Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Август 2019 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Finversia-TV
Яндекс.Погода
  • 1847 – Торжественное открытие памятника Гавриилу Державину во дворе университета. Скульптор – академик Константин Тон, автор проектов Большого Кремлевского Дворца и Храма Христа Спасителя в Москве

    Подробнее...

Сальвадор Дали: «Гала – мой двойник, это – я»

До сих пор считалось, что Елена Дьяконова – Гала родом из Казани, где она провела свои детские годы. Об этом писали газеты и журналы, рассказывалось в телевизионных передачах. В 2002 году (№12) со ссылкой на газету «Восточный экспресс» наша газета рассказала о съемках документального фильма о Гале в Казани.

Что мы знаем о Гале – музе знаменитого художника Сальвадора Дали?

В книге «Казанский ретро-лексикон» казанский краевед Максим Глухов пишет: «Елена Дьяконова (1894-1982) родилась в Казани. Окончила Ксенинскую гимназию и Высшие женские курсы (1912). В 1916 году вышла замуж за французского поэта Поля Гренделя (впоследствии всемирно известного под именем Поля Элюара) и прожила с ним около 15 лет, навсегда оставшись для поэта «сестрой, подругой, возлюбленной и тайной». После этого она сблизилась и вскоре, в 1934 году, оформила брак с выдающимся испанским живописцем Сальвадором Дали. Последний писал о ней:

«Тала стала солью моей жизни, моим маяком, моим двойником, она – это я». Не случайно ее образ запечатлен во многих работах мастера, а с середины 30-х годов большинство из своих полотен великий художник подписывал «Гала-Сальвадор Дали».

Более подробный рассказ о рождении и детских годах Елены Дьяконовой в Казани и в Москве я узнал из книги французского писателя Доминика Бона, изданной в России в русском переводе в 1997 году:

«...Дьяконова родилась в Казани – татарской столице, на берегу Волги. Она появилась на свет в 1894 году 26 августа (по старому стилю), под знаком Девы».

Итак, загадка номер один: место рождения Елены Дьяконовой.

Далее Доминик Бона пишет:

«Что известно о ней? О ее недавнем прошлом совсем немного информации. Мать зовут Антониной, девичья фамилия матери – Деулина. У нее два старших брата, Вадим и Николай, и сестра Лидия, которая на восемь лет ее младше [...] Их отцом является Иван Дьяконов, точнее являлся. Он умер в 1905 году, тогда Елене еще не исполнилось одиннадцати лет. Он был чиновником в министерстве сельского хозяйства (такого министерства в Казани не было. – Р.Б.). Елена никогда о нем не рассказывала».

Тот, кого она называет своим отцом, в действительности ее отчим, рассказывает Доминик Бона. Это второй муж матери, московский адвокат, Димитрий Ильич Гомберг. Вместо того чтобы добавить имя отца к собственному имени, как это делается по русскому обычаю, Елена Дьяконова прибавляет к нему имя второго мужа матери. Поступая по-своему, она выбирает понравившееся сочетание: Елена Димитриевна Дьяконова.

Это имя свидетельствует о значении в жизни молодой женщины отчима, который смог до такой степени заменить законного отца и был любим ею, что она взяла себе в отчество его имя.

Димитрий Ильич Гомберг – еврей только по отцу, что позволяет ему жить в Москве, в городе, котором евреям запрещалось проживать до 1917 года. Хотя дети Антонины православные, исповедуются раз в году, регулярно посещают богослужения и никогда не расстаются с иконами, живут они, однако, под одной крышей с человеком нерелигиозным, открыто проповедующим новые идеи свободы, справедливости и прогресса. Димитрий Гомберг – либеральный буржуа. Библиотека в его доме не украшение, но неотъемлемая часть существования. У себя он принимает своих друзей, таких же либералов, как и сам. Возможно, благодаря отчиму-еврею, очень умному и обеспеченному, у Елены рано развилось стремление к независимости.

Адвокат великодушно содержит семью своей жены в достатке, потому что, кроме четверых детей Ивана Дьяконова, он принимает у себя и двух двоюродных братьев, приехавших из далекой провинции учиться в Москву. Димитрий Ильич Гомберг оплачивает не только учебу, но еще и походы в театры, занятия спортом и, конечно, медицинское обслуживание, необходимое пасынкам и падчерицам. Специально для Елены он оплачивает расходы на дорогостоящее пребывание в санатории (Елена после окончания московской гимназии в 1912 году с января 1913 по апрель 1914 год лечилась от туберкулеза в швейцарском санатории).

Елена, по мнению братьев и сестры, вне всякого сомнения – его любимица; и это правда. Ходят даже слухи о том, Димитрий Гомберг – настоящий отец девушки. Тень сомнения падает на ее происхождение. Она же сама, если бы и знала ответ этой загадки, предпочла бы второго отца первому. Она приняла линию поведения, от которой не отклонялась никогда: не говорить об этом.

В Москве семья Дьяконовых-Гомбергов живет в доме номер 14 по улице Трубниковской, на шестом – последнем этаже нового дома, куда она въехала в поисках чистого воздуха: здоровье Елены с самого раннего возраста – постоянный повод для беспокойства Антонины и Димитрия. Физическое состояние мешало ей заниматься спортом, но не учебой. Елена, как позже и Лидия, поступила в гимназию Брюхоненко. Несмотря на слабое здоровье, была блестящей ученицей. Особенных успехов она достигает в русской словесности. Дома же Елена разговаривает по-французски со служанкой.

«До приезда в Москву, – пишет далее Д.Бона, – Елена знала только Казань, где прожила до смерти отца, то есть до 1905 года».

Назовем это загадкой номер два Елены Дьяконовой.

Почти все свои каникулы Елена проводила в Крыму: мать снимала на лето домик на берегу Черного моря. Род Антонины Деулиной происходит из Сибири, где у семьи были золотые рудники. Но девушка всего лишь один-единственный раз со своими братьями и сестрой навещала бабушку в Тобольске. В Сибири жил также дядя, брат матери, с ним Елена едва знакома, но два его сына – двоюродные братья – приехали к ним жить.

В Москве Елена училась в одном классе с Анастасией Цветаевой, дочерью университетского профессора истории И.В.Цветаева – младшей сестрой начинающей поэтессы Марины Цветаевой. Позже Анастасия Цветаева писала в своих «Воспоминаниях» о своей дружбе с Еленой, об их встречах и беседах в красивом и богатом доме Цветаевых в Трехпрудном переулке.

Елена не любила рассказывать о своем детстве, она была скупа на откровения о своем прошлом. Известно, что у ее матери был диплом акушерки, но она никогда не работала по специальности, а занималась творчеством – писала сказки для детей.

Во время знакомства с новыми людьми Елена никогда не произносила своего истинного имени, а использовала имя Гала, делая ударение на первом слоге. Имя редкое, видимо, уменьшительное от Галины. Гала – так ее называла мать. А ее настоящее имя, которое дал ей отец, так и осталось лишь в официальных документах.

Это странное имя существует, вероятно, только для нее. Оно отличает ее от других: Гала – это прежде всего Гала. Это короткое имя неясного происхождения, но для нее очень важно, что так не называют больше никого.

Это третья загадка Елены Дьяконовой. Под именем Гала она и вошла в историю.

Как пишет Д. Бона, «восемнадцатилетняя Гала – нелюдимая, холодная, суровая, раздражительная, одинокая. Девушка до такой степени замкнута, что это наводит на мысль: не скрывает ли она что-нибудь? Есть ли ей о чем умалчивать? Тайна происхождения? Болезненные воспоминания? А может, она предпочитает навсегда отделаться от своего прошлого, чтобы не оживлять, думая о нем беспрестанно, неизбежное страдание. Елена ничего не говорит о своем прошлом, о своей биографии. Любой вопрос о предыдущей жизни выводит ее из себя».

Для того чтобы приоткрыть завесу над секретом казанского рождения Елены Дьяконовой, узнать побольше о ее жизни с семьей в Казани до 1905 года, узнать побольше об ее отце, матери, братьях и сестре, автор статьи обратился в Национальный архив РТ. Поиски были долгими и трудными. Пришлось просмотреть горы старой рукописной документации.

Первые же результаты поисков буквально шокировали. В метрических книгах казанских церквей за 1894 год не оказалось записей о рождении Елены Дьяконовой, не было аналогичных записей и о ее сестре Лиде, которая родилась в 1902 году. В документах казанских гимназий и школ ничего не говорится о том, что в какой-либо из них с 1894 по 1905 годы обучались два ее старших брата – Вадим и Николай, а также сама Елена.

Дом по улице Грузинской (ныне ул. Карла Маркса, 55/29), где якобы в 1894 году родилась Елена Дьяконова и где она проживала с семьей до 1905 года, оказывается, принадлежал коллежскому советнику Котелову Ивану Александровичу (знакомая фамилия для всех казанских краеведов). Он обитал здесь со своей семьей, других жильцов в этом доме не было.

Кстати, этот дом знаменит еще тем, что в нем жил Василий Аксенов, будущий знаменитый писатель, после ареста родителей.

И еще. В адресных книгах Казани о проживании в Казани отца Елены – Ивана Дьяконова и адвоката Димитрия Гомберга не говорится ни слова. Поэтому понятно, почему кинематографисты Испании, приезжавшие в 2003 году в Казань и готовившие фильм к 100-летнему юбилею Сальвадора Дали, не обнаружили в Национальном архиве РТ документальных подтверждений о дате и месте рождения Елены Дьяконовой.

А вывод из загадки, которую нам задала Елена Дьяконова, один: она не родилась в 1894 году в Казани, как и ее сестра Лида в 1902 году. Ее братья Вадим и Николай не учились в казанских гимназиях, а семья Елены Дьяконовой с 1894 по 1905 годы не проживала в Казани.

Так почему же Елена Дьяконова скрывала настоящее место своего рождения и почему она «выбрала» в качестве своего родного города Казань – это уже ее новая загадка.

Но все же попытаемся разгадать хотя бы часть ее загадок.

Итак, уехавшая из России задолго до революции Гала знает, заложником каких тяжелых событий после 1917 года стала ее семья, вынужденная терпеть нищету в Москве. Она издалека следила за сложным, даже хаотичным развитием советского режима.

Гала окончательно порывает со своим прошлым. Она не только повернулась спиной к России, оставив в память о ней лишь иконы и романы. Гала не хочет ничего помнить о своей жизни до Дали. Гала – женщина, не оглядывающаяся назад. Она хочет жить настоящим, не обременяя себя ностальгией.

Гала не отделима от Сальвадора Дали. Художник черпает в ней силы для существования, она намного больше, чем муза. Гала динамична, она – сила, заставляющая Дали двигаться, она мотор, дающий ему возможность творить. Гала оказывает на Дали невероятное влияние, помогая ему быть самим собой. Она держит его за руку и постоянно повторяет, что он самый великий, лучший из художников на земле. Она сама заботится о саморекламе, она хочет быть непохожей, выделяться из толпы.

Дали запишет в своем дневнике:

«...Спасибо, Гала! Это благодаря тебе я стал художником. Если бы не ты, я бы никогда не поверил в свое дарование. Дай мне руку! Я действительно люблю тебя все больше и больше».

Дали не перестает писать ее портреты. Он изображает ее на картинах «Ангел Порт-Льигата», «Святая Елена в Порт-Льигата», «Открытие Америки», «Церковный собор» и многих других. Эти картины, представляющие Гала в образе Богородицы, Елены или Ангела, являются доказательством искренности веры, провозглашенной Дали. Дали пишет:

«Мировую славу я завоевал только с помощью Бога,... и повседневного героического самоотречения необыкновенной женщины – моей жены Гала».

Он никогда не отречется от своих слов.

«Казанские истории», №7, 2006 год

 

 

  Издательский дом Маковского