях полосы, которую она мне показала, я увидела резолюцию – «Не печатать!».  И подпись важного человека. Как Лена пояснила, куратора редакции из ЦК КПСС.

Из разговора с ней я поняла, что в редакции ее газеты такое явление, как показуха, знают не хуже меня, и оно им тоже не нравится. Но никто из журналистов об этом в «Литературке» написать впрямую не может.  А тут письмо из глубинки, из Казани. Частный факт на фоне наших достижений. И вместо статьи на целую полосу появилось краткое письмо из редакционной почты под названием «Салфеточки для комиссии».

Статью много позднее я опубликовала в книге «Казанский феномен: миф и реальность», поскольку была уверена, что постоянное лицемерие, в котором мы тогда жили, самым пагубным образом влияло на наших детей. В поисках неформальной жизни они уходили из пионерской и комсомольской организаций в уличные подворотни. Не так-то просто было вернуть город, хозяевами которого стали гопники, к нормальной жизни.

Почему я это всё вспомнила? Прочитала в сети сообщение об одном социологическом опросе. Респондентов спросили, как они относятся к идее использовать слово «пионеры» применительно к создаваемой детской организации «Движение первых». Большая часть опрошенных — 44,4 процента — ответили: «Скорее поддержу…». 32,4 процента ответили, что менять название не требуется, ведь «первые» — это синоним «пионеры», а значит, смысл одинаковый.  

Вот что участники опроса писали в комментариях:

— «Отличная идея. Давно нужно было вернуть название «пионер» детскому движению и его суть тоже. Должно быть духовное воспитание, иначе никак».

— «Вернуть эпоху пионеров. Хорошее было время».

— «Пионеры — это лучшее, что можно вернуть в Россию».

— «Следует максимально увеличить количество летних оздоровительный лагерей, чтобы как и раньше, все желающие могли провести в них лето. Жаль, что я так и не стала пионером, всегда мечтала побывать в пионерском лагере».

Меня же беспокоит не название, хотя я бы точно вернула к жизни слово «пионеры». Только осознаю, что сегодня это невозможно. При том, что ценю пионерский и комсомольский опыт, уверена, он нам сегодня не поможет. Мы слишком многое утеряли в своей жизни, взрослой жизни, детей и внуков воспитали совершенно в других традициях… Хотела написать — и идеалах и спохватилась: какие идеалы в наше-то время?

Как мне кажется, в стране, где нет единого понимания о том, что такое хорошо и что такое плохо, где слова очень часто расходятся с делами, любая детская организация, даже задуманная с самыми благородными побуждениями, на поверку окажется большой галочкой в чьих-то планах. И это очень печально. Разве мы не увидели, какие последствия могут быть при жизни по принципу «три пишем, два на ум пошло»?

И потом, никогда не будет толку в организации ДЛЯ детей. Это должна быть ИХ организация. А она не создается пиар-средствами.

Любовь Агеева (Вахрамеева),

в прошлом председатель совета отряда, председатель совета дружины школы №4 города Отрадного Куйбышевской области 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить