Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
22.09.2017

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Погода в Казани
+6° / +11°
Ночь / День
.
<< < Сентябрь 2017 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
  • 2005 – Умер поэт Мустай Карим (Мустафа Сафиевич Каримов), народный поэт Республики Башкортостан, лауреат Ленинской премии, Герой Социалистического Труда.

    Подробнее...

Владимир Маяковский в Казани

Поэт Владимир Маяковский побывал в Казани трижды. Впечатления о нашем городе нашли  отражение в стихотворениях «Казань», «Три тысячи и три сестры», «По городам Союза».

Владимир Маяковский. Фото 1929 годаВладимир Маяковский. Фото 1929 года

Поэт впервые видел город в 1914 году. Это было во время нашумевшего турне футуристов. Футуристы, называвшие себя так потому, что они стремились создать искусство будущего (футурум – будущее), изощрялись в поисках необыкновенных форм и при этом меньше всего заботились о содержании создаваемых произведений, отрицая традиционную культуру.

«Учредителями» футуризма в России были Василий Каменский, Давид Бурлюк и Владимир Маяковский. Эта группа с декабря 1913 по 1914 год поехала по России с «поэзо-концертами», выступив в 17 городах.

В Казани их выступление состоялось 20 февраля 1914 года в Колонном зале Дворянского собрания¸ на Театральной площади (ныне Ратуша на площади Свободы).

Давид Бурлюк в Казани уже бывал – он учился здесь в художественном училище. С Маяковским они познакомились в 1911 году, во время учебы в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Уже тогда Маяковский стремился к общению с огромной аудиторией.

Как отмечала тогдашняя казанская пресса, на встречу собралось такое количество студентов, что «яблоку негде было упасть». Они так горячо приветствовали поэта, что полицмейстер 6 раз прерывал выступление. Многое в этом выступлении было скандальным, нарочитым и вызывало вопли негодования чистой публики. Тройка друзей тщательно и долго распивала чай на сцене, стакан за стаканом, не обращая внимания на публику.

Вместо председательского колокольчика в руках у одного из них был огромный пожарный колокол, которым он время от времени зычно благовестил.Скандальность выступлению Маяковского придавала его жёлтая рубашка и жёлтый галстук.

Но когда он начал говорить, большинство присутствующих было покорено содержательностью, ясностью, выразительностью его выступления.

Кстати, эта желтая кофта дала название одному из современных казанских кафе, известного культурного центра города.

 Маяк в КазаниВладимир Маяковский в Казани

Вот как вспоминала 50 лет тому назад об этом незабываемом для неё событии моя школьная учительница литературы П. Лазарева:

«Его речь опиралась на образы, на сравнения, неожиданные и меткие. Даже самые враждебно настроенные или равнодушные подчинились этому голосу. Особенно когда речь Маяковского, сама по себе ритмичная, естественно переходила в стихи. Он знакомил слушателей с новой поэзией. Непонятый многими ревнителями классической литературы, он привлекал молодёжь своим новаторством, энергией, ломкой традиционных представлений о поэзии, что и выделяло его из всех и так привлекало к нему».

Есть сведения о том, что в 1914 году в Казани у Маяковского была еще одна встреча, с членами студенческого литературного кружка, которая состоялась у братьев Барановых в одном из домов на сегодняшней улице Вишневского (тогда она называлась Первая Академическая).

Вскоре футуристические «скандалы» кончились. Определяющими для Маяковского были всё же не футуризм, не программа маленькой эстетической группы, а огромные социальные потрясения, переживаемые страной.

Теперь у Маяковского основное направление творчества – ощущение грядущей революции, громадных преобразований в обществе. После Октябрьской революции он пишет: «Отечество славлю, которое есть, но трижды – которое будет и всю свою звонкую силу поэта» отдаёт борьбе за утверждение нового строя.

Два раза был Маяковский в Казани после Великой Октябрьской революции.

«Сказанием встает Казань – столица Красной Татарии»,– восклицает поэт. В рамках лекционной поездки по городам он посетил наш город в 1927 году. В эти годы Маяковский был уже признанным поэтом-трибуном. В Татарском театре (ныне здесь Татарский драматический театр им. К. Тинчурина на улице М. Горького, 13). В Казани 20 и 21 января состоялись два его творческих вечера. Поэт делился своими мыслями о литературе, читал стихи. Встреча вылилась в настоящий праздник.

Вот как вспоминал об этом сопровождавший его в поездках П.И. Лавут в статье «Маяковский едет по Союзу»:

«…билеты на оба вечера расхватали в один день. Театр осаждён – толпа катастрофически разрастается. Появляется конная милиция– такое я наблюдал впервые. Студенты требовали входных билетов и дирекции пришлось согласиться. Толпа хлынула в театр...

Пора начинать, а Маяковского нет. Странно, и на него не похоже. догадавшись, что он не может попасть на свой собственный вечер, я взываю к милиции. Его извлекают из толпы, уже изрядно помятого. Но он приятно возбужден... Маяковскому долго не давали начать: буря аплодисментов, которую не могла остановить ни его поднятая рука, ни призывы...».

Газета «Красная Татария» писала о Маяковском:

«Такой же большой и мощный, как и его образы. Над переносицей вертикальная морщина. Тяжёлый, слегка выдающийся подбородок. Фигура волжского грузчика. Голос – трибуна... Па эстраде чувствует себя как дома. К аудитории относится дружески-покровительственно».

21 января днём Маяковский выступал в университете, в актовом зале. Зал был переполнен. Вдохновенно, взволнованно читал он свою поэму «Владимир Ильич Ленин».

В тот же день Маяковский побывал в редакции газеты «Красная Татария». Здесь поэт поделился своими мыслями о советской литературе, говорил об огромной ответственности писателя, поэта, художника перед народом, рассказал о впечатлениях заграничной поездки.

Редакция газеты тогда находилась в здании, в котором долгое время находилась известная городская стоматологическая поликлиника (современный адрес – улица Дзержинского, 29). Это подтверждала мемориальная плита на здании.

В феврале 2010 года собственник здания – ОАО «Городская стоматология» – через суд добивался, чтобы Правительство республики и Министерство культуры РТ исключили объект из реестра охраняемых зданий (занесен в него 30 октября 1959 года). Мотивация – доказательств, что Маяковский не бывал в этом здании.

Тем не менее недавно в СМИ появились сообщение о том, что в многострадальном доме на улице Театральной в ноябре 2012 года начаты противоаварийные работы. Сообщили об этом и «Казанские истории».

По словам советника Президента РТ Олеси Балтусовой, для республики не так важно, бывал здесь великий поэт или нет. Особняк XIX века значим как культурный центр, его посещали немало известных людей. В дворовом флигеле дома в 1912-1932 годах жил доктор химических наук, профессор Казанского университета, заслуженный деятель науки и техники Алексей Васильев.

В третий раз Маяковский посетил Казань в 1928 году. Во многих источниках сообщается, что 23 января  он выступал в здании Татарского государственного академического театра имени Г. Камала, который тогда располагался по адресу: улица Горького, дом 13. Поэт читал поэму «Хорошо!», своего рода, программное произведение. Кроме того сделал доклад о современной литературе.

В книге «Летопись Казанского университета» (А.П. и Е.П. Исаковы, 2004) сообщается, что Маяковский выступал перед студентами университета 28 февраля 1928 года. Поскольку авторы этого фундаментального труда опирались только на первоисточники (в данном случае на газету университета «Ленинец», №15, 22 апреля 1946 г.), стоит больше доверять именно этому источнику.

В номер гостиницы «Казанское подворье» на улице Баумана, дом 9/10, где дважды останавливался поэт, непрерывным потоком шли молодые поэты, журналисты. С большим интересом Маяковский знакомился с достижениями молодой татарской советской литературы. Он встречался с А. Кутуем, Х. Туфаном, Г. Ишмуратовым, Г. Минским.

С казанским поэтом Аделем Кутуем Маяковский познакомился, когда тот прочитал поэту переведённый на татарский язык «Левый марш», за что получил крепкое рукопожатие в знак благодарности. Эта встреча нашла своё отражение в известных в советское время строках из стихотворения «Казань»: «Входит татарин: я на татарском вам прочитаю «Левый марш».

Из стихотворения «Казань» мы узнаем, как ему читали «Левый марш» на трех языках: на татарском, чувашском и марийском.

Во время последнего посещения Казани Маяковский с большим интересом знакомился с достижениями трудовой Татарии, с расцветом татарской поэзии. Приятное впечатление произвела на поэта Казань советского времени. Но, пожалуй, ничто не взволновало его так, как знакомство со славным университетом, в котором учился Ленин.

В Национальной библиотеке Республики Татарстан бережно хранятся его книги: первый сборник избранных произведений – «Просто как мычание», вышедший в 1916 году в издательстве «Парус, пьеса «Мистерия-буфф издания 1919 года, второе издание пьесы «Клоп».

В память о пребывании поэта на гостеприимной казанской земле одна из улиц нашего города названа его именем. Живут в сердцах казанцев и сегодня строки стихотворения Владимира Маяковского «Казань».  

Казань

Стара, коса стоит Казань. Шумит бурун: «Шурум... бурум...» По-родному тараторя, снегом лужи намарав, у подворья в коридоре люди смотрят номера. Кашляя в рукава, входит робковат, глаза таращит. Приветствую товарища. Я в языках не очень натаскан — что норвежским, что шведским мажь. Входит татарин: «Я на татарском вам прочитаю «Левый марш». Входит второй. Косой в скуле. И говорит, в карманах порыскав: «Я — мариец. Твой «Левый» дай тебе прочту по-марийски». Эти вышли. Шедших этих в низкой двери встретил третий. «Марш ваш — наш марш. Я — чуваш, послушай, уважь. Марш вашинский так по-чувашски...» Как будто годы взял за чуб я — — Станьте и не пылите-ка! — рукою своею собственной щупаю бестелое слово «политика». Народы, жившие въямясь в нужду, притершись Уралу ко льду, ворвались в дверь, идя на штурм, на камень, на крепость культур. Крива, коса стоит Казань. Шумит бурун: «Шурум... бурум...»

1928 год

 
 
 

   

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов