Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
28.06.2017

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Погода в Казани
+13° / +22°
Ночь / День
.
<< < Июнь 2017 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
  • 1979 – В Казани умер Натан Рахлин (родился в 1906),  народный артист СССР, лауреат Государственной премии СССР, художественный руководитель и главный дирижер Симфонического оркестра Государственной филармонии ТАССР.

    Подробнее...

«Формула финансового здоровья» Алексея Семина. Часть 2

Не все казанцы, видя буквы ASG на старинных домах, знают, что они означают. Журналист Любовь Агеева отвечает на этот вопрос, соединив личные впечатления о главе инвестиционной группы компаний ASG Алексее Семине с обзором публикаций о нем в Интернете.

Читайте вторую часть ее очерка.

Мне бы хотелось спросить у автора материала «Знакомьтесь: Алексей Семин, олигарх!», акции какого чекового инвестиционного фонда Татарстана принесли людям богатство?

В моей личной жизни не оставили никакого следа ни татарстанский ИПВ, вложенный в акции ГТС, ни российский ваучер, который даже не помню, куда отдала.

Сначала добросовестно ходила на собрания акционерного общества связистов. Дивиденды, которые мне платили, были «гигантскими»: рубля с акции не набиралось. Да и те копейки акционеры не получили, поскольку «добровольно» голосовали, чтобы наши дивиденды пошли на нужды развития отрасли связи в республике. И она развивалась, прямо скажем, неплохо. Вот только роскошная отделка центрального офиса вызывала вопросы. Наши деньги, видать, пошли на мрамор и дорогую мебель. Шучу, конечно…

Потом мои акции сильно уменьшились в цене. Может, с какими-то экономическими целями, а, может, нас, простых акционеров, таким образом окончательно лишили всякого влияния на ход событий в ГТС. Ходить на собрания акционеров уже не было никакого смысла.

Возможно, по такой же схеме развивались события в фонде «Образование» и десятках других. Так было задумано господином Чубайсом и другими приватизаторами. С прибылью остались те, кто получил «золотую акцию», кто сумел вложить акции в «Газпром», «Татнефть». Моя подруга в прежние годы неплохие дивиденды получала за работу на «Оргсинтезе».

Понятию лендлорд Семин в какой-то степени соответствует. Хотя бы потому, что руководимая им фирма имеет в собственности землю. Много земли. Есть вопрос: как она оказалась в собственности Семина? Наблюдая процесс перехода земельных участков в частную собственность, могу догадаться, как. Но лучше спросить у самого Семина.

В его биографии есть эпизоды, которые у человека, его не знающего, вызывают вопросы. Например, зачем бизнесмену кандидатская диссертация? В массовом порядке в это время защищались чиновники, и мало кто из них писал диссертацию сам.

Как Семин сам сообщал в одном из интервью, диссертация была основана на курсовых и дипломной работах, а потому она была готова уже к выпуску. Однако никак не удавалось сдать последний кандидатский экзамен, поскольку уже всерьез занимался бизнесом. Защитился в 1993 году.

Зная тему, вполне можно предположить, что Семину нужна была не столько ученая степень кандидата социологических наук, сколько результаты исследования, имевшие для него чисто прагматический интерес. Тема даже сегодня актуальна – «Интерес как фактор совершенствования общественных отношений». Он хотел знать, как можно использовать интересы людей для развития общества. Ну и для развития собственного бизнеса. Это же понятно.

В это время он уже был председателем правления специализированного инвестиционного фонда «Образование». В 1994 году, после завершения приватизации, это была уже группа компаний «Образование», имевшая в управлении самые разные объекты бывшей государственной собственности: предприятия, магазины и другие. Семин был президентом АОЗТ «Трастовая компания «Образование», председателем правления АО «Инвестиционная холдинговая компания «Образование». Эти бизнес-структуры объединяли более десятка компаний, работавших в сферах инвестиционной деятельности и ценных бумаг, недвижимости и строительства, консалтинга и брокериджа.

Второй вопрос: зачем успешному бизнесмену в 1995 году надо было резко менять свою жизнь и избираться в Государственный Совет Республики Татарстан по территориальному округу? Ведь после победы он должен был войти в состав постоянно действующего парламента, отказавшись от бизнеса?

В разговоре с корреспондентом журнала «РБК» он отвечает на этот вопрос так:

– В чистом виде бизнес как процесс мне не слишком интересен. Предпринимательство в моей биографии носит условный характер. Как только я завоевал позиции в качестве бизнесмена, захотелось общественной деятельности. Что и было реализовано через депутатство.

Кроме того, заниматься крупным бизнесом без номенклатурных корней в тот период было чрезвычайно сложно. Как раз депутатство, с точки зрения понимания как вести диалог, имело и имеет огромное значение. Позволяло заматереть, повзрослеть, выйти на новый серьезный уровень.

Миллиардер на пенсии

Мы познакомились с Семиным как раз в это время. Сначала в кабинете главного редактора газеты «Казанские ведомости», куда кандидат Семин пришел с предвыборной программой, а потом в Государственном Совете, куда в 1995 году меня пригласили на должность руководителя пресс-центра.

А что касается слова рантье… Ну никак не применимо оно к Семину. Как говорится в толковых словарях, рантье – это тот, кто живет на доходы с ценных бумаг и другого капитала.

Семин, конечно, тоже получает немалые деньги со своего капитала. Но живет не только на них. Как он сам говорит, деньги делают деньги. В одном из интервью сообщил, что доходность коммерческой недвижимости корпорации составляет 12 процентов. Но эти деньги идут в дело. ASG известна как крупный инвестор.

Нам, людям, живущим на зарплату в рублях, трудно понять человека, имеющего миллиард долларов. Дело ведь не в сумме, а в том, что большие деньги меняют и самого человека, и его окружение, и его отношение к жизни.

Вот говорят, что Семин прижимист, деньгами не разбрасывается. Но так можно сказать обо всех, кому деньги не свалились с неба.

А порой его обвиняют в том, что он тратит деньги, с точки зрения других, без всякого толка. Например, когда он начал проводить светские рауты и объяснял журналистам, что новая российская элита должна уметь отдыхать, над ним откровенно подшучивали, хотя приглашения на вечера в офисе «Образования» принимали.

«Скупой» Семин подарил фонду «Возрождение» (для Булгара и Свияжска) антикварную мебель и живопись XIX века. Но этот подарок он не считает благотворительностью. Это знак личного уважения Минтимера Шаймиева.

В книге «Это мое время» Семин писал о своем понимании спонсорства и благотворительности: когда не можешь помочь каждому, кто к тебе обратился, лучше инвестировать деньги в то, чем пользуются все. С этой точки зрения наиболее эффективными он считает вложения в область культурной, духовной сферы, более всего пострадавшей в ходе рыночных преобразований в России.

«Критерием же целесообразности может служить прагматичный количественный принцип: вложенные в дело средства должны принести максимальную отдачу. Применительно к нашей теме это означает: чем большему числу людей принесли пользу спонсорские деньги, тем рациональнее они потрачены».

Алексей Семин. Это мое время. Издательский дом «Образование». Казань, 1997

«Образование» в свое время выделяло значительные средства на финансирование книжного магазина по улице Татарстан и на работу первой в республике корпоративной галереи «Арт-Образование». Семин считал это вынужденным финансированием того, что без этого не выживет. Помогали Раифской обители, спортсменам, отдельным людям, но громко об этом не кричали.

Когда начались работы на памятниках старины в Казани, Семина не раз спрашивали, на каких условиях корпорация ведет реставрацию. Нашлись журналисты, которые предполагали, что для миллиардера Семина – это благотворительность. Вот что он сказал одному моему коллеге: «Одно здание еще можно подарить городу, но 26 зданий...»

Особенно интересно, когда создаешь с нуля

Несколько наблюдений, важных для понимания Семина, и как бизнесмена, и как человека.

Первое. Один из моих молодых коллег язвительно отметил в своей публикации, посвященной бизнесмену, ухоженность Семина, ошибочно полагая, что это – скорее демонстрация возможностей богатого человека, чем естественное желание следить за своим внешним видом.

Могу подтвердить: Семин был таким всегда, хотя в 1995 году миллиардов у него не было. Этим он выделялся на фоне многих других депутатов, которые не придавали подобным вещам никакого значения. Галстуки они, конечно, носили – так было принято, не то, что сейчас, но важно еще, как поется в одном фильме, – «чтобы костюмчик сидел».

Этот же журналист, желая поддеть Семина, писал о том, что искусством он стал заниматься только потому, что стал вкладывать деньги в картины и антиквариат. Право, стоит перед тем, как давать людям характеристики, поинтересоваться их биографией.

Второе. Семин был не просто депутатом – членом Президиума. Значит, ему приходилось бывать в здании Госсовета чаще, чем другим депутатам, не вошедшим в состав постоянно действующего парламента. Поскольку он пришел во власть не для престижа, времени на депутатскую деятельность не жалел. В архиве Госсовета найдется немало стенограмм с его выступлениями. Трижды он стоял на трибуне как инициатор законодательных инициатив.

Шумное, немного бестолковое, как любое начало, но живое и оптимистическое было время. Несмотря на определенную условность – ибо в ходу были не столько «живые» деньги, сколько их заменители-чеки – приватизация набирала темпы…

Но закончился срок действия чеков – и все замерло. Постепенно рынок ценных бумаг стал стагнировать, а точнее – практически перестал существовать. Что же произошло?

А произошло очередное насилие над многострадальной нашей экономикой.

Еще в 1992 году Верховный Совет Татарстана принял закон о разгосударствлении и приватизации государственной собственности в РТ. Был в нем один несущественный, на первый взгляд, пункт: члены трудовых коллективов, они же новоиспеченные акционеры, лишались права в течение трех лет продавать кому-либо постороннему акции своих предприятий. Цель депутатов была вполне благая: защитить людей от «денежных мешков» – скупщиков акций. Считалось, что таким образом собственность останется у народа.

«Народные массы» довольно скоро разобрались в ситуации, поняли, что собственника с двумя акциями не бывает, и захотели получить от свалившегося на них дара хоть что-то реальное. А поскольку стоимость некоторых акций была значительно выше дивидендов, которые на них платили, многие захотели их продать.

Алексей Семин. Это мое время. Издательский дом «Образование». Казань, 1997

 Несколько раз депутат Семин пытался убедить коллег поддержать его предложение отменить мораторий на продажу акций, но так и не убедил. В результате были потеряны налоги, которые бюджет не получил, не проводились официальные биржевые торги (операции совершались, но нелегально), законопослушные предприниматели (особенно западные бизнесмены), не желая рисковать капиталом, добрым именем, отказывались от инвестиций в татарстанские предприятия (в большинстве других регионах России подобных ограничений не было). И, наконец, самое плохое – прекратили работу биржи, что в значительной мере задержало продвижение республики к реальному рынку.

Законопроект, подготовленный Правительством республики, который в значительной степени перекликался с идеями Семина 1995 года, был принят много позднее. И многие прогнозы Семина оправдались.

Вторую инициативу депутаты также не поддержали: Семин предлагал поддержать книгоиздание и книжную торговлю республики, введя льготы по налогам. Особое внимание обращал на татарскую литературу, на книги о Казани и Татарстане. В новых экономических условиях эта литература оказалась не конкурентоспособна. Депутата поддержали Правительство, Комиссия по бюджетно-финансовым вопросам, которая в вопросах льгот всегда занимала жесткую позицию – не давать! Но на сессии законопроект большинства голосов не получил.

Не стал законом и законопроект об инвестиционных фондах в Республике Татарстан. Во время чековой приватизации половина населения стала акционерами шестнадцати инвестиционных фондов. Уже появились Мавроди и иже с ним, и люди несли им не бесплатные бумажки – приватчеки, а «живые» деньги. Нужны были четкие правила деятельности этих фондов.

Сейчас уже не припомню, почему депутаты не поддержали Семина на этот раз. Но, по-моему, как и в двух предыдущих случаях, причина была одна – его, кто за глаза, кто публично, с трибуны, обвиняли в том, что он вносит законодательные инициативы «под себя», они ему выгодны. Например, лоббируя законопроект о поддержке книготорговли, создает более благоприятные условия для книжного центра «Образование».

В новый состав Государственного Совета, избранный в январе 2000 года, Семин уже не баллотировался. Но из власти не ушел. Просто зашел в нее с другой двери, возглавив Комитет РТ по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению – Агентство Поволжского межрегионального территориального органа Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству. Он проработал здесь до 2005 года, о чем никогда не жалел.

Работа Семина в агентстве до сих пор вызывает как минимум – вопросы, как максимум – подозрения. Причем как среди руководителей и чиновников, так и среди простого народа. Людская молва и эту его деятельность отнесла к периоду незаконного обогащения бизнесмена.

Но к тому времени Семин уже был богатым человеком.

 «Если в биографии чиновника нет в начале предпринимательской деятельности, естественно, его вхождение в рейтинги богатейших людей более чем сомнительно, – отмечает Семин. – Но у меня совершенно другая история. Сначала было 8 лет предпринимательской деятельности, затем 6 лет государственной службы, и вот опять 6 лет предпринимательской деятельности. То есть из 20 лет две трети времени я занимался бизнесом».

Как экс-чиновник из Татарстана Алексей Семин стал миллиардером

Самым большим достижением на этом посту Семин считает создание системы финансового возрождения предприятий:

«Российское законодательство по банкротству изначально было нацелено не на оздоровление, а на банкротство. Мне задавали вопрос: почему нельзя назвать крупные компании, которые прошли процедуру оздоровления. Я каждый раз объясняю: это очень дорогостоящая процедура. Когда Восточная Германия была присоединена к Западной, порядка 40 млрд марок было вложено именно в финансовое оздоровление бизнеса. А у нас хотели сделать то же самое, не вкладывая бюджетных денег вообще никаких. Такого не бывает.

Поэтому мы не допускали вхождения в процедуру банкротства тех предприятий, которые были социально значимыми. И эта задача была выполнена. Около 200 крупных предприятий Татарстана рассчитались хотя бы частично с долгами, распродав часть своих активов. И уже на эти площадки пришли эффективные собственники, стал развиваться новый бизнес. Произошло разукрупнение предприятий. Но ни одна крупная компания Татарстана до процедуры банкротства доведена не было».

Алексей Семин: «Почему-то по умолчанию считается, что чиновнику всегда проще заниматься бизнесом»

Деловой журнал «Финанс»

В Татарстане был принят целый ряд нормативных актов, которые, не нарушая федерального закона о банкротстве, создали условия для эффективного проведения процедур банкротства.

Если это кого-то интересует, прочитайте несколько сборников с общим названием «Республика Татарстан: формула финансового оздоровления. Библиотека кризис-менеджера», выпущенных в 2000-е годы.

Комитет Семина особо тщательно работал с предприятиями, которые были социально значимыми, чтобы не допустить их банкротства.

«Нынешний министр энергетики РТ Ильшат Фардиев (ранее занимал должность гендиректора ОАО «Татэнерго» – прим. ред.) вспоминал недавно, как мы приезжали вместе с ним в Москву и на бюджетной комиссии при Федеральной службе по финансовому оздоровлению доказывали, что нельзя вводить процедуры на «Татэнерго». Хотя по всем показателям предприятие соответствовало признакам банкротства, – говорит Семин. – И разными путями удавалось все это дело оттягивать. В результате предприятие прошло оздоровление, не входя в процедуру банкротства, с применением мер государственной поддержки. И таких предприятий было много, тот же «КАМАЗ», например».

В результате, около 200 крупных предприятий Татарстана рассчитались хотя бы частично с долгами, распродав часть своих активов.

Деловой журнал «Финанс»

Семина обвиняют в банкротстве многих предприятий Казани. Неужели кто-то всерьез полагает, что именно он определял их судьбу?

Не так давно один из крупных руководителей того времени рассказал мне много хорошего о работе Семина в Комитете, подтвердив, что его усилия были, действительно, направлены на оздоровление предприятий, а не на их ликвидацию. Порой он спасал их не только от долгов, но и от рейдеров. Сегодня уже можно говорить о том, что рейдерами порой выступали не только «братки», но и чиновники, использовавшие для этого административный ресурс.

Кстати, первое предприятие с участием Семина было создано 14 октября 1991 года, когда ему было 24 года. Депутатом он стал в 1995 году, ему было 28 лет, и он был самым молодым депутатом в республиканском парламенте. А возглавить Комитет по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению ему предложили в 32 года.

 30.04.2012 13:32 | Владимир. Не перекладывайте ответственность за свою жизнь с ее успехами и неудачами на кого-то из списка Форбс. Если жизнь вас до сих пор ничему не научила, лучше займитесь делом – марш за учебники!

Из комментариев газеты «БИЗНЕС Online»

 Вензель ASG на чугунных воротах

Алексей Семин передал республике под индивидуальное строительство в рамках Программы по государственной поддержке многодетных семей 300 гектаров земли в Высокогорском районе. Пишут – добровольно. Сомневаться не будем. К тому же в этой истории нас интересует совсем другое. Крупный бизнесмен согласился вложить до 6 миллиардов рублей в исторический центр города.

Переговоры в начале 2012 года шли на самом высоком уровне – с участием Президента Татарстана Рустама Минниханова и мэра Казани Ильсура Метшина. 16 февраля между Мэрией Казани и ASG было подписано соглашение о государственно-частном партнерстве для совместной деятельности по развитию казанской агломерации и участии ASG в работе по восстановлению и реконструкции исторического центра города. Компании ASG перешло на реставрацию 26 архитектурных памятников. Алексей Семин пообещал восстановить фасады и кровлю зданий к началу Универсиады – июлю 2013 года. И свое обещание сдержал. На улицах города появились здания с буквами ASG на защитных сетках, а потом – на воротах «семинских» домов.

О том, что удалось сделать, я рассказала в отдельной публикации (Алексей Сёмин: «Это наше лицо. Оно нам нравится!»/). Повторяться не стоит.

Как оказалось, в ходе реставрации миллиардер настолько вошел во вкус, что даже открыл в компании специальное подразделение, в котором работают сейчас выпускники Казанской государственной академии строительства и архитектуры (КГАСА). Напомним, что именно преподаватели этой академии вместе со студентами работали над реализацией проектов реставрации, и сейчас 8 выпускников в штате Международного института антиквариата. 

Поднятие из руин старинных казанских зданий, как признался миллиардер в интернет-конференции читателей газеты «БИЗНЕС Online», затормозило планы компании по московскому и питерскому рынку исторической недвижимости. К проектам в Московской области планировалось приступить в 2013 году, однако реставрация объектов в Казани все еще требует пристального внимания и немалых денег, в связи с чем Семин временно заморозил ряд проектов и продал часть своей недвижимости в Казани.

Первым объектом, который ASG планирует завершить под ключ, станет дом Банарцева на улице Карла Маркса, 18. Помимо дома приемов, здесь, в интерьерах XIX века с коллекционной мебелью, временно разместится мини-штаб-квартира корпорации. Открыть здание, в котором можно будет проводить различные встречи, приемы и переговоры, ASG планирует в первой половине 2014 года. На очереди – бывшая Адмиралтейская контора на этой же улице, в которой со временем будет находиться главная казанская резиденция корпорации.

Корпорация реализует ряд инвестиционных коммерческих проектов в сфере гостиничной, жилой и торговой недвижимости общей площадью в 200 тысяч квадратных метров. В Москве идет строительство доходных домов (система «Рублево-Мякинино»). Обо всем этом довольно подробно Семин рассказывал в газете «БИЗНЕС Online».

Нет смысла писать и о коллекциях корпорации ASG, поскольку наша газета об этом уже рассказывала (Второй день рождения Международного института антиквариата).

Семин стал заметной фигурой не только в Казани, о чем свидетельствуют два его назначения. Приказом Министерства культуры России от 19 декабря 2013 года он вошел в состав Общественного совета при министерстве, конкретно – в экспертную рабочую группу по развитию государственно-частного партнёрства в сфере культуры. Кстати, в Совете Семин намерен представить свой проект поддержки социальных проектов, который был презентован в Казани на научно-практической конференции «Государственно-частное партнерство как эффективный инструмент сохранения объектов культурного наследия России» (Поднимать проблемы, до которых не доходят руки у чиновников).

27 мая 2013 года в Москве, в Доме Правительства, состоялось первое в истории современной России заседание попечительского совета Российского военно-исторического общества (РВИО). Среди его членов – казанский бизнесмен Алексей Семин. Кстати, он там вообще один, если не считать Д. Якобашвили, члена бюро правления Российского Союза промышленников и предпринимателей и председателя совета директоров «Вимм-Билль-Данн» (Закрепить в памяти поколений достижения России).

 Чтобы в жизни человека было что-то кроме бизнеса

Ольга Любимова («Аргументы и Факты»)  спросила Семина, совершает ли он поступки по эмоциональному порыву? Вот что он ответил:

 – Не помню такого… На самом деле в этом и есть проблема, с которой сталкиваются люди, принимающие серьезные решения – будь то финансовые, будь то государственные. Селекция происходит таким образом, что способные на эмоциональные порывы, как правило, уже не могут принимать стратегические решения, и наоборот.

Степень ответственности детерминирована количеством лет. Если человек только получил такую возможность, в нем еще может оставаться что-то человеческое (смеётся).

Может, это признание и есть точка соединения двух разных Семиных? Возможно, редкий антиквариат, картины известных и неизвестных мастеров нужны ему как раз для жизненного баланса? Чтобы в жизни человека было еще что-то кроме бизнеса…

Читатель газеты «БИЗНЕС Online» на интернет-конференции в октябре 2013 года задал Семину философский вопрос:

– Вы вывели собственную многотомную «Формулу финансового здоровья», а ваши принципы ведения бизнеса такие же? Как вы считаете, ваше время продолжается? Может быть, с возрастом вы нашли иную философию?

И услышал такой ответ:

– Я даже сам себе удивляюсь, но за последние 20 лет не изменились ни мои взгляды, ни стандарты моей деятельности. Принципы все те же, они не меняются. Меняются только масштабы.

Конечно, люди с течением времени развиваются, меняются. Изменился и я: я эволюционировал. Может быть, стал менее открытым, менее жестким. Для меня стало не два цвета – черный и белый, а их появилось намного больше. И я для себя окончательно сформулировал свой жизненный принцип: в делах и в отношениях с людьми надо переходить к симметричности действий.

Алексей Семин: «Нашей национальной идеей могла бы стать идея Казанской агломерации»

Пока я работала над этим очерком, много думала, почему в нашей стране так не любят богатых. Семин не однажды говорил о том, что  многие из них этого достойны. Но он-то по Куршавелям не ездит, спортивные команды за границей не покупает. Имея миллиард долларов, летает на обычном рейсовом самолете.

И вряд ли Семин один виноват в том, что приватчеки оказались простыми бумажками, а многие предприятия в новых условиях разорились, лишив работы тысячи казанцев. Зачем делать мальчиком для битья одного, конкретного человека? При этом вовсе не Чубайса, который обещал всем после завершения приватизации по две «Волги».

Что интересно: приватчеки в Татарстане собирали, кроме «Образования», еще 14 чековых фондов, и их руководители сегодня - совсем не бедные люди. Но почему людская молва связала с несправедливостью экономических реформ из них одного - Семина?

Предполагаю, что есть люди, которых он задел лично: случайно или намеренно, не имеет значения. В памяти в любом случае осталась рана. Но мне  доводилось слышать хулу на Семина от людей, которые с ним вообще не знакомы и дел с ним не имели.

***

Я не ставила задачей написать благостный портрет бизнесмена Семина или, тем более, защитить его от нападок недоброжелателей. Он в этом не нуждается: как человек, имеющий опыт работы на Западе, понимает, что золотое правило PR – как бы ни писали, плохо или хорошо, лишь бы писали.

Просто мне хотелось совместить то, что я знаю о Семине лично, с тем, что прочитала о нем в многочисленных публикациях коллег. И появились вопросы.

Мы договорились с Алексеем Владимировичем об интервью, чтобы я могла получить ответы на них.

 Часть 1: Алексей Семин не вступает в бой, который можно проиграть

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов