Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
24.06.2017

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
+13° / +18°
Ночь / День
.
<< < Июнь 2017 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
  • 1897 – В Казани на улице Большой Проломной (ныне ул.Баумана) состоялось пробное освещение от первой городской электростанции.

    Подробнее...

«Звезда мировой величины» Николай Катанов

Имя Николая Фёдоровича Катанова известно многим – известный российский тюрколог, профессор Императорского Казанского университета и Казанской духовной академии, доктор сравнительного языкознания, этнограф, фольклорист, востоковед и общественный деятель. Во многих регионах России его имя ценят и помнят. По праву он считается первым хакасским учёным.

Николай Фёдорович Катанов родился 6 (19) мая 1862 года в Енисейской губернии, в степной местности Изюм (Узюм) в 17 км на северо-востоке от села Аскиз на левом берегу Абакана (приток Енисея). Родители принадлежали к двум основным племенам хакасов: отец – сагаец, мать – качинка. Отец, Федор Семенович Катанов (по-хакасски Хызыл Катанов), был улусным писарем.

Проявившаяся с детства страстная любовь к учёбе привела его в Красноярскую гимназию, которую он окончил с золотой медалью, а позже – на восточный факультет Императорского Петербургского университета. В это время он издал один из первых своих научных трудов – записки о сагайском наречии тюркского языка. Университет закончил уже со степенью кандидата наук.

На период с 1889 по 1892 год он был командирован Санкт-Петербургской Академией наук и Русским географическим обществом в четырёхлетнее путешествие по Сибири, Северной Монголии и Китайскому Туркестану изучать быт и языки тюркских племён. Результатом этой поездки стали многочисленные раритеты, которые составили известную в Казани коллекцию.

Дальнейшая жизнь ученого связана с Казанью. По прибытию в Казань Николай Фёдорович Катанов сдал экзамены на степень магистра турецко-татарской словесности и был назначен экстраординарным профессором по кафедре турецко-татарских наречий.

В эти годы началась его активная общественная деятельность. Он работал в Казанском обществе трезвости, был старостой храма во Имя Всемилостивого Спаса, действовавшего при этом обществе. После создания на базе общества Казанского отдела «Русского Собрания» (КОРС) Н.Ф. Катанов, будучи убеждённым монархистом, включился в деятельность этой черносотенной организации. 4 (17) февраля 1909 года был избран товарищем (заместителем) председателя Совета КОРС А.Т. Соловьёва.

Являясь противником социалистических теорий и «новых» религиозных доктрин, он неоднократно подвергал критике их пропагандистов и теоретиков, среди которых были, в частности, известный татарский поэт Габдулла Тукай, симпатизировавший социалистам-революционерам, и Сардар Ваисов, основоположник «движения ваисовцев», которое Н.Ф. Катанов классифицировал как «мусульманскую секту».

Несколько лет Катанов отдал исследованиям башкирского народа. Он совершил поездки в Уфимскую губернию для изучения башкирского языка. На рубеже XIX-XX веков им была составлена «Азбука для башкирского языка» на основе кириллицы.

В 1903 году Катанов защитил докторскую диссертацию на тему «Опыт исследования урянхайского языка» – труд, который открыл миру тувинский диалект тюрского языка. В 1907 году получил вторую докторскую степень – по сравнительному языкознанию. В 1911-м перешел на работу в Казанскую духовную академию, а после революции 1917 года вновь вернулся в Казанский университет.

Знавших его людей поражала многогранность его деятельности, как научной, так и общественной: он преподавал в университете восточные языки, проводил научные исследования в области тюркской филологии и этнографии, участвовал в научных экспедициях.

Мало кто знает, что профессор Катанов одно время являлся членом Казанского Временного комитета по делам печати, в котором занимался рассмотрением книг на татарском языке. Он внес большой вклад в собирательскую и научную деятельность музея Общества археологии, истории и этнографии и Казанского городского музея, руководил музеем общества, в 1918 году стал заведовать ещё одним университетским музеем – нумизматическим.

Николай Федорович был действительным членом Общества археологии, истории и этнографии Казанского университета в течение 28 лет (1894-1922), из них 16 лет (1898-1914) – его председателем, 2 года – секретарем (1896-1898) и редактором «Известий» этого Общества.

Н.Ф.Катанову принадлежит библиографический обзор работ по Востоку, изданных за рубежом и на родине. Им прочтены на общих собраниях Общества десятки докладов, в «Известиях» напечатаны 130 статей и заметок. Они посвящены отдельным вопросам этнографии тюркских племен, словесности, нумизматики и исламоведения.

Занимался он и историческим прошлым местного края: древнеболгарского государства, Казанского царства и города Казани. Изучал мусульманские монеты из Болгар, Золотой Орды, болгарские эпиграфические памятники, предметы материальной культуры, найденные при археологических раскопках.

С 1906 года судьба учёного была тесно связана с Казанским городским научно-промышленным музеем. До 1917 года он был директором историко-этнографического отдела. Одновременно ряд лет состоял председателем Совета, а с 1906 года был ещё и казначеем музея. Эти должности были общественными – музейщиком он был по зову сердца.

Для городского музея руководство такого видного учёного – магистра турецко-татарской словесности и доктора сравнительного языкознания Казанского университета, профессора Казанской духовной академии, выдающегося знатока восточных и западноевропейских языков, историка, археолога – было большой удачей и придавало всей деятельности музейщиков глубокий научный характер.

Одновременно с общественной работой в городском музее Николай Фёдорович руководил деятельностью других музеев Казани. В 1906 году он активно помогал в создании Церковного историко-археологического музея при Казанской епархии, позднее состоял членом Совета этого своеобразного учреждения и непосредственно участвовал в его работе. Катанов сыграл исключительную роль в создании музея Казанской духовной академии, а во время гражданской войны, когда музею грозила гибель, организовал передачу его коллекций в городской музей.

Николай Фёдорович был страстным коллекционером. Однако многие предметы из его коллекций оказались в разных казанских музеях. Коллекцию татарских литографированных картин – шамаилей – Катанов собирал для городского музея в течение ряда лет. Сейчас они составляют гордость Национального музея РТ.

Городскому музею Николай Фёдорович передал и большинство собранных им предметов старины, среди которых много материалов по истории и этнографии татарского народа, народов Сибири, Среднего и Ближнего Востока. Музей духовной академии благодаря Катанову обогатился предметами буддийского культа, а также этнографии удмуртов, а музей Общества археологии, истории и этнографии – предметами из Болгар, купленными им во время поездки в Спасский уезд Казанской губернии.

«Часто приобретённое на свой счёт он передавал в музеи бесплатно», – писал о коллекционерской деятельности Катанова И.М.Покровский. Катанов помогал не только казанским музеям, но и Красноярскому, Минусинскому, Тобольскому и другим. Он был поистине выдающимся музейным деятелем дореволюционной России.

После 1917 года Катанов вынужден был покинуть городской музей, но фактически не оставил музейную работу. Бруно Адлер, ставший в 1918 году директором музея, привлёк учёного к участию в журнале «Казанский музейный вестник». До самой кончины Катанов оставался в центре музейной жизни города.

Николай Федорович состоял членом двух иностранных обществ: Societe des sciences et lettres в городе Левене, в Бельгии, и Ungarische ethnographische Gesellschaft, в городе Будапеште, в Венгрии, также членом-корреспондентом финно-угорского общества в городе Гельсингфорс, действительным членом императорского Русского географического общества (1894), Русского археологического общества, Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии в Москве, туркестанского кружка любителей археологии в городе Ташкенте, был действительным членом статистических комитетов – казанского и семипалатинского.

После 1917 Катанову удалось избежать преследований со стороны новых властей. Он по-прежнему жил и работал в Казани, где и умер 9 марта 1922 года.

«Здоровье Николая Федоровича пошатнулось с осени 1921 года, после физического паралича, случившегося с ним от переутомления, когда уже далеко не молодой профессор, вместо покоя …, вынужден был долго и непосильно работать: копать землю под посев картофеля и других овощей на огороде, носить их на себе с огорода, находящегося в пяти вёрстах от его квартиры, таскать и перекладывать тяжелые бревна с места на место, колоть дрова, носить воду на второй этаж в свою квартиру по крутой лестнице и многое другое.

Весть о смерти Николая Федоровича быстро облетела всю Казань и поразила всех, знавших его (а его знала почти вся Казань!). В лице покойного наука и казанское общество потеряли незаменимую учёную силу, общественного деятеля и исключительного человека. Можно смело сказать, что потеря его ничем не вознаградима. Это был исключительный самородок и единственный человек на всю Россию», – так писал И.М. Покровский в статье «Памяти профессора Н.Ф. Катанова в 1923 году.

Погребён Н.Ф. Катанов был на кладбище Спасо-Преображенского монастыря, располагавшегося тогда в кремле, впоследствии закрытого. В настоящее время некоторые здания монастыря восстановлены, но кладбище потеряно навсегда.

Как пишет казанский исследователь А.М. Елдашев, по официально утвердившейся версии в начале 1970-х годов его прах был перезахоронен на Арском кладбище. Однако существует и другая точка зрения – останки Катанова потревожены не были и найти их  сегодня уже невозможно. В начале 1970-х годов на Арском кладбище, напротив церкви, появился кетонаф Николая Федоровича Катанова.

Ученый пользуется безмерно глубоким уважением у всех народов, которые изучал, с которыми близко соприкоснулся – хакасского, татарского, башкирского, тувинского. Его вклад в изучение этнографии и языкознания весьма значителен для всего тюркоязычного мира.

Хранят память об ученом в Абакане. После создания в 1994 Хакасского государственного университета ему было присвоено имя Катанова. В том же году Верховным Советом республики была учреждена Государственная премия имени Катанова, которой награждаются наиболее выдающиеся учёные. С этого же времени в университете проводятся традиционные «Катановские чтения», на которые представляют свои исследования студенты, аспиранты и преподаватели.

Интересно, что в 1996 году Советом Министров Республики Хакасия были выпущены суррогатные деньги номиналом 5000 рублей, получившие в народе название «катановки» из-за помещённого на реверсе банкноты портрета учёного.

В Абакане есть памятник ученому, установленный в 2007 году, в честь 145-летия ученого.

Его автор – красноярский скульптор Константин Зинич. В церемонии открытия памятника принимали участие прямые потомки Катанова: внук Николай Георгиевич с супругой и дочерью. В том же году Хакасский национальный музей имени Л.Р. Кызласова открыл выставку «Великий сын древней земли», посвященную страницам жизни и деятельности Н.Ф. Катанова. В Абакане прошел Международный научный форум «Катанов и современность».

2012 год был в Хакассии Годом Николая Федоровича Катанова. 28 декабря Национальная библиотека имени Н.Г. Доможакова в Абакане представила уникальный электронный образовательный ресурс «Звезда мировой величины: к 150-летию первого хакасского ученого Н. Ф. Катанова», подготовленный к 150-летию первого хакасского ученого Николая Федоровича Катанова.

Диск стал победителем открытого конкурса проектов, объявленного Министерством культуры Республики Хакасия, в номинации «Подвижники краеведения».

Снят документальный фильм «Судьба инородца», который повествует о жизни и научной деятельности выдающегося востоковеда. Съемки картины проходили в Хакасии, Тыве, Татарстане, Красноярском крае. В них участвовали преподаватели Хакасского государственного университета имени Н.Ф. Катанова, Казанского федерального университета, Тувинского института гуманитарных исследований. Фильм снят киностудией «Хакасфильм» на средства гранта Правительства Республики Хакасия. Автор фильма – Марина Канадакова. Режиссер и оператор – Юрий Курочка.

В Казани есть Катановский переулок. Так с 2005 года называется бывший Школьный переулок. Возможно, когда-нибудь появится в Казани и памятник. Разговоры об этом начинаются в преддверии каждого юбилея ученого. С таким предложением вышла, в частности, Международная независимая ассоциация трезвости. Она же внесла предложение восстановить дом, в котором жил Николай Катанов в Казани, открыв в нем музей трезвости.

Сегодня в фондах Национального музея РТ можно не раз встретиться наследием Николая Фёдоровича Катанова – с написанными его рукой ярлыками к предметам, вещами из его коллекций.

Артур Бакиров

Производственная практика в редакции 2012 года

 Использован очерк Г.Назиповой из журнала «Казань», №3 2005

Читайте о Н.Ф. Катанове – http://страна-читалия.рф/sus4_0/file/katanov.pdf

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов