Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
18.12.2018

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Погода в Казани
-14° / -11°
Ночь / День
.
<< < Декабрь 2018 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1890 – В Уфе состоялся дебют Федора Шаляпина в оперном спектакле.

    Подробнее...

Авторский концерт Эльмира Низамова прошел в Казанской консерватории 23 апреля 2014 года. Он был приурочен к новому Всероссийскому фестивалю современной музыки «Резонанс», который проходил в Казани 23 и 24 апреля.

Одним из его организаторов был Эльмир Низамов.

Концерт аспиранта и по совместительству молодого педагога Казанской консерватории продемонстрировал тот внушительный уровень мастерства, которого может достичь композитор на высшей ступени российского музыкального образования.

Аспирантский концерт прошел в Малом зале Казанской консерватории, что отчасти предопределило характер его программы. Однако сразу заметим, что зрителей ожидали отнюдь не сонаты и части концертов для инструмента с фортепиано, а целый калейдоскоп жанров, инструментальных составов и музыкальных стилей, среди последних – творческое претворение старинной и романтической музыки, импрессионизма и авангарда, джаза и народной музыки. Яркий самобытный стиль композитора сказался и в его использовании самых разных гармонических средств: пентатоники и диатоники, блюза и мажоро-минора, атональности и сонорики.

Несмотря на молодость Э. Низамова, уже можно говорить, что он весьма плодовитый композитор, чьи концертные программы радуют разнообразием и новизной. Так, например, чуть меньше года прошло с крупного творческого вечера Низамова, сынициированного проектом «Калеб». С того момента композитор является активистом этого клуба, выросшего на базе Казанской консерватории и поставившего своей целью объединение молодых творческих сил Татарстана: музыкантов, литераторов, актеров и др.

Поет Айрат Имашев. За роялем - Эльмир Низамов

В отличие от прошлогоднего авторского вечера в нынешнем акцент был сделан на инструментальных камерных сочинениях, однако интересно, что вокальная музыка была представлена самым ранним сочинением, из включенных в программу, – атональным вокальным циклом на слова О. Хайяма времен учебы в колледже – и двумя романсами на стихи современных татарских поэтов, один из которых был написан пару месяцев назад («Соң түгел» – «Еще не поздно»).

Порадовал способ преподнесения сочинений: их исполнение предварялось лаконичным рассказом композитора об истории их создания, что всегда интересно и даже необходимо, например, в случае с такими необычными произведениями, как «Земная дрожь» для тубы и литавр, создававшаяся как эксперимент сочетания двух инструментов низкого диапазона.

Это сочинение, открывая программу, действительно содрогнуло зал, удивив использованием современных исполнительских техник игры на тубе и идеальным слиянием ее с литаврами: звучание обоих инструментов слилось в единый объемный и гибкий поток.

Неожиданным было появление в программе диптиха в духе стилизации средневековой музыки – Гальярды и Паваны для гобоя, фагота, скрипки, альта, фортепиано и клавесина, толчком к написанию которых стало предложение Московской филармонии претворить в своем творчестве старинный жанр гальярды.

Судя уже только по этим примерам, становится очевидно, что тембровой окраске сочинений Э. Низамов уделяет особое значение. Однако их судьба чаще всего зависит от исполнительских ресурсов, и многим из своих произведений композитор вынужден создавать переложения для иных составов – в результате меняется не только звучание, но и характер пьес. Пожалуй, наиболее ярким примером такого переоблачения является «Дикси». Это произведение, звучавшее уже во многих городах России в струнном составе, наконец, было исполнено ансамблем саксофонов, ударных и рояля – для которых оно и было написано.

Так, особенностью этого концерта стало то, что, несмотря на наличие разных переложений музыки Низамова, казанская публика смогла услышать большинство произведений в их оригинальной версии – в том инструментальном составе, в каком они задумывались композитором.

Большую часть номеров концерта можно охарактеризовать как камерные сочинения концертного плана. Их эффектность рассчитана на ответную реакцию публики, в чем проявляется редкое на сегодняшний день, однако присущее творческой натуре Э. Низамова важное качество – это забота о слушателе (как назвал его профессор А. Маклыгин).

Она проявляется, во-первых, в доступности восприятию – на это «работает» безупречное чувство формы у Низамова, рельефность воплощения образов, а во-вторых, – в создании самой разной музыки на высоком профессиональном уровне: сам композитор не скрывает сознательной установки на сочинение музыки на любой вкус (так он каждый раз удивляет, в свою очередь, сам себя).

Такое внимание к публике не остается не замеченным ею: на концерте крики «браво» с разных углов зала не заставили себя ждать. Отметим также, что в зрительном зале сидели как профессиональные музыканты, так и любители – что подтверждает факт популярности музыки Э. Низамова в разных слушательских кругах.

Итак, в произведениях наблюдается, с одной стороны, стремление композитора к концертности (помимо упоминавшихся выше, примером может служить Тарантелла для камерного оркестра и губной гармошки, не менее задорно исполненная в этот вечер в переложении для ансамбля народных инструментов), но с другой – к переживанию одного созерцательного состояния, претерпевающего, тем не менее, свое развитие (музыка на стихи О. Левадной, прелюдия «Blackbird»). И те, и другие сочинения по-своему эффектны, и, соответственно, требуют от исполнителей не только виртуозности, но и глубины переживания эмоциональных состояний.

Эльмир отлично владеет фортепианной техникой, и на протяжении концерта он сам исполнял партии рояля.

Ярким показателем образных контрастов в его музыке предстает тонкая его трактовка: и как броского ударного инструмента («Дикси»), и в лирическом ключе – вплоть до импрессионистических мерцаний (как, например, в фортепианных прелюдиях на темы «Beatles», ставшими своего рода «тихой» кульминацией концерта) и авангардных «шумовых облаков» («Солнце, Луна, Истина» для скрипки, альта, гобоя и препарированного фортепиано), в таких эпизодах заметна склонность композитора к репетитивной технике.

Так, при всем разнообразии программы между сочинениями все же прослеживаются тонкие связи, которые очерчивают творческий стиль Эльмира Низамова.

Концерт, четко выстроенный по контрасту номеров, стремительно промчался за полтора часа. То, с каким энтузиазмом были восприняты опусы Низамова слушателями, пожалуй, является важнейшим подтверждением верности пути, по которому движется композитор.

Кроме того, можно сделать вывод, что его музыка активно исполняется (благодаря чему и удалось провести такой показательный концерт). Интерес музыкантов к исполняемым ими опусам Низамова не только прочитывался по их лицам, но, прежде всего, сказался в характере звучания произведений: энергетика артистов пробивала зал насквозь (в свою очередь, эмоциональный тонус произведений оказался отнюдь не камерным).

Отмечено многими из присутствующих, что «зала было мало» – логично предположить, что это будет учтено в дальнейшем, и следующим авторским концертом композитора можно будет насладиться уже в Большом концертном зале имени С. Сайдашева.

 Залина МИТЮКОВА,

студентка 3 курса Казанской консерватории

Фото Ольги Шелеповой

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов