Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
23.06.2017

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Погода в Казани
+10° / +15°
Ночь / День
.
<< < Июнь 2017 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
  • День памяти и скорби в России. Отмечается в день начала Великой Отечественной войны (1941-1945).

    Подробнее...

Последний «причал» адмирала Галлера

Адмирал  Лев Михайлович Галлер приехал в Казань не по своей воле. И остался здесь навсегда.

На одном из видных мест Арского кладбища в Казани есть надгробный памятник с надписью «Адмирал Галлер Лев Михайлович». Мало кто знает, что это за человек. Ясно одно – рядом с памятником советскому солдату кого попало не упокоят.

Еще меньше людей наслышаны о том, что могила эта – символическая. Где на самом деле похоронен адмирал, не известно. Но скончался он точно в Казани, в психиатрической больнице. А ведь это была личность государственного масштаба.

Vmf26_bw

Лев Михайлович Галлер родился 17 ноября 1883 года в Санкт-Петербурге. Сын полковника-инженера, внук петербургского врача получил хорошее домашнее и гимназическое воспитание. Ещё в детстве «заболел» морем. Окончил Морской корпус (1905), артиллерийский офицерский класс (1912).

«Интеллигент бог знает в каком поколении – Галлер никогда не кричал, не шумел, а, отдавая поручения, всегда делал ударение на слове «пожалуйста». Всех буквально восхищала его удивительная ответственность, аккуратность и четкость в работе. За эти качества его глубоко уважали старшие начальники, руководители промышленности и сотрудники аппарата правительства, с которыми Лев Михайлович нередко встречался по работе», – это цитата из очерка Владимира Додонова на его  сайте «Клипер. Из истории российского флота».

«Любимец флота» – так назвал свой очерк о Льве Михайловиче Галлере адмирал Ю.А. Пантелеев. Это очень точная и емкая характеристика, без малейшего преувеличения и натяжки. Прослужив более 40 лет на руководящих постах в советском Военно-Морском флоте, Галлер всегда огромное внимание уделял работе с людьми, подготовке и воспитанию командных кадров. Он был хорошо известен, любим и уважаем моряками на всех флотах нашей страны. В основном в сети находятся энциклопедические статьи биографического характера, однако есть полноценные очерки, на которые я буду ссылаться в своем материале. Так, несколько публикаций принадлежит перу контр-адмирала ВМФ СССР В. Козлова.Некоторые подробности биографии Галера можно найти на сайте «Немцы России».  

Любимец флота

На мировоззрение будущего адмирала в ходе учёбы большое влияние оказали действия российского флота в русско-японской войне. Вместе с другими моряками он остро переживал гибель «Варяга», военные неудачи. Многое из пережитого и понятого в то время осталось в памяти на долгие годы службы, которая началась после выпуска в феврале 1905 года назначением на Балтийский флот.

«Начиналась служба в обстановке грядущей революции, потери престижа военно-морского флота после поражения в войне, волнений в матросской среде. В этих трудных условиях своей службой Галлер являл пример честного служения России, уважения к тем, с кем связала судьба. Уже тогда, многое передумав, Лев Михайлович определил для себя принципиальные вопросы ответственности военного руководителя любого ранга за порученное дело», – пишет кандидат военных наук В.Н. Петросян.

Это стало стержнем всей его дальнейшей службы – высочайшая ответственность, работа по 16-18 часов в сутки, стремление глубоко разбираться в сложных вопросах самому и только на этом основании ставить задачи подчиненным. Все указанные качества закреплялись в длительных плаваниях, учениях, на артиллерийских стрельбах и в ходе подготовки к грядущей войне. Такой самоотверженный подход к службе сказался и на служебном росте.

Первую мировую войну он встретил уже в должности старшего артиллериста линкора «Андрей Первозванный», одного из новейших кораблей Балтийского флота. Первое боевое крещение старшего лейтенанта Галлера, флагманского артиллериста бригады линкоров, состоялось в августе 1915 года, в бою линкора «Слава» с двумя немецкими линкорами «Нассау» и «Позен». В Моонзундском сражении в октябре этого года Галлер, уже капитан 2-го ранга, участвовал как старший офицер линкора. Это был последний бой «Славы». Линкор был затоплен, тем самым вражеским кораблям был закрыт путь к Петербургу.

После боя Лев Михайлович писал отцу: «Вспоминая те часы под огнем, скажу Вам честно, что страха не испытывал, работал как на учебной стрельбе, помогая управляющему огнем….».

Затем были революционные события начала 1917 года и назначение командиром эсминца «Туркменец Ставропольский» за неделю до вооруженного восстания в Петрограде. Поразителен факт – матросы оставили Льва Михайловича своим командиром. Из истории флота мы знаем примеры совсем другого характера.

Галлер не принял идеи революции, но выбор сотрудничества с новой властью определился его пониманием необходимости служения Родине и народу. Сложный период революции, выхода России из первой мировой и Гражданской войны закалили его, дали новый опыт. В январе 1918 года Галлер подписал контракт с военным флотом Российской Федеративной Республики, в котором указал: «Обещаю честью и верно служить в военном флоте…». И он сдержал эту клятву. С 1918 года Галлер командовал эскадренным миноносцем «Мечеслав». В 1919 году он – командир линейного корабля «Андрей Первозванный». 17 апреля 1920 года вступил в обязанности начальника штаба действующего отряда кораблей, в состав которого входил почти весь Балтийский флот. С приходом нового начальника штаба на кораблях отряда развернулась систематическая учёба. 15 апреля 1921 года Галлер был утвержден в должности начальника штаба флота Балтийского моря. Первые месяцы на новом посту были сопряжены с необходимостью скорее залечить раны первой мировой войны. Многие корабли были не укомплектованы, регулярно в море ходили только тральщики. Особенно заботила сложная минная обстановка. Новая работа давала возможность разработать более совершенную организацию морских сил Балтийского моря. Было обосновано решение отказаться от деления на дивизии и перейти к дивизионам, правда, реформу провели лишь через год. Но многие  предложения Льва Михайловича по организации боевой подготовки флота на случай войны возражений не встретили и сразу проводились в жизнь. Участвуя в дискуссии «Какой РСФСР нужен флот?», он с самого начала занял реалистическую позицию: использовать те силы, что есть, восстанавливать все корабли, которые не устарели и могут быть использованы для обороны морских рубежей. Лев Михайлович исходил из понимания слабости флота на Балтике. Интересная встреча с наркомом М.В. Фрунзе состоялась у Галлера летом 1925 года на линкоре «Марат». Речь шла и о необходимости строительства носителей самолётов – авиаматок, а также о ведущей роли линкоров во флотах всех крупных держав. Лев Михайлович многого ждал от нового наркома обороны, считая, что страна теперь имеет мыслящего военного лидера, понимающего нужды армии и флота и видящего перспективы их развития. К сожалению, преждевременная смерть Фрунзе сорвала его планы. Конец 1926 года ознаменовался принятием программы военного кораблестроения. Это была первая программа новой власти. Пусть кораблей планировалось построить не очень много, но Лев Михайлович оценил её как переломный момент в истории отечественного флота. После завершения осенних маневров Галлер был вызван в Москву, где начальник морских сил РККА Р.А. Муклевич предложил ему перейти на должность командира дивизии линкоров. Считали, что с поступлением новых кораблей дивизия фактически превратится в эскадру. В 1929 года Реввоенсовет поручил ему командовать переходом линкора «Парижская коммуна» и крейсера «Профинтерн» с Балтики на Черное море с заходом в Брест и Неаполь. Это был первый большой заграничный поход советских судов. По пути в коварном Бискайском заливе пришлось выдержать крепчайший шторм, унесший в эти дни 60 различных судов в морскую пучину. Наши корабли и их экипажи выстояли, задание было выполнено.  

Главный на Балтийском флоте

Весной 1932 года Галлер вступил во временное исполнение должности начальника Морских Сил Балтийского моря. Флот вступал в этап перевооружения на новую технику и её освоения. Авторитет Льва Михайловича был очень высок. Сбывались надежды на создание большого флота, рождались планы по его базированию, боевой подготовке, по новым формам использования морских сил. С 1 по 10 сентября 1934 года в Гдыне с дружественным визитом находилась эскадра Балтийского флота: линкор «Марат», эсминцы «Калинин» и «Володарский». Отчеты шли на первых полосах советских газет. «Командующий польским флотом контр-адмирал Унруг устроил в честь командующего Балтфлотом т. Галлера обед». «Начальник походного штаба т. Левченко присутствовал на футбольном матче». «Визит является новым свидетельством добрососедских отношений между Польшей и СССР». И – решающим аккордом: «Советские моряки оставили в Польше наилучшие воспоминания».  В сети  размещено несколько фотоснимков этого визита из фондов Национального цифрового архива (Польша).

Визит в Польшу. Первый среди офицеров - Лев Галлер

С января 1935 года Галлер стал командующим Краснознаменным Балтийским флотом (КБФ). В сентябре ему было присвоено звание флагмана флота 2-го ранга, соответствующее адмиралу. Несмотря на начавшуюся репрессивную компанию и кадровую чехарду, комфлота Галлер продержался в должности целых четыре года, все силы отдавая усилению боевой мощи флота.

А вокруг бушевал шквал арестов. Исчезали бывшие офицеры старого флота. Не щадили командиров и политработников – выходцев из матросов-большевиков. За два года (1937-1939) были арестованы четыре наркома ВМФ! Со дня на день ждал этой грозы и Лев Михайлович. Но на сей раз он уцелел. Более того, в 1937 году его назначили заместителем начальника морских сил Наркомата обороны СССР. Вскоре был создан наркомат ВМФ, и Галлер был назначен начальником Главного морского штаба.

Флот обретал самостоятельность, входил в непосредственное подчинение правительству. Был  создан Главный Морской Штаб, который с 1938 года возглавил Галлер. Были учтены все предложения, разработанные им ранее. В марте 1939 года на должность заместителя наркома ВМФ был назначен Н.Г. Кузнецов. С этого времени служба двух выдающихся моряков проходила вместе. Опыт плюс энергия славно послужили отечественному флоту, учитывая, что уже в апреле Кузнецов стал наркомом.

Н.Г. Кузнецов, вспоминая о своей первой наркомовской встрече с Галлером, писал: «Он пробыл у меня два часа. Мне хотелось посоветоваться с этим опытным, умным человеком….».

Особой заботой Галлера стала разработка новых оперативных планов для Балтийского морского театра. Опасность скорой войны нависла над страной. В ноябре 1939 года началась война с Финляндией. Галлер чётко определял задачи Балтийскому флоту. В октябре 1940 года неожиданно для руководства ВМФ было принято решение о замене Галлера на посту начальника штаба и назначении его заместителем наркома по судостроению. Приняв в свое ведение целый ряд управлений, он пытался внедрить все, что уже подтвердилось практикой войны на море.

Как пишет контр-адмирал ВМФ СССР В. Козлов, невозможно сказать, сколько  людей Галлер и Кузнецов спасли своими решениями в начале Великой Отечественной войны. Флоты выдержали внезапное нападение в июне 1941 года, не потеряли ни одного корабля. Во время войны Лев Михайлович руководил созданием новых типов морской боевой техники, внедрением технических новшеств, в том числе методов обезвреживания мин, разработанных Игорем Курчатовым.

В 1943-1945 годах важным направлением работы была приемка кораблей от США и Англии. Все необходимые требования и документы по организации работы по программе «лендлиза» разработал Галлер. Большое место в его деятельности занимали непростые проблемы, связанные с координацией совместных усилий по созданию новых образцов вооружения, обменом информацией в этой области. Не упустил Галлер и вопросов подготовки личного состава в иностранных учебных центрах. Как потом оказалось, это направление его деятельности сыграет роковую роль в судьбе адмирала.

Перелом в ходе войны выдвинул на повестку дня вопросы восстановления баз, судоремонтных заводов, ремонт кораблей. Новое строительство ограничивалось только катерами. Галлер постоянно настаивал на строительстве тральщиков, понимая серьёзность минной опасности. Его усилия позволили на всех наших морях своевременно приступить к тралению.  

 «Суд чести», организованный  людьми бесчестными

Отдаваясь целиком службе, Лев Михайлович так и не успел создать своей семьи. Жил в маленькой комнате рядом со служебным кабинетом, лишь изредка выходя на прогулку. А заниматься приходилось многими вопросами, и на все он находил время, умело организуя работу подчиненных. Он  уже думал о том, каким должен быть флот после войны.

Человек безукоризненных моральных принципов, бескорыстный и фанатически преданный морю, Лев Михайлович Галлер был «правой рукой» другого выдающегося флотоводца – Николая Герасимовича Кузнецова. Именно благодаря предусмотрительности и гражданской смелости Кузнецова и его заместителей флот встретил начало войны в полной боеготовности. Рискуя карьерой, а, возможно, и жизнью, они, вопреки указанию вышестоящих начальников, отдали приказ о начале боевых действий в случае нарушения немцами морских и воздушных границ в зоне ответственности флота. Много трудных лет Галлер с Кузнецовым вместе работали в высших органах управления флотом и вместе были осуждены неправым сталинским судом.

1945 год. Победа! Сразу после войны разработанный в наркомате и одобренный Кузнецовым проект программы кораблестроения за подписью Галлера пошел в правительство. Вот только не пришлось адмиралам участвовать в реализации этой программы. Независимые, отстаивающие свое мнение генералы, адмиралы и маршалы не требовались вождю. В конце 1946 года нарком Кузнецов и его заместитель Галлер были сняты с должностей и назначены в Ленинград: первый – начальником военно-морских учебных заведений, второй – начальником Военно-морской академии кораблестроения и вооружения им. Крылова. Такая же участь постигла и адмиралов В.А. Алафузова и Г.А. Степанова (оба в войну поочередно руководили Главным Морским Штабом), их тоже перебросили на подготовку кадров.

Но недолго пришлось опальным адмиралам проработать в Ленинграде. В ноябре следующего года последовал приказ: «Всем четырем прибыть в столицу!». На вокзале в Москве от встречающих они узнали, что вызваны для громкого разбирательства. Началось так называемое следствие.

В стране шла послевоенная волна репрессий под вывеской «борьбы с преклонением перед иностранщиной». С целью подключения общественности для осуждения космополитов практиковались суды чести, на которых громили биологов, философов, литераторов. Один такой суд организовали для адмиралов.

«Адмиральское» дело, как позже стало известно, было состряпано с подачи Булганина. В записках адмирала Н.Г. Кузнецова говорится о том, что Булганин «мало разбирался в военном деле (хотя был маршалом и министром Вооруженных Сил), выполняя все указания сверху, был плохой политик, но хороший политикан». По его указанию и было решено судить адмиралов «судом чести».

А началось все с доноса капитана 1-го ранга В. Алферова, сотрудника одного из военных научно-исследовательских институтов. Честолюбивый доносчик обратился с письмом лично к Сталину, сообщая о том, что по указанию руководства ВМФ союзникам во время войны была передана секретная авиационная торпеда и тем самым был нанесен ущерб обороноспособности страны. Письмо попало к Берии и Булганину. Чуть позже добавили обвинение в передаче союзникам некоторых навигационных карт и документации по артиллерийскому вооружению.

Кому-то было выгодно забыть, что еще в 1942 году между СССР, Великобританией и США было заключено соглашение о взаимном обмене информацией, относящейся к предметам вооружения, и все передачи, конечно, согласовывались со Сталиным.

65-летний адмирал был арестован в начале 1948 года. Учитывая, что технические контакты с союзниками в годы войны шли через него, его сделали главным ответчиком. Он и не отказался от ответственности. Как свидетельствует контр-адмирал Козлов, Галлер, ни на кого не ссылался, а на вопрос: «Кто же основной виновник передачи?» – ответил: «Имею возможность установить лишь мое личное участие».

Ответ благородный, в полной мере соответствующий характеру и личности высокопорядочного адмирала. К сожалению, иначе поступили военные эксперты, поддержавшие обвинение. Отказались от первоначальных показаний, не выдержав давления, свидетели защиты. В результате обвинение адмиралов Кузнецова, Галлера, Алафузова и Степанова «в совершенных антигосударственных и антипатриотических поступках» состоялось. Военная коллегия Верховного суда СССР заседала 2-3 февраля 1948 года.

Галлера обвинили в преступной халатности и нанесении ущерба обороноспособности страны, в деяниях, предусмотренных статьей 193-17 пункт «а» УК РСФСР, и приговорили к 4-м годам тюремного заключения. Сидел он в общей камере с уголовниками. Случившееся глубоко потрясло старого моряка, человека чести. Он не понимал людей, которые лжесвидетельствовали против него.

Вскоре начался туберкулез, а затем не выдержала и психика... По заключению судебно-психиатрической экспертизы, с 20 февраля 1950 года он содержался в Казанской психиатрической больнице МВД СССР. Умер 12 июля 1950 года. Диагноз был прост и страшен: «причина смерти – туберкулез легких открытой формы, двухсторонний экссудативный плеврит, глубокое органическое слабоумие на почве сосудистого поражения мозга». Лев Михайлович Галлер не дождался свободы.

Постановлением Совета министров СССР, подписанным тем же Булганиным в мае 1953 года, честное имя адмирала было восстановлено.

Казань стала последним причалом русского офицера, выдающегося советского адмирала, человека долга и чести. Заслуги Льва Михайловича Галлера отмечены тремя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, двумя орденами Ушакова 1-й степени, орденом Красной Звезды и многими медалями.

Наверное, о таких морских офицерах писал после Гражданской войны Николай Тихонов: «Гвозди бы делать из этих людей. Не было б крепче в мире гвоздей». Но всему есть предел прочности. Даже стальным гвоздям.

Символическая могила адмирала Льва Галлера на Арском кладбище в Казани. Фото Эльвиры Камаловой

В 1999 году благодаря спонсорской помощи Татфондбанка на Арском кладбище Казани был установлен памятник легендарному адмиралу. В церемонии возложения венков к обелиску принял участие Рустам Минниханов, тогда Премьер-министр Татарстана.

Это удивительно, но летом у памятника почти всегда есть цветы…

Алексей ОКОНЕЧНИКОВ,

студент Института социальных технологий КНИТУ-КАИ

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов