Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
23.05.2017

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+4° / +10°
Ночь / День
.
<< < Май 2017 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1922 – Решением коллегии Главпрофобра сельскохозяйственный факультет политехнического института и лесной факультет Казанского университета закрыты. С этого же дня открылся Казанский институт сельского хозяйства и лесоводства как самостоятельный вуз.

    Подробнее...

Реклам-конструктор Родченко

Журналисты «Российской газеты» решили вспомнить тех, кто заслуживает, чтобы их именами назывались улицы Казани. Цикл публикаций они начали с рассказа об Александре Родченко, который во всем мире признан пионером советской фотографии, родоначальником дизайна и рекламы в СССР и главным инженером конструктивизма в полиграфии.

Вместе со своей не менее знаменитой женой Варварой Степановой, которую называли амазонкой русского авангарда, они придумали новый тип советской одежды – комбинезон. Но о том, что Родченко жил в Казани и состоялся здесь как художник и конструктивист, в нашем городе знают немногие.

Ученик Фешина

Мы нашли человека, который много лет по крупицам собирает информацию о казанском периоде Родченко. Это искусствовед, старший научный сотрудник отдела ИЗО Института языка, литературы и искусства имени Г.Ибрагимова Академии наук РТ Дина Ахметова.

«Я собирала материал для диссертации, и небольшая справка о том, что Родченко учился в Казани, стала для меня отправной точкой поиска, – говорит Дина Ахметова. – В Национальном архиве РТ я нашла ценные документы с его автографами – несколько прошений педсовету художественной школы об освобождении от платы за учебу. Я обратила внимание, что в то время документы писались фиолетовыми и черными чернилами, а Родченко использовал зеленые».

По словам искусствоведа, помочь воссоздать казанский период день за днем могли бы дневники Родченко, которые он скрупулезно вел. Но столь ценные документы хранятся у его внука Александра Лаврентьева, который постепенно разбирает семейный архив и частями публикует его.

Все решил «Вий»

«Родченко прожил в Казани около 13 лет, – рассказывает Дина Ахметова. – В его дневниках сказано, что они переехали с семьей сюда из Санкт-Петербурга в 1902 году, когда Александру исполнилось одиннадцать. Отец работал бутафором, а мать прачкой. Родченко не уточняет, с чем был связан их переезд. Мне не удалось выяснить, где они жили. Дело в том, что своего жилья у семьи не было, а найти хозяев квартиры непросто. Из дневников известно, что в их дворе жил студент художественной школы Дмитрий Светозаров, который рассказывал юному Саше про свою учебу. Возможно, этот факт помог бы нам определить место жительства Родченко».

Будущая знаменитость вспоминает, что часто бывал в бутафорской мастерской отца. Но Александру было уготовано другое будущее. Он пишет, что «в Казани, когда мне было лет 14, я забирался на крышу летом и писал дневник в маленьких книжках, полный грусти и тоски от неопределенного своего положения. Хотелось учиться рисовать, а учили на зубоврачебного техника...»

В 1907 году умер его отец, и семья осталась без средств к существованию. Считается, что именно с этого момента Александр начинает вести свои дневники.

«Зерна, посеянные соседом Светозаровым, давали всходы, – рассказывает Дина Ахметова. – Возможно, именно Светозаров был первым учителем Родченко. Но одного желания учиться мало, у Александра не было ни подготовки, ни денег, чтобы поступить в художественную школу».

Доподлинно известно, что окончательное решение стать художником Родченко принял, когда увидел в Казанском городском научно-промышленном музее (современный Национальный музей РТ) картину Георгия Белащенко «Вий».

«Она решила мою жизнь. На этом академическом полотне была изображена выдуманная жизнь. Значит, вот способ сотворения собственного театра: рисуя, «можно выдумать, что хочешь!».

Шурка Бутафорский

В 1910 году Родченко все-таки приняли в художественную школу, но на правах вольнослушателя. Платить за учебу тоже не пришлось. В архиве даже сохранилась запись, что учеба Родченко в первом полугодии обошлась школе в 25 рублей. В своих прошениях Александр указывал, что не может платить за учебу, так как «мать неспособна к труду», «летом было мало заработков, и я не знаю, чем существовать зимой», или «родных, кроме брата, нет, а он не имеет возможности чем-либо помочь мне».

«Учился он у Николая Фешина, который, по свидетельствам его современников, давал возможность студентам проявить себя, – рассказывает Дина Ахметова. – Для Родченко Фешин остался человеком, который только и делал, что писал красивых девушек, а потом отправлял картины в Америку, чтобы подготовить почву для эмиграции. Кстати, его модели зачастую становились и объектом воздыханий. Одной из таких девушек была ученица художественной школы Тамара Попова. На сохранившейся в фондах Музея изобразительных искусств РТ фотографии с египетского бала в школе в 1914 году Александр Родченко не сводит глаз с Поповой».

Казанскому искусствоведу удалось выяснить, что в школе Родченко прозвали Шуркой Бутафорским, но, несмотря на такое пренебрежительное отношение студентов, преподаватели оценили его талант по достоинству.

«В 1913 году работу Родченко как одного из выдающихся студентов представили на выставке художественной школы, где ее купил казанский юрист Николай Андреев. По описанию художника, это был карнавал на фоне архитектурных фантазий. После выставки Андреев стал поддерживать Родченко материально. Какую цену заплатил юрист за работу, я не знаю. Но думаю, что эту информацию при желании можно найти в архивах художественной школы», – говорит Дина Ахметова.

Судьбоносные встречи

В Казани Родченко встретил двух людей, которые сыграли главную роль в его жизни: будущую спутницу жизни Варвару Степанову и Владимира Маяковского. Дине Ахметовой удалось установить точную дату, когда Степанова поступила в казанскую художественную школу.

«В 1911 году она отправила запрос в Казань, чтобы узнать программу и условия поступления, а уже через год стала студенткой. Год ее поступления обозначен в опросном листе о физическом состоянии и здоровье – 1914-й. Варвара Степанова поехала в Казань вслед за мужем, студентом архитектурного факультета Дмитрием Федоровым. Кстати, будущим главным архитектором Казани. В конце 20-х годов по его проекту был построен один из трех памятников конструктивизма – Мергасовский дом, расположенный напротив Черного озера. В народе он получил название «зеленый дом», – продолжает искусствовед.

Встреча Степановой и Родченко произошла в стенах школы в 1914 году. Как говорит искусствовед, они оба были настроены на одну волну. В своих посланиях друг другу Александр называл ее Нагуаттой, а Варвара его Анти. Брак с Федоровым дал трещину. Примерно через год, после того как недовольная учебой в Казани Степанова уехала в Москву, Родченко последовал за ней.

Незадолго до этого, 20 февраля 1914 года, в Казань приехала группа футуристов и среди них Владимир Маяковский. Как пишет внук Родченко Александр Лаврентьев, его дед «ощутил себя не только поклонником, а приверженцем». Но лишь в 23-м они стали с Маяковским близкими друзьями, везде подписываясь с того времени «Реклам-конструктор Маяковский-Родченко»...

Комментарии

Дина Хисамова, замдиректора ГМИИ РТ по научному обеспечению и издательской деятельности

В фондах музея хранится богатый запас архивных документов художественной школы, среди которых исследователи могут найти немало любопытных бумаг, касающихся Родченко. Они могли бы положить начало музею художника, к примеру, в стенах современного художественного училища. А вот живописная работа Родченко у нас, к сожалению, только одна. Это «Девушка с цветком» в стиле кубофутуризма, написанная в 1915-1916 годах. Картину музею подарила дочь Родченко и Степановой Варвара.

Рустем Валиахметов, основатель Музея социалистического быта в Казани

У входа в Казанское художественное училище должна висеть как минимум мемориальная табличка с надписью, что здесь учился Александр Родченко. Но я бы хотел видеть напротив Дома печати на Баумана, ярчайшего памятника конструктивизму, совершенно невероятную скульптуру в духе Родченко. Я уже не говорю о том, что в Казани могли бы проводить фестиваль для современных художников имени одного из родоначальников конструктивизма.

Опубликовано в «Российской газете – Неделя: Волга-Урал» №6594

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов