Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
25.07.2017

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Погода в Казани
+15° / +22°
Ночь / День
.
<< < Июль 2017 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1948 – Открыто первое в ТАССР промышленное нефтяное месторождение, названное Ромашкинским. Это случилось у деревни Тимяшево Ново-Письмянского района.

    Подробнее...

Владимир Зотов: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!»

В дипломе Московской международной фотовыставки, врученном Владимиру Зотову, есть такая строка: «За выдающийся вклад в дело развития фотографии...»  Это случайность, – замечает Владимир Николаевич, – правда, как и сама жизнь...

Владимир Зотов, фотожурналист. Родился в 1939 г. в селе Аксубаево Татарской АССР. Увлекся фотографией еще в детстве, а фотожурналистикой – будучи комсомольским работником на строительстве ГЭС. С I960 г. – фотокорреспондент пермских газет. Снимал для газеты «Комсомолец Татарии», работал в редакциях «Вечерней Казани», «Казанских ведомостей», теперь печатается в «Казанских историях», журнале «Казань» и многих других казанских СМИ. В 1970 г. закончил филологический факультета Казанского государственного университета и получил диплом журналиста.

Член Союза журналистов и Союза фотографов России. Был в числе организаторов творческой группы казанских фотографов «ТАСМА», получившей признание как в нашей стране, так и за рубежом. Не без его участия создан Казанский фотоклуб.

С 60-х годов участвовал в фотовыставках в СССР и за границей. Его работы были напечатаны в фотоальбомах «Другая Россия» (Лондон, 1986), «Современная фотография в Советском Союзе», (Дюссельдорф, 1998), «Меняющаяся реальность» (Вашингтон, 1991) и многих других альбомах и книгах.

В настоящее время постоянно живет в Дюссельдорфе, но несколько месяцев в году проводит в Казани.

Кстати, если бы я задалась целью просмотреть ВСЕ его фотографии, то даже не представляю, сколько это заняло бы времени. В архиве Зотова – приготовься, читатель, к самой настоящей сенсации – около миллиона негативов!

Сейчас он готов отдать большую часть этого богатства в чьи-то надежные руки – в архив, в музей. К сожалению, не бесплатно – он уже давно содержит себя и свою семью только за счет фотосъемки. Нельзя не поражаться: порой деньги находятся на такие никчемные проекты, а на пятидесятилетнюю историю республики в фотографиях средств нет…

Владимир Зотов на работе.Сейчас в международном пресс-центре тысячелетия Казани начнется пресс-конференция группы "Скорпионы"

Поражает не только количество, важно и качество, содержание фотографий. И здесь важно понять, почему тот или иной фотограф снимает именно это и так, а не иначе. Ни один человек, тем более творческий, не укладывается в прокрустово ложе стандартных оценок. Поэтому, прежде чем говорить непосредственно о фотографиях Зотова, хотелось бы сделать небольшое отступление и попытаться понять его как личность. Так что позволю себе рассказать вам о Владимире Зотове так, как я его вижу и понимаю.

Владимир Зотов (слева) с коллегами по "Вечерней Казани": Андрей Гаврилов, Леонид Сергеев,  Владимир Шевчук, Евгений Макаров

Причем здесь – мое преимущество перед человеком «со стороны», потому что даже эпизоды из многолетнего общения (мы вместе работали в редакции «Вечерняя Казань»), ранее как-то не востребованные, теперь помогут мне.

...Однажды я услышала от него брошенную мимоходом фразу, которая впоследствии, как выяснилось, весьма пригодилась мне в жизни. «Ты что такая хмурая? – спросил Володя. – Неприятности? А ты попробуй улыбаться. Вроде бы никакой разницы для твоих проблем – улыбаешься ты или хмуришься, так уж лучше улыбайся».

Август 1984 года. Казань. Концерт во Дворце спорта Муслима Магомаева и Тамары Синявской

Сказал – и пошел дальше. Сначала даже разозлилась на него: мол, «чужую беду руками разведу», советовать легко. Но попробовала. И – поняла его правоту. Тем более что это были слова, не вычитанные из умных книжек, а часть его жизненной философии.

Вообще, за Владимиром Зотовым почему-то закрепилась репутация эдакого балагура-весельчака. Собственно, так оно отчасти и есть: Зотов человек открытый, улыбчивый, легкий в общении, И некоторые, даже коллеги, ошибочно переносят особенности характера на его фотографии, стараясь увидеть в любых сюжетах прежде всего юмористическую подоплеку, лирику или легкое подтрунивание над попавшими в кадр персонажами. Это, безусловно, ему присуще.

Символы ушедшей эпохи

Он умеет легко общаться с героями съемок, кем бы они ни были – известный политик или маленькая девочка, и это очень помогает естественным образом выстроить нужный сюжет. Зотов не принадлежит к авторам постановочных фотографий. У него – всегда сиюминутное настроение. В августе прошлого года он неизменно снимал в татарской тюбетейке – и сам стал объектом для десятков фотокамер.

Как ни парадоксально это прозвучит, творчество Владимира Зотова мало кому известно по-настоящему. Хотя, казалось бы, в его багаже – работа в самых известных, популярных в республике изданиях, публикации в российских газетах и журналах, фотоальбомах, выставки в Казани, Москве, Вильнюсе, Париже... Тем не менее, оказывается, все виденное и опубликованное – только малая часть, всего лишь, как принято говорить, верхушка айсберга из того, что снял Владимир Зотов.

Казань. 1 мая 1980 года

Сплетение множества составляющих жизнь предпосылок и случайностей приводит к разным итогам. У одних людей это сводится к сумме упущенных возможностей и разочарованию. У других (к их числу относится и Зотов) судьба выстраивается так, что с максимальной пользой используются самые странные повороты судьбы – как говорят, «всякое лыко в строку».

Ну, например, какое значение имеет мелкий, казалось бы, факт, что Володя в свое время, обучаясь токарному ремеслу, попал к одному мастеру, а не к другому. Оказалось – большое. Первый (назовем его дядя Вася) был разгильдяй и неряха. И точно таким же становился каждый его ученик. Наставник юного Володи был аккуратен, точен и, главное – любил свое дело. От него ученик Зотов перенял не только азы профессии, но и массу ценных качеств, в том числе стремление понять, как устроен любой механизм, для чего нужна мельчайшая деталька в этом механизме.

В Казанском государственном университете выступает Сергей Михалков

Полезный навык в домашнем хозяйстве – не звать по любому пустяку мастеров. Но важнее другое – оставшееся на всю жизнь стремление к систематизации и пониманию того, что в жизни мелочей не бывает.

Рядом с Володей всегда снимали с десяток фотокорреспондентов, их фото – на страницах газет и журналов. Но мало кто имеет систематизированный архив негативов и снимков. Он может за считанные минуты найти любой негатив из своего огромного архива. Выглядит это так: заходишь к нему в лабораторию, интересуешься: «Володя, ты помнишь, в начале 70-х годов в Казань приезжал такой-то, любопытно, как он тогда выглядел?» «В чем проблема, – говорит Зотов, – сейчас посмотрим». Раскрывает один из своих «гроссбухов», сверяется с одному ему понятными значками-литерами-кодами, потом тянется к папкам на стеллажах (а этих папок – сотни!) – и через пару минут искомое в руках. Новичков этот процесс потрясает до глубины души, вроде фокусов Кио.

Академик А. Арбузов. Неожиданный ракурс

Кого только не увидишь на снимках Зотова! Политические деятели и олимпийские чемпионы, космонавты и высокие чиновники. Особо любит снимать людей творческих: музыкантов, драматических актеров, певцов... К последним относится с особым трепетом. Дело в том, что в детстве он был прозван «Лемешевым». Голос у мальчишки был великолепный. И музыку любил, с легкостью ему давались и пение, и игра на инструментах. Был солистом-трубачом в духовом и эстрадном оркестрах. Решил, было, получить музыкальное образование, поступив на музыкальный факультет педагогического института в Казани. Но «проучился я на музфаке год, занимаясь... фотографией. Выгнать не успели – перевелся в университет, вернувшись тем самым в журналистику...»

Были и еще варианты развития судьбы, даже по партийно-номенклатурной стезе, но, к счастью, Владимир, случайно ставший комсомольским вожаком на строительстве гидроэлектростанции на Каме, выбрал фотографию.

Любовь эта началась в 12 лет, когда ему подарили фотоаппарат, простенький «Любитель». Детское потрясение от первых собственноручно сделанных фотографий, ощущение чуда пересилило все идеологические и меркантильные резоны. «Фотография – как проказа, – признался как-то Зотов, – излечиться от нее невозможно...»

Такой была фотолаборатория Владимира Зотова в "Вечерке"

Подозреваю, что излечиваться-то не очень и хотелось. Напротив, Владимир снимал всегда много, охотно, с радостью, жадно запечатлевая на черно-белую пленку все оттенки мира, К слову сказать, только недавно он перешел на цвет. В прошлом году, готовясь к работе в международном пресс-центре, одолел и цифровую съемку.

В Казани выступает Святослав Рихтер

Честно говоря, мне больше нравятся зотовские черно-белые снимки. Да и ему самому они кажутся более органичными. Цвет – это иной образ мышления, другая точка зрения на мир. Его черно-белая фотография ярче и насыщеннее оттенками, она позволяет уловить главное – суть явлений, их изначальный смысл, конфликтность и комичность, драматичность и нелепицу реалий, в особенности российской жизни.

Юрий Гагарин в международном молодежном лагере "Волга" под Казанью

А именно она, жизнь как есть, интересовала Зотова всегда. Нет «маленьких» людей, – говорит Владимир Николаевич, – каждый по-своему значим. Поэтому, наверное, у него так много снимков так называемых простых людей, из толпы, сиюминутных остановленных мгновений. И, опять же, такому подходу к «натуре» есть объяснение. До семнадцати лет он прожил в деревне. И, как считает, ему в этом плане повезло. Речь вовсе не о природе, чистом воздухе и парном молоке – этих прелестях экологически здорового образа жизни. Важнее другое: воспитанному в городе, при всех его преимуществах, не дано познать человека в Природе так, как родившемуся и выросшему в селе, где каждый человек на виду – со своей историей, характером, радостями и печалями. Образно говоря, как инструмент в большом оркестре, ведущий свою партию. Убери кого-то – и звучание музыки станет беднее. Поэтому и большой город (сначала Пермь, потом, с 1965 года, Казань) не отучил Владимира всматриваться в лица и видеть за каждым индивидуальную судьбу,

Такую Казань мы уже никогда  не увидим. Но благодаря этой фотографии будем знать, какой она была

Понятно, что с такими взглядами на жизнь и на фотографию Зотов многие годы не мог показывать все свои фотографии публике, участвовать в выставках. Идеология застойных советских времен нивелировала яркие проявления личности, индивидуальности, не позволяла показывать тяготы бытия. Правда, в «Вечерней Казани», При Андрее Петровиче Гаврилове, он смог опубликовать некоторые снимки о казанских трущобах.

Репортерская Зотова работа сохранила для казанцев тысячи сюжетов об интересных событиях, случившихся в разные годы. «Казанские истории» представляют несколько из них: работы по благоустройству Булака летом 1980 года; авария на Ленинском мосту, которая заставила горожан зимой переходить Казанку по довольно шаткому мосту. Когда-то он снимал по редакционному заданию майскую демонстрацию на площади Свободы – и предположить не мог, что сегодня это фото будет документальным свидетельством другой исторической эпохи.

В годы застоя отдушиной для Зотова и других фотографов был фотоклуб «Тасма», одним из создателей которого был Владимир – вместе с единомышленниками: Владимиром Богдановым, Борисом Давыдовым, Лялей Кузнецовой, Рифом Якуповым, Фаритом Губаевым, Эдвардом Хакимовым, Валерием Михайловым, Владимиром Разумейченко, Вадимом Никифоровым и другими. На их собственные представления о фотографии наложилось творчество великого француза Анри-Картье Брессона. Крохами попадала в страну мировая фотография: выставки «Интерпресс-фото» (одна показывалась и в Казани), западные альбомы, привозимые в Казань коллегами из Грузии и Прибалтики. «Тасмовцы», а в их числе и Владимир Зотов, как бы «сверяли часы» с работами больших мастеров фотоискусства и понимали, что двигаются в правильном направлении.

Здесь сегодня отель "Мираж"

Хотя значительную часть фотографий Зотов до сих пор не выставлял. Например, практически никто не знает о его цыганской серии. А сколько неопубликованных портретов известных казанцев, сколько уходящей казанской «натуры», архитектурных зарисовок, событий культурной и политической жизни республики!

Этого дома у подножия Кремля на улице Баумана уже нет

В последнее время он много снимает Казань уходящую. На его снимках мы видим много домов, которые уже не существуют, порой он успевает на тризну, как в случаях с неказистыми складами под Кремлем – одним из самых древних каменных сооружений Казани, с «Сибирскими» и «Музуровскими» номерами (ул.Баумана и памятник Муллануру Вахитову на фоне развалин).

Все, что осталось от бывшего особняка купца Заусайлова на улице Баумана

В последнее время Зотов и его товарищи-коллеги вновь активно занимаются художественной фотографией. В разработанном ими проекте казанского Дома фотографии есть попытка возродить традиции знаменитой казанской фотошколы, часть которой – творчество Владимира Зотова.

Ему до сих пор интересно брать в руки фотоаппарат. Самая большая любовь жизни длится до сих пор.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов