Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Октябрь 2020 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
  • 1965 – На летно-испытательной станции завода №387 (сегодня Казанский вертолетный завод) осуществлен первый полет серийного многоцелевого вертолета МИ-8. Эта машина стала самой популярной на планете в своем классе

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Щетинкин Павел, казанский купец

Имя Павла Васильевича Щетинкина, купца 1-й гильдии, прочно связано в истории Казани с гостиницей «Казань», которую он основал в 1889 году.

Бизнес был у Щетинкина, выражаясь на современный манер, диверсифицированным: помимо гостиничного бизнеса, он владел самыми крупными в Казани ювелирным и мануфактурными магазинами, крупнейшим в Поволжье меховым производством. Но путь до успешного предпринимателя был тернист и некороток.

Павел Васильевич родился 3 ноября 1846 года в Казани в купеческой старообрядческой семье. Когда Павлу был год от роду, он потерял мать – Матрёну Севастьяновну (1813-1847). Его отец Василий Иванович (1810-1860) перебрался в Казань из пригородной деревни Борисково,  в 1835 году выписал себе купеческое звание. У него была небольшая мануфактурная фабрика и торговля в Гостином дворе.

Сохранился полукаменный особняк (на улице Большой Красной, 39 напротив консерватории), отстроенный Василием Ивановичем незадолго до смерти.

(В настоящее время на реставрации. После ее завершения это будет еще одно здание Казанской консерватории – Ред.).  Купец Павел Васильевич Щетинкин. Фото из архива автора

Павел получил домашнее образование и в 12 лет стал помогать отцу на фабрике. Но череда смертей преследует юного Щетинкина: сначала в 1859 году умирает мачеха Мария Андреевна, а следующем, в пятидесятилетнем возрасте – отец. 14 лет от роду Павел остался полным сиротой.

Павел Щетинкин рано проявил самостоятельность. Еще будучи 15-летним подростком, он сам начал вести дела, хотя официально до 1866 года его опекуном числился Иван Яковлевич Тихонов – совершеннолетие по законам Российской империи наступало на двадцать первом городу жизни. Бизнес отца он доводит до совершенства и через 20 лет становится главным мануфактурщиком Казани.

Оптовая и розничная торговля мануфактурой – основа щетинковского бизнеса. Его главный магазин с продажей суконных, шерстяных, шелковых товаров, бумажной пряжи и т.д. находился в Гостином дворе (на том месте, где расположен знаменитый «бегемот»), рядом с Толкучим рынком. В начале ХХ века торговый оборот только с продажи мануфактуры Щетинкин довел до 3 млн. рублей.

В 1871 году купец стал торговать и меховыми изделиями. Его фабрика располагалась собственном доме на Большой Проломной улице и была оборудована машинами «новейшей конструкции». Основной специализацией были мужские и дамские ергаки (дохи). Также предлагались крытые шубы, модные палантины и горжетки «по последним заграничным журналам». До революции уфимцы, пермяки, симбирцы, самарцы и казанцы именно у Щетинкина покупали модные шубы и шубки. Кроме того купец торговал мехами, которые закупались исключительно в сыром виде на Ирбитской, Мензелинской, Нижегородской и Симбирской ярмарках, а некоторые – «в северной полосе России, Сибири, отчасти Азии и из заграницы» и выделывались здесь же, в Казани.

Торговый оборот с торговли мехами достигал к концу ХIХ века до полумиллиона рублей.

Купец значительно расширяет свой бизнес, создает сеть магазинов по торговле мануфактурными и меховыми товарами во всех соседних губернских столицах – Уфе, Самаре, Нижнем Новгороде, Перми, Симбирске. Под магазины сначала арендуются, а потом и выкупаются дома в самом центре этих городов. Кроме того Щетинкин торгует на всех окрестных ярмарках – Нижегородской, Бузулукской, Чистопольской, Симбирской, Мензелинской, а сначала XX века – на Лейпцигской в Германии. Бизнес ширится. Павел Васильевич открывает в Гостином дворе магазин по торговле мебельными, драпировочными, обойными товарами и церковной утварью, а рядом на той же Воскресенской – самый крупный ювелирный магазин.

Наибольшую славу купцу привнесла гостиница «Казанское подворье», которым он владел с 1889 года. «Двухсветный общий зал, – вещает реклама начала ХХ века, – рояль, первоклассная кухня, кофейный буфет, парикмахерская, ванны и души, телефон, посыльные, русские газеты. Гостиница эта по устройству, безукоризненной чистоте, удобствам и образцовому порядку отвечает самим строгим требованиям новейших европейских гостиниц. 165 роскошно обставленных номеров от 65 копеек до 4 рублей».

"Казанское подворье" на Большой Проломной улице (здание слева)

Собственно гостиницей она стала называться только в советское время – этого слова до революции казанцы чурались. Считалось, что «гостиницей» или «трактиром» можно назвать только низкопробные заведения. Поэтому гостеприимное заведение фигурировало под разными названиями: сначала «Казанское подворье», потом – «Номера П.В. Щетинкина», а после перестройки 1902 года на французский лад – «Нotel de Kazan».

Наряду с железнодорожным вокзалом Руша «Номера Щетинкина» (так чаще всего называли эту гостиницу) были настоящими воротами в Казань для всех приезжающих. Кого она только не видела на своем веку: антрепренеры и выдающие артисты, поэты и писатели, комиссионеры, путешествующие и приезжающие или проезжающие по служебной надобности, разных сословий – дворяне, купцы, мещане, священники, а порой жулики и аферисты.

С балкона «Казани», раскачиваясь и махая кулаком, вешал «о заре человечества» Лев Троцкий после освобождения (или как это сейчас называется?!) Казани от белочехов в начале сентября 1918 года.

Собинов, Вертинский, Маяковский, Есенин, Горький, Толстой – это маленький перечень в огромной череде знаменитостей, начинавших знакомиться с городом из окна «Казани». Здесь при ресторанном оркестре нашли на короткое время приют приехавшие в 1945 году шанхайские джазмены с Олегом Лундстремом, будущим метром советского джаза.

«Казань» оставалась самой крупной гостиницей нашего города вплоть до 1970-х годов. Фешенебельность ее постепенно исчезала: в советских переделках уже не угадывались былая роскошь и лоск. Если питерцы холят и лелеют свою «Асторию», и ей после реконструкции уготована блестящее будущность, то нашу красавицу жестоко пнули под бок, да так и оставили лежать, согнувшись…

(В настоящий момент здание разрушено полностью. Сохранена только фасадная стена, выходящая на улицу Баумана, которая станет частью нового здания – Ред.)

В 1880-е годы Павел Васильевич становится крупным землевладельцем: в Лаишевском уезде у местных помещиков он приобретает имение в деревне Среднее Девятово. Имение включало в себя не только усадьбу, но и 1155 десятин земли. Здесь он оборудует конезавод, где разводит орловских рысаков и арабских скакунов. Лошади были его большой страстью.

В начале ХХ века вместе с другими конезаводчиками (Молостовыми, Булыгиным и др.) Щетинкин входил в число учредителей Казанского общества любителей рысистого бега, которое выступало организатором летние скачек и бегов на ипподроме, а зимой – по льду Кабана. Щетинковские лошади постоянно были в числе лидеров.

П.В. Щетинкин был женат на дочери мамадышского купца Марии Петровне Свиягиной. Своих детей у них не было, поэтому они удочерили Марию, крещенную в одной из казанских церквей 2 апреля 1876 года. Судьба супруги Марии Павловны, как и ее дочери Марии Щетинкиной, не известна. Есть глухое упоминание, что дочь Щетинкина после революции оказалась в Москве, работала медиком и приезжала в Казань в послевоенное время.

Елизавета Сапугольцева, сестра П.В. Щетинкина, Павел Щетинкин, удочеренная Мария Щетинкина и племянница Мария Сапугольцева. Начало ХХ века. Фото из архива автора 

У Павла Васильевича была единственная сестра – Елизавета Васильевна. Она была замужем за казанским купцом Порфирием Андреевичем Сапугольцевым. После ранней смерти Порфирия в 1888 году у Елизаветы на руках осталось 5 детей. Ее брат не остался безучастным к горю сестры: Щетинкин принял деятельное участие в воспитании младших Сапугольцевых – Сергея и Михаила (старших отправили в Москву к тетке) и дал прекрасное образование. 

Василий Иванович Щетинкин, обе его супруги и другие представители рода Щетинкиных были похоронены на Часовенном кладбище (часть Арского погоста). Они были старообрядцами-поповцами. Но сам Павел Васильевич принадлежал к Русской православной церкви. Уже с 1866 года он начал делать пожертвования в православные храмы, что для старообрядца было немыслимо. Позже он неоднократно выделял средства и на «противораскольническую» миссионерскую деятельность.

Выезд Павла Щетинкина. Дом, возле которого стоит его экипаж, не определен. Фото из архива автора

Каждый купец считал своим долгом заниматься «богоугодными делами». П.В. Щетинкин занимался благотворительностью так же на широкую ногу, как и вел свои дела. Его благотворительная деятельность была сконцентрирована прежде всего в области духовного образования и строительства храмов.

Важное направление благотворительной деятельности Павла Васильевича составляла поддержка Казанской духовной академии, где он был почетным казначеем, Казанского духовного училища и Казанского женского училища Духовного ведомства. В духовных училищах Щетинкин с 1875 года состоял почетным блюстителем. На его средства было проведена реконструкция духовного училища и при нем построена домовая церковь, названная в честь мецената – во имя Павла Исповедника.

Он был основным попечителем Центральной крещено-татарской школы, выделяя на ее содержание крупные суммы. К 1870 году на его средства была построена и оборудована домовая церковь святителя Гурия. Помогал он и другим миссионерским учебным заведениям – Казанской учительской семинарии, директором которой был Н.И. Ильминский, Симбирской чувашской учительской школе.

По воспоминаниям соратников Ильминского известно, например, что купец ежегодно снабжал одеждой и обувью многих выпускников этих учебных заведений, направляемых учителями в земские и братские школы. На его средства были построены три церкви в кряшенских деревнях (Янцеварово, Никифорово, Ковали), а также – в Сокурах Лаишевского уезда.

В 1883-1885 годах Павел Васильевич Щетинкин совместно с купцами Василием Ивановичем Заусайловым и Александром Никифоровичем Свешниковым построили новую Николо-Низскую церковь на Большой Проломной (ныне улица Баумана).

В 1902 году Павел Васильевич тяжело заболел, что и подвигло его построить по проекту известного казанского архитектора Малиновского величественный храм в селе Смолдеярове, соседнем с его усадьбой в Среднем Девятове. Строительство храма завершили в 1907 году. По своей архитектуре, стилю, нарядности, отделке новая церковь заметно выделялась среди сельских храмов Поволжья и Прикамья. На ее строительство было израсходовано свыше 125 тысяч рублей – огромные деньги по тому времени. Этот храм сохранился и поныне и хорошо виден с дороги, ведущей из Казани на Сорочьи Горы.

Также на средства Щетинкина была отстроена часовня при Спасской башне Кремля (разобрали в 1930-е). Он же был ктитором (от греч. κτήτωρ — собственник; основатель, создатель от др.-греч. κτίζω строю, созидаю, или от др.-греч. κτίομαι — приобретаю) — лицо, выделившее средства на строительство или ремонт православного храма или монастыря – Ред.)Духосошественской церкви, расположенной в том же Казанском кремле (более известная как Дворцовая церковь, примыкающая к бывшему губернаторскому дворцу, в котором ныне резиденция Президента Татарстана – Ред.).

Большие средства жертвовались купцом на отделку Благовещенского собора.

Супруга Мария Петровна была попечительницей Николаевского детского приюта и татаро-крещенской школы, а Павел Васильевич – казначеем императорского Марии Александровны попечительского общества о слепых. Купец также выделял значительные средства на народное образование: строительство школ, оплату учителям, формирование библиотек и т.д.

В 1884 году Павел Васильевич открыл в селе Среднем Девятове земскую школу, а в 1911 году – в селе Девликеево. В самой Казани он числился почетным попечителям целого ряда гимназий и училищ.

Во многих учебных заведениях Казани утверждены стипендии его имени. В 1899 году за неустанную благотворительность Павел Васильевич награждается орденом Святого Владимира 4-й степени и получает чин статского советника. Через пять лет, в 1904 году, ему жалуется звание коммерции советника. В 1911 году он – действительный статский советник, потомственный почетный гражданин. Купец был награжден орденом Святой Анны 3-й степени, золотыми медалями на Станиславской и Аннинской лентах, в 1916 году получил личное дворянство.

В годы Первой мировой войны Щетинкин предоставил свой дом на улице Георгиевской (позднее – улица Свердлова, ныне Петербургская – Ред.) под госпиталь на 70 кроватей. В ноябре 1916 года купец пожертвовал на помощь беднейшему населению 6 000 рублей. В это же время он перечислил 1 000 рублей на строительство санатория при селе Высокая Гора. Союз увечных воинов и казанский губернатор в июле 1917 года поблагодарили  Павла Васильевича за пожертвование в размере 1 000 рублей. 16 июля 1917 года в Академической слободе была освящена церковь в честь Серафима Саровского. Это был последний дар своим землякам известного благотворителя.

Павел Щетинкин в своем-имении в Среднем Девятове. Начало ХХ века.  Из архива автора

В 1917 году П.В. Щетинкин активно скупает недвижимость в центре Казани, становясь чуть ли не крупнейшим домовладельцем города. Но предпринимательское чутье подвело коммерции советника. Уже весной 1918 года он был вынужден передать «Казанское подворье» новой власти.

Как свидетельствуют старожилы села Среднего Девятова, осенью 1918 года 72-летний резко сдавший и растерявшийся Павел Васильевич, явно не понимающий смысла и логики происходящих бурных событий, решил переждать лихолетье в своем имении.

Усадьба купца Павла Васильевича Щетинкина в селе Среднем Девятове Лаишевского района. Девятово было куплено Щетиникным в 1880-х годах. Здесь у него был большой сад, пруд и конезавод. Фото из архива автора 

В ноябре-декабре 1918 года начался «красный террор». Большевики стали расстреливать «бывших». Щетинкин был жестоко убит в Среднем Девятове красноармейцами, его труп  утоплен: обычная уголовная метода того времени. От усадьбы в селе Смолдеярове через несколько лет остались только воспоминания: усадьбу разгромили местные мужики. Фонтаны заглохли, захирели пруд, цветники, яблоневый сад. Сохранился целиком лишь дом, и то потому, что его отдали под школу.

В таком виде находится один из домов Павла Щетинкина, построенных на улице Большой Проломной в первой половине ХIХ века (ныне дома 32 и 34 на улице Баумана). Фото предоставлено автором

Но восстановлены казанские храмы, возведенные им. Осталось в истории доброе имя Павла Васильевича Щетинкина, которое стоит в одном ряду с крупнейшими казанскими меценатами той поры – Алафузовыми, Александровыми, Крупениковыми, Тихомирновым, Шамовым и другими.  

Леонид АБРАМОВ

   

  Издательский дом Маковского