Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
28.03.2017

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
-1° / +1°
Ночь / День
.
<< < Март 2017 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1768 Российская императрица Екатерина II утвердила первый план застройки Казани, разработанный архитектором В.И. Кафтыревым.

    Подробнее...

Внештатный автор Борис Милицын

Всегда вызывают интерес как профессиональный, журналистский, так и личностный, люди, которые активно сотрудничают со средствами массовой информации, будучи нефтяниками, радиоинженерами, педагогами или связистами, как Борис Рафаилович Милицын.

 Мотивы этой активности могут быть разные. Для одних  это   форма проявления гражданской позиции, для других – способ самореализации. В творчестве  Бориса Рафаиловича, как мне кажется, есть оба мотива.

Он пришел к мысли сотрудничать с газетами, будучи активным лектором Татарского обкома КПСС. Выступая в различных аудиториях по важным вопросам общественно-политической жизни, Борис Рафаилович понял, что можно значительно расширить число своих слушателей, если выступать  на эти же темы в печати.

В 60-е годы прошлого века у него возник интерес к темам историческим, в немалой степени подстегнутый краеведческими конкурсами. Отвечая на вопросы исторических викторин газет «Республика Татарстан», «Казанские ведомости», участвуя в конкурсах на радио и телевидении, во всероссийском конкурсе «Филантроп» (2005 год), Борис Рафаилович узнал много нового о родном городе.

Победители краеведческого конкурса в редакции газеты "Республика Татарстан"

Конкурсы заставили его читать историческую и краеведческую литературу. Убедившись в том, что в опубликованных источниках встречаются фактические ошибки, он стал обращаться к архивной информации, и потому его публикации в той же «Республике Татарстан» добавляли много новой информации по уже известным фактам.

Постепенно круг тем, которые вызывали интерес Бориса Рафаиловича, расширялся. Ему захотелось рассказать о людях, с которыми он был знаком. Так в печати появилась целая серия зарисовок, которые были объединены в 2010 году в книгу «В годы суровых испытаний на защиту Отечества». Герой-десантник, разведчик Лев Нахамкес оказался родственником Милицына.  С маленькой Верой Кузьминой, отличником фронтовой связи, он работал в Казанском радиоцентре, с Бенционом Тейтельбаумом, расшифровавшим химический состав немецких отравляющих веществ, – в Химическом институте имени А.Е. Арбузова (ныне Институт органической и физической химии КНЦ Российской академии наук).

Такие зарисовки публиковались в разных газетах и журналах, в том числе в газете «Казанские истории», с которой Борис Рафаилович сотрудничает с 2004 года. Его перу принадлежит более 250 публикаций, начиная от академической Татарской энциклопедии, архивного журнала «Эхо веков» и заканчивая ведомственными СМИ.

Борис Милицын в музее связи

Благодаря особой осведомленности автора в профессии связиста читатели узнали много нового об истории связи в нашей республике. Оказалось, что Казань была в числе городов, в которых вершились судьбы этой отрасли. Среди таких публикаций можно выделить публикацию о любительском телецентре Казани, который стал основой Казанской студии телевидения, о работе Всесоюзной радиовещательной станции, благодаря которой Казань стала в годы Великой Отечественной войны важным звеном правительственной радиосвязи.

Выход в свет книги «Найди свои корни (Милицыногорье)» показал еще одну тему, которая увлекла Бориса Рафаиловича. Он обратил внимание на историю своей семьи, своего рода, и мы узнали много интересного о жизни Казани в разные исторические периоды, начиная с середины XIX века. Его прадед Пейсах Милицын был сыном старого кантониста, николаевского солдата в 1840-1860 годах; его дед, Абрам, его сыновья – Михаил, Лев, Енох и Захар – специализировались на торговле мужской обувью.

Молодой Борис Милицын

Если учесть, что исторический центр  Казани, где проходили детские и юношеские годы Бориса Рафаиловича, практически стерт с лица земли, летопись семьи Милицыных, написанная им, представляет несомненный интерес не только простых читателей, но и ученых-историков.

Что очень важно, в личном архиве Бориса Рафаиловича оказалось много редких фотографий старой Казани. Например, только у него нашелся снимок «бегемота» (часть бывшего Гостиного двора на улице Ленина, возле Кремля) после обрушения то ли в 1954, то ли в 1955 году.

Борис Рафаилович рассказывает о своей семье на фоне общей истории страны, и судьба страны преломляется в судьбах конкретных людей. Один пример. В исторической литературе рассказывается о так называемом Казанском обводе – линии окопов, надолбов, противотанковых рвов и дзотов, которые создавались на правобережье Волги на случай прорыва немецких войск в наш глубокий тыл. Укрепления были сданы в срок, но они стоили жизни и здоровья тысячам казанцев. «Людям говорили, что на работы их посылают дней на 10-20, а оставались там они более двух месяцев. Голодные, плохо одетые, в страшные 45-градусные морозы с рассвета до темноты они рубили мерзлую землю. Спали в деревнях на холодном полу, – пишет Борис Рафаилович в главе «Генерал Раечка». – Там, на Казанском обводе замерзла и моя близкая родственница Белла Шумахер. Она не дошла с работы до села.

Страшные рассказы пришлось нам слышать от участников окопного рейда. Там были: сестра жены Таисия Трифонова, отец моего друга Борис Ханжин, тетя друга Галина Макарова и другие мои знакомые и родня моих знакомых».

Мы видим, как преследовались дети купцов в первые годы советской власти, как складывалась их судьба в годы репрессий (только в близком семейном окружении Милицына «врагами народа» были объявлены 6 человек). И эти воспоминания обычного гражданина нашей страны дорогого стоят. Тем более что вспоминает Борис Рафаилович, опираясь на надежные источники. И не только архивные. Многие годы он записывал увиденное и услышанное в личном дневнике, а потому его история полна точных наблюдений, населена людьми с конкретными именами и биографиями.

Закономерным этапом творческого развития Бориса Рафаиловича стало его обращение к жанру документальной прозы. На этот раз он предлагает читателям книгу воспоминаний об одном из этапов своей личной жизни.

После окончания Казанского техникума связи Борис Милицын получил направление на Чукотку, где прожил несколько лет – с 1951 по 1954 год.      «В книге, которую читатель держит в руках, приведены воспоминания молодого человека, вступающего в трудовую жизнь в суровые и тяжелые послевоенные годы нашей Родины, – пишет автор в предисловии. – Невысокий, неспортивный, я был достаточно сильный духом и принял вызов судьбы без страха, хотя, безусловно, определенный внутренний страх, конечно, присутствовал, но я в этом никому не признавался. Только через много десятков лет я осознал, по какому острию бритвы прошел и не сорвался, не пропал в 1951-1954 годах на Крайнем Севере».

С большой любовью Борис Рафаилович описывает природу этого сурового края. Вот лишь одна цитата: «Деревья на Севере умирают лежа, как люди. Каждое лето мерзлота чуть-чуть отступает и в каждый сантиметр вонзается какой-нибудь корешок. Сильная буря зимой валит слабые на ногах деревца. Только крученные, верченые, низкорослые деревья, измученные поворотами за солнцем, теплом, держатся крепко, одиноко, далеко друг от друга».

Он вспоминает людей, с которыми ему довелось жить и работать на старте трудовой деятельности. Например, он вспоминает старика Шумкина, который никогда раньше не был на «материке»: сначала работал на Колымских приисках, потом началась война… «Устроился где-то сторожем, так и остался жить на Севере, – пишет Борис Рафаилович. – Он держал единственную в поселке дойную козу, продавал молоко  кружками, по записи для ребятишек. Однажды решил Шумкин посмотреть новый послевоенный мир, погреться на солнышке «на югах». В Одессе решил накормить и напоить посетителей ресторана за свой счет. Заказал ужин и музыку и был арестован, как чуждый элемент. У него нашли аккредитив на 100 тысяч рублей. Продержали старика в милиции несколько суток. Сделали запрос, уточнили биографию и отправили опять на Чукотку к любимым оленям, но… уже без денег, с пустым кошельком. Вот так он познакомился с жизнью на «материке».

Воспоминания Милицына знакомят читателей с бытом северных территорий. Особо впечатляет глава о том, как на Чукотке растили картофель.

Как и в книге «Найди свои корни (Милицыногорье)», история частной жизни разворачивается на фоне исторических событий большой страны. Рядом с рассказом о суровых буднях   поселка Марково, который автор называет «Крымом» Чукотки, – эпизоды «большой» истории. Вот как описывает Борис Рафаилович свои трудовые будни: «В Марковской больнице был рентгеновский аппарат, снятый с армейского фургона. По просьбе главного врача Нины Алексеевой я сделал ремонт и профилактику аппарата и стал работать по совместительству рентгенотехником. … Я постигал тайну аппарата, собранного из старого военного оборудования на колесах. Работал почти без защиты. Все оборудование стояло в одной комнате – и электропитание, и аппарат. Был только один просвинцованный фартук для врача, я был в двух метрах от места осмотра больного. Делали только рентгеноскопию.

Навидался я много страшного. У молодых людей были большие каверны, признак туберкулеза. Особенно тяжело было смотреть на женщин. До сего времени видится в глазах экран с просветленными кавернами в легких».

А рядом – воспоминания о главном историческом событии 1953 года: «На Севере радист был первый, кто узнавал о радостях и печалях. Так случилось, что я первым в нашем поселке Марково получил известие о болезни Сталина. … В эту ночь информация была короткой, и только через сутки пошли медицинские сводки о состоянии здоровья. … Рядом со мной в радиоузле ночью находился представитель «органов». В райкоме и исполкоме свет горел всю ночь, все бодрствовали.

Из бюллетеней ничего понять было нельзя, ясно только, что ничего хорошего нет. Воинская часть была приведена в боевую готовность. Отменены любые увольнения в поселок. Аэродром окружила воинская часть.

5 марта 1953 года – смерть Сталина. Не помню дословно все слова, звучавшие следующим утром по радио по всем каналам вещания. А мне доступны были радиоканалы, и я слышал на всех языках слова: смерть, смерть.

Был объявлен в стране четырехдневный траур. Казалось, остановилась жизнь, обрушилось небо. Мне поручили читать в клубе некролог. Почти весь зал, все пришедшие жители поселка вслух плакали. У меня срывался голос. Народ долго не расходился по домам, все стояли с непокрытыми головами.

Один бывший зэк, из бывших политических, потом рассказывал: «Когда в лагерь пришло известие о смерти Сталина, начальство растерялось, заключенных три дня не выпускали из бараков. Среди зэков пошли слухи – «Усатый хвост откинул», поднялся дикий шум. Сотни уст скандировали: «Подох! Подох!»

Начальник приказал заключенным снять шапки и минутой молчания почтить память умершего. Но те сняли шапки, молча подбросили их вверх над головами».

Скептически отношусь к обилию мемуарной литературы, которой стало много на информационном рынке. Сегодня издать  книгу может себе позволить практически каждый, у кого есть деньги или связи. Но в этом мощном потоке встречаются настоящие жемчужины, к каковым, без сомнения, относятся мемуары Бориса Рафаиловича Милицына.

 Любовь Агеева, главный редактор газеты «Казанские истории»,

заслуженный работник культуры РФ и РТ.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов