Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
17.12.2017

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
-7° / -5°
Ночь / День
.
<< < Декабрь 2017 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
  • 1982 – В Казани прошел 1 фестиваль музыки композиторов автономных республики Поволжья и Приуралья.

    Подробнее...

Улица имени Лесгафта

Улица Лесгафта, бывшая Муратовская, находится в Вахитовском районе современной Казани. В самом центре города. На ней можно встретить и современные, богатые постройки (их становится все больше), и старенькие, уже совсем обветшалые деревянные дома. 

Здесь много зелени. И, на мой взгляд, особое настроение этой улице придает проходящая неподалеку трамвайная линия. Приятно просто пройтись по улице Лесгафта – небольшой по размеру, скромной и довольно тихой.

Каково было мое удивление, когда я узнала, что человек, имя которого носит эта улица, никогда не был скромным и тихим! Петр Францевич Лесгафт преподавал в Казанском университете и прославил себя скандальным случаем, который отразился на дальнейшей жизни университета. Но обо всем по порядку…

Петр Францевич Лесгафт – выдающийся анатом, антрополог, психолог и педагог, создатель научной системы физического образования, родился 8 сентября 1837 года в Петербурге в семье обрусевших немцев из Латвии. Его отец довольно сурово воспитал сына, привив уважение к труду, принципиальность, отвращение к лени и неправде, Мать – Генриетта Адамовна – была повивальной бабкой, время от времени оказывая акушерскую помощь роженицам. Возможно, это она пробудила у Петра интерес к медицине.

Получив начальное образование дома, Петер, или, как чаще его называли, Петр, по примеру старших братьев в 1848 году поступил в училище Св. Петра, знаменитую «Петершуле», качество преподавания в которой считалось одним из лучших в Петербурге. Учился он успешно, однако после трех лет обучения в школе отец решил отдать его в ученики к знакомому аптекарю.

Поначалу растирание порошков и приготовление бумажных пакетиков понравилось мальчику, но постепенно однообразная работа стала невыносимой для его живой и деятельной натуры. Сбежав от аптекаря, он вернулся домой, к великому огорчению матери и откровенному гневу отца. Материальные затруднения в это время в семье были особенно ощутимы. Защитником Петра в возникшем конфликте выступил старший брат Александр. С его помощью Петр подготовился к старшим классам гимназии и осенью 1852 года поступил для завершения среднего образования в мужское отделение «Апненшуле», учебного заведения, пользовавшегося также хорошей репутацией. В 1854 году к моменту окончания школы Петру было 17 лет.

Получив среднее образование, Петр Францевич подал документы в Петербургскую медико-хирургическую академию. Летом 1856 года он был зачислен в студенты. В период учебы Петра Лесгафта кафедры и клиники академии возглавляли Я.А. Чистович, Н.Ф. Здекауер, Т.С. Иллинский, А.Я. Крассовский, В.Е. Экк, П.П. Заболоцкий-Десятовский, И.М. Балинский. Все они оказали определенное влияние на Лесгафта, но главную роль в его становлении как анатома-исследователя и ученого, несомненно, сыграл профессор Венцеслав Леопольдович Грубер.

Благодаря урокам Грубера Петр Францевич хорошо освоил методику бальзамирования. В 1860 году за успешно выполненное бальзамирование тела императрицы Александры Федоровны студенту 5-го курса Петру Лесгафту была вручена щедрая награда – 300 рублей. По окончании курса обучения Лесгафт остался в академии в качестве ассистента и прозектора.

В это время он вел активную исследовательскую работу, посвящая этому всего себя. Результатом стало то, что о Лесгафте заговорили уже не только в Петербурге. Его высокая анатомическая техника, несомненные преподавательские способности и появившиеся в печати первые научные труды обратили на себя внимание руководителей медицинского факультета Киевского университета, куда он был приглашен на кафедру анатомии. В то же время был объявлен конкурс на должность заведующего кафедрой физиологической анатомии в Казанском университете. Петр Францевич остановил свой выбор на Казани и направил туда необходимые документы.

11 сентября 1868 года девятью голосами против одного Ученый совет Казанского университета избрал П.Ф. Лесгафта экстраординарным профессором. Но получал он жалование ординарного профессора. То есть руководство Казанского университета с самого начала выражало Петру Францевичу большое почтение, справедливо оценивая его познания в анатомии. И Лесгафт не ударил в грязь лицом.

На его лекциях аудитории были всегда полны, и Лесгафт занимал студентов целыми днями, работая не только в положенные часы, но и много сверх этого. Он ценил у студентов свободу суждений, призывал их к самовоспитанию, самостоятельности. Со свойственной ему прямотой Петр Францевич не раз повторял, что каждый человек должен быть самим собой, что нельзя допускать, чтобы его постоянно водили за руку, необходимо самостоятельно добиваться знаний. Не случайно в одной из своих статей он писал: «Смысл жизни – труд, работа не для себя, а для других; только эта работа человека, совершаясь целыми поколениями, ведет к бесконечному совершенствованию человеческой личности».

Таким образом он быстро завоевал симпатии студентов и передовой профессуры. Но правила поведения стесняли Лесгафта, мешая ему работать еще плодотворнее, поэтому он просто перешагивал через них. Так, в 1870 году он совершил неординарный поступок – добился официального прикрепления к кафедре ученицы повивального класса Евгении Мужсковой. Впервые в России женщина надела прозекторский фартук и встала рядом с мужчинами. Кроме этого, Лесгафт был одним из учредителей Общества естествоиспытателей при Казанском университете. Стал пополняться интересными экспонатами университетский антропологический музей, идея создания которого также принадлежала Петру Францевичу.

Три года, проведенных Петром Францевичем в Казанском университете, оставили заметный след. «Один из самых ярких анатомов, каких производил свет», – так написала о нем в декабре 1870 года казанская газета «Неделя».

Столь бурная деятельность обещала, что Казань станет для Лесгафта долговременным пристанищем. Однако судьба распорядилась иначе. Поворотным моментом в жизни Петра Францевича Лесгафта стала его публикация в газете «Санкт-Петербургские ведомости» за 1871 год

«Дело Лесгафта», вызвавшее большое волнение научной общественности России, совпало по времени с событиями, смертельно напугавшими царское правительство: в сентябре 1870 года во Франции началась революция, приведшая к падению империи и созданию республики. Началось оно на уже подготовленной почве неприязни к попечителю П.Д. Шестакову. Толчком же послужили экзамены, которые вместо профессора Лесгафта принял профессор патологической анатомии А.К. Петров.

При разборе дела в Совете университета выяснилось, что экзамены были проведены с нарушением требований, без препарирования трупа. Возмущенный этим обстоятельством, Петр Францевич написал письмо в газету, в которой вышла сенсационная статья «Что творится в Казанском университете». Так был вынесен сор из университетской избы на двор всей России.

Скомпрометированный П.Д. Шестаков добился у царя увольнения профессора Лесгафта без права преподавания. «Дело Лесгафта», имевшее широкий резонанс среди научной общественности России, было вызвано вопиющим нарушением порядка проведения экзаменов по патологической анатомии, принимаемых у студентов профессором А.К. Петровым. Однако своей публикацией Лесгафт пошел против не только университетских порядков, но и всего правящего режима. Поэтому реакция последовала незамедлительно. По решению царя Александра II профессор Лесгафт был немедленно уволен из университета без права заниматься педагогической деятельностью. У Лесгафта отобрали паспорт и выдали справку – «волчий билет», подтверждавшую, что он – именно тот Лесгафт, который был уволен из Казанского университета без права заниматься педагогической деятельностью.

Увольнение Лесгафта вызвало широкий общественный резонанс. В знак солидарности из Казанского университета ушли видные ученые: Н.А. Головкинский, А.И. Голубев, А.Я. Данилевский, П.И. Левитский, В.В. Марковников, В.В. Имшенецкий, А.И. Якоби. Таким образом, университет потерял не только талантливого анатома, но вместе с ним и много других ученых, не уступавших в профессионализме Лесгафту. Они ушли, основав свои научные школы в других университетах, прославив их своими могучими открытиями. Они унесли с собой частичку славы Казанского университета.

А Петр Францевич Лесгафт 24 октября 1871 года, оставив жену и сына в Казани, выехал в Петербург. С «волчьим билетом» его никто не брал на работу. В конце концов выручил старый учитель В.Л. Грубер. Единственная работа, которую мог предложить ему профессор Груббер, – в частном порядке изготавливать анатомические препараты для ветеринарного отделения, что давало весьма скудные средства к существованию.

Но возможность заниматься наукой у Лесгафта никто не мог отнять. Он подготовил большую статью «Задача антропологии и метод ее изучения», отличающуюся новизной и оригинальностью взглядов автора на новую отрасль знаний. Он стал основателем и блестящим представителем «функциональной анатомии». Зимой 1871-1872 годов он делал еще первые шаги на этом новом пути, в будущем прославившем его имя.

Остро переживая вынужденный отрыв от научно-практической и преподавательской работы, Петр Францевич с неофициального разрешения петербургского градоначальника П.А. Грессера открыл у себя на квартире бесплатное чтение лекций по анатомии – знаменитые «курсы Лесгафта», которые на протяжении более 30 лет привлекали сотни молодых умов и стали прообразом будущих институтов физкультуры.

Неопределенность положения «профессора без кафедры» заставляла его не раз обращаться с прошением в Медицинский департамент для принятия его на службу. Наконец, 27 апреля 1872 года он был определен сверхштатным младшим чиновником при Медицинском департаменте и летом того же года направлен на борьбу с холерой, вначале в Киевскую, а затем в Могилевскую губернию.

В это же время Лесгафт начинает работу над теорией и практикой физического образования. Создание научных основ педагогической и лечебной гимнастики приходится на тот период его жизни, когда он поступил на работу в частное врачебное гимнастическое учреждение опытного кинезиотерапевта, доктора А.Г. Берглинда.

Здесь Петр Францевич вел врачебные наблюдения за постановкой и проведением занятий по лечебной гимнастике. Его работами заинтересовались в Главном управлении военно-учебных заведений, и П.Ф. Лесгафт был приглашен туда на работу консультантом по вопросам правильной постановки физической подготовки в военно-учебных заведениях и армии. В то время физическое воспитание в гимназиях сводилось к отдельным бессистемным гимнастическим упражнениям под надзором лиц, далеких от знания человеческого организма. К этому времени относится начало работы Лесгафта над теорией и практикой физического образования.

Пожалуй, впервые он серьезно заинтересовался этими вопросами в 1872 году, когда поступил врачом-консультантом в частное врачебно-гимнастическое заведение доктора А.Г. Берглинда. Заведение это было одним из немногих, где на гимнастику смотрели как на отрасль врачебной науки и для правильного ее проведения считали необходимым знание анатомии и физиологии человека. Лесгафт был знаком с двухтомным трудом Берглинда «Врачебная гимнастика по системе шведского гимназиарха Линга» – первый солидной работой такого плана, изданной в России в 1860 году. Надо полагать, что Петра Францевича привлекало стремление автора поставить преподавание гимнастики на научную основу, фундамент которой должны составлять анатомия и физиология.

Увлеченный открывшейся возможностью использовать скрытые резервы гимнастики, сделать ее максимально полезной, особенно для детского и юношеского организма, профессор Лесгафт обратился в Главное управление военно-учебных заведений и предложил свои услуги. Его предложение было принято, и с декабря 1847 года он приступил к занятиям гимнастикой с воспитанниками 2-й Петербургской военной гимназии.

Убедившись в большом педагогическом мастерстве, с которым Лесгафт проводил занятия, в его увлеченности и энергии, директор гимназии предложил ему официально перейти из Медицинского департамента на постоянную службу при Главном управлении военно-учебных заведений. 15 марта 1875 года Медицинский департамент дал согласие на переход Лесгафта в качестве чиновника по особым поручениям. Первое такое «особое поручение» было уже согласовано с ним заранее и состояло в том, что в течение 1875-1876 годов, с конца марта до конца октября, Лесгафт ежегодно командировался за границу «для подробного ознакомления с педагогической гимнастикой и с учреждениями для специального приготовления учителей этого искусства». В остальные месяцы Петр Францевич продолжал свои специальные занятия с отдельными группами воспитанников 2-й Петербургской военной гимназии по немецкой и шведской системам, а также по системе, предложенной им самим.

В это время в России была введена приват-доцентура, позволяющая желающим проявить свои научные познания и преподавательские способности и впоследствии иметь возможность занять штатное место профессора. Воспользовавшись этим обстоятельством и освободившись, наконец, от запрета преподавать, Лесгафт обратился к попечителю Петербургского учебного округа с просьбой разрешить ему читать лекции по анатомии в качестве приват-доцента. Прошение было удовлетворено, и 24 сентября 1886 года Петр Францевич занял место за университетской кафедрой.

Начался новый этап его преподавательской деятельности – десять лет работы в прославленном столичном университете на физико-математическом факультете, в состав которого входила и кафедра зоологии, анатомии и физиологии. По достоинству оценив значение открытия В. Рентгена, он одним из первых стал использовать новый метод – рентгенологическое исследование для изучения внутренних органов и суставов.

Лесгафт был одним из основоположников лечебной гимнастики в нашей стране. Многие приемы, применявшиеся им для коррекции врожденных и приобретенных дефектов развития костно-мышечной системы у детей, успешно используются и в настоящее время. Вместе с Ф.Ф. Эрисманом и А.П. Доброславиным он разработал основы школьной гигиены и участвовал в практическом внедрении их в некоторые учебные заведения Петербурга. Он принимал участие в создании кабинета гигиены, ставшего первым в России гигиеническим музеем. Написанная Лесгафтом в 1870 году «Инструкция для измерения живого человека» была первым отечественным руководством по врачебному контролю, практическое обучение которому он проводил на открытых им учебно-гимнастических курсах. Созданная им Биологическая лаборатория явилась одним из первых в России научно-исследовательских институтов, в котором в советское время работали такие крупные ученые-академики, как Л.А. Орбели, А.А. Борисяк, В.Н. Любименко, В.А. Омелянский и др.

Труды Петра Францевича сыграли важную роль в развитии научных основ прогрессивной педагогики. Велики заслуги профессора Лесгафта в деле женского медицинского образования, страстным защитником которого он был всю жизнь, а также в деле развития физической культуры в нашей стране. После революции 1917 года на базе созданных и руководимых им курсов воспитательниц и руководительниц физического образования был открыт Государственный институт физического образования, ныне Государственный институт физической культуры имени П.Ф. Лесгафта. В 1959 года на территории института был сооружен памятник Лесгафту.

Осенью 1909 года Петр Францевич простудился и тяжело заболел. Болезнь дала осложнения на почки, и врачи настойчиво рекомендовали ему сухой жаркий климат и санаторное лечение. В Гелуани находился санаторий, которым руководили русские врачи. Туда и решили отвезти Лесгафта.

К сожалению, болезнь зашла слишком далеко, и 28 ноября 1909 года Петра Францевича не стало. Хоронили его в Петербурге при огромном стечении народа.

Вот таким энергичным, пытливым и неуёмным был Петр Францевич Лесгафт – человек, чьим именем названа скромная и тихая улица Казани.

Материал подготовила

Ольга ШМОНИНА

Производственная практика 2010 года

Фото  автора и с сайта "Все дома России"  http://www.vsedomarossii.ru/

 

Источники информации:

Братья Исаковы. Летопись Казанского Государственного университета. История в фактах, подтвержденных  документами (в двух томах). – Казань – Лондон, 2004.

История Казанского университета. Науч. ред. М.Х. Салахов. Руководитель авторского коллектива, главный редактор И.П. Ермолаев. – Казань, Изд–во Казанск. ун-та, 2004.

Публикация на сайте www.tonnel.ru (http://wap.sportgymn.borda.ru/?1-4-120-00000274-000-0-0)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов