Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
19.06.2018

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+14° / +26°
Ночь / День
.
<< < Июнь 2018 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
  • 1918 – По решению Казанского Совета прекращено издание меньшевистских газет «Рабочая воля» и «Казанское слова»; в этот же день Казанский комитет РСДРП (б) возобновил издание газеты «Рабочий» (ныне «Республика Татарстан»).

    Подробнее...

Образ незабвенный: Лев Толстой и Зинаида Молоствова

Предлагаем вашему вниманию работу девятиклассницы школы №36 Авиастроительного района Александры Левитан о пребывании Льва Толстого в Казани.

Она представила ее на конкурс исследовательских краеведческих работ участников Всероссийского туристско-краеведческого движения учащихся “Отечество”.  Ее научным руководителем была учитель русского языка и литературы этой школы Ирина Анатольевна Камалетдинова.

Рецензию на работу казанской школьницы написала заведующая сектором музейной подготовки Государственного Литературного музея Г.В.Великовская, которая подчеркнула самостоятельность юного исследователя из Казани. Опираясь на письма, дневниковые записи и “стишки” великого русского писателя Льва Толстого, отследив отдельные детали, оттенки чувств героев произведений писателя, созвучных чувству юного Толстого, она сделала вывод, что его чувства к дочери казанского

Период развития, когда подросток, отрок становится юношей – время чрезвычайно важное для формирования такого мыслящего и восприимчивого человека, как Лев Толстой.

Предметом гордости жителей нашего города является тот факт, что Казань сильно повлияла на становление личности Л. Н. Толстого в период его пребывания здесь в 1841-1847 годах, когда ему было 13-19 лет. Семья Толстых не была чужой Казани: его прадед был воеводой в Свияжске, дед – губернатором Казани (уточняем: Владимир Модестович Молоствов с 1870 по 1873 гг. был председателем Казанской губернской земской управы – Ред.). Для Льва Толстого, его братьев и сестры были открыты двери лучших домов Казани.

Многие помнят Толстого почтенным старцем, но не будем забывать, что и он был молод. В основном краеведами изучается жизнь Толстого-студента, так как он учился в Казанском университете. А я в своей работе хочу акцентировать внимание именно на его личности.

В Казани Толстой был увлечен Зинаидой Модестовной Молоствовой, воспитанницей Родионовского института благородных девиц.

Дело в том, что семья Толстых хорошо знала госпожу Загоскину, начальницу этого института. Кроме того, с Зинаидой вместе училась сестра Толстого – Мария, и была ее подругой. Поэтому Зинаида не раз бывала у Юшковых, родственников Толстых, и там познакомилась с Львом Толстым.

Современники говорили о ней: «Она была не из самых красивых, но отличалась миловидностью и грацией. Она была умна и остроумна. Ее наблюдения над людьми всегда были проникнуты юмором, и в то же время она была добра, деликатна по природе и всегда мечтательно настроена».

В возрасте 23 лет Толстой отправляется на Кавказ с братом Николаем и по пути живет в Казани неделю. Тогда он в последний раз встречается с Зинаидой. Об этом пишет своей сестре: «Госпожа Загоскина устраивала каждый день катания в лодке. То в Зилантьево, то в Швейцарию и т.д., где я имел часто случай встречать Зинаиду... так опьянен Зинаидой».

Позже он упоминает это и в дневнике: «Я жил в Казани неделю. Ежели бы у меня спросили, зачем я жил в Казани, что мне было приятно? Отчего я был так счастлив? Я не сказал бы, что это потому, что я влюблен. Я не знал этого. Мне кажется, что это – то незнание и есть главная черта любви, составляет всю прелесть ее<...>. Помнишь Архиерейский Сад, Зинаида, боковую дорожку? На языке у меня висело признание, и у тебя тоже... Мое дело было начать, но, знаешь, отчего, мне кажется, я ничего не сказал? – Я был так счастлив, что мне нечего было желать».

Этим дневниковым записям соответствуют строки из рассказа «После бала»: «Мы ничего не говорили о любви. Я не спрашивал ни ее, ни себя даже о том, любит ли она меня. Мне достаточно было того, что я любил ее». То есть рассказ «После бала» уже вдвойне автобиографичен, так как сюжет для него взят из жизни брата Льва в нашем городе.

Самыми отрадными воспоминаниями для Толстого была память о Казанском периоде. Толстой так и не решился открыться Зинаиде.

Интересен тот факт, что чувства к Молоствовой побудили Толстого даже написать стихи. Одно из них он адресовал своему знакомому из Казани А. С. Агалину, который был женихом сестры Зинаиды – Лизы:

Господин Агалин,

Поспешите, напишите

Про всех вас

На Кавказ,

И здорова ль Молоствова,

Одолжите Льва Толстого.

Это стихотворение написано в 1851 году по прибытии Толстого на Кавказ. Другое стихотворение пишет уже 24-х летний Толстой:

Давно позабыл я о счастье –

Мечте позабытой души –

Но смолкли ничтожные страсти

И голос проснулся любви.

<...>

Но счастья во всей моей жизни

Минуту одну нахожу:

Минуту любви, упованья,

Минуту без мысли дурной,

Минуту без тени желанья,

Минуту любви неземной...

<...->

Надо заметить, что в 1-м варианте этого стихотворенья Толстой уподобляет взгляд любимой девушки взгляду ребенка: такой же кроткий, невинный, ласковый. Этот элемент встретится нам и в незавершенном рассказе Л. Н. Толстого «Святочная ночь»: лицо графини Шефинг, в которую так нежно влюбился Сережа Ивин – совершенно детское, дышащее кротостью и весельем. Поэтому можно считать, что мотив и у стихотворенья, и у «Святочной ночи» одинаков, то есть заключает в себе воспоминание Льва Толстого о поэтической влюбленности в Зинаиду.

Наташа Ростова из «Войны и мира» очаровывает Андрея Болконского своей детской непосредственностью, эмоциональностью. Она еще больше напоминает Зинаиду, так как, в отличие от графини Шефинг или Вареньки Б. («После бала»), она не блещет красотой, но перед ее обаянием устоять невозможно, и поэтому Андрея Болконского наконец-то посещает то божественное чувство платонической искренней любви к Наташе. Вспомним этот эпизод: «Он обнял этот тонкий, подвижный, трепещущий стан, и она зашевелилась так близко от него и улыбнулась так близко ему, вино ее прелести ударило ему в голову».

Невинную, безгрешную любовь ощутил и Нехлюдов «с первого же дня как он увидал Катюшу» (роман «Воскресенье»). Эта любовь была «духовного» человека, она была в его душе, а он радовался тому, что влюблен.

Чувства Толстого – «опьянен Зинаидой» – отразились и в его рассказе «После бала» в душе Ивана Васильевича, который, будучи уже великовозрастным, вспоминает, «что без вина был пьян любовью» к Вареньке Б. и так же, как сам Толстой, не признался ей в своих чувствах.

Когда первая любовь охватила Толстого, он был в моем возрасте, поэтому мне особенно близка эта тема. Эта любовь – самая чистая, благородная, неосознанная, и поэтому она так прекрасна.

Несмотря на то, что рассмотренные сегодня мной произведения написаны в разное время, в них фигурируют одинаково возвышенно влюбленные молодые люди, что говорит о том, что воспоминание о своем первом примере счастья влюбленности никогда не покидало Толстого и он сохранил эти чувства в своей душе.

Мне особенно приятно, что именно в нашем городе Толстой познал всю прелесть любви и отразил ее, а отчасти и воспоминания о Казани, в своих многочисленных произведениях.

Александра ЛЕВИТАН,

ученица 9-го класса школы 36

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов