Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Сентябрь 2020 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        
  • 1960 – Премьера оперы «Джалиль» состоялась в Чехословакии, на сцене Пражского национального театра. Композитор Н. Жиганов присутствовал на двух премьерных спектаклях

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

КОМЗ. Как ленинградский завод стал казанским

Казанский оптико-механический завод, расположенный в поселке Дербышки Советского района, не избалован вниманием журналистов. Долгие годы он был скрыт от людских глаз строгим распоряжением Главлита как одно из крупных предприятий оборонной отрасли.

В мае, накануне Дня Великой Победы, по одному из казанских телеканалов прошел сюжет, который наверняка потряс всех зрителей старшего поколения. Школьников спросили, что они знают о Великой Отечественной войне, и оказалось, что дети имеют об этом такое же представление, как об империи Александра Македонского.

Они не смогли ответить правильно ни на один вопрос журналиста, поскольку не знали, сколько времени продолжалась война, кто напал на Советский Союз и кто был союзником нашей страны в этой кровопролитной битве. Вряд ли стоит сердиться на школьников.

Если для послевоенных поколений Великая Отечественная была единственной войной, которую они, как ни хотели, не могли забыть, то сегодня война – это обычное состояние человеческого общежития. Нет уже государства, ценой великих жертв победивших в мае 1945 года; идет перманентная война в Чечне; то и дело кого-то бомбят или убивают другим образом за пределами нашего государства; наконец, современные дети способны моделировать военные действия на своих компьютерах, как заправские полководцы. И, тем не менее, ничего хорошего в таком беспамятстве школьников нет.

Поскольку Великая Отечественная война – это не только история великих сражений. Прежде всего это история человеческого духа, это история народа, который никогда еще не удавалось победить извне. Многие пытались отыскать «военную тайну» этой несокрушимости.

А может, разгадка лежит на поверхности? Во время Великой Отечественной войны многоязыкое население огромной страны чувствовало себя единым народом. Возможно, именно потому у нас многое не получается сейчас, что народа нет – есть просто население, соседи, которым нет дела до того, кто живет рядом. Вот такие грустные мысли привели нас к решению напомнить читателям эту скорбную дату – 22 июня 1941 года. Предлагаем вашему вниманию несколько материалов, рассказывающих о войне советского народа против гитлеровских захватчиков.

Мы намеренно выбрали события, которые обычно на фоне описаний военных событий уходят на второй план. Хотя не было бы Великой Победы, если бы не оказалось у советского солдата такого надежного тыла. 

Став открытым, оптико-механический завод, как и все подобные предприятия, вступил в затяжную борьбу за выживание, когда похвастаться особо было нечем. И лишь сегодня у большого трудового коллектива есть повод смотреть в будущее с оптимизмом. Но мы заглянем в прошлое, выбрав из всей истории завода первые два года Великой Отечественной войны.

Первый эшелон ленинградцев – рабочих Государственного оптико-механического завода – прибыл в Казань 25 июля 1941 года. Всего было 7 эшелонов. Последний встречали 31 августа. Эвакуация прошла благополучно. Последний эшелон «проскочил» станцию Мга Северной железной дороги буквально под носом немецких войск, окруживших Ленинград.

Ленинградцев разместили в новом поселке Дербышки близ Казани, получившем, по преданию, свое название от фамилии помещика Дербышкина, который здесь когда-то жил.

Большими и малыми Дербышками назывались две русские деревни на берегу реки Казанки и станция Казанской железной дороги в двух-трех километрах от завода. Стройплощадка и поселок у железной дороги имели и неофициальное название – «Вагонстрой». Еще в 1932 году на этом месте было решено строить вагонный завод.

Стройплощадку выбрали в 16 км от Казани. Но строительство завода вскоре было приостановлено. Политическая обстановка требовала иных приоритетов. Распространенное мнение о том, что наша страна не ожидала нападения Германии, не совсем соответствует действительности. Руководство СССР не исключало возможности начала войны и готовилось к этому, принимая меры для повышения обороноспособности государства.

В октябре 1936 года Совет труда и обороны СССР принял постановление о строительстве Казанского оптико-механического завода. Выбор площадки в Дербышках был обусловлен тем, что здесь уже имелся временный жилой фонд: для работников вагоностроительного завода были построены 10 бараков жилой площадью около 4000 кв. метров и некоторые хозяйственные строения. К площадке вели железнодорожные пути, рядом был водный путь, имелись местные строительные материалы и достаточно электроэнергии.

В июне 1937 года было создано Управление капитального строительства нового завода. Его начальником, а потом и директором предприятия стал В.Ольшанский. Однако строительство завода и поселка шло очень медленно. Основной причиной были задержки с технической документацией. Недостаток рабочих и автотранспорта, неудовлетворительное материально-техническое снабжение, организационные неувязки – все это также тормозило работу.

В результате все довоенные годы строительство шло с опозданием по срокам. Отпускаемые средства систематически недоиспользовались. Одновременно с заводскими корпусами строили саманные бараки и двухэтажные деревянные дома. Тогда же, в 1937 году, была заложена школа №101.

Первым главным инженером завода был назначен С.Зверев, будущий министр оборонной промышленности СССР. О знакомстве с ним вспоминает Герман Анатольевич Гор, отработавший на заводе более 60-ти лет:

«В 1939 году С.Зверев приехал в Ленинград на защиту дипломных проектов в техникуме точной механики и оптики для того, чтобы отобрать выпускников для работы на Казанском заводе. Он обещал интересную работу и хорошие жилищные условия. Обещания были выполнены, и завод получил пять хороших специалистов».

Казанский оптико-механический завод строился как дублер Ленинградского государственного оптико-механического завода. Сюда было завезено уникальное оборудование, которое не производилось в Советском Союзе. Почти все станки – расточные, токарные, шлифовальные – были американские, каких раньше никто не видел. Например, для производства морских перископов требовались станки длиной в 30 метров.

В седьмом корпусе, который был сдан в эксплуатацию в 1939 году, и сегодня можно увидеть станки производства США выпуска 1936-1938 годов.

В 1939-м был выпущен первый перископ, сделанный из латуни. Но официально Наркомфин СССР зарегистрировал Казанский оптико-механический завод лишь 8 февраля 1940 года. Ему был присвоен номер 237. Так была создана первичная база для быстрого развития и успешной работы большого производственного коллектива, эвакуированного из Ленинграда.

Война и решение Правительства СССР об эвакуации на площадку Казанского завода Ленинградского ГОМЗа перечеркнули планы и нового завода, и людей, которые на нем работали. С последним эшелоном в августе приехали директор ГОМЗа А.Соловьев, главный конструктор П.Конев, главный технолог М.Минков. Главный инженер К.Касаткин появился в Казани значительно раньше – 25 июля.

Эти специалисты сыграли важную роль в размещении завода на новой территории, в работе предприятия во время войны и в его развитии в послевоенное время. Эвакуированный коллектив ГОМЗа столкнулся с большими трудностями: нужно было срочно расселить большое количество людей, привести производственные корпуса завода в состояние, пригодное для организации нового производства, наконец, решить все вопросы с организацией питания как для рабочих, так и для их семей, которые эвакуировались вместе с предприятием.

При парткоме была создана специальная жилищно-бытовая комиссия на общественных началах, возглавляемая Б.Эренбергом и А.Васильевым, которая с помощью «квартирьеров» из цехов и отделов взяла на учет все население поселка и всю его жилую площадь. Срочно было произведено уплотнение. В каждой комнате теперь жили по две-три семьи.

Работники отделочного цеха сшили из брезента 32 большие палатки, в каждой поселили несколько семей. Палатки отапливались железными печками-буржуйками. Специально организованные бригады в срочном порядке делали нары, топчаны, столы и табуретки. В кратчайшие сроки все эвакуированные получили крышу над головой, но для многих это было лишь временное жилье – до холодов.

В августе 1941 года были спроектированы временные бараки ангарного типа, прозванные «чемоданами», с несущими арками из тонких досок. Они могли собираться за 4-5 дней даже неквалифицированными рабочими под руководством одного плотника.

Официальное решение Наркомата оборонной промышленности о слиянии ГОМЗа с Казанским заводом появилось в июле. Заводу был присвоен новый условный номер. Руководящий состав Ленинградского завода сохранил свои должности на новом предприятии. Главной задачей заводчан и строителей был быстрейший монтаж и ввод в действие вновь прибывшего оборудования. Требовалось как можно скорее развернуть производство необходимых фронту оптических приборов. Руководил работами главный механик завода И.Иванов, талантливый инженер, обладавший большими организаторскими способностями.

В службе главного механика работали толковые мастера: Бурдинов, Соколов, Захаров, Михайлов, Иванов, Ермолин, Юстратов, Смирнов, прекрасно знавшие свое дело. На их плечи легла титаническая работа по ускоренному запуску производства.

В то время к этой работе привлекался абсолютно весь завод, включая специалистов отдела главного конструктора, которые успевали работать как с карандашом и рейсшиной, так и с лопатой и гаечным ключом.

Наступила суровая зима 1941-1942 года, с ранним снежным покровом, с продолжительными пятидесятиградусными морозами. В начале 1942 года промышленная площадка завода была в основном запущена. Кстати, без существенных изменений она просуществовала до 1949 года.

В октябре сдали первую партию биноклей Б 6 – 5 тысяч штук, которые были собраны из деталей незавершенного производства, привезенных из Ленинграда. Уже в декабре завод дал фронту минометные и танковые прицелы, которые ранее не изготовлялись, а с начала 1942-го знаменитый артиллерийский прицел– панораму Герца ПГ, которая стала «коронной продукцией» завода на все военные годы.

Потребности фронта резко изменили профиль производства. Из сотен наименований изделий, производимых ранее в Ленинграде, остались единицы – бинокли, фотообъективы, фотоконтрольные приборы, тренажеры. Конкретные нужды фронта требовали совершенно новую аппаратуру – орудийные, танковые и минометные прицелы, снайперские трубки к винтовкам, самолетные прицелы.

Завод быстро отзывался на нужды фронта. Так, по просьбе авиазавода имени Горбунова был спроектирован удобный прицел для пикирующего бомбардировщика ПЕ-2, который выпускался с 1942 года под шифром ПБЛ-2. По просьбе командира эскадрильи тяжелых бомбардировщиков, известного летчика М.Водопьянова, самолеты которого базировались в Казани, в «хвост» его самолетов ТБ-3 для стрелка-радиста был изготовлен специальный пулеметный прицел, который обеспечивал надежную оборону самолета и спасал радиста от атакующих сзади вражеских истребителей.

Срочно были спроектированы и изготовлены образцы, а потом организован выпуск партии первых ночных инфракрасных бинокулярных визиров для саперов-миноискателей, а также сигнальных ограничительных огней для танков и бронемашин при ночном перемещении войсковых колонн. Эти приборы сыграли большую роль при окружении и разгроме немецких войск под Сталинградом.

Завод испытывал большой недостаток в рабочей силе, особенно малоквалифицированной. Ведь из Ленинграда были эвакуированы в основном рабочие 5-8 разрядов. Для пополнения рабочей силы (на фронт ушло две тысячи заводчан) были использованы самые разные способы. Во-первых, за заводом закрепили квалифицированных рабочих – так называемое бронирование специалистов. Во-вторых, привлекли к труду всех работоспособных членов семей эвакуированных. К станкам встали женщины и дети 13-14 лет. Все работали по 12 часов.

В цехах было холодно и сыро. Металлические баки, которые топили углем, помогали мало. Бывало, руки примерзали к станкам. К концу смены люди уставали до такой степени, что не могли добраться до дома – оставались в цехах, спали где-нибудь в трубах, где было теплее.

Особенно тяжелой выдалась зима 1942-1943 года. Но самоотверженность людей, трудовой подъем во имя победы над врагом помогали преодолеть все трудности. Всеобщим девизом был лозунг – «Все для фронта, все для победы!»

В феврале 1942 года прибыл еще один, восьмой по счету эшелон из Ленинграда. Людей эвакуировали из блокадного города по Ладожскому озеру, в два этапа. Из шестисот человек половина умерли в пути.

… За годы войны 17 раз заводу вручалось переходящее Красное знамя ЦК ВКП (б) и Государственного Комитета Обороны, а в 1946 году оно осталось здесь навечно. 16 сентября 1945 года указом Президиума Верховного Совета СССР предприятие было награждено орденом Ленина.

После войны основная масса ленинградцев вернулась в родной город. На заводе создан музей «Родина», где собраны уникальные экспонаты, рассказывающие о деятельности предприятия в годы Великой Отечественной войны. Здесь свято чтут героев, погибших за Отечество, гордятся Н.Липатовым, повторившим подвиг Александра Матросова. В его честь названа улица в Дербышках.

В поселке живет Герой Советского Союза П.Полушкин, подбивший в бою 5 танков.

На Казанском оптико-механическом заводе есть Аллея трудовой славы со 110 портретами знатных людей, есть Аллея трудовых династий (на предприятии их 56), общий стаж которых – от 80 до 300 (!) лет. Совет ветеранов завода во главе с Иосифом Львовичем Цисером прилагает все силы, чтобы оставшиеся в живых ветераны ощущали заботу о себе, знали, что на родном заводе их помнят. И.Цисер и другие ветераны стали инициаторами создания заводской Книги Памяти. В ней названы 3 тысячи фамилий рабочих завода, ушедших на фронт.

В настоящее время здравствующих участников войны осталось немного – 252 человека. Их чествуют в День Победы, не забывают и в другие дни. Главное – на предприятии сохранили ленинградские традиции.

Дербышки сегодня – как бы частица города на Неве, оставшаяся в Казани.

«Казанские истории», №12, 2002 год.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского