Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
24.08.2017

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Погода в Казани
+17° / +28°
Ночь / День
.
<< < Август 2017 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
  • 1847 – Торжественное открытие памятника Гавриилу Державину во дворе Императорского Казанского университета.

    Подробнее...

Нетиповой лицей с нетипичным директором

Лицей этот нетиповой. В Википедии про него именно так и сказано: «Нетиповое муниципальное общеобразовательное учреждение для детей, проявивших выдающиеся способности». Вот такое определение досталось лицею имени Николая Ивановича Лобачевского при Казанском (Приволжском) федеральном университете.

И директор ему достался тоже нетипичный. С совсем неклассической историей назначения на должность», – так пишет о Павле Анатольевиче Шмакове и его детище журналистка Ольга Максимович. Много лет назад Павла Шмакова, возглавлявшего тогда академический колледж при Казанском государственном университете, практически выжили из города.  Его слишком нешаблонный колледж закрыли.

Павел Анатольевич Шмаков

Под запрет попала и другая инициатива Шмакова – создать интернат для талантливых сельских ребят. Поначалу идею поддержал Президент Минтимер Шаймиев, и 1996 году даже вышло постановление правительства. Было определено место в центре Казани, где предполагалось его построить. Но на этом все и закончилось.

И только в 2012 году идея об интернате, который позволит учиться в Казани одаренным детям всей республики, была осуществлена. Трудно сказать, почему у Павла не получилось в 90-годах. Могу только  предположить, что более всего его отъезду из Казани поспособствовал он сам. 

Павел,  с которым я познакомилась, работая в редакции газеты "Казанские ведомости" (он был одним из казанских демократов того времени, на альтернативных выборах в городской  Совет в 1995 году стал депутатом),  отличался неуступчивым характером, всегда и во всем добивался справедливости - и испортил на этой почве отношения со многими, в том числе и с руководством города.

А с главой администрации Казани того времени Камилем Исхаковым у него были и идеологические разногласия.

А, может, главная причина была  в  его неформальных методах организации учебного процесса в колледже.  Насколько мне помнится,  в высокие инстанции поступали жалобы от родителей, которым, естественно, могли дать ходу. Хотя трудно было понять тех родителей: как говорят, не нравится – не ешь. Отдай свое чадо в обычную школу.

Потом были другие письма, пикеты и протесты. Однако колледж Шмакова все-таки закрыли. А позже открыли другой, под номером 33, который впоследствии был переименован в академический лицей имени Лобачевского при КГУ. Его директор, Елена Скобельцына, оказалась отличным организатором. Новый лицей был одним из лучших учебных заведений республики, где давались блестящие уроки, работали сильные учителя. Лицеисты занимали призовые места на олимпиадах.

Павел Шмаков вернулся на место директора, когда оно было уже вакантным. Прошедшие годы были для него интересным опытом, и человеческим, и педагогическим. Так что наверняка это пойдет на пользу учебному заведению. Частному учебному заведению – подчеркивается в его названии.

Ольга Максимович рассказала о том, как он жил эти годы вне Казани. Сначала уехал в Москву, где преподавал физику в знаменитой школе Александра Тубельского, и одновременно работал в педагогической  газете «Первое сентября». Однако выживать в Москве без жилья в съемной квартире было тяжело.

И тут подвернулась возможность уехать в Финляндию - он уехал в другую страну за женой. Там  до сих пор остается его семья, жена и младшие дочери. Старшая дочь вместе с Павлом Анатольевичем приехала в Казань.

Жить без школы Шмаков, понятно, не мог. Поэтому он выучил финский язык. Выпускник МИФИ получил второе высшее, теперь уже педагогическое образование. Новый диплом позволил работать в школе. К тому времени язык был выучен на четверку (высший балл в «языковой шкале» в Финляндии – шесть). Для работы по временным – недельным, месячным, а потом и годичным контрактам этого было достаточно.

Вот так в нескольких хельсинкских школах появился русский преподаватель физики, математики, химии Павел Шмаков. Именно его тайным голосованием в школе, названной в честь талантливого финского драматурга и писателя Алексиса Киви, дети выбрали лучшим учителем 2009 года. Из 50 других, финских, педагогов. И очень даже может быть не за уроки, а за совместное интеллектуальное творчество после звонка.

Сначала на кружок Шмакова «Забавная математика» приходили человек 10, потом 20, 30... На первый этаж после уроков детей – от первоклассников до выпускников – тянуло как магнитом – играть в шахматы, го, катамино, решать забавные или сказочные задачки, общаться на интеллектуальные темы и пить чай.

В итоге полшколы прошло через кружок, где дети с удовольствием щелкали головоломки как орехи. Помимо этого, Шмаков занимался научной работой. Он надеется со временем защитить докторскую диссертацию, хотя с приездом в Казань живет в постоянном цейтноте.

Обратная дорога домой для него началась с того, что мэру Казани Ильсуру Метшину во время поездки по Финляндии показали одну из «самых-самых» школ и подвели к нему лучшего педагога. Представляете удивление нашего мэра, когда этим педагогом оказался русский, да еще и земляк-казанец.

Через год Метшин разыскал Шмакова и предложил ему вернуться в Казань, в свой колледж, то есть лицей. И Шмаков вернулся. Конечно, лицей новый директор стал строить не с  чистого листа. И до прихода Павла Анатольевича он славился высоким уровнем преподавания. А по любимому многими образовательными чиновниками показателю – количеству стобалльников и среднему баллу по ЕГЭ –  вообще был вторым по республике.

Сейчас здесь почти 600 учеников с 7-й по 11-й класс, и очень многие ребята уверенно демонстрируют успехи в олимпиадах всероссийского уровня и делают первые шаги в науку.

– Эти достижения педагогов и учеников, безусловно, надо сохранить. Но для меня важнее шагнуть дальше, – говорит Шмаков. 

Первый день учебы в неформальной обстановке

Он снова предлагает нестандартные решения. В России, где коррупция разъела многие сферы жизни, в том числе образование, задумал сделать абсолютно прозрачным зачисление в лицей. Желающих поступить сюда много, конкурс большой и конкуренция нешуточная. Потому дли Шмакова принципиально, чтобы прием в лицей был честным и объективным. Прошел испытания – олимпиады, экзамены и предметные сборы - учись!

Экзамены идут в три потока: два – в июне,  один – в начале августа. В попытках сдачи детей не ограничивают. Засчитывают лучшие результаты. После экзаменов сборы – пятидневная учеба по нескольким предметам, обязательным и по выбору. Важно, что экзаменационные листы через час после окончания экзамена выкладываются на сайт лицея, с шифром, без указания фамилий.

Но дети и родители могут посмотреть выполненную работу. И подать апелляцию, если есть сомнение, что ее оценили неправильно. Финальный этап приема – компетенция отборочной комиссии. Возглавляют ее учредители: председатель – от управления образования, его зам – от университета.

Еще есть представители педколлектива и родителей, психолог. Директор в эту комиссию не входит. Он только подписывает приказ о зачислении. В таком строгом алгоритме приема в лицеисты – только благодаря своим знаниям, способностям и таланту – есть шанс и для ребят, которые в олимпиадах не побеждали, но по-настоящему мечтают развиваться интеллектуально. Они становятся вольнослушателями.

Так проходят тренинги

– Мы открыли лицей для тех, кто очень сильно хочет сюда попасть. Разрешили ребятам, ярко проявившим себя, ходить к нам на некоторые уроки, участвовать в наших научных конференциях. С ведома администрации их школ и родителей, конечно, – рассказывает директор.

Еще один пункт развития лицея касается иностранных языков.

– В Финляндии, Швеции все семиклассники в любой школе уже свободно говорят по-английски. А у нас в лучшем случае – только ученики школ с углубленным изучением языка. Физматшколы, а тем более школы обычные, свободным английским похвастать не могут. А я хочу, чтобы наши ученики могли. Потому для общения с ребятами мы активно приглашаем в лицей иностранцев – зарубежных студентов и ученых, которые приезжают а КФУ.

Понятно, что в казанском лицее можно разглядеть и «финские черты». Так, в конце прошлого учебного года несколько дней часть ребят училась... круглосуточно.

– Мы организовали лагерь, в котором дети четыре дня учились сутра до вечера, да еще в лицее ночью оставались. Разумеется, с письменного согласия родителей, при действующей столовой, с действующим душем. Спали они, правда, не на кроватях, а на походных ковриках в спальных мешках. Чтобы объединить ребят, я собираю рая в неделю всю параллель на совместный разговор.  В лицее ребенку должно быть хорошо и интересно. Здесь он по максимуму должен иметь возможность реализовать свои способности. И свободно пробовать свои силы в разных интересных ему вещах. Для ученика и для учителя свободное интеллектуальное творчество чрезвычайно важно. Как и возможность влиять полицейскую жизнь, браться за новые необычные дела, пробовать свои силы.

Пушкинский бал лицеистов в Ратуше на площади Свободы

С приходом Шмакова в лицее появились и новые учителя, большинству из которых от 25 до 40.

– Это как раз тот самый возраст, когда человек может активно самореализовываться, увлекая ребят. Это люди необязательно с педагогическим образованием, но, естественно, с высшим, как правило, с университетским, да еще часто со степенью кандидата наук.

Ну и еще один пункт «на вырост» – исследовательская работа: лицей ведь при университете. В чем отличие финского образования от российского? – спросила Павла Анатольевича моя коллега из газеты «Время и Деньги» Софья Сайганова. Ответ стоит привести полностью.

– Различий в подходах к обучению и воспитанию немало. Назову два основных. В России учителя ориентируются на способных учеников, которых в классе примерно 30 процентов. У нас умеют работать с теми, кто сами хотят учиться или кого родители мотивируют. Для них создаются кружки, факультативы, их готовят к предметным олимпиадам.

А вот слабый ученик нашим учительством воспринимается едва ли не как плохой человек. Кстати, не отсюда ли родом дедовщина в армии? Не только двоечников, у нас и троечников не любят. Учителя гордятся ударниками и отличниками, считая именно их своей профессиональной визитной карточкой.

А наши финские коллеги, наоборот, усиленно занимаются с 70 процентами класса, с теми, кто способностями не блещет. До одаренных ребят у них не доходят руки, что, конечно, не очень хорошо. Но, считают в Финляндии, способные ученики могут пробиться сами.

На выходе получается такая картина: на международных олимпиадах финские школьники не блещут, зато в среднем выпускники финских школ подготовлены лучше, чем наши. И дело не только в знаниях: финские школьники еще и лучше ориентируются в житейских реалиях. К примеру, они самостоятельно выбирают телефонную компанию, банк, будущую профессию.

Финские дети внутренне раскрепощены, а наши зажаты. Происходит это потому, что финская школа добрая. Там не встретишь в коридорах сердитых или угрюмых учителей, детям всегда улыбаются, им рады. Школа – априори территория счастья. Понятно, что есть там подростки, которых у нас принято называть трудными, те, кто не хочет учиться, хулиганит, мешает другим. Их не торопятся наказывать. Просто переводят в особый класс, где всего 5-6 учеников, каждый на виду, и бездельничать или нарушать дисциплину никак не получается.

Кроме того, со всеми проблемными детьми работают социальные педагоги. 

Заседание родительского комитета лицея

Павел Шмаков хотя и вернулся директорствовать по приглашению первого лица в городе, но контроль за ним жесткий. Только по весне лицей усиленно проверяли 13 раз. Репутация вольнодумца, который не станет прогибаться, изменять своим принципам, обеспечивает ему в достаточном количестве и завистников, и единомышленников.

Наверняка не всем родителям пришелся по душе европейский вектор развития академического колледжа. Шмаков продолжает оставаться большим оригиналом. Взял и закрыл газету лицея. Потому что газета, где редактор – завуч, верстальщик и корректор, детям не нужна.

– Я думаю, если ребятам действительно нужна своя газета, они сами возьмутся за ее выпуск, – считает Павел Анатольевич. Пожелаю ему успеха.

Однако с газетой, думаю, его может ожидать неудача. Возможно, в Финляндии дети лучше подготовлены к самоуправлению, у нас же постепенно отмирают даже те институты гражданской самореализации, которые верой-правдой служили обществу в советские времена.

Я вынуждена отказаться от выпуска газеты «Семёрочка», которую с 2002 года выпускало несколько поколений будущих специалистов по связям с общественностью с дипломами КАИ. А в нынешнем году даже под большим административным жимом (газета – часть производственной практики по журналистике) вышло всего 3 номера.

Не хотят студенты не только выпускать – читать газету! И это, как говорится, мировой тренд. И в нашей стране он очень даже пришелся по вкусу современной молодежи. Она у нас в основной своей массе вообще ничего читать не хочет – ни художественную литературу, ни учебники.

Впрочем, может быть, Павел Шмаков научился в Финляндии каким-то секретам, которые позволяют мотивировать ребенка не просто на отметки, а на сам процесс учебы. Х

очется пожелать Павлу успехов на его многотрудном пути. Говорят, в одну реку дважды не входят. Но он вернулся в страну, где уже давно текут другие реки…

Фото с сайта лицея http://edu.tatar.ru/vahit/L1/

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов