Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Сентябрь 2020 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        
  • 1920 – 26 и 27 сентября работал Учредительный съезд Советов рабочих, красноармейских и крестьянских депутатов, избравший руководящие органы Татарской АССР: Центральный Исполнительный Комитет Советов рабочих крестьянских и красноармейских депутатов Автономной Татарской Социалистической Советской Республики

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Николай Агафонов: «страстная любовь» к истории

Николай Яковлевич Агафонов (1842-1908) оставил богатое наследие как историк-краевед. Современники в 1907 году писали о его «страстной любви» к историческим исследованиям.

Родился Агафонов в Казани в мещанской семье. Окончил приходскую школу, уездное училище, гимназию и в 1866 г. поступил в Казанский университет, не окончив учебу, экстерном сдал экзамены на звание учителя истории и географии. В 1870-1875 гг. работал домашним учителем.

Рано начал публиковаться. Его первое печатное произведение появилось в 1866 г. Совместно с П.П.Васильевым он издал сборник «Казанское книжное дело». С декабря 1868 г. – секретарь редакции, с мая 1870 г. – редактор газеты «Казанский биржевой листок»; с января 1872 по январь 1874 г. издавал и редактировал «Камско-Волжскую газету». В этой газете были опубликованы его обстоятельные очерки об историке Н.И.Костомарове, писателе И.С.Тургеневе, драматурге А.Н.Островском, историке А.П.Щапове, математике Н.И.Ло-бачевском, химике А.М.Бутлерове и др. Царская цензура запретила издание этой газеты за публикации о тяжелом положении рабочих, о народном просвещении, об общественном движении.

Домашнее учительство не удовлетворяло необходимые потребности семьи Агафонова, и в 1875 г. он устроился помощником кассира в банк. Вскоре его назначили секретарем отделения Казанского государственного банка, в 1881 г. он стал бухгалтером управления Казанского учебного округа, проработав в этой должности до 1907 г. Ни разу не брал отпуска. Творческим трудом занимался только вне службы, по вечерам.

В 1876 г. Агафонов организовал выпуск литературного сборника «Первый шаг». Автор этого очерка имеет в своей библиотеке его уникальный экземпляр. Сборник был встречен прогрессивно мыслящими людьми благожелательно и быстро разошелся. Особо выделялись в нем две статьи: «Из воспоминаний казанского студента» и «Как добились себе воли казанские суконщики». В первой рассказывается о безобразиях, которые стали причиной студенческих волнений в начале шестидесятых годов XIX века и повлекли за собой много жертв, во второй описываются истязания, которым подверглись работники Казанской суконной мануфактуры в ответ на их обращения к высочайшим особам. Обе статьи по запоздалому решению цензуры подлежали запрету.

Нас больше интересует Агафонов-краевед, а он в этой области сделал очень много. Статьи свои печатал не только в Казани, но и в столичных изданиях – «Русская старина» и «Исторический вестник».

Николай Яковлевич тесно сотрудничал с редакцией энциклопедического словаря Брокгауза и Эфрона, писал об образовании и деятельности Казанского учебного округа. Жаль, что об этой стороне его деятельности, о сборнике «Первый шаг» нет упоминания в Татарском энциклопедическом словаре.

Из его краеведческих публикаций можно почерпнуть много интересного и полезного по истории Казани. Дважды выходила его книга «Казань и казанцы»: первый раз – в 1906 г., второй – в 1907 г. Здесь много фактов из казанской жизни XVIII-XIX веков, которые до него были малоизвестны, например, о пребывании в Казани царствующих особ.

В главе «Казанские городские головы» Агафонов приводил биографии и интересные факты из жизни И.Ф.Дряблова, В.Т.Пояркова, П.Г.Каменева, А.Б.Аникиева, И.И.Кобелева, П.И.Богдановского, А.И.Квасникова, П.И.Комарова, П.Д.Смирнова, О.С.Петрова. Рассказывая о Дряблове, он пишет, что «в Дрябловском доме (ныне ул. Джалиля), сохранившем свою первоначальную архитектуру, помещается в наши дни дешевый татарский трактир, …принося городу ничтожный доход. Бывший городской голова С.В.Дьяченко намеревался поместить в Дрябловском доме городской музей, что было бы более прилично для исторического здания, но намерению этому не суждено было осуществиться».

В статье о П.Г.Каменеве впервые был помещен портрет поэта Гавриила Каменева, одного из первых представителей раннего русского романтизма, автора поэм «Громобой» (1796) и «Громвал» (1804). Говоря о генеалогии старинного купеческого рода Каменевых, Агафонов доказывал, что предком их был казанский татарин – мурза Макул. Он приводил также генеалогические древа старинных дворянских родов Манассеиных, Износковых и старинного купеческого рода Котеловых.

Агафонов рассказал о казанских литераторах и ученых: исследователе чувашской народности В.К.Магницком, историке-краеведе Н.К.Баженове, педагоге К.С.Рябинском, общественном деятеле А.С.Гацинском и др. Составленный Агафоновым казанский некрополь (список погребенных на городских кладбищах в 1794-1894) и указатель статей газеты «Казанские губернские ведомости» за 1843-1844 гг. дороги нам тем, что в них хранится ценная информация справочного характера.

В 1906 г. вышел из печати сборник Агафонова «Из казанской истории». В нем многие страницы посвящены университетским ученым: столетнему юбилею Н.И.Лобачевского, профессорам Н.Н.Буличу, Н.А.Осокину, А.М.Бутлерову. С особым расположением пишет он об А.П.Щапове, который выступил в защиту крестьян, расстрелянных в селе Бездна в 1861 г., за что его выслали из Казани. Он опубликовал материалы о купеческих фамилиях – Дрябловых, Крупениковых и т.д.

Для нас любопытно агафоновское описание Казани XVIII века: от Спасских ворот кремля к Черному озеру шла кривая улица, где «разбросаны были там и сям маленькие деревянные лавки, парусные палатки, лари и скамейки. Это был «житный торг» Казани. Здесь продавались мука, крупа, масло, картофель, лук, печеный хлеб, калачи, пироги и прочие съестные припасы. Внизу откоса, на самом берегу Черного озера, в полугорье, стояло несколько закоптелых куреней, в которых с раннего утра и до ночи происходила оживленная стряпня: пеклись блины, приготовлялся студень, варились лапша, пельмени, кисель, прочие простонародные кушанья, которые продавались тут же потребителям, расположившимся под открытым небом на низких скамьях за досчатыми, врытыми в землю столами».

А вот эффектное изображение одной из казанских улиц: «Улица по хребтам гор не являлась улицей в собственном значении слова»; группа небольших деревянных домов и изб была разбросана «без всякой системы и порядка вдоль невысоких холмов, шедших цепью» (от нынешней ул. К.Маркса до ул. Бутлерова), «за холмами шумел густой лес, помнивший, может быть, осаду Казани» (1552 г.); …между этою группою холмов, которым присвоено было наименование улицы «По хребтам гор» и с другой стороны высоким обрывом, на верху которого начинается теперешняя Воскресенская улица (ныне ул. Кремлевская), тянулся в те времена кривой овраг, застроенный местами землянками и лачужками бедняков. Вдоль русла этого оврага впоследствии выросла Кузнечная (позднее Рыбнорядская, в настоящее время ул. Пушкина) улица… и на этой улице жили просто, патриархально, население состояло из мелких торговцев, посадских людей и ремесленников (цеховых), между которыми преобладали чеботари, паяльщики и рукавишники».

Эта местность начала планово застраиваться после Крестьянской войны 1773-1775 гг. под предводительством Е.И.Пугачева. При наступлении Пугачева на Казань Арским полем называлась территория от современных улиц Жуковского и Гоголя до военного госпиталя, а раньше Арское поле начиналось от самой площади Свободы.

Нельзя не упомянуть еще об одном интересном труде краеведа. Его очерк – «Историческая объяснительная записка наименования казанских улиц» – хороший справочный материал для тех, кто изучает историю города. Он указывает в ней названия улиц, площадей, мостов и места их расположения, приводит редко встречающиеся в краеведческой литературе факты из жизни города: о существовании в Казани в XVII в. стекольного завода (сейчас это место затоплено Волгой), о Мещанской улице (ныне Нариманова), где размещались неслуживые татары, их по указу Екатерины II записывали в мещанское сословие. Интересны предложения Агафонова по переименованию некоторых улиц и площадей. Например, он предлагал назвать одну из улиц именем известного поэта Каменева, нашего земляка. Кстати, ни одно из его предложений не было воплощено в жизнь.

Издание это, конечно, раритетное, но каждый желающий может с ним познакомиться на сайте Национальной библиотеки. Книги Агафонова находятся в отделе татарской и краеведческой литературы. Он автор рассказов бытописательского содержания, повести в письмах «Христиане» (1887) – из времен Нерона, романа «Иная жизнь. Старая, но вечно гонимая секта» (1906). К сожалению, Агафонов не закончил биобиблиографический словарь писателей и журналистов Поволжья, Урала и Сибири.

Агафонов обладал уникальной библиотекой, которая после его смерти поступила в библиотеку Казанского университета. Ее каталог был опубликован в 1911 г.

Николай Яковлевич Агафонов умер 7 июля 1908 г. Сказалась злейшая беспрерывная работа.

Татарский энциклопедический словарь назвал Агафонова историком, краеведом, собравшим и опубликовавшим обширные материалы по истории Казани, биографии многих знаменитых деятелей и членов известных в Казани купеческих и дворянских родов. Но по вкладу в казанское краеведение его можно с полной уверенностью назвать энциклопедистом казанской истории.

Краевед был опубликован на Арском кладбище, но захоронение не сохранилось.

 

  Издательский дом Маковского