Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
21.07.2017

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Погода в Казани
+17° / +23°
Ночь / День
.
<< < Июль 2017 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1837 – Совершая путешествие по России, наследник престола цесаревич девятнадцатилетний Александр Николаевич два дня провел в Казани. Своего воспитанника – наследника российского престола сопровождал известный поэт Василий Андреевич Жуковский.

    Подробнее...

Было такое дело – «атласовщина»

Начало XX столетия стало переломным этапом в становлении татарской нации и «золотым» периодом в ускоренном развитии национальной культуры. Интеллектуальная элита поставила задачу реформирования татарского общества, общественно-философской, эстетической, научной мысли, культуры.

В этот период наблюдается активная деятельность нового поколения европейски образованной творческой интеллигенции, проявляющей повышенный интерес к национальным проблемам, развитию татарского книгопечатания и периодики, джадидистских медресе с введением светских наук.

Невиданная доселе демократизация российского общества выдвинула на политическую арену новых деятелей, ставших лидерами нации. Дети духовных лиц, предпринимателей и других социальных групп – джадидисты – кардинальным образом изменили свою жизнь, повели за собой единоверцев, активно используя печатное слово и пропагандируя свои взгляды среди широких слоев населения.

Наша читательница Ирина попросила рассказать о Хади Алтаси, в честь которого названа улица в Вахитовском районе Казани, которая находится между улицами Чехова и Вишневского.

Жизненный путь основной части татарской интеллектуальной элиты данного периода вполне вписывается в выстроенную нами, пусть упрощенную, схему. Своей общественно-политической, просветительской, педагогической деятельностью они оставили светлую память о себе, их литературное, публицистическое и научное наследие востребовано и сегодня. Хади Мифтахутдинович Атласов (Атласи) стал одним из видных представителей новой плеяды национальной интеллигенции, взявшей на себя ответственность за будущее своего народа.

Хади Атласи родился в 1876 году в семье имама деревне Чаки (Чеке) Буинского уезда Симбирской губернии (современный Дрожжановский район Татарстана). Первоначальное образование получил в деревенской школе у своего отца. Как большинство детей мусульманского духовенства, Хади должен был стать продолжателем дела своего отца, готовить себя к духовной карьере. После окончания родительского мектеба юноша продолжил обучение в Буинском медресе.

Хади усиленно занимался самообразованием, много читал, изучал разные науки, арабский, персидский, турецкий, русский и немецкий языки. Большую роль в его становлении сыграли трехлетние курсы для мугаллимов в Сагитовской (Сеитовской) слободе близ Оренбурга. В 1898 году X. Атласи вернулся в Буинск, стал преподавателем медресе и развернул активную деятельность по обновлению системы образования, внедряя новые методы обучения. Свои новые идеи и мысли он пропагандировал на страницах периодической печати, писал научно-популярные труды, направленные на распространение научных знаний. Молодой учитель начал обновлять учебный процесс, отсутствие учебных книг попытался восполнить своими пособиями («Наука астрономия», «Естественная история»). Новшества, введенные молодым преподавателем, были неоднозначно восприняты приверженцами традиционализма.

Став в 1903 году имамом крупного селения Альметьево Бугульминского уезда Самарской губернии, Атласи остался верен своему кредо. Он преобразовал медресе своей махалли под джадидистское, открыл школу для девочек. Продолжал писать брошюры по злободневным проблемам: о взаимоотношениях приходского духовенства и общины, о миссии, возложенной на духовных пастырей, и др. Занимался и научно-исследовательской работой. В 1904-1908 годах появился ряд его статей в периодической печати. В эти же годы он издает книги «Ахыр заман ишаны» («Ишан конца света»), «Идел буе» («Поволжье»), «Мэктэб хэм мулла» («Школа и мулла»).

Революционные события самым непосредственным образом отразились на судьбе сельского имама. Широкообразованный интеллигент, знающий русский, арабский, персидский, турецкий языки, в 1907 году был избран депутатом II Государственной думы от крестьян Бугульминского уезда. В Санкт-Петербурге он стал одним из активных издателей газеты депутатов-трудовиков-мусульман «Дума», вскоре закрытой правительством (вышло всего шесть номеров издания).

Столичная жизнь, парламентская деятельность, знакомство с российскими и мусульманскими общественными деятелями сыграли огромную роль в становлении личности ученого. Он впервые оценил национальный вопрос в масштабах поликонфессиональной евразийской империи, глубоко осознал стоящие перед татарской нацией проблемы, серьезно задумался о роли и месте тюркских народов в прошлом и настоящем.

В 1905 правительство России приняло ряд мер, чтобы затормозить развитие национальных культур и национального самосознания. Правительство стремилось создать барьеры в становлении татарской светской школы, установить над национальной системой образования административный контроль.

Рассматривались вопросы о воспитании в православном духе, об обязательном обучении

С резкой критикой такой национальной политики выступил Хади Атласи, в 1908 году он издал книгу-брошюру «Яна низам вэ голэмаларыбыз» («Новые правила и наша интеллигенция»). Книга была написана остро и смело, содержала разоблачение политики царизма, направленной против нерусских народов.

«Русификация народов, национальный гнет, защита интересов только господствующей нации – вот основная политика правительства», – писал автор.

Правительство отдало автора под суд, который принял решение заключить его в тюрьму на три месяца, отстранив от должности имама и мударриса и лишив духовного звания, после тюрьмы взять под постоянный надзор полиции.

Выйдя из доверия властей и оставаясь под негласным надзором полиции, Хади Атласи полностью посвятил себя творческой и научной деятельности. На новом этапе жизненного пути он впервые обратился к изучению истории татарского народа. Обновление общественно-культурной жизни, повышение национального самосознания вызвали живой интерес к прошлому татарской нации. В 1911-1914 годах увидели свет его основные исторические труды: «Себер тарихы» («История Сибири»), «Казан ханлыгы» («Казанское ханство») и «Сююн-бике». Они очень быстро распространялись среди населения и находили широкое признание общественности.

В становлении Атласи-исследователя, которому для получения свидетельства имама, по правилам того времени, пришлось экстренно сдавать экзамен на знание русского языка и грамоты в объеме начальной школы, в последующем не имевшего возможности обучаться в русских средних и высших учебных заведениях, важную роль сыграли увлеченность делом, неиссякаемое стремление к самообразованию, научная среда общения. В 1913 году Атласи единогласно был избран действительным членом Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете.

Помимо научной деятельности, Хади Атласи выступал с публицистическими статьями в газетах «Йолдыз» («Звезда», Казань), «Вакыт» («Время», Оренбург), журналах «Аң» («Сознание», Казань), «Шура» («Совет», Оренбург), «Мәктәп» («Школа», Казань) и других.

В годы первой мировой войны, Февральской и Октябрьской революций и в первые годы советской власти Хади Атласи со своей семьей жил в Бугульме и все время, какая бы власть ни была, занимался делами народного просвещения.

Во время революции Хади Атласи вновь оказался в центре общественно-политических событий. Он был участником первого и второго Всероссийских мусульманских съездов. Во втором из них был избран членом комиссии по разработке положения о культурно-национальной автономии мусульман внутренней России и Сибири.

После Февральской революции он возглавлял отдел народного просвещения земской управы Бугульминского уезда, после Октября он – в составе уездного совета и его исполнительного комитета, при белочехах – опять заведующий отделом народного образования. При Советах и Колчаке занимался одним и тем же – подготовкой учительских кадров.

В годы Гражданской войны, с приходом в город белых, он проявил себя активным членом самоуправления города Бугульмы. Когда колчаковцы отступали, его тоже вынудили уйти из города. Потом он вернулся назад, но различные политические силы уже не дали ему спокойно работать. Он уехал в столицу Азербайджана – Гянджу, где работал в комиссариате просвещения Бакинского совета.

В газетах появились сообщения о его контрреволюционной деятельности – его обвинили в том, что он выдал колчаковцам учителей, которых расстреляли. Эти обвинения были ложными, и Бугульминский уездный суд в 1920 году опроверг их как не имеющие под собой никакого основания и полностью оправдал X. Атласи. В апреле 1921 года освобожден из тюрьмы.

В 1920-е годы Хади Атласи возобновил преподавательскую деятельность. С 1920 по 1929 год он работал учителем истории и немецкого языка в одной из школ Бугульмы.

Общественная активность педагога стала поводом к обвинению его в «султангалиевщине», аресту и ссылке в лагеря, в Соловки, откуда ему по состоянию здоровья удалось вернуться в 1933 году и возобновить педагогическую деятельность в качестве учителя немецкого языка уже в Казани.

Он всегда имел собственную позицию по принципиальным вопросам, касающимся судьбы татарской нации. В частности, Атласи активно выступал против замены арабского алфавита латиницей. Сильные личности с активной жизненной позицией и собственным взглядом на события были опасны для советской власти.

Он был объявлен «султангалиевцем» и врагом советской власти. С ним были арестованы «султан-галиевцы» Б. Урманче, Ф. Мухаммедьяров, Г. Галиев, X. Батыршин, С. Сунчалей и других. На каторге он встретил многих известных представителей татарской интеллигенции.

В 1934 году Хади Атласи вернулся в Бугульму и через полгода с семьей переехал в Казань. В 1936 году он опять был арестован. Против него было сфабриковано дело о контрреволюционной, националистической, повстанческой и разведывательной деятельности. С августа 1936 по май 1937 года в Казанском НКВД его допрашивали 16 раз. 2 мая 1937 года он свою вину «признал». На суде фигурировала справка врачей: «Невроз и движения слабые, но годен».

В клубе имени Менжинского 23-28 октября 1937 года военный трибунал Приволжского военного округа на закрытых заседаниях рассмотрел дело «атласовщины». Последние слова X. Атласова на суде:

«Я никогда не был террористом и шпионом, никаких заговоров и тайных организаций не организовывал. Я человек не современности, а прошлого».

По решению трибунала из 24 человек были расстреляны: X. Атласов, К.К. Туйкин, Ф.К. Туйкин, Б.Ф. Фаттахов, Г. А. Алтынбаев, К.Л. Исхаков, С.Ш. Уразманов, 3.Б. Фаттахов. Ученый погиб в сталинских застенках в 1938 году. Реабилитирован посмертно.

Духовное наследие Xади Атласи, прежде всего его исторические труды, и сегодня привлекает внимание ученых и читателей. Его первая опубликованная книга «Себер тарихы» рассказывала об истории Сибири. Это исследование показывает, что он тщательно изучил источники и специальную литературу по истории Сибири и Сибирского ханства, использовал не только русские источники и литературу на русском языке, но и сочинения тюркских, арабских и персидских авторов.

Очерк «Сююнбике» назван историческим рассказом и посвящен последней царице Казани Сююмбике. Книга издана в конце 1913 года.

Основное историческое сочинение X. Атласи – безусловно, книга о Казанском ханстве («Казанское ханство»), которая вышла в свет в 1914 году. Труд включает в себя период с основания города Казани до его падения – завоевания русскими в 1552 году.

Автор детально изучил многие факты и события из истории Казанского ханства. Он оперирует богатым фактическим материалом, особенно бросается в глаза хорошее знание им произведений русских историков: Татищева, Карамзина, Соловьева, а также русских летописей.

Историк, описывая историю Казанского государства в хронологическом порядке, старается быть объективным, иногда дискутирует с предшественниками-историками, критикует отдельных авторов, доказывая свою правоту, иногда соглашается с их мнениями. Особое внимание уделил он ходу межгосударственных отношений Москвы и Казани, судьбе казанских ханов.

Заслугой автора можно считать достоверность дат происходивших событий и объяснение значений отдельных терминов и слов.

В целом в произведениях исторического цикла Хади Атласи проводит мысль об отсутствии единства среди татар, неорганизованности и несплоченности их. Своими «разоблачительными» положениями он страстно призывает к единству народа, к борьбе за независимость страны. Не случайно востоковед В.В. Бартольд назвал его «татарским патриотом», одновременно указывая на корректность и справедливость его суждений.

«История Сибири», «Сююнбике», «Казанское ханство» – первые исследования на татарском языке, наиболее полно раскрывающие историческое развитие татарского народа в условиях средневековья. Они дают читателю много ценного и полезного, поэтому использовались в школах как учебники, были популярны и среди рядовых читателей.

Атласи жил и творил в бурную историческую эпоху. Достижения, противоречия, трагедии того времени нашли своеобразное преломление в его творчестве и жизни. И сегодня он для нас остается самобытным исследователем, блестящим педагогом, общественным деятелем, просто человеком, честно служившим своему народу.

 

В основе публикации очерки С.Алишева http://protatar.narod.ru/Kitaplar/TatInt/HAtlasi.html

и И.К. Загидуллина http://kitap.net.ru/atlasi-sibhis.php

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов