Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Октябрь 2019 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
  • 1979За большие заслуги в подготовке высококвалифицированных кадров и развитии научных исследований Казанский государственный университет им. В.И.Ульянова-Ленина награжден орденом Ленина.

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Одно из февральских заседаний факультетского совета 1912 года и.о. декана юридического факультета В.В.Ивановский начал с сообщения пришедшей печальной новости – в столице скоропостижно скончался профессор истории русского права, автор многочисленных историко-юридических сочинений, историограф Казанского университета, бывший декан юридического факультета и ректор Казанского университета Николай Павлович Загоскин.

«В лице Николая Павловича юридический факультет потерял не только солидного и талантливого учёного, но и такого члена факультета, который всегда в особенности ревниво старался сохранять достоинство факультета...; он был глубоко проникнут чувством коллегиальности и корректности.... В лице Николая Павловича мы потеряли глубоко симпатичного товарища, сердечного и одинаково благожелательного ко всем своим коллегам.... Помянем же его добрым словом и пожелаем, чтобы добрая память о нем навсегда осталась в нашем Университете и в особенности в нашем факультете»[1].

Для того чтобы понять, чем было вызвано подобное отношение коллег, представляется целесообразным в общих чертах очертить жизненный путь Николая Павловича Загоскина (20.07.1851 – 6.02.1912)[2].

Происходивший из потомственных дворян Пензенской губернии, Николай Павлович Загоскин воспитывался в Петербургском пансионе Фрея, за границей (Висбаден) и в Пензенской гимназии. После окончания курса в последней поступил на юридический факультет Казанского Императорского университета (1870 -1874 гг.). За дипломное сочинение «Служилые люди Московского государства от Иоанна III до Петра I» был награждён золотой медалью.

После успешного окончания университета Н.П.Загоскин в июне 1875 г. был допущен до чтения лекций по истории римского права в качестве приват-доцента. Одновременно он продолжил научно-исследовательскую работу над историей государственных институтов допетровской России. За представленную в 1878 г. диссертацию «История права Московского государства» молодой учёный получил степень магистра государственного права, а также одновременно был утверждён в звании доцента Казанского университета. Другое его исследование «Центральное управление Московского Государства» (Вып. 1 «Боярская Дума») чуть позднее было удостоено звания доктора государственного права. В этих работах Н.П.Загоскин воссоздал историю Земских соборов от зарождения до упразднения, проанализировал такой институт, как Боярская дума. Позднее он продолжал свои научные историко-юридические изыскания в различных российских архивах.

В Казанском университете Н.П.Загоскин первоначально преподавал римское право: 9 апреля 1880 г. он был утверждён ординарным профессором на кафедре истории римского права. Очевидно, однако, что по научным интересам ему было гораздо ближе русское право (не случайно, что даже в годы учёбы в университете экзамен по римскому праву был сдан Загоскиным только лишь на «хорошо», тогда как по истории русского права он показал отличные знания). Поэтому когда в июне 1885 г. представилась возможность, Н.П.Загоскин воспользовался вакансией и получил место ординарного профессора по кафедре истории русского права. Одновременно он продолжал читать лекции по истории философии права на вакантной кафедре энциклопедии и истории философии права. В 1879-1882 и 1910-1911 гг. Н.П.Загоскин также преподавал на Казанских высших женских курсах.

По своим историческим взглядам Н.П.Загоскин принадлежал к государственной школе в историографии. Его труды были посвящены истории русского права и государственных институтов Российского государства, методологии и историографии их изучения. В годы ректорства Н.П.Загоскин, продолжая занятия русской историей, издал одну из лучших своих книг – «Русские водные пути и судовое дело в допетровской России» (Казань, 1909). Другая сфера его научных интересов – история Казанского Поволжья и краеведение. В частности ему принадлежит один из лучших провинциальных городских путеводителей («Спутник по Казани»). Н.П.Загоскин – один из создателей, секретарей и редакторов «Известий общества археологии, истории и этнографии Казанского университета» (1878-1884), основатель и редактор газеты «Волжский вестник» (1883-1891), одной из лучших среди провинциальных изданий. В 1896-1898 гг. он издавал газету «Камско-Волжский край», продолжавшую традиции «Волжского вестника», являясь автором многочисленных статей и очерков в периодической печати.

Из многочисленных трудов, вышедших из-под пера Н.П.Загоскина, опубликованная в 1902-1904 гг. четырёхтомная «История Казанского Императорского университета за первые сто лет его существования. 1804-1904» получила, пожалуй, самое большое признание[3]. По словам самого Николая Павловича, эта работа была возложена на него сочленами по профессорской корпорации: «В заседании совета 27 мая 1897 г. товарищи оказали пишущему эти строки высокую честь и лестное доверие, единогласно возложив на него поручение выступить историографом Казанского университета ввиду приближающегося векового его юбилея»[4].

Еще весной 1894 г. члены Совета единогласно признали неотложным делом составление истории университета. Подготовленный Н.П.Загоскиным по поручению членов профессорского Совета проект создания юбилейной университетской истории после обсуждения на заседания Совета 28 октября 1896 г. был передан на своеобразную экспертизу в факультеты. Из четырех основных университетских подразделений лишь историко-филологический факультет представил альтернативный проект, составленный профессором Д.А.Корсаковым. Именно эти два проекта – Загоскина и Корсакова – были вынесены на следующее обстоятельное обсуждение членов Совета. Это историческое заседание Совета состоялось 27 мая 1897 г.[5]

Одно из наиболее принципиальных расхождений между двумя альтернативными проектами заключалось в принципах создания будущей истории. По замыслу Н.П.Загоскина, общая «История» должна была явиться трудом «единоличным», тогда как «Биографический словарь» – трудом коллективным. Проект Д.А.Корсакова предполагал иную схему осуществления юбилейных планов. Корсаков предлагал учредить особый «Комитет для составления истории Университета», в который вошли бы ректор (в качестве председателя), а также по одному представителю от каждого университетского подразделения (от физико-математического факультета – двое) и ряд лиц, на которых возлагался бы надзор за ходом работы и редакторские функции. Защищая свою позицию, представитель исторической школы апеллировал к опыту германских университетов, а также неосуществленному, в силу ряда причин, проекту истории Казанского университета, разрабатывавшемуся к его 50-летнему юбилею. По мнению Д.А.Корсакова, коллективный научный труд является наиболее целесообразной формой.

Именно в этих двух различных подходах к созданию университетской истории («коллективной» и «единоличной») заключалось наиболее существенное расхождение альтернативных проектов. Возможно, многих профессоров всерьёз испугала перспектива, отложив свои непосредственные научные и служебные обязанности, посвятить себя всецело юбилейным заботам. Поэтому в ходе дискуссии и последовавшем за ней голосовании большинство членов профессорского Совета (23 против 8) одобрили концепцию Н.П.Загоскина. Ему же было поручено создание университетской истории[6].

Ход работы Н.П.Загоскина над созданием университетской истории достаточно полно отражён в протоколах Совета, поскольку он регулярно информировал коллег о проделанной работе[7]. При всей их изначальной заданности и желании представить проделанную работу в лучшем свете отчеты чрезвычайно интересны, поскольку позволяют сравнить намеченные планы с итоговым результатом. Они также весьма информативны и репрезентативны для воссоздания той обстановки, в которых создавалась университетская история. Для работы Н.П.Загоскину были созданы максимально благоприятные условия: в распоряжение автора находились полные комплекты «Учёных записок» и «Известий Казанского университета», а также предоставлен свободный доступ к университетскому архиву, было выделено специальное помещение для сбора и комплектования архивных материалов. Ни одна просьба Загоскина о командировке в столичные архивы или выделении дополнительных средств не встречала отказа коллег. Можно даже сказать, что на период работы над университетской историей Н.П.Загоскин практически полностью прекратил посещать заседания Совета и появлялся на них лишь тогда, когда возникала необходимость обсудить те или иные вопросы, связанные с возложенной на него миссией.

Безусловно, Н.П.Загоскин опирался на аналогичные труды предшественников и современников (Н.Н.Булича и Д.И.Нагуевского), а также на свои более ранние исследования[8]. Значительный источниковый пласт был представлен периодической печатью той эпохи: «Казанские известия» (1811-1820), «Казанский вестник» (1820-1832), «Заволжский муравей» (1832-1834), «Губернские ведомости» (1838-1863). Одновременно была проделана колоссальная работа по выявлению, сбору и систематизации архивных документов. В частности, по словам самого Н.П.Загоскина, к осени 1900 г. им были детально просмотрены архивы университетского Совета (за 1804-1887 гг.), архив попечителя (до 1845 г.), архив Министерства народного просвещения (до 1827 г.). В ходе архивных поисков материалов для университетской истории случались интересные находки, казалось бы, не имевшие непосредственного отношения к основной цели. В частности, в одном из отчётов (заседание Совета от 28 февраля 1898 г.) Николай Павлович отметил, что им была обнаружена потерянная рукопись Н.И.Лобачевского. Счастливо обнаруженный труд Лобачевского по геометрии был передан в рукописный отдел главной библиотеки Казанского университета[9].

Отчёты Н.П.Загоскина, сделанные им на заседаниях Совета, свидетельствуют, как менялись первоначальные планы, как происходило смещение сроков и объёма исполненной работы. В частности, ещё осенью 1900 г. Николай Павлович выражал уверенность, что в течение наступающего 1901 г. им будет завершено написание и печатание первой части (1805-1827 гг.) с тем, чтобы следующий 1902 г. был посвящен составлению и печатанию второго тома (1827-1863 гг.), соответственно, 1903 г. – третьей заключительной части (1863-1903 гг.) университетской истории.

Четырёхтомый труд Н.П.Загоскина был опубликован в 1902-1904 гг. -к началу юбилейных празднеств. Однако, несмотря на заглавие, изложение истории университета было доведено автором лишь до февраля 1827 г., когда на должность попечителя Казанского учебного округа был утвержден М.Н.Мусин-Пушкин и, таким образом, закончилась «эпоха Магницкого». Последний изданный четвёртый том университетской истории заканчивался следующими словами: «восемнадцатилетнее попечительство МЛ.Мусина-Пушкина представляет собою в историческом прошлом Казанского университета любопытный и совершенно самостоятельный цикл, в область которого и вступит наше дальнейшее повествование». «История» Загоскина не просто была основана на разнообразных и богатых источниках и охватывала более широкий круг проблем, но смогла, без преувеличения, превратиться в энциклопедию Казани и Казанского университет первой четверти XIX столетия[10].

Уже в преддверии столетнего юбилея, выступая с отчётом на заседании Совета (14.04.1903 г.), Николай Павлович высказал предположение, что при благоприятном стечении обстоятельств и достойном финансировании он берётся завершить написание университетской истории в течение шести лет[11]. Таким образом, оставалась надежда получить полную историю к столетию полного открытия университета (1914 г.). В силу ряда обстоятельств, эти намерения не были реализованы[12].

Вероятно, реализации намеченных планов в полном объёме помешал ряд объективных обстоятельств. Во-первых, нельзя не учитывать серьёзных финансовых проблем, сопровождавших деятельность юбилейной комиссии. Известно, что из запрашиваемых на юбилейные нужды средств (подготовку торжеств, издание написанных работ, поощрения труда исследователей) была выделена сумма на порядок меньшая, чем планировалось первоначально. Тогда как достойное финансирование работы являлось одним из необходимых условий для продолжения работы над университетской историей. Другое обстоятельство, сыгравшее негативную роль, заключалось в неблагоприятной общественно-политической обстановке начала века, не способствовавшей неспешным и кропотливым кабинетным исследованиям. Наконец, следует учитывать и изменения в административной и политической карьере самого Николая Павловича Загоскина.

В самые сложные для университета осенние месяцы 1905 г. он, занимая пост декана юридического факультета и являясь одним из старейших университетских профессоров, фактически исполнял обязанности ректора во время частых отлучек официального главы университета Н.М.Любимова. Поэтому, не случайно было то, что после скоропостижной кончины ректора Н.М.Любимова, коллеги остановили свой выбор именно на Загоскине.

7 марта 1906 г. Николай Павлович членами университетского Совета был избран, а 28 апреля высочайше утверждён в качестве ректора Казанского императорского университета[13]. Выборы нового ректора проходили по «Временным правилам» 27 августа 1905 г.[14] На голосование ставились те ординарные профессора, чьи кандидатуры получали, как минимум, 10 записок. В период выдвижения кандидатов, за Загоскина было подано 36 записок, в то время как кандидатуры профессоров М.Я.Капустина и П.А.Никольского – набрали, соответственно, 8 и 5 голосов. Таким образом, внесённая в баллотировочный лист единственная кандидатура Н.П.Загоскина была поддержана подавляющим большинством профессоров (42 против II).[15]

Ректорство Загоскина пришлось, пожалуй, на один из самых драматичных и сложных периодов в университетской истории. В годы первой русской революции университет не просто играл не свойственную академическому институту роль – роль арены политических баталий, в университетских стенах разыгрывались драмы и трагедии. Положение профессорско-преподавательской корпорации осложнялось тем, что она должна была выполнять роль буферной зоны между местной администрацией (в лице губернатора и полиции) и столичной министерской властью, с одной стороны, и крайне революционизированным студенчеством, с другой. Возглавляя университет в обстановке массовых беспорядков, перманентных студенческих сходок и забастовок, Н.П.Загоскин и его либерально-настроенные единомышленники старались сохранить шаткое равновесие, избежать репрессий и кровопролития в отношении студентов, а также попытаться не уронить авторитет казанской профессуры в либеральных слоях населения. Умелая и, вероятно, единственно возможная тактика позволила университету избежать самого страшного – прекращения учёбы на длительное время или же даже окончательного закрытия учебного заведения. Тем не менее, охваченный студенческими сходками университет в течение 1905/06 и 1906/07 учебных годов был вынужден неоднократно прерывать свою деятельность.

В течение всего 1905 г. в университетах России вместо занятий шли студенческие сходки и митинги. В отличие от студенческих сходок и волнений конца XIX в., студенческие митинги периода первой русской революции имели ярко выраженный политический характер: на них студенты обсуждали Октябрьский манифест, созыв Государственной думы и даже Учредительного собрания, пропагандировали социал-демократические идеи. Поскольку с начала учебного года в университете проходили ежедневные студенческие сходки и митинги (на них обсуждался вопрос о продолжении январской забастовки), то 17 октября 1905 г. университет был закрыт на неопределённое время. «С переустройством академической жизни высших учебных заведений на новых автономных началах неблагонадежные элементы сразу почувствовали свободу действий и не замедлили использовать это обстоятельство в своих целях»[16], – писал в своем донесении начальник Казанского губернского жандармского управления. Опасаясь превращения университета в революционную арену, казанский губернатор издал ряд постановлений, согласно которым полиции и даже войскам предоставлялось право вторжения в пределы университета для недопущения митингов и сходок. Совет университета занял более гибкую позицию. Не имея возможности полностью воспретить студенческие сборы, Совет разрешил студенческие сходки, но лишь при условии неучастия в них посторонних лиц. Но, принимая во внимание распоряжения местной администрации и опасаясь вооружённых столкновений студентов с полицией, Совет не смог весной 1906 г. возобновить занятия. Таким образом, в 1905/06 учебном году занятия в университете не проводились[17]. Именно в этих условиях вынужденно прерванных занятий и принял университет Н.П.Загоскин.

14-15 августа 1906 г. вновь избранный ректор принимал участие в работе совещания ректоров, созванного министром народного просвещения для обсуждения вопроса о возобновлении занятий в вузах. Глава Казанского университета высказался решительно за возобновление занятий. По словам Н.П.Загоскина, в Казанском университете образовалась значительная группа студентов-академистов, желающих учиться, а не заниматься политикой. О желании молодёжи учиться свидетельствует и тот факт, что к началу нового учебного года было подано более 1500 прошений. «Наш нравственный долг», утверждал Загоскин, «возобновить занятия. Тогда не будут говорить о забастовке профессоров. Если занятия не пойдут» то не по нашей вине»[18]. Участники совещания единогласно высказались за необходимость открытия высших учебных заведений.

В сентябре 1906 г., после почти полутора лет вынужденного перерыва, в Казанском университете были возобновлены академические занятия. На состав студенчества определённое влияние оказало решение Совета от 18 марта 1906 г., по которому в университеты было разрешено принимать лиц с аттестатами духовных семинарий, были отменены все ограничения для лиц, окончивших гимназии в иных учебных округах. В университеты в качестве вольнослушателей были допущены женщины. Студенческие сходки в течение 1906/07 учебного года, хотя и не были столь частыми, как раньше, тем не менее имели место. В частности, студенческая сходка, состоявшаяся 16 октября 1906 г., постановила организовать совет старост (или союзный совет), как беспартийную академическую организацию и оказывать материальную поддержку политическим заключённым.

Во время приёма министром народного просвещения Кауфманом делегации казанских профессоров (20 декабря 1906 г.) Н.П.Загоскин высказал позицию либеральной профессуры по отношению к студенческому движению. Он не брал «на себя решимости утверждать», чтобы политика не играла видной роли во внутренней жизни студенчества, «В этом отношении учащаяся среда лишь весьма естественным образом, – говорил он, – отражает настроение, которым, хотя и в различных направлениях, охвачена вся современная русская общественность. Совершенно изгнать из университетов политику – дело немыслимое при настоящем положении вещей. Это могло бы быть достигнуто лишь ценою новой атрофии высшей школы, что, по условиям времени, было бы явлением не только не желательным, но прямо-таки опасным». С практической стороны, продолжал Н.П.Загоскин, вопрос сводится, таким образом, к созданию в университетах такого порядка, при котором увлечение учащейся молодежи политикою не шло бы в разрез правильной постановке академической жизни. «Благополучно и без всяких, сколько-нибудь серьезных, осложнений закончившийся осенний семестр и происходившие в конце его полукурсовые испытания в достаточной степени свидетельствуют в пользу того, что в Казанском университете эта нелёгкая задача была достигнута». Затем ректор высказал опасение, чтобы эти благоприятные симптомы, дающие право рассчитывать на успешное окончание текущего учебного года, не были парализованы мнительным вмешательством местной администрации, черпающей свои сведения об университетских делах из не вполне надежных источников.[19]

В те годы профессорская среда, которая всегда отличалась сложным внутренним микроклиматом, раскололась еще и по партийному признаку. Образовалась так называемая левая и правая профессура. Хотя последняя и находилась в меньшинстве, она активно выражала свое несогласие с действиями университетского руководства и была достаточно значительной, чтобы оказывать ей реальное противоборство.

Одна из наиболее конфликтных ситуаций складывалась вокруг профессора В.Ф.Залеского. Отличавшийся консервативными взглядами[20] и сложным, конфликтным характером, В.Ф.Залеский вызывал наибольшую неприязнь студенчества и большинства коллег[21]. В революционные годы неприязнь студентов выражалась в бойкоте его лекций, освистывании тех студентов, которые имели смелость посещать лекции опального профессора. Особенно напряженной ситуация стала в течение 1906/07 учебного года. На упомянутой студенческой сходке 16 октября 1906 г. было принято решение не вносить в университет деньги через казначея А.Т.Соловьева (лидер казанского отдела «Союза русского народа»), не записываться на лекции профессора Залеского (председатель «Казанского царско-народного русского общества»). Более того, студенты обратились в Совет профессоров «озаботиться назначением нового казначея и нового лектора по предметам, читаемым Залеским», что обострило конфликт внутри профессорской корпорации. Опасаясь приходить в университет, контролировавшийся революционизировавшейся молодежью, В.Ф.Залеский фактически начал читать лекции у себя дома. Там же, на дому в нарушение всех правил им принимались у студентов и испытательные экзамены. На них присутствовал лишь профессор М.И. Догель. Естественно, что в течение 1906-1907 гг. В.Ф.Залеский игнорировал все общеуниверситетские мероприятия: он перестал посещать факультетские и общеуниверситетские заседания Совета, не появлялся и на иных общеуниверситетских мероприятиях.

Когда на заседании совета юридического факультета, состоявшемся 29 мая 1907 г., обсуждалась ситуация вокруг Залеского, большая часть профессоров (3 против 2) высказались за признание результатов этих экзаменов, также как и чтение курсов недействительными[22]. Но на стороне Залеского были министерские чиновники. Переписка с попечителем и министерством продолжалась летом и осенью 1907 г. В ноябре 1907 г., согласно министерскому распоряжению, этот вопрос был подвергнут вторичному обсуждению. В конце концов, большинством голосов (против выступил лишь профессор В.В.Ивановский) было решено признать результаты состоявшихся на дому экзаменов: «было бы несправедливо поставить студентов, подвергшихся испытаниям у профессора В.Ф.Залеского, в затруднительное положение, вследствие нарушения профессором определений факультета о порядке производства испытаний».[23] Фактически, это решение было принято под давлением министерских предписаний, указывавших на недопустимость того обстоятельства, что желающие посещать лекции студенты подвергались остракизму и угрозе физических расправ. В то же время члены совета юридического факультета постановили признать прочитанные Залеским на дому курсы несостоявшимися, гонорары, внесенные студентами за эти лекции, вернуть студентам, довести до сведения студентов, что лекции на дому профессоров, также как и производимые там испытания, будут считаться недействительными.[24] В этой конфликтной ситуации Н.П.Загоскиным в качестве ректора были в полной мере проявлены такие качества, как выдержанность, корректность, приверженность принципам коллегиальности и гуманности, одинаково благожелательное отношение ко всем своим коллегам, вне зависимости от партийных взглядов и пристрастий.

Другая из конфликтных ситуаций разгорелась в начале 1907 г., когда группа правой профессуры подали записку с протестом против действий ректората и требованием созвать общеуниверситетский Совет для обсуждения вопроса об открытии университета для занятий (4.03.1907).[25] Отвечая на заявление 18 профессоров, ректор был вынужден констатировать, что неприглядное поведение части университетской профессуры ещё более осложняет университетскую жизнь. В заключении своего выступления Н.П.Загоскин выразил «глубокое сожаление по поводу партийной борьбы и партийных счёт, вносимых в пределы университета как раз в ту тяжелую пору его жизни, когда коллективные мысли и дело всех членов академической семьи, без различия политических фракций и воззрений, должны были бы быть направлены на сохранение не только достоинства, но и самого функционирования дорогого всем нам высшего учебного учреждения».[26] Открывая первое после каникул заседание Совета 3 сентября 1908 г., ректор обратил внимание членов Совета на то, что в истекшем 1907/08 учебном году более половины заседаний Совета не могли состояться за неявкой требуемого законом количества членов вследствие продолжения конфликта.[27] В условиях этого острого конфликта, Н.П.Загоскин в качестве ректора должен был соблюсти определённый баланс интересов, попытаться загасить конфликтную ситуацию и вернуть учебный процесс в нормальное русло.

В конце 1907 г. в Казанском университете была произведена ревизия. Производивший ревизию бывший профессор Варшавского университета, член Министерства просвещения Ульянов констатировал факты обычного для всех университетов того времени «антагонизма между правыми и левыми профессорами». Тем не менее материалы ревизии, хоть и не могли быть использованы для привлечения ректора Загоскина к уголовной ответственности, стали основанием для не утверждения его на новый ректорский срок. По мнению М.К.Корбута, возбуждение дела против Загоскина и проведение ревизии являлось лишь предвыборным маневром право-октябристской группы Совета с целью подготовки законного предлога для не утверждения Загоскина на новое трёхлетие в случае его выборов.

30 июля 1908 г. министерские чиновники, осуществившие «обозрение делопроизводства» Казанского университета, представили на усмотрение министра своё обширное заключение по итогам ревизии. Оно гласило, что Н.П.Загоскин в период с ноября 1906 г. по ноябрь 1907 г. «проявил полное нерадение в отправлении должности, имевшее своим последствием видимые беспорядки во внутренней жизни учебного заведения, и оказал бездействие власти, не принимая в надлежащее время всех указанных и дозволенных законом средств, коими он имел возможность предупредить и своевременно прекратить незаконные студенческие сходки, с участием лиц, университету посторонних...». Кроме того, как председателю Совета университета Н.П.Загоскину инкриминировалось то, что он не опротестовывал постановлений Совета, «в которых все случаи явного нарушения студентами порядка в университете оставлялись без всякого расследования и наказания виновных». Наконец, в вину Загоскину вменялось и то, что в докладах министру он представлял положение дел в университете «в виде неполном и неверном, умаляя значение и размер происходящих в университете студенческих беспорядков», не донося о них «своевременно, с возможною полнотою, ни попечителю, ни министру»[28].

Таким образом, 1908/09 учебный год оказался уже последним годом ректорства Загоскина. Поскольку в марте 1909 г. истекало установленное трёхлетие, на которое он был избран, 4 февраля 1909 г. состоялись новые выборы ректора. На них Николай Павлович Загоскин был вновь переизбран, с ещё более впечатляющим результатом 50 избирательных шаров против 9[29]. Думается, что результаты повторного избрания Николая Павловича в ректоры вполне красноречиво свидетельствуют о его авторитете среди большей части университетской профессуры. Однако министерство уведомило Совет, что ввиду данных, обнаруженных ревизией университета, оно не признаёт возможным утвердить избрание Н.П.Загоскина и просит произвести новые выборы ректора. Членам Совета ничего не оставалось, как выразить сожаление о том, что они лишены возможности и далее видеть Николая Павловича во главе университета. Коллеги выразили ему глубокую благодарность за высоко просвещенную и истинно гуманную деятельность в должности ректора.

Николай Павлович Загоскин являлся одним из бесспорных лидеров казанской либеральной профессуры, пользовался высоким авторитетом в обществе и студенческой среде. По воспоминаниям его ученика Г.Г.Тельберга, популярности Н.П.Загоскина среди студенчества способствовали такие его качества, как «чисто товарищеские отношения к молодежи, полная доступность и совершенная простота в обхождении, а отчасти, может быть, тем, что перешагнув за шестой десяток своей жизни, старый учёный и профессор хранил ещё в себе какую-то непогашенную искру молодости».[30]

Осенью 1911 г. профессор Н.П.Загоскин был избран членом Государственного Совета от Академии наук и университетов. Поэтому в 20-х числах октября он с семьей переехал в Санкт-Петербург. В Государственном Совете, членом которого казанский профессор пробыл чуть менее четырех месяцев, он примкнул к левому флангу сенаторов и вошел в Академическую фракцию, членом которой также состоял другой казанский профессор-сенатор А.В.Васильев.

«Университет выборами Николая Павловича в члены Госсовета не может не гордиться, однако это сознание не заглушает в нас чувства сожаления, что в лице хотя бы и временно покидающего Казань Николая Павловича Университет лишается талантливого профессора и старейшего товарища, с которым факультет связан многолетними прочными узами», – эти слова декана, высказанные на последнем заседании юридического факультета с участием Загоскина (20.10.1911 г.), выражали общие настроения университетской профессуры. В ответ Н.П.Загоскин сказал, что ему трудно навсегда порвать с родным университетом, в стенах которого он учился и преподавал более 35 лет. Поэтому, покидая Казань, он надеялся сохранить связь с родным университетом в качестве члена общеуниверситетского и факультетского советов.[31] Увы, надеждам этим не суждено было сбыться – как оказалось, в осенний день 1911 г. Николай Павлович покидал родные стены навсегда.

Николай Павлович Загоскин скончался от воспаления легких 6 февраля 1912 г. в 6 часов утра на 61 году жизни и был похоронен на Мало-Охтинском кладбище Санкт-Петербурга.

Творчество, как и личность Николая Павловича Загоскина, были многогранны. Отмечая его многочисленные заслуги, осмелюсь все же утверждать, что в истории Н.П.Загоскин останется прежде всего историографом Казанского университета. «Своей историей Казанского университета Николай Павлович сам воздвиг себе памятник, благодаря которому добрая память о нашем почившем товарище на долгие годы останется в нашем Университете», – вряд ли кто сможет опровергнуть эти слова его многолетнего коллеги и товарища казанского профессора В.В.Ивановского.

Оба небольших посмертных биографических очерка были написаны учениками Николая Павловича[32]. Один в виде некролога был напечатан по решению Совета в «Учёных записках Казанского университета» и написан последним профессорским стипендиатом, получившим рекомендацию Загоскина, И.И.Крыльцовым. Второй очерк – другим талантливым учеником Г.Г.Тельбергом, который в силу политических обстоятельств был изгнан из Казанского университета. Ставший к тому времени профессором Томского университета, Г.Г.Тельберг предложил собрать и издать в виде отдельного посмертного сборника все труды Николая Павловича, рассыпанные по различным провинциальным изданиям. Несмотря на то, что эта инициатива встретила сочувствие бывших коллег, она так и не была реализована. Поэтому исследователей творчества Загоскина ждёт ещё много интересных находок и открытий. Думается, что более полная и обстоятельная биография этого талантливого учёного и в высшей степени порядочного человека, наверное, всё же ещё ждёт своего историографа.

Диляра УСМАНОВА

(Из книги «Ректоры Казанского университета»)

 


[1] НАРТ, ф. 977, оп. «юрфак», д. 1273, л. 15-15 об.

[2]Биографические сведения почерпнуты преимущественно из следующих архивных дел: НАРТ, ф. 977, оп. «Личные дела студентов», д. 988; оп. 619, д. 11, РГИА, ф. 1162, оп. 6, д. 697. Среди опубликованных биографических материалов о Н.П. Загоскине следует назвать следующие публикации: Крыльцов ИИ Николай Павлович Загоскин. Казань, 1912; Телъберг Г.Г. Н.П.Загоскин. Критико - биографические заметки. М., 1914; Загоскин Н.П. // Русские писатели. 1800 – 1917: Биографический словарь. М. 1992. Т. 2.

[3] См.: Уеманова Д.М. Н.П. Загоскин - историограф Казанского университета (К 150-летию со дня рождения) // Археографический ежегодник за 2001 год / Отв. ред. С.О.Шмидт; Археографическая комиссия. М.: Наука, 2002. С. 181-187.

 

[4] Загоскин Н.П. История Казанского Императорского университета за первые сто лет его существования. 1804 - 1904. Казань, 1902-1904. Т. 1. Предисловие. С. XIX.

[5]См.: НАРТ, ф. 977, оп. «Совет», д. 9573, л. 213-236.

[6] См.: НАРТ, ф. 977, оп. «Совет», д. 9673. «Протоколы ... за 1897 год», л. 233 об. - 236.

[7]Подробнее см.: Усманова Д.М. Н.П.Загоскин - историограф Казанского университета...

[8] См.: Загоскин Н.П. Из времён Магницкого. Страничка из истории Казанского университета 20-х гг. Казань, 1894.

[9] См.: НАРТ, ф. 977, оп. «Совет», д. 9793, л. 76-78.

[10] Пожалуй, единственный отрицательный отзыв на «Историю императорскогс Казанского университета» принадлежал перу недруга, другого профессора Казанского университета В.Ф.Залесного (см.: ЖМНП. 1905. № 12).

[11]См.: НАРТ, ф. 977, оп. «Совет», д. 10752, л. 91-98 об. Заседание Совета от 14 апреля 1903 г.

[12]Из задуманных юбилейных проектов удалось также подготовить и издать «Биографический словарь профессоров и преподавателей Казанского университета» (Казань, 1904. Т. 1-2) под общей редакцией Н.П.Загоскина. В «Словаре» были собраны биографии почти 600 деятелей, связанных научной и преподавательской деятельностью с Казанским университетом. «Словарь» был основан на хранившихся в университетской канцелярии формулярных списках о службе профессоров и преподавателей Казанского университета. Более того, значительная часть из вошедших в словарь деятелей могли лично удостоверить правдивость изложенных сведений.

 

[13] См.: НАРТ, ф. 977, оп. «Совет», д.11309. 11 л. («Об избрании и утверждении в должности Ректора Университета заслуженного ординарного профессора Н.П.Загоскина»).

[14] «Временные правила» 27 августа 1905 г., просуществовавшие весь дореволюционный период, вводили выборность ректора, деканов и секретарей факультетов, а также передавали инспекцию под контроль Совета.

[15] См.: НАРТ, ф. 977, оп. «Совет», д.11309, л. 6.

[16] Цит. по: Корбут М.К. Казанский гос. университет им. В.И.Ульянова-Ленина за сто двадцать пять лет. Т.2. Казань, 1930. С. 219.

[17] См.: Смыков ЮМ., Шишкин В.И. Последние годы под двуглавым орлом //

Очерки истории Казанского университета. Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2002. С. 148

[18] НАРТ, ф. 977, оп. «Совет», д. 11308, л. 9-18.

[19] Цит. по: Корбут М.К. Казанский гос. университет... Т.2. С. 241.

[20] Как В.Ф. Залеский (1861 - 1922) сам себя охарактеризовал - «консерватор, монархист, русский националист и юдофоб». См.: Владислав Францевич Залеский. Опыт характеристики. Отдельный оттиск из журнала «Мирный труд», 1913. (Харьков, 1914. С. 2).

[21] Среди профессоров юридического факультета на его сторону осмеливался вставать, пожалуй, лишь один профессор М.И.Догель.

[22] См.: НАРТ, ф. 977, оп. «юрфак», д. 1180, л. 48-49.

[23]Там же, л. 86.

[24] См.: там же, л. 86-87.

[25] Письмо за подписью 18 профессоров (среди них Д.И.Нагуевский, М.И.Догель, Д.А.Корсаков, В.Ф.Залеский и пр.) стало причиной созыва экстренного Совета 5 марта 1907 г. Однако из подписавших письмо с требованием созыва Совета на него явился лишь один профессор из числа подписантов. В целом, правая профессура бойкотами неоднократно срывала заседания Совета (3 и 12 февраля,

3 марта 1907 г. и пр.). НАРТ, ф. 977, оп. «Совет», д. 11447, л. 37-40.

[26] НАРТ, ф. 977, оп. «Совет», д. 11447, л. 38-40.

[27] См.: Корбут М.К. Казанский гос. университет... Т.2. С. 250.

[28] Цит. по: Корбут М.К, Казанский гос. университет ... Т.2. С. 258-259.

[29] См.: НАРТ, ф. 977, оп. «Совет», д. 11867, л. 15.

[30] Тепьберг Г.Г. Н.П.Загоскин. Критико-биографические заметки. С.4.

[31] НАРТ, ф. 977, оп. «юрфак», д. 1240, л. 80об.-81

[32] См: Крылъцов И.И. Николай Павлович Загоскин. Казань, 1912; Тельберг Г.Г. Н.П.Загоскин. Критико-биографические заметки. М., 1914.

БИОГРАФИЯ НИКОЛАЯ ЗАГОСКИНА

Загоскин Николай Павлович (20.07.1851-6.02.1912) – юрист, общественный деятель, профессор истории права Казанского императорского университета, член Государственного совета. Николай Павлович Загоскин происходил из потомственных дворян Пензенской губернии.

Родился в г. Санкт-Петербурге. Среднее образование получил в Пензенской гимназии, где учился с 7 декабря 1861 г. по 21 июля 1870 г. и при отличном поведении показал «весьма удовлетворительные» успехи по всем предметам. Затем поступил на юридический факультет Казанского императорского университета (1870-1874). За дипломное сочинение «Служилые люди Московского государства от Иоанна III до Петра Г был награжден золотой медалью.

После успешного окончания университета Н.П.Загоскин в июне 1875 г. был допущен до чтения лекций по истории римского права в качестве приват-доцента. Одновременно продолжал научно-исследовательскую работу над избранной проблемой – история государственных институтов допетровской России.

После завершения исследования в 1878 г. за представленную диссертацию «История права Московского государства» молодой ученый получил степень магистра государственного права, одновременно был утвержден в звании доцента Казанского университета. За исследование «Центральное управление Московского Государства» (вып. 1-й «Боярская Дума») чуть позднее был удостоен звания доктора государственного права.

Однако на этом его научно-исследовательская деятельность не прекращается. Позднее он продолжал свои научные историко-юридические изыскания в различных российских архивах (Министерства юстиции и др.). Одновременно Загоскин принимал участие в работе многочисленных научных съездов и конференций (в том числе археологических съездов, проходивших в 1881 г. в г. Тифлисе и в 1884 г. – в г. Одессе). В 1903 г. в качестве официального представителя Казанского университета участвовал в праздновании столетнего юбилея Демидовского юридического лицея в г. Ярославле.

В Казанском университете Н.П.Загоскин первоначально преподавал римское право. 9 апреля 1880 г. он был утвержден ординарным профессором на кафедре истории римского права. Очевидно, однако, что по научным интересам ему было гораздо ближе русское право (не случайно, что даже в годы учебы в университете экзамен по римскому праву был сдан Загоскиным только на «хорошо», тогда как по истории русского права он показал отличные знания). Поэтому, когда в июне 1885 г. представилась возможность перейти на кафедру русского права, Н.П.Загоскин воспользовался вакансией и приказом министра народного просвещения был утвержден ординарным профессором по кафедре истории русского права.

Одновременно он продолжал читать лекции по истории философии права на вакантной кафедре энциклопедии и истории философии права.

В 1879-1882 и 1910-1911 гг. Н.П.Загоскин также преподавал на Казанских высших женских курсах.

По своим историческим взглядам Н.П.Загоскин принадлежал к государственной школе в историографии. Его труды посвящены истории русского права и государственных институтов Российского государства, методологии и историографии их изучения.

Другая сфера его научных интересов – история Казанского Поволжья и краеведение. В частности, ему принадлежит один из лучших провинциальных городских путеводителей («Спутник по Казани»). Н.П. Загоскин – один из создателей, секретарей и редакторов «Известий Казанского общества археологии, истории и этнографии» (1878-1884), основатель и редактор газеты «Волжский вестник» (1883-1891), одного из лучших провинциальных изданий.

В 1896-1898 гг. издавал газету «Камско-Волжский край», продолжавшую традиции «Волжского вестника». Автор многочисленных статей и очерков в периодической печати. Среди многочисленных трудов, вышедших из-под пера Николая Павловича Загоскина, самое большое признание получила, пожалуй, опубликованная в 1902-1904 гг. четырехтомная «История Казанского Императорского университета за первые сто лет его существования. 1804 – 1904».

По словам самого Николая Павловича, эта работа была возложена на него сочленами по профессорской корпорации: «В заседании совета 27 мая 1897 г. товарищи оказали пишущему эти строки высокую честь и лестное доверие, единогласно возложив на него поручение выступить историографом. Казанского университета ввиду приближающегося векового его юбилея» (т. 1, с. XIX). Впрочем, архивные документы и, в частности, материалы протоколов заседаний Совета красноречиво свидетельствуют, в каких непростых условиях рождалась университетская история.

Нередко принятию решений предшествовали жаркие дебаты и столкновения различных позиций, отчасти являвшиеся отголоском скрытых межфакультетских противоречий и корпоративных интересов. Еще весной 1894 г. члены Совета единогласно признали неотложным делом составление истории университета. С этой целью факультетам было поручено представить собственные проекты концепций. Одновременно разработка аналогичного проекта была возложена на Н П Загоскина.

Предложения будущего историографа университета сводились к следующим пунктам:

• Составить общую историю университета;

• Составить биографический словарь профессоров и преподавателей университета;

• Издать сборник трудов профессоров университета. Н.П.Загоскин сформулировал также основные принципы организации работы по сбору, систематизации и обработке архивных и иных документов и материалов. В качестве ведущих предполагалось привлечь документы университетского архива и архива Министерства народного просвещения. Подготовленный Загоскиным проект после обсуждения на заседании Совета 28 октября 1895 г был передан на факультеты для своеобразной экспертизы. Из четырех основных подразделений лишь историко-филологический факультет представил альтернативный проект составленный профессором Д.А.Корсаковым.

Именно эти два проекта – Загоскина и Корсакова – были вынесены на следующее обстоятельное обсуждение членов Совета. Это историческое заседание Совета состоялось в мае 1897г. В основных своих чертах альтернативный проект, разработанный Д.А.Корсаковым, повторял предложения проекта Загоскина, однако был более детальным и ставил гораздо более обширные задачи, в частности, дополнительно предлагалось:

• Составить отдельные биографические словари лиц служивших в университете, но не занимавших ученых должностей, и замечательных деятелей на поприще науки, литературы и искусства», не служивших в университете;

• Собрать списки студентов, почетных членов, магистров и докторов наук; издать сборники трудов профессоров и студентов университета;

• Наконец, «для большего запечатления памяти о первой столетней годовщине Казанского Университета ко дню его празднования желательно иметь альбом фотографических портретов, снятых или непосредственно с лиц или же с живописных или фотографических портретов попечителей, ректоров, профессоров и студентов.

Естественно, столь обширная программа юбилейных изданий вызвала у большинства университетской профессуры серьезные сомнения в ее выполнимости. Возможно даже, многих всерьез напугала перспектива: отложив свои непосредственные научные и служебные обязанности, всецело посвятить себя юбилейным заботам. Другое расхождение между двумя альтернативными проектами заключалось в принципах создания будущей истории.

По замыслу Н.П.Загоскина, общая «История» университета должна была явиться трудом «единоличным», тогда как «Биографический словарь» – трудом коллективным. Проект Д.А.Корсакова предполагал иную схему осуществления юбилейных планов: составить особый «Комитет для составления истории Университета», в который входили бы в качестве председателя ректор, а также по одному представителю от каждого университетского подразделения (от физико-математического – двое) и ряд лиц, на которых возлагался надзор за ходом работы и редакторские функции.

По мнению Д.А.Корсакова, коллективный научный труд является наиболее целесообразной формой. Защищая свою позицию, представитель исторической школы апеллировал к опыту германских университетов, а также неосуществленным в силу ряда причин проектам написания истории Казанского университета, разрабатывавшимся к его 50-лет-нему юбилею. Именно в этих двух различных подходах к созданию университетской истории – «коллективной» и «единоличной» – заключалось наиболее существенное расхождение альтернативных проектов.

В ходе дискуссии и последовавшего за ней голосования большинство членов профессорского Совета (23 против 8) одобрили концепцию Н.П.Загоскина. Ему же было поручено создание университетской истории. Однако впоследствии, по мере того, как происходило накопление материала и усложнялась поставленная задача, выяснилась целесообразность многих предложений Д.А.Корсакова.

Уже в феврале 1898 г. сам Загоскин выступил с предложением образовать совещательный комитет по составлению истории, в который вошли бы по одному представителю от каждого факультета. Чуть позднее была предпринята попытка выявить и собрать фотографии всех университетских профессоров и преподавателей. Причем к маю 1901 г. было собрано лишь 111 портретов (в том числе 29 портретов здравствующих и 82 портрета бывших профессоров) из общего объема 586 университетских деятелей, чьи биографии были представлены в «Словаре».

Примечательна и поразительна инертность тех профессоров, которые являлись современниками столетнего юбилея. Видимо столь незначительный процент наличных фотографий и портретов, как и существенные финансовые проблемы, не позволили осуществить планы по изданию отдельного альбома. Часто собранных портретов, безусловно, вошла в изданную «Историю».

В настоящее время фотографии хранятся в ОРРК НБЛ КГУ. Ход работы Н.П.Загоскина над созданием университетской истории достаточно полно отражен в протоколах Совета, поскольку он регулярно информировал коллег о проделанной работе.

Подобные отчеты и сообщения были сделаны им на следующих заседаниях – 29.11.1897, 28.02.1898, 13.12.1899, 14.02.1900, 30.10.1900, 7.05.1901; 14.04.1903, 1.12.1903, 16.02.904. Эти отчеты, при всей их изначальной заданности представить проделанную работу в лучшем свете, чрезвычайно интересны, поскольку позволяют сравнить намеченные планы с результатом. Они также весьма информативны и красноречивы для воссоздания той обстановки, в которой создавалась университетская история.

Для работы Н.П.Загоскину были созданы максимально благоприятные условия: в распоряжение автора были предоставлены полные комплекты «Ученых записок» и «Известий Казанского университета», выделено специальное помещение для сбора и комплектования архивных материалов Ни одна просьба Загоскина о командировке в столичные архивы не встретила отказа коллег.

Можно даже сказать, что на период работы над университетской историей Н.П.Загоскин практически полностью прекратил посещать заседания Совета и появлялся на них лишь тогда, когда возни-кала необходимость обсудить те или иные вопросы, связанные с возложенной на него миссией.

Безусловно, Н.П.Загоскин опирался на аналогичные труды предшественников и современников (Н.Н. Булича и Д.И. Нагуевского). Значительный источниковый пласт был представлен периодической печатью той эпохи: «Казанские известия» (1811-1820), «Казанский вестник» (1820-1832), «Заволжский муравей» (1832-1834), «Губернские ведомости» (1838-1863). Одновременно им была проделана колоссальная работа по выявлению и сбору архивных документов. В частности, по словам самого Н.П.Загоскина, к осени 1900 г. им были детально просмотрены архивы университетского Совета (за 1804-1887 гг.), архив попечителя (до 1845 г.), архив МНПр. (до 1827 г.).

На их основе составлено 15 тысяч карточек с важнейшей информацией по годам (1804 – 1887 гг.). По предложению Н.П.Загоскина с этих карточек были сняты вторые экземпляры и переданы на хранение в университетский архив. Сохранившиеся отчеты Н.П.Загоскина, сделанные им на заседаниях Совета, свидетельствуют о том, как менялись первоначальные планы, как происходило смещение сроков и объема исполненной работы. В частности, еще осенью 1900 г. Николай Павлович выражал уверенность, что в течение на-ступающего года им будет завершено написание и печатание первой части (180^-1827), с тем чтобы следующий, 1902 г. был посвящен составлению и печатанию второго тома (1827-1863), соответственно 1903 г. – третьей, заключительной части (1863-1903) университетской истории.

Насколько беспочвенными или, наоборот, вескими были эти претензии, определить достаточно сложно, поскольку сохранившийся в НА РТ личный архив Загоскина не даёт никаких оснований для оптимистичных выводов. Четырехтомный труд Н.П.Загоскина был опубликован в 1902-1904 гг., к началу юбилейных празднеств. Однако, несмотря на заглавие, изложение истории университета было доведено автором лишь до февраля 1827 г., когда на должность Казанского попечителя был утвержден М.Н.Мусин-Пушкин и, таким образом, закончилась «эпоха Магницкого».

Последний изданный четвертый том университетской истории заканчивался следующими словами: «Восемнадцатилетнее попечительство М.Н.Мусина-Пушкина представляет собою в историческом прошлом Казанского университета любопытный и совершенно самостоятельный цикл, в область которого и вступит наше дальнейшее повествование».

Уже в преддверии юбилея, выступая с отчетом на заседании Совета (14.04.1903), Николай Павлович Загоскин высказал предположение, что при благоприятном стечении обстоятельств и достойном финансировании он берется завершить написание университетской истории в течение шести лет. Таким образом, оставалась надежда получить «всю» историю к столетию полного открытия университета (1914 г.). Однако, в силу ряда обстоятельств, эти намерения не были реализованы.

Продолжения не последовало. Из задуманного удалось также подготовить и издать «Биографический словарь профессоров и преподавателей Казанского университета» (Казань, 1904, т. 1-2) под общей редакцией Н.П.Загоскина. «Словарь» был основан на хранившихся в университетской канцелярии формулярных списках о службе профессоров и преподавателей Казанского университета. Более того, многие из вошедших в словарь деятелей могли лично удостоверить правдивость изложенных сведений.

В 1905 г. исполнился 30-летний срок службы Н.П.Загоскина, и он выбыл из числа штатных профессоров с пенсионным содержанием в 3000 рублей в год, однако не прекратил свою научную, преподавательскую и административную деятельность. Министром народного просвещения ему разрешено было преподавать историю русского права сначала в 1905/1906 учебном году, а затем и позднее.

В 1905 г. приказом министра Н.П.Загоскин был утвержден в должности декана юридического факультета, причем эту должность он неоднократно замещал с 1897 г. Одновременно в самые сложные для университета осенние месяцы 1905 г. он фактически исполнял обязанности ректора. Руководя университетом в обстановке массовых беспорядков, перманентных студенческих сходок и забастовок, он старался сохранить шаткое равновесие, избежать репрессий и кровопролития в отношении студентов, попытаться не уронить авторитет казанской профессуры в либерально настроенных слоях общества.

Умелая и, вероятно, единственно возможная тактика позволила университету избежать самого страшного – прекращения учебы на длительное время или же окончательного закрытия. 10 февраля 1906 г. Н.П.Загоскин был избран членами Совета, а 28 апреля утвержден министром в качестве ректора Казанского императорского университета. В этой должности он состоял до 21 мая 1909 г., однако избрание его на новый срок не было утверждено министром.

Николай Павлович Загоскин являлся одним из бесспорных лидеров казанской либеральной профессуры, пользовался высоким авторитетом в обществе и студенческой среде. Осенью 1911 г. профессор Н.П. Загоскин был избран членом Государственного совета от Академии наук и университетов и в середине октября с семьей переехал на постоянное место жительства в Санкт-Петербург.

В  Государственном совете, членом которого казанский профессор пробыл чуть меньше четырех месяцев, он примкнул к левому флангу сенаторов и вошел в академическую фракцию.

Загоскин был дважды женат. От первого брака у него было трое детей – дочери Ольга (1873 г.р.). Вера (1874 г.р.) и сын Василий (1876 г.р.). Второй женой Н.П.Загоскина стала потомственная дворянка Надежда Яковлевна Литвинова (родилась 6 декабря 1856 г.).

Николай Павлович Загоскин скончался от воспаления легких на 61-м году жизни 6 февраля 1912 г. и был похоронен на Мало-Охтинском кладбище Санкт-Петербурга.

 

Читайте в «Казанских историях»:

«Спутник по Казани» Николая Загоскина

Николай Загоскин: Эти материалы ждут только доброй воли и труда

Ольга Загоскина: «Отец был очень увлекающийся человек»

 

  Издательский дом Маковского