Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Июль 2020 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1913 – В Казани родился Нияз (Ниаз) Курамшевич Даутов, народный артист РСФСР, видный представитель советского музыкально-театрального искусства.

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Гармоничный мир Магдалины Мавровской

Творчество известного казанского художника Магдалины Константиновны интересно тем, что она воссоздала на своих офортах Казань, которую мы уже потеряли.

В чем своеобразие Магдалины Мавровской, как художника, в чем заключается тайна обаяния ее городских пейзажей, полных простоты и умиротворения, почему ее графика вызывает живой интерес сегодня?

Художественный примитив стал одним из ключевых понятий современного искусства, большая часть которого в той или иной степени проникнута народными формами художественного сознания, от  самодеятельных «примитивов» до профессиональных художников,   инстинктивно устремленных к народным глубинным традициям или   же прибегающих к их сознательной стилизации.

Как мастер видописи,  Магдалина Мавровская соприкасается с этой традицией в самой своей основе. Для нее, как художника этого жанра, окружающее обладает изначальной ценностью, и уже поэтому оно достойно объективного, последовательного и правдивого воспроизведения, где каждая деталь  видимого мира имеет свою значимость. Мавровскую как художника определяет сочетание принципов «высокого» профессионального искусства и особого типа художественности, в котором живет «внутренняя память» народной культуры, поэтика художественного примитива, причем не сознательно, а стихийно и  на самых разных уровнях: и в мировосприятии жизни, и в приемах  изображения.

Ее лучшие работы отмечены цельностью и непосредственностью восприятия, в них есть та «свобода» от большого «ученого» искусства, которая дарит ей преимущество творческой молодости. К числу удач принадлежит офортная серия «Казань в недалеком прошлом», в которой Мавровская  достигает тонкого соотношения реального и вымышленного, исторической документальности и поэтического воображения.

 

Волнующие, давно забытые названия: «На Воскресенской улице». «Федоровский  монастырь», «На бывшей Грузинской улице», «Театральная площадь», «Каток на Черноозерской улице»...

С необычайной легкостью и свободой художник вписывает в изображения городских улиц «приметы» прошлого, полные жизненного правдоподобия. Мы ощущаем мерный ритм повествования ее полужанровых пейзажей, оживленных фигурками людей: пассажиры конки, водовозы, обитатели казанских дворов, утопающие в снегу с вязанкой дров, монахи у монастырских ворот и миряне, неспешно прогуливающиеся в летний день, нищие на ступеньках храма...

Домик Аксакова

Эти виды безыскусны и просты, они полны занимательности и искреннего чувства, составляющего их особую поэтичность. Это сближает листы Мавровской с гравюрами старых мастеров, таких, как Василий Турин и Эдуард Турнерелли.

Сегодня изменились облик Казани, быт и ритм городских улиц, а вместе с этим ушло и нечто большее: ощущение соразмерности этого мира человеку. И, возможно, поэтому Казань «в недалеком прошлом» на гравюрах Магдалины Мавровской, где так гармонично в окружающем их мире существуют его обитатели, кажется нам сегодня столь же притягательной, сколь и безвозвратно ушедшей, оставшейся в далеком прошлом.

Во многом определяющим для Магдалины Мавровской является одно качество: и в жизни, и в творчестве она ощущает себя хранителем истории. Ее усилиями  в 60-е годы в Казани была создана и сохраняется до сих пор офортная мастерская при Художественном фонде.

Импульсом к созданию ее первых офортов о Казани послужило известие о реконструкции старой части города вдоль берега Казанки, о том, что будут снесены пристань и деревянные постройки. Отсюда во многом исходит и ее стремление к достоверности изображаемого, и трогательное внимание к деталям. Но достоверность у нее не равнозначна документальности.

В ее работах всегда есть ощущение времени, эпохи, реальности прошлого и настоящего: беседка и домик Ульяновых под мартовским снегом в серии «Кокушкино...», кремлевские башни зимой («Башни Казанского Кремля»), старая пристань времен молодого Горького, кибитка на зимней дороге у Арской заставы, затерянные островки прошлого из серии литографий «По берегам Волги», («Свияжск», «Разные эпохи», «Церковь в Рыбинском водохранилище»).

Художник создает свой мир, в котором стремится сохранить настоящее и приблизить дорогое ей прошлое, сделать его более доступным и узнаваемым для нас, и делает это с удивительной простотой и органичностью. Сегодня, когда так очевидна необходимость простого и личностного в искусстве, и «двойственность теснит подлинность на всех фронтах», графика Магдалины Мавровской, оставаясь узнаваемо индивидуальной, вновь востребована и по-прежнему привлекает зрителя.

Статья из каталога выставки  М.Мавровской. 2001 год

«Казанские истории», №9-10, 2004 год

 

Так оживает история

Почти 70 лет неустанного труда, сотни тщательно исполненных рисунков, эстампов, акварелей –  таков творческий вклад заслуженного художника Татарстана Магдалины Константиновны Мавровской в развитие искусства нашей республики.

Ее имя хорошо известно не только казанцам: Мавровская – постоянная участница всероссийских и зональных выставок. Недавно в Выставочном зале Союза художников состоялся ее юбилейный вернисаж, посвященный 90-летию со дня рождения (жаль, что продолжался он недолго, и немногие желающие успели его посетить). Художница владеет многими графическими техниками: карандашом, углем, акварелью.

Магдалина Мавровская. Автопортрет

В 60-х годах она одной из первых в республике обратилась к офорту –  сложной, трудоемкой технике и в совершенстве овладела ей. Она стала мастером графического пейзажа. Ее лучшие работы: «Деревня Кокушкино – место первой ссылки В.И.Ульянова-Ленина (1967-1968), «Булгары» (1968-1969), «Горьковские места в Казани» (1976-1979), «Башни Казанского Кремля»  (1976-1978), «Казань в недалеком прошлом», «Старая Казань» (1987-1989).

Штрих в ее офортах различен – он может быть и легким, трепетным, и сочным, энергичным, в зависимости от эмоциональной окраски образа. Изящество, тонкость, лаконизм, умение добиться на крошечном пространстве листа ощущения глубины и простора, способность вдохнуть в него жизнь – вот отличительные особенности работ Магдалины Константиновны. В каких только жанрах она не работает: портрет, натюрморт, жанровая сцена (часто они полны доброго юмора).

Особенно близок художнице архитектурный пейзаж – ею были созданы чудесные серии рисунков, акварелей и офортов, посвященных Абрамцеву, Старой Мариинке и новому Волго-Балту, Великим Булгарам, Тукай-Кырлаю. Но главной любовью художницы остается Казань.

– Когда я приехала в Казань,  – рассказывает Магдалина Константиновна, – а было это в 1931 году,   меня просто ошеломила старая ее часть. Захотелось узнать, какой была Казань раньше, сто, двести лет назад... В то время в городе были еще старинные улочки, почти не тронутые с прошлого века, еще существовали бакалейные лавки Деренкова, некоторые старинные церкви и монастыри, позднее снесенные.

Я делала зарисовки с натуры для себя, даже не предполагая, что они пригодятся впоследствии. Хорошим знакомым моей семьи был известный историк и археолог, автор книги о Казани Николай Федорович Калинин. Ряд рисунков я сделала по его просьбе.

Много любопытного о прошлом нашего города узнала я из книг Пинегина, Загоскина, Агафонова, Дульского. Я собирала все: книги, старые открытки, фотографии. С книг, старинных иллюстраций и началось мое увлечение техникой офорта.

В юности я и не мечтала стать художницей, хотя рисовать любила всегда. Хотела поступать в Лесной институт (родилась в селе Маминское Екатеринбургской губернии, на Урале, поэтому лес люблю с детства), но тут произошло неожиданное: один из студентов, увидев мои рисунки, взял и отнес мои документы в Казанский техникум искусств (так тогда называлось художественное училище). Я была принята.

После его окончания в 1934 году работала художником-оформителем методкабинета Наркомпроса ТАССР, затем –  в «Татхудожнике», Художественном фонде.

Трудно представить, сколько сил, времени и энергии вкладывает Магдалина Константиновна в каждую свою работу. Когда в 1976-1979 годах  она работала над серией офортов «Горьковские места в Казани», сад генеральши Корнэ, где юный Алеша Пешков был садовником, уже не существовал. От фонтана оставались лишь развалины бассейна с постаментом – украшавшая его скульптура давно исчезла.

Дом Деренкова, в булочной которого работал Алеша Пешков, в будущем великий писатель Максим Горький

Художница пересмотрела сотни фотографий и рисунков, беседовала с историками, литературоведами, краеведами, старожилами, но выяснила, что на постаменте находилась грациозная фигурка цапли, ее мы и увидели на офорте Мавровской «Сад генеральши Корнэ».

 А вот Старую пристань, ночлежку на улице Мокрой, Марусовку, остатки строений бывшего Стекольного завода Мавровской удалось застать, и запечатлела она их с натуры. Поэтому ее работы, помимо художественной, обладают еще и большой исторической ценностью.

Арская застава

В 80-х годах Магдалина Константиновна создает удивительный графический цикл «Казань в недалеком прошлом», где мы видим наш город таким, каким он был в дни юности Горького и Шаляпина. Мчатся по улицам извозчики, торопятся по своим делам горожане, медленно везет огромную бочку водовоз –  и все это на фоне уникальных зданий, ныне уже не существующих: дома Бронникова (ул.К.Маркса, на его месте Выставочный зал Союза художников), мимо памятника Г.Р. Державину, Федоровского бугра со старинным монастырем (на его месте НКЦ «Казань»)…

– Магдалина Константиновна, как вам удалось создать такое огромное количество работ? Что помогало вам, служило источником вдохновения?

– Ждать вдохновения иногда приходится слишком долго. А работа гасит плохое настроение, заставляет забывать о неприятностях и обидах... Тогда и приходит вдохновение.

Ольга ВЕРБИНА,  старший научный сотрудник ГМИИ РТ

  Издательский дом Маковского