Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
14.11.2018

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Погода в Казани
-8° / -2°
Ночь / День
.
<< < Ноябрь 2018 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Алафузов – фамилия в Казани известная

Что значит семья Алафузовых для Казани? Сказать «многое» – сказать ничего. Купцы, предприниматели, меценаты, благотворители… Их вклад в развитие города трудно переоценить.

Постановлением главы администрации  Казани от 25 августа 2005 года улицу Карла Либкнехта в Кировском районе назвали именем Ивана Ивановича Алафузова.

Но кем же были Алафузовы? Чем именно они занимались?

Когда-то газета «Вечерняя Казань» писала, как казанские туристы увидели в США на Манхеттене магазин «Русский лен. Алафузов». Продавец-негр, сверкая белозубым ртом, едва смог выговорить четыре слова: русский, матрешка, медведь, гармошка. Ничего больше о происхождении названия магазина он не знал. Владелец магазина, как выяснилось, также ничего не мог сообщить о происхождении названия, так как купил бренд вместе с магазином у прошлых владельцев.

Вступление, или История вопроса

За годы советской власти Алафузовых если где-то упоминали в печати, то непременно как «жадных капиталистических хищников». При этом нигде не упоминалось, что они были выходцами из семьи бедных ремесленников Ставропольского края, трудом нескольких поколений скопившими деньги на собственное ткацкое производство. Семья Алафузовых, встав на ноги, строила школы и больницы, первоклассные дороги, учреждала пенсии талантливым неимущим учащимся из бедных семей, содержала дома сирот и престарелых.

С этого дома началась промышленная империя Алафузовых

Когда бездетному основателю империи промышленников Ивану Алафузову кто-то подбросил новорожденную девочку, он не сдал ее в приют, а удочерил и сделал наследницей своего дела.

Так что за люди были Алафузовы и чему следует у них учиться нынешним предпринимателям?

«Чудо» Ивана Алафузова

Во второй половине XIX века Россия вслед за другими европейскими государствами быстро стала входить в эпоху индустриального общества. Преодолев промышленный переворот в начале века, оставив навсегда в прошлом крепостнический период, она вступила в полосу индустриального развития, имея сотни свободных рабочих рук – вчерашних крепостных крестьян, которые, навсегда порвав с деревней из-за малоземелья, уходили в города, становясь пролетариями. Избыток рабочих рук способствовал появлению новых фабрик и заводов. Россия сохи, бороны и мотыги, водяной мельницы и ручного ткацкого станка стала быстро превращаться в Россию плуга и молотилки, паровой мельницы и парового ткацкого станка.

Казанская губерния не была исключением. За какие-то 20 лет, минувших со дня отмены крепостного права, торгово-промышленными центрами стали Казань, Чистополь, Кукмор и Елабуга. Мануфактуры, возникшие здесь еще в XVIII веке, стали быстро превращаться в фабрики.

Пионером нового индустриального века в казанском Заречье стал выходец из греческой семьи ремесленников Алафузовых, причисленных позже к купеческому сословию, – Иван. Его предки столетиями вели торговлю в греческих колониях на Кавказе. Отец и дед освоили технологию прядильно-ткацкого производства из льна и хлопка.

Продолжателями дела стали сыновья Ивана. Все пять братьев Алафузовых старательно учились, понимая, что главный капитал человека – это его знания и умения. Иван, Николай, Григорий, Леонид и Антон стали основателями мощной торговой империи, не знавшей себе равных и в Казанском крае, и во всей России.

Основателем этой империи стал Иван Иванович Алафузов.

Иван Иванович Алафузов (1837-1891) родился в Ставрополе в семье обрусевших греков. Получив хорошее домашнее воспитание, поступил в Ришельевский лицей в Одессе, однако, не докончив курс, уехал в Германию, где продолжил обучение.

В 1957 году приехал в Казань. Внимательно изучив состояние рынка в Казанском крае, быстро определил свою нишу.

Традиции качественного кожевенного производства в Казани заложил еще Петр I, но производство со временем захирело. Выделка кож, тем не менее, всегда была выгодным делом. Иван знал технологии не понаслышке. Кожей занимался его отец.

Однако самостоятельно закрепиться здесь он не сумел, а потому арендовал кожевенный завод в Вятской губернии. Но эта деятельность не принесла большой прибыли – Вятка находилась далеко, да и конкурировать с казанским кожевенным рынком было весьма сложно.

Вместе с братом Николаем они стали акционерами «Товарищества Казанского кожевенного завода», основателями и реальными хозяевами которого были московские предприниматели братья Крестовниковы и Куманин. Акционерное общество собрало 44 участника с 1112 паями на сумму 1111 тысяч рублей стартового капитала. На эти деньги был куплен и модернизирован старый кожевенный завод купца П.И. Котелова в Ягодной слободе. 24 мая 1860 года завод пустили в ход. Его преимущество состояло в том, что он имел прямой выход на старое русло реки Казанки при впадении ее в Волгу.

Но дела на новом предприятии шли вяло, несмотря на новейшие по тем временам технологии – соковое механическое дубление кож – и мастеров, выписанных из-за границы. Цена на кожи была высокой, а казна, основной потребитель кож, на нужды российской армии предпочитала товар подешевле, приобретавшийся у мелких кожевенников-кустарей, практикующих домашнюю выделку.

«Казанское кожевенное общество» не имело четкой стратегии как производства, так и сбыта, пайщики тянули каждый в свою сторону. В итоге через пять лет имущество общества было выставлено на торги. По решению общего собрания акционеров завод был продан как нерентабельный.

Иван Алафузов, на удивление всех, полностью скупил завод с постройками и оборудованием. Вместе с тестем – коммерции советником Сергеем Евсеевичем Александровым – они создали товарищество «С.Е. Александров и И.И. Алафузов в Казани».

Семейный бизнес

В 1861 году Алафузов женился на старшей дочери Александрова – Людмиле Сергеевне. Ее отец подарил молодым супругам купленные по случаю строения в Адмиралтейской слободе, в которых зять открыл дополнительные цеха.

В 1863 году Иван Иванович купил в этой слободе у коллежского асессора Ганевилькена двухэтажный дом на Московской улице (здание заводоуправления предприятия «Сантехприбор»), куда переехал с женой Лидией Александровной.

В эти годы многие города России испытывали острую нехватку продукции текстильных мануфактур, где преобладал ручной труд. Правительство России охотно давало кредиты на постройку фабрик, использующих паровые машины. Алафузов в числе первых начал осваивать новое дело. В 1862 году рядом с кожевенным заводом он выстроил текстильную фабрику, которая уже к маю 1865 года выдала первую партию отличного брезента. Спешно были организованы швейные цеха, которые располагались рядом с домом Алафузова на Московской улице.

Тесть не только покровительствовал зятю, но и стал его компаньоном. В 1865 году они скупили несколько небольших кожевенных производств в Ягодной и Адмиралтейской слободах.

Одновременно Алафузов прикупил у мещанина Геронтьева и отставного унтер-офицера Чистякова участки земли, расширил производство, переведя его на самый мало затратный способ выделки. Опустив закупочные цены до смехотворных, он разом оттеснил всех конкурентов, вынужденных свернуть свое ремесло.

На ткацкой фабрике зарплаты были выше, и многие работники переходили с кожевенного производства в ткачи. Так сложился большой рабочий коллектив.

1865 год считается официальной датой основания фирмы Ивана Алафузова.

В это время разорялись десятки кожевенных мануфактур по всему Казанскому и Вятскому краю, а Алафузов, добившись качества на уровне мировых стандартов на кожу и в то же время удешевив технологии, вскоре приобрел исключительное право поставок кож для военного ведомства. После присвоения Алафузову в 1874 году звания мануфактур-советника он получил доступ в высшие эшелоны власти, что помогало ему обеспечивать себя выгодными казенными заказами.

В годы русско-турецкой войны (1877-1878 годы) крупнейшие заказы на поставку в армию амуниции, парусины и брезента упрочили будущность фирмы, поставив ее на путь процветания. Сумма выработки промышленной продукции возросла с 300 тысяч до 2 млн. рублей в год, а число рабочих – с 3 до 4 тысяч человек.

В связи с этим появилась солидная прибыль, большая часть которой шла на развитие производства.

Уже в первое десятилетие своей истории промышленные предприятия заняли лидирующее положение в ряду аналогичных производств России. Из 20 кожевенных заводов с оборотом в 2,5 млн. рублей Алафузовский завод давал ровно четвертую часть указанной суммы, а льнопрядильно-ткацкая фабрика стала центром текстильной промышленности Поволжья, Урала и Сибири.

Производственный цикл, начиная с первичной обработки сырья, завершался готовым изделием. Ассортимент был разнообразным, но в основном поставляли парусину, брезент и амуницию для русской армии. Добротные изделия производились в огромном количестве.

В 1870 году на механической льнопрядильне трудилось 650 рабочих, а сумма производства приблизилась к 350 тысячам рублям. На полотняной фабрике 350 ткачей производили продукции на 300 тысяч.

Его положение окончательно упрочилось, когда в конце 1877 года Алафузов вновь получил казенные заказы на поставку продукции своих предприятий, фуража и провианта для армии. К 1879 году он открыл в Казани бумагопрядильню, и эта фабрика в короткое время стала одной из крупных на восточных окраинах России. Уже на следующий год на предприятии было выработано пряжи на 400 тысяч рублей.

Имея отдельно от тестя собственные торговые обороты, Алафузов купил у своего же товарищества пряжу и отправил ее в Вязники Владимирской губернии, где раздал пряжу ремесленникам, а полотно реализовал в Ростове, Астрахани и Ставрополе, а также продал интендантству.

От Казани предприятия Алафузовых протянулись по берегам рек Волги, Камы, Вятки и Белой.

Алафузовы, наряду с промышленной продукцией, к 80-м годам XIX века стали активно поставлять крупные партии хлеба, провианта и фуража в Петербургский военный округ, а также в прибалтийские губернии.

Алафузов купил акции Северного телеграфного агентства, Волжского пароходства «Лебедь», участвовал в финансировании проекта соединения Казани с сетью железных дорог. Кроме этого, он вкладывал деньги в хлебную торговлю, которую вел весьма широко по рекам Каме, Волге и Белой.

К активной работе постепенно подключались другие братья Алафузовы. В 1875 году семья купила Комышловский кожевенный завод, в 1883 году у графа Бенкендорфа – суконную фабрику под Белебеем Уфимской губернии, в 1893 году – кожевенный завод в Перми, на реке Данилихе.

Алафузов лично вникал во все технологические процессы, постоянно совершенствовал технологии, живо откликаясь на все технические новации. Это имело большое значение и в итоге удешевляло производство при постоянно расширяющемся ассортименте. Так, Комышловский завод с 1892 по 1916 год выделал 1,5 млн. кож разного назначения. Нижне-Троицкая суконная фабрика к 1914 году перерабатывала 522618 пудов шерсти, обеспечивая армию серошинельным сукном, бобриком, драпом, байкой.

Предприятия продолжали давать огромную прибыль, большая часть которой шла на расширение производства. Постоянно увеличивался ассортимент выпускаемой продукции. Кожа, пряжа, нитки, сукна, бобрик, полотна, брезент, холсты, непромокаемые ткани, великолепно выделанная упряжь и другие товары почти ежегодно вывозились на выставки и получали высокую оценку. Награды присуждались «за весьма чистую отделку, новейший фасон, доступные цены», «за состояние производства и влияние на жизнь страны», а также «не столько по достоинству товара, сколько по возникновению и существованию производства в отдаленном крае».

Гордость за свое дело не позволяла Алафузову привозить на выставки одни и те же товары. Позднее выставочные образцы и полученные награды составили коллекцию музея его предприятий.

Павильон Алафузовых на ярмарке в Нижнем Новгороде

Алафузовские магазины льна и кожаных изделий к концу века имели свои филиалы не только во всех городах России, но и в ряде западноевропейских столиц. К началу XX века, заняв ведущее место в системе европейских торговцев кожей и текстилем, Алафузовы перешагнули океан, открыв в 1907 году свой магазин в Нью-Йорке.

Один из заводских корпусов Алафузова сегодня

Высшей наградой для предпринимателя стало звание «Поставщик двора Его Императорского Величества». Оно открыло пути поставок продукции за пределы России.

Успешное участие в российских и международных выставках способствовало росту числа представительств фирмы Алафузова не только на территории России, но и далеко за ее пределами.

Мировая известность пришла к фирме Александрова и Алафузова на Всемирной выставке в 1867 (по другой версии в 1864) году в Париже, где кожаные и брезентовые изделия их предприятий были впервые удостоены бронзовых медалей.

Вот список всех наград Алафузова:

1. Всемирная выставка в Париже (1873) – две Бронзовые медали;

2. Всероссийская выставка в Петербурге (1870) – две Серебряные медали;

3. Московская политехническая выставка (1872) – Государственный герб, Большая золотая и Большая серебряные медали;

4. Венская Всемирная выставка (1873) – Бронзовая медаль;

5. Лондонская международная выставка (1874) – Бронзовая медаль;

6. Филадельфийская международная выставка (1876) – Бронзовая медаль;

7. Всемирная выставка в Париже (1878) – Серебряная медаль;

8. Казанская выставка (1880) – две большие Серебряные медали;

9. Всемирная Амстердамская выставка (1883) – два почетных отзыва;

10. Международная выставка в Париже (1886) – Четыре Золотые медали;

11. Всемирная выставка в Брюсселе (1888) – Золотые медали и почетный диплом;

12. Всемирная выставка в Париже (1889) – две Золотые и одна Серебряная медаль;

13. Казанская научно-промышленная выставка (1890) – Золотая медаль и два почетных отзыва;

14. Всемирная Нижегородская выставка (1896) – две Золотые медали;

15. Всемирная выставка в Париже (1900) – две Золотые медали и грамоты;

Павильон Алафузовых на выставке 1909 года в Казани

16. Выставка Приамурского края (1913) – Большая золотая и Серебряная медаль.

К 1913 году – году наивысшего промышленного развития дореволюционной России – империя Алафузовых имела 16 наград за отменное качество выпускаемой продукции, за развитие механического льнопрядильно-ткацкого и кожевенного производств. Естественно, эти награды – заслуга сотен кожевенников, текстильщиков, обмундировальщиков и других, чьими руками изготавливались добротные товары – кожа, пряжа, нитки, сукно, бобрик, полотно, брезент, холст, непромокаемая ткань и многое другое.

Не оставлял Иван Иванович в стороне и общественную службу. В 1877 году его избрали членом учетного комитета Казанского отделения Волжско-Камского банка, с 1882 года он стал действительным членом Императорского Казанского экономического общества, двадцать лет представлял Казань в комиссии, разрабатывавшей схему развития сети железнодорожного сообщения в России, являлся членом советов многих благотворительных организаций.

Но единственной его страстью оставалось предпринимательство, которому он отдавался весь без остатка.

Но как это часто бывает, за успех приходится платить.

В 1868 году при родах погибла горячо любимая жена Алафузова – Людмила Сергеевна, оставив мужа бездетным вдовцом. Ее отец смирился с потерей и остался верен доброму родственному отношению к зятю. Находясь в преклонном возрасте, он постепенно отошел от совместных производственных дел, полностью доверившись Алафузову как надежному компаньону.

4 декабря 1870 года в возрасте 79 лет скончался и Сергей Евсеевич Александров. Его похоронили с почестями в Казани на территории Зилантова монастыря, в семейном склепе.

Иван Алафузов остался в Казани навечно

К этому времени Алафузов крепко стоял на ногах. После долгих переговоров с наследниками он выкупил долю тестя и с 1874 года стал единственным владельцем торгово-промышленного капитала стоимостью в несколько миллионов рублей.

В 1876 году, спустя 8 лет после смерти жены, он женился на 26-летней Лидии Андреевне Кауль, с которой жил впоследствии в любви и согласии. У супругов не было детей, поэтому в 1879 году они удочерили девочку, которая «родилась незаконно от особы, не объявившей ни звания, ни имени, ни отчества, ни фамилии» и младенцем была подкинута Алафузову в Москве.

Назвали девочку Людмилой в память о первой жене Ивана Ивановича и «ввели ее во все права, законным детям купцов принадлежащие». Шли годы, забавная девочка Милица, так называли ее домашние, выросла и возглавила швейное производство.

Участвовать в совместном деле давно стало семейной традицией Алафузовых, и каждый из родственников вносил в него посильную лепту. Так, например, жена Лидия Андреевна и ее мать Алина Васильевна Кауль являлись компаньонами в деле Ивана Ивановича, приумножая состояние Алафузовых.

Ежедневные встречи с деловыми людьми, визиты к местным властям, обходы и объезды предприятий, проверка счетов, оформление заказов и нарядов весьма влияли на здоровье. В начале 90-х годов Иван Иванович стал плохо себя чувствовать, у него появились боли в голове и сердце. Врачи прописали ему лечение и отдых, однако сразу дела бросить было невозможно.

Но болезнь прогрессировала, и в 1891 году Алафузов выехал на короткий отдых в Ораниенбаум (по другим источникам в Санкт-Петербург), где и умер 26 августа в возрасте 54 лет. 6 сентября он был погребен в фамильном склепе при Зилантовом монастыре.

Так он остался в Казани, в городе, где воплотил свои надежды и прожил последние 35 лет своей жизни.

Наследниками Алафузова стали его вторая жена Лидия Андреевна и брат Николай Иванович. Им он оставил три миллиона рублей, всю недвижимость, включая промышленные предприятия, торговые заведения и дома, разбросанные по России, 500 тысяч рублей, которые ему задолжало акционерное общество «Лебедь», все акции в нем и в «Северном телеграфном агентстве».

В завещании он выделил капитал на возведение зданий новой университетской клиники на Арском поле. Казанскому человеколюбивому обществу просил передать 8 000 рублей, завещал выдать по полуторагодовому окладу всем казанским служащим, а рабочим возвратить «все штрафы, какие-либо взыскания», выделив на это несколько десятков тысяч рублей. 500 рублей пожертвовал на устройство в Казани научно-промышленного музея, а на раздачу милостыни в день погребения – 2 000 рублей.

Более 800 тысяч рублей Алафузов завещал на благотворительные цели. В своем завещании Алафузов «отказал 200 тысяч» на постройку нового здания больницы в Адмиралтейской слободе для своих рабочих и церкви при ней. Его душеприказчики – жена и брат – посчитали, что действующей больницы рабочим вполне достаточно, и предложили городской Думе поместить капитал в банк, «заморозить» его на 25 лет и на накопленные за четверть века проценты построить городскую инфекционную больницу на 50 мест, для чего выделили участок земли рядом с заводскими корпусами.

Городские власти предложения не одобрили. Прошел компромиссный вариант: в 1896 году было получено «высочайшее разрешение» изменить волю И.И. Алафузова, и 200 тысяч присоединили к капиталу, выделенному на возведение зданий новой университетской клиники на Арском поле.

Алафузов приобрел разорившуюся Михайловскую мануфактуру в Петергофе, но поправить дела на ней не успел. Согласно его воле мануфактуру следовало переоборудовать под больницу для рабочих, построив при ней часовню. На эти цели он завещал 400 тысяч. И еще 150 тысяч рублей – на содержание лечебницы.

Казанскому человеколюбивому обществу он просил передать 8 тысяч, всем казанским служащим завещал выдать по полуторагодовому окладу, а рабочим возвратить «все штрафы, какие-либо взыскания», выделив на это несколько десятков тысяч рублей.

Кроме того, различным лицам Алафузов просил передать от 3 до 10 тысяч, 500 рублей пожертвовал на устройство в Казани научно-промышленного музея, а на раздачу милостыни в день погребения – 2 тысячи рублей.Фрагмент экспозиции музея Казанского льнокомбината

 Акционерное общество «АФУЗО»

Главным двигателем всех предприятий были незаурядный предпринимательский талант и энергия основателя промышленной империи Ивана Ивановича Алафузова. Именно он, как никто другой, умел нащупать конъюнктуру рынка, выбрать заведомо беспроигрышную стратегию развития производства, просчитать наперед потребности рынков завтрашнего дня, найти дешевые технологии и рынки сырья.

Наследники предпринимателя 28 мая 1893 года основали «Торгово-промышленное общество Алафузовских фабрик и заводов» (сокращенно «АФУЗО») с капиталом в 2 миллиона 400 тысяч рублей. Его возглавило правление из трех человек: председатель Лидия Андреевна Алафузова, директора-распорядители Николай Иванович и Николай Николаевич Алафузовы. Главная контора находилась в Петербурге.

Наследники значительно расширили дело. В общество вошли не все предприятия. Параллельно было создано «Общество Алафузовской Нижне-Троицкой суконной мануфактуры». Если первое собрало капитал в 4 миллионов рублей, то второе – только в 300 тысяч. На эти деньги были расширены корпуса текстильных фабрик в 1904-1905 годах, а в 1908 году у семьи казанских купцов Прибытковых был куплен еще один кожевенный завод.

Льноткацкая фабрика Алафузова

В 1896 году в Казани было построено новое каменное здание льнопрядильной фабрики «по последним требованиям техники и гигиены», и ежегодная производительность возросла до 18 тысяч пудов пряжи. Ткацкое отделение помещалось в двух каменных трехэтажных корпусах, где выпускались товары, в основном, для нужд Военного ведомства, «прочные высококачественные брезенты, холсты, ткани для шитья амуничных вещей, мешки». В целом льнопрядильня и ткацкая фабрика производили продукции на 2,5 миллионов, а кожевенный завод – на 1,5 миллиона рублей. Здесь, как и на заводе в Камышлове, вырабатывали сыромятные и юфтевые кожи, подошвы из местного и американского сырья, кожную амуницию.

При кожевенном заводе и льноткацкой фабрике в Казани действовали фабрика обработки ткани непромокаемыми составами, фабрика механического производства обуви, слесарно-кузнечные мастерские, «могущие самостоятельно изготавливать не только части машины для ремонта, но и машины довольно сложных конструкций». Шорно-обмундировальная и закройная мастерские, во главе которых стояла Людмила Ивановна Алафузова, располагались в десяти каменных и двух деревянных зданиях. Здесь работали 2 900 человек, выпускалось продукции на 1,5 миллиона рублей.

Для Нижне-Троицкой суконной фабрики Алафузовы закупали шерсть в Уфимской, Оренбургской и Самарской губерниях, частью в Москве, Ростове-на-Дону и в Нижнем Новгороде – шлянскую, русскую, ордынскую, бухарскую, куяндинскую и другие. На фабрике вырабатывали сукна: серое шинельное, зеленое мундирное, верблюжье башлычное, по казенным заказам, а для частной продажи – бобрик, драп, байку, одеяла и сукна разных цветов на общую сумму до 850 тысяч рублей.

В 1909 году акционерное общество «АФУЗО» открыло в Петрограде фабрики-мастерские по обслуживанию и снабжению амуницией военнослужащих всех военных округов России и железнодорожников трех магистралей – Николаевской, Москово-Брестской и Пермской. До начала первой мировой войны эти фабрики ежегодно выпускали 10 тысяч комплектов обмундирования, 600 тысяч фуражек, 650 тысяч пар комплектов теплого белья, а по заказам фронтов – большое количество мешков для ручных гранат, вещмешков, патронташей и патронных сумок. В годы войны, изготовляя 350 тысяч комплектов, Алафузовские предприятия практически одевали костяк русской армии.

Общероссийский промышленный подъем 1910-1914 годов превратил «АФУЗО» в крупнейшее многоотраслевое хозяйство Казанской губернии и Поволжья.

В 1915 году в связи с увеличением объема заказов военного ведомства в Перми была открыта еще одна фабрика по пошиву обмундирования, которая ежегодно выпускала до 1600 шинелей, 4 тысяч пар нательного белья.

В октябре 1916 года общество купило в Казани у владелицы Калугиной кирпичный завод со всеми постройками и материалами.

В 1916 году фирма объединяла 30 предприятий, и основной капитал составил 14 миллионов рублей. Портфель ценных бумаг общества вырос с 400 тысяч до полутора миллионов рублей.

Империя Алафузовых имела широкую географию. В Казани работал комплекс льнопрядильных, ткацких и суконных фабрик. Головные предприятия выпускали непромокаемые ткани различного назначения для военных и гражданских целей и были самыми передовыми по технологиям не только в России, но и во всем мире. К этим фабрикам примыкал комплекс вспомогательных производств – белильно-красильное, шорно-амуничное, военно-обмундировальное. Были еще кожевенные заводы с подошвенными, юфтовым, отделочным, раскройным и сырошетным отделениями, клееварный завод, мастерские по изготовлению конской упряжи, производству обуви для войск и частного сбыта, производству кожаных ремней, спесарно-механические мастерские.

В городе Камышлове Пермской губернии работал кожевенный завод, в Петрограде – военно-обмундировальные и шорно-амуничные мастерские, в Перми – мастерские, аналогичные петроградским, но для железнодорожного ведомства. В селе Нижне-Троицком работала суконная фабрика по производству казенных и частных сукон. Близ Батуми строился завод по выработке дубильных веществ.

К 1917 году хозяйство Алафузовых состояло из тридцати предприятий, мастерских и цехов с торговыми представительствами в Петрограде, Москве, Казани, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Перми, Камышлове и других городах. Кроме этого, по всему Волго-Камскому краю, Вятско-Сибирскому региону существовали многочисленные заготовительные конторы сырья Алафузовых, поставлявшие сырье, кожи и лен на многие миллионы рублей.

После смерти И.И. Алафузова его наследники увеличили капитал предприятия более чем в три раза – с 4 до 14 миллионов рублей, запасы сырья – более чем в четыре раза. Увеличился и счет дебиторов фирмы – с 800 рублей до 4 миллионов рублей.

Портфель процентных бумаг общества возрос с четырехсот тысяч до полутора миллионов рублей.

Для сравнения: в 1916 году буханка хлеба стоила 5 копеек, корова – 10 рублей, лошадь элитных пород – 20, автомобиль представительского класса – 200 рублей.

Общие затраты на производство за четверть века составили 103 миллиона рублей, а сбыт достиг колоссальной цифры – 125 миллионов рублей. Ежегодная чистая прибыль империи Алафузовых – свыше 20 миллионов рублей – была рассредоточена в крупнейших российских банках: Петербургском, Московском, Азовско-Донском, Казанском и др.

Начав скромным торговцем из казанского Заречья, скупавшим едва дышащие, находящиеся на грани банкротства мелкие предприятия, И.И. Алафузов и его братья создали величайшую торговую империю в текстильной и кожевенной промышленности не только в России, но и всего мира. Алафузовские магазины и торговые представительства были практически во всех городах Российской империи.

Эффективный менеджер, благодаря своему уму и беспроигрышной стратегии, Алафузов сумел стать в один ряд с крупнейшими миллиардерами мира.

В новых политических и экономических условиях в России не стали нужны ни коммерческий талант, ни опыт, ни отлаженные десятилетиями экономические связи. Алафузовы повторили судьбу многих предпринимателей. След их затерялся во времени.

 Полезный опыт

Опыт создания могущественной промышленной империи в не самых благоприятных экономических условиях важно и полезно изучать нынешним поколениям предпринимателей. Коротко его можно свести к нескольким важным условиям – залогу успешной деятельности.

На заре предпринимательской эры И.И. Алафузов правильно выбрал незанятую экономическую нишу, угадав потребности общества в их дальней перспективе.

И.И. Алафузов всегда был законопослушным. Вовремя платил налоги, возвращал банкам полученные кредиты. Бренд «Алафузов» уже в 1870-1880 годах открывает ему двери к госзаказам.

Алафузовы главным ориентиром считали качество изделий. Ежегодные медали на выставках давали им благоволение императорского дома и российского правительства.

Семья Алафузовых всегда проводила взвешенную социальную политику – строила школы, больницы, дома призрения. Новые экономические условия, борьба рабочих за свои права заставили Алафузовых по-новому посмотреть на проблему взаимоотношений со своими рабочими и служащими.

Алафузовы понимали важность потомственных кадров своих работников. Они первыми в России открыли за свой счет школы фабрично-заводского обучения, с 1914 года стали строить капитальные жилые дома для своих рабочих. Особое внимание семья уделяла благосостоянию своих рабочих.

Семья Алафузовых ценила своих кадровых рабочих. Алафузов выстроил и содержал на свои средства больницу и профилакторий, Дом малютки (в сегодняшнем значении – детский сад), выплачивал пенсии по старости и увечьям.

В 1893 году они открыли в Ягодной слободе начальное училище для рабочих с двумя отделениями – мужским и женским. В год на содержание штата, состоявшего из двух законоучителей – православного и «магометанского» и двух учительниц, а также на библиотеку, обучение рисованию и на материалы для «рукодельных занятий» хозяева выделяли 1395 рублей. Попечительницей стала Л.А. Алафузова, многие годы входившая в Попечительский совет Александрийского детского приюта, основанного С. Е. Александровым и содержавшегося на деньги этой семьи.

Для обучения детей рабочих алафузовских предприятий владельцы открыли школу на 200 человек, а также читальню с библиотекой, музей, собрание для служащих и народный театр на 900 человек, больницу для рабочих, Общество потребителей, имевшее от владельцев помещение для лавки и пекарни, сберегательно-вспомогательную кассу. От несчастных случаев на производстве все рабочие были застрахованы в «Российском страховом союзе».

Уже после смерти Алафузова в 1900 году Л.А. Алафузова по завещанию мужа выстроила для рабочих Образовательный дом имени Александра II – роскошный клуб с полным набором музыкальных инструментов и театральным реквизитом. В нем была открыта библиотека для рабочих и служащих. Ныне в этом здании работают Татарский театр юного зрителя, музей алафузовских предприятий и филиал Центральной библиотечной системы Казани.

Это здание до сих пор называют Алафузовским театром

В магазинах Алафузовых для рабочих всегда были привлекательные цены, что вело к росту благосостояния семей.

Иван Иванович был известен и как благотворитель. В 1868 году он выделил 4 000 рублей для оказания помощи голодающим в северных губерниях, в 1874 году – 3 200 рублей на учреждение трех стипендий имени Людмилы Алафузовой в Мариинской женской гимназии Казани, в 1882 году внес 3 000 рублей на постройку в столице здания женской рукодельной школы императрицы Марии Александровны, в 1883 году учредил шесть стипендий в Ложкинской богадельне Казани, внеся в банк 7 000 рублей.

28 июня 1918 года все предприятия Алафузовых, оптовые склады, магазины в Петербурге, Москве, Нижнем Новгороде, Саратове, Казани, Ростове-на-Дону, Перми, Камышлове были национализированы. К этому времени дело возглавлял племянник основателя фирмы Николай Николаевич Алафузов.

Красный директор Николай Николаевич Алафузов с рабочими своего предприятия

Авторитет Алафузовых был столь высок, что даже после Октябрьской революции уже весной 1918 года он стал первым «красным директором».

  Лилия ФАХУРТДИНОВА

Практика 2012 года

 Источники информации:

1. http://храм-варсонофия.рф/o-chrame/o-metsenate-ivane-i-alafuzove

2. Свердлова Л.М. «Купечество Казани: дела и люди»

3. «Золотые страницы купечества, промышленников, предпринимателей Татарстана» 1 том.

4. Очерк из книги «Кировский район: истории и судьбы Казанского Заречья», выпущенной к 85-летию района (ООО «Антиква», 2010). Оригинал-макет изготовлен Издательским домом Маковского (фото из этой книги)

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов