Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
18.11.2018

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
-2° / +1°
Ночь / День
.
<< < Ноябрь 2018 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
  • 1955 – Совет министров ТАССР вынес постановление о придании государственного статуса любительскому телецентру. В январе 1956 оборудование Казанского телевизионного центра было смонтировано в помещении радиоклуба ДОСААФ

    Подробнее...

15 июля 2013 года в рамках Культурной Универсиады в Казани прошла премьера эпической оперы-сказки «Белый волк» композитора Зульфии Рауповой.

 Новый формат зрителю всегда интересен

Премьера вызвала интерес не только у тех, кто пришел в парк Универсиады специально, но и у случайных посетителей, привлеченных звуками музыки (в дни Универсиады это была самая посещаемая территория города).

Надо сказать, что Симфонический оркестр Республики Татарстан сделал площадь перед Дворцом земледельцев известным местом в Казани. Уже три года здесь проходят концерты под открытым небом. Казанцы приглашены сюда и в конце августа – обещано выступление Дмитрия Хворостовского и Альбины Шигамуратовой.

А пока – премьера оперы. Национальной оперы.

Этот жанр у татар не слишком востребован, хотя есть и общепризнанные образцы как у корифеев татарской театральной музыки, прежде всего Назиба Жиганова, так и наших современников: большим событием в культурной жизни не только Татарстана, но и России стала опера Резеды Ахияровой о Габдулле Тукае «Смерь поэта».

Кстати, и Резеда Ахиярова, и автор либретто этой оперы, известный татарский поэт Ренат Харис присутствовали на премьере «Белого волка». Вообще в этот вечер среди зрителей было много знаковых персон. Всем хотелось посмотреть, что получилось…

Идея создания новой национальной оперы принадлежит художественному руководителю и главному дирижеру Симфонического оркестра РТ Александру Сладковскому. Более двух лет назад он обратился с ней к композитору Зульфии Рауповой, и предложение нашло у нее понимание. Во-первых, потому, что нечасто обращаются в таком случае к молодому композитору, во-вторых, была интересна сама идея – создать новую татарскую оперу. После «Смерти поэта» прошло уже 7 лет.

Сладковский не первый раз заставляет говорить о себе. Но одно дело – приглашать на концерт своего оркестра под открытым небом, другое дело – собрать в единую творческую команду четыре разных коллектива.

Зульфия Раупова и Рузаль Мухаметшин на пресс-конференции

Стоит сказать несколько слов о молодом композиторе. Зульфия Раупова родилась в Йошкар-Оле, выросла в Альметьевске, училась в Казани, сегодня живет в Москве. Свое первое музыкальное произведение сочинила в 8 лет. Раупова – выпускница Казанской консерватории, класс композитора Анатолия Луппова закончила здесь аспирантуру.

Она считает себя национальным композитором: «Зов предков еще никто не отменял». Более всего ей нравятся сочинения Салиха Сайдашева и Фарида Яруллина, которым, по ее мнению, удалось лучше других передать своеобразие татарской музыки.

Обращение к композитору Сладковского было, скорее всего, не случайным. Дирижер и оркестр уже работали с Рауповой. Для медиапроекта «Антология музыки композиторов Республики Татарстан» был записан ее «Золотой храм». А, возможно, он приметил ее еще в 2004 году, когда она участвовала в Международном музыкальном фестивале «Молодежные академии». Ее сочинение «Явление Сююмбике» Московский филармонический оркестр исполнял под управлением Сладковского...

Зов предков в образе Белого Волка

Как рассказала Раупова на пресс-конференции перед премьерой, в идее Сладковского не было ни темы, ни тем более сюжета. Как молодая мама, в это время она была погружена в мир татарских сказок. И выбрала среди них сказку о Белом Волке.

Хан (Рустем Асаев) с сыновьями (Денис Ханбаба и Руслан Абдрафиков)

Знакомство с другими сказками, легендами и преданиями убедило ее в том, что Белый Волк – культовый, тотемный образ защитника. Она воплощает его в музыке как дух предков. В наше время, когда истинные духовные ценности уходят на второй план, идея сказки показалась ей очень современной.  

Зульфия Раупова и автор либретто Рузаль Мухаметшин пояснили журналистам, что они не ставили задачу рассказать о конкретном государстве и конкретной исторической эпохе. Действие происходит в мифическом тюркском государстве, в котором люди живут по законам языческого мира. Архаический период на стыке тенгрианства (древняя вера булгар) и ислама.

Формат сказки позволяет доступными средствами рассказать о самом сокровенном, сделать философские размышления о добре и зле понятными даже неискушенной аудитории. Желания композитора и автора либретто в этом смысле совпали. Мухаметшин тоже думал о том, как передать через сказочные образы настроения современников. На пресс-конференции он оценил это как попытку понять себя.

Белый Волк - Артур Исламов

Зритель должен увидеть не просто героев старинной сказки. Это символическое осмысление человеческих пороков – агрессии, коварства, лицемерия, глупости. И одновременно образы-символы честности, порядочности, справедливости, бесстрашия.

– «Белый волк» – сказка замечательная. Там мироздание начинается из ничего, из пыли. Начало идет из далекого-далекого прошлого до наших дней. И это постепенное развитие хорошо передано и в музыке, и в тексте. Идея света, идея памяти, проходящая через всю сказку, – самая важная. Это то, что должно нас всех объединять и помогать переживать сложные моменты в жизни, – считает Сладковский.

Композитор старалась максимально опираться на татарские классические традиции, но активно использовала и современные музыкальные средства. Ей хотелось, чтобы современные музыкальные инструменты звучали, как в далеком прошлом. По ее мнению, это не более чем фантазии композитора, но она стремилась показать народные предания в контексте всей татарской культуры. Там, где не хватало профессиональной подготовки, пришлось учиться самостоятельно. Не обошлось и без татарской пентатоники, без восточных мотивов. Нужен был синтез музыкальных средств

Как пишет Айсылу Кадырова в «Вечерней Казани», в результате получился удивительный коктейль, или, выражаясь языком сказок, зелье.

Тегин и Юха: Рузиль Гатин и Алина Шакирова

Не поленитесь прочитать публикацию Айсылу «Ей важно, чтобы «Белого Волка» услышала и приняла молодежь». В разговоре с композитором моей коллеге удалось узнать много интересного об этом проекте. http://www.evening-kazan.ru/articles/ey-vazhno-chtoby-belogo-volka-uslyshala-i-prinyala-molodezh.html

Творческий союз был плодотворным

– На создание оперы «Белый Волк» ушло в общей сложности два года. Если и были в этой работе трудности, то психологического, эмоционального характера. Понимаете, когда Сладковский предложил мне написать оперу, я только родила: сыну было четыре месяца. У меня еще дочка есть, ей тогда было шесть лет. Как молодая мама я порой разрывалась между детьми и ответственным заданием.

Конечно, хотелось поддержки. Помню, в Москву приехал знаменитый китайский композитор Тан Дун. Обладатель премии «Оскар» за музыку к фильму «Крадущийся тигр, затаившийся дракон», невероятно востребованный. Я пришла на встречу с ним, подошла потом к нему со своим черновиком «Белого Волка» и попросила автограф. Его подпись была для меня своеобразной поддержкой...

Удача мне улыбнулась, это бесспорно, – говорит Зульфия, когда я спрашиваю ее, что это такое для современного композитора – получить заказ написать оперу. Есть ли в ее опере безусловные хиты, она гарантировать не спешит («Это решит зритель»). А самым трудным (для исполнителей) в своем сочинении считает нестандартный ритм...

«Белого Волка» я старалась писать ярко, образно. Я очень хочу, чтобы моя музыка была доступна и близка как профессиональным музыкантам, так и широкому кругу слушателей. И мне особенно важно, чтобы оперу услышала и приняла молодежь...

Из публикации Айсылу Кадыровой. «Вечерняя Казань»

 Айсылу напомнила, что композитор начала работать над оперой с Равилем Бухараевым. Он написал либретто оперы «Белый Волк» на русском языке. Предполагалось, что потом сам переведет текст на татарский. Но не успел…

 – Вдова Бухараева – поэт Лидия Григорьева – изъявила желание закончить либретто «Белого Волка». Работу над оперой я продолжила с ней. Но когда мы начали оформлять наши отношения юридически, выяснилось, что те условия, на которые был согласен Бухараев, не устраивают Григорьеву. Договор с ней заключать не стали. Пришлось искать нового либреттиста, заново сочинять оперу.

Обратиться к молодому поэту Рузалю Мухаметшину – это была моя идея. У него потрясающие стихи! И он пишет на татарском языке, что немаловажно. С Рузалем мы приступили к работе над «Белым Волком» с самого начала. От какого-то уже готового музыкального материала я отказалась, многое пришлось сочинять заново...

 Раупова высоко оценила плодотворное творческое сотрудничество с Мухаметшиным (он тоже), поблагодарила его за мобильность (времени для работы им было отпущено немного) и за гибкость.

На пресс-конференции они в деталях рассказали, как работали над оперой. Он – в Казани, она – в Москве. При современных коммуникациях общаться несложно. Тяжело было, когда приходилось «наступать на горло собственной песни». По желанию композитора молодой поэт писал текст белыми стихами, чего раньше никогда не делал.

Интересная деталь, которую они вспомнили на встрече с журналистами оба: работа над колыбельной, которую поет Ханбика, чтобы поднять дух своего околдованного сына. Они писали ее в разных городах, но с одним настроением. Либреттист – для своего еще не рожденного сына, композитор – для маленького Тимурика. И получилось в унисон.

– Конечно, было ужасно страшно, – призналась Раупова. – Но и очень интересно.

Она сильно волновалась перед премьерой и не скрывала этого. Как никак – первый опыт в оперном жанре. Страхи испытывал в работе  и автор либретто Рузаль Мухаметшин. Он известный поэт, уже лауреат Государственной премии РТ имени М. Джалиля. Но ничего подобного до этого не делал.

Без сомнения, обоим хотелось победы, признания. И у зрителей, и у специалистов в музыкальном искусстве.

– Я вспоминаю свое детское впечатление от этой сказки. Тогда она показалась мне скучной, длинной. А сейчас перечитал и нашел в ней очень интересные моменты. Во время работы пришлось немного переработать сюжет, внести в него элементы из других татарских сказок, – рассказывал он журналистам.

Стояла задача не просто создать оперу на татарском языке, но и сделать ее интересной, привлекательной, причем не только для меломанов.

Предстояла премьера на сцене парка Универсиады, «зрительный зал» которого рассчитан на 24 тысячи человек. Лишь незначительная часть зрителей могла сидеть, остальным предстояло стоять на протяжении всего спектакля (четыре действия потребовали 2 часа чистого звучания, без перерыва). И надо было произвести впечатление, чтобы зрители дошли вместе с исполнителями до финала.

Место премьеры не могло не повлиять на сценический рисунок будущего спектакля.

Александр Сладковский заказал композитору оперу на несколько голосов. «Я не справилась с этой задачей», – пошутила Зульфия на пресс-конференции.

 

Для реализации ее замысла понадобился большой творческий коллектив (в постановке задействовано более двухсот человек), который едва уместился на большой сцене парка Универсиады.

В правой ее части расположился оркестр. Мое место было с этой стороны, и я бы ничего не увидела, если бы не огромный экран сбоку сцены. Такой же экран был с противоположной стороны.

Сказочное действо развивалось на левой части сцены. Там стоял хор, в котором на время спектакля объединились артисты Государственного ансамбля песни и танца РТ и Государственного камерного хора РТ.

Опера повествует том, как младший сын Хана Тегин решил найти свою мать, которую когда-то выкрал трехглавый Див. Немало испытаний преодолеет Тегин, чтобы отыскать Ханбике и вернуться с ней домой.

Сюжет можно рассматривать и как конкретное действие, и как символический поединок сил добра и зла. Зло по ходу спектакля воплощается то в Змею Юху, родную сестру Дива, то в самого Дива. Есть в опере духи зла, которые сбивают юношу с пути, и духи добра, помогающие Тегину  в поиске матери.

Но его главным помощником становится Белый Волк. Он всегда приходит в трудную минуту, когда силы зла побеждают наивного Тегина. Белый Волк снимет проклятье с двух его братьев. Они тоже искали мать, но Див превратил их в два камня. Он выручит Тегина, когда тот поверит льстивым речам Юхи. Белый Волк поможет Тегину победить Дива.

Опера – это не только музыка

Серым камням на авансцене режиссером-постановщиком уготована активная роль. В спектакле практически нет декораций – только эти камни и какое-то сооружение, возле которого колдует Кам Ана (Ведунья).

Ведунья - Эльмира Калимуллина

Такой театральный минимализм нормален для концертного исполнения. Зато к премьере в пошивочной мастерской Государственного ансамбля песни и танца РТ были пошиты яркие костюмы. Вышитые золотом, обрамленные мехом, яркие, они сделали оперную постановку похожей на шоу.

По словам композитора, сложно говорить о театральном представлении оперы. У концертного варианта – свои законы. Хотя режиссер Айрат Хаметов старался выйти за рамки чисто музыкального представления. Солисты, занятые в спектакле, не только поют, но и играют. Во всяком случае, очень стремятся это делать.

Время от времени действующими лицами становятся артисты хора. В действо включено несколько танцев, которые исполняет артисты Камерного балета «Пантера».

– Для меня опера – не только музыка, – говорит Сладковский. – Для меня очень важно, чтобы слушатели понимали каждое слово, которое мы хотим донести со сцены. Мы требуем, чтобы наши солисты не просто пели, а общались, чтобы каждая их музыкальная фраза, каждый жест были органичны и понятны всем.

И все-таки в опере важен прежде всего голос. Если его нет, не спасут ни красочные костюмы, ни яркие декорации, ни сверхсовременные технические средства. И нельзя не отметить, что в премьерном спектакле с этим, по моему мнению, все было в порядке.

Как выяснилось, Сладковский намеренно пригласил молодых исполнителей. Все артисты только начинают карьеру. Безусловно, у него был определенный риск, но молодые вокалисты не подвели.

Лишь два исполнителя, что называется, раскручены. Исполнительница роли Ведуньи, заслуженная артистка РТ Эльмира Калимуллина уже имеет опыт участия в современной оперной постановке – рок-опере «Алтын Казан», но стала широко известна после телеконкурса «Голос», где заняла второе место. Заслуженный артист РТ Рустем Асаев, исполнивший роль Хана, много концертирует, исполняя как оперные арии, так и романсы, народные песни – татарские, русские, башкирские. В Уфе работал в оперном театре, в Казани, куда приехал в 2006 году, – солист городской филармонии.

Два главных персонажа – и Белый Волк (Артур Исламов), и младший сын Хана Тегин (Рузиль Гатин) – были интересны как вокально, так и сценически.

Если у Исламова уже есть вокальный и сценический опыт (выпускник Казанской консерватории работает в Татарском академическом театре оперы и балета имени М. Джалиля, он солист Академии молодых певцов Мариинского театра, лауреат первого международного конкурса вокалистов Vissi D´ARTE в Праге), то для Гатина это была вдвойне премьера. Хотя творческий багаж у него уже солидный – в 2009 году окончил ГИТИС, много концертировал, побеждал на конкурсах. Но его творческие устремления были связаны в основном с эстрадой. В 2012 году Рузиль закончил вокальный факультет Казанской государственной консерватории имени Н. Жиганова, и роль Тегина – его первый серьезный опыт на оперной сцене.

Ханбике - Альбина Латипова

В роли Ханбике и Певчей птицы мы увидели и услышали Альбину Латипову (выпускница Казанского музыкального училища, студентка Московской консерватории в классе Г. Писаренко, педагога А. Шагимуратовой), в роли Змеи Юхи – Алину Шакирову (училась в Казанской консерватории, потом – в Москве, в Центре оперного пения под руководством Г. Вишневской).

Роль Дива исполняли три артиста. Явление сказочного чудища, разложенного на три разных голоса, – одна из самых ярких сцен спектакля. Динару Джусоеву (бас, Злая голова) и Айрату Имашеву (баритон, Хитрая голова) пришлось больше петь, а вот Денису Ханбабе в роли Глупой головы понадобились прежде всего артистические способности.

Вокальных партий у Дениса в этом спектакле две. Кроме Глупой головы – еще Средний сын Хана. Но обе небольшие. Так что яркому голосу тенора особо разгуляться не пришлось. Но я бы советовала меломаном обратить на молодого артиста из Государственного камерного хора, обладателя стипендии Федора Шаляпина, самое серьезное внимание.

Впрочем, стоит приглядеться ко всем, кто был занят в этом спектакле.

 

Дебют – это всегда серьезное испытание

Как было заявлено в программке, нам будет показано необыкновенное шоу в стиле комедии dell’Arte. С точки зрения первой части этого определения – все верно. «Народный (площадной) театр» мы увидели, хотя трудно говорить о комедии, имея такой сюжет.

А что касается театра масок… На мой взгляд, такая задача и не ставилась. Поскольку все персонажи неживого, так скажем, мира – Белый волк, Змея и Змейки, Трехголовый Див – вовсе не маски.

Артур Исламов в каком-то СМИ рассказывал, что он учился ходить, как настоящий волк, однако человеческого в нем все-таки больше. От волка – разве что головной убор с оригинальным меховым дополнением.

Если Змейки были в оригинальных костюмах, напоминающих змеиную кожу, то в Юхе ничего змеиного не было.

Кстати, это вовсе не уменьшило моего эстетического впечатления.

 Комедия дель арте (итал. commedia dell'arte), или комедия масок – вид итальянского народного (площадного) театра, спектакли которого создавались методом импровизации, на основе сценария, содержащего краткую сюжетную схему представления, с участием актёров, одетых в маски.

Википедия

 Как мне кажется, определение в афише – эпическая опера-сказка – адекватнее выражает  суть того, что мы видели 15 июля в парке Универсиады.

Вообще надо с большей осторожностью подходить к прогнозам успеха культурных событий. «Мировая премьера», «Лучший спектакль в программе Культурной Универсиады»…  Для ведущих церемонии закрытия Универсиады  это были просто слова, вписанные кем-то в сценарий.

Кто против мировых премьер в Казани? Но есть замах и есть удар… Как говорят, две большие разницы. Стоит вспомнить поэта Маяковского, которого уже несколько вечеров видим на канале «Культура»:  «слова у нас в привычку входят, ветшают, как платье».

Пришлось выслушать самые разные мнения о премьере «Белого Волка» – от восторженных до критических. Восторженных – от простых зрителей, для многих это вообще был первый опыт соприкосновения с оперным искусством. Критических – от тех, кто понимает всю сложность оперного жанра и театральных постановок, тем более концертных вариантов.

Меньше всего было критики в адрес оркестра. Разве что исполнение назвали слишком агрессивным. Но в данном конкретном случае это диктовалось содержанием оперы.

Оркестр и его дирижер - маэстро Сладковский

Мои собеседники, критически оценившие спектакль,  пожелали быть анонимными. Поэтому сведу их мнение в одну фразу – сквозного действия не получилось, спектакль распадался на разрозненные номера. Как я понимаю, это прежде всего оценка режиссерского замысла.

Председатель правления Союза композиторов РТ Рашид Калимуллин был осторожен в оценке премьерного спектакля, но, тем не менее, оценил первый опыт молодого композитора как положительный и пожелал Зульфие Рауповой продолжить работу в этом жанре.

Не будем забывать, что дебют – это всегда серьезное испытание. И если публике не захотелось, что называется, выйти из зала, дебют был оправдан. А значит  – стал культурным событием, и не только Универсиады.

 Фото Владимира ЗОТОВ

При использовании снимков соблюдать авторские права фоторепортера

15 июля

БЕЛЫЙ ВОЛК (Ак Буре)

Зульфия Раупова

Эпическая опера-сказка в 4 действиях

Премьера

Либретто по мотивам татарской народной сказки «Белый волк» – лауреат Государственной премии РТ им. М. Джалиля Рузаль Мухаметшин

Музыкальный руководитель и дирижер – заслуженный артист России Александр Сладковский

Дирижер – Рубен Агаронян

Режиссер-постановщик – народный артист Татарстана Айрат Хаметов

Художник-постановщик – лауреат государственной премии РТ им. М. Джалиля Булат Гильванов

Главный хормейстер – Нияз Гараев

Хормейстер – заслуженный деятель искусств Миляуша Таминдарова

Художник по костюмам – пошивочная мастерская Государственного ансамбля песни и танца РТ

Художник по свету – Жанна Романова

Видеопроекции – ООО «Фирма МЭС»

Главный балетмейстер – народная артистка РТ Лейсан Хаметова

Балетмейстер-постановщик – Нурбек Батулла

Заведующий художественно-постановочной частью – заслуженный артист РТ Валерий Кузнецов

Государственный симфонический оркестр Республики Татарстан под управлением Александра Сладковского

Государственный ансамбль песни и танца Республики Татарстан (художественный руководитель Айрат Хаметов)

Государственный камерный хор Республики Татарстан

Камерный балет «Пантера» (художественный руководитель Наиль Ибрагимов)

Солисты: Артур Исламов (баритон), Рузиль Гатин (тенор), Эльмира Калимуллина (меццо-сопрано), Рустам Асаев (бас),  Альбина Латипова (сопрано), Алина Шакирова (меццо-сопрано), Денис Ханбаба (тенор), Руслан Абдрафиков (баритон), Айрат Имашев (баритон), Динар Джусоев (бас).

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов