Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Ноябрь 2021 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
  • 1925 – На улице Комлева, 22 официально открыт казанский Дом ученых. Летом 1935 года ученые переселились в красивый особняк на улице Бутлерова, бывший Александровский приют, построенный в 1889 году архитектором Л.К.Хрщоновичем по заказу известной казанской благотворительницы О.С.Александровой-Гейнц

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Первый профессор в области детских инфекционных заболеваний Андрей Агафонов

На центральной аллее Арского кладбища – склеп доктора медицинских наук Андрея Федоровича Агафонова (1884-1946), единственное культовое сооружение подобного рода, построенное в годы советской воасти по распоряжению правительства Татарской АССР.

Скорее всего были учтены не только его научные и педагогические заслуги, но и то, что в 1938-1939 годах он работал заместителем наркома здравоохранения ТАССР, в 1943-1944 годах был  директором Центра педиатрического института Министерства здравоохранения РСФСР.

Андрей Федорович умер 30 июня в Москве. В Казань привезли урну с прахом. Рядом со склепом надгробие жены Андрея Федоровича – Веры Владимировны. Андрей Федорович встретил ее в 1-й городской детской больнице – она работала санитаркой, позднее стала врачом-инфекционистом. Тут же  - надгробный крест его отца, Агафонова Федора Ивановича, действительного статского советника,  управляющего имуществом Самарской губернии, как пишет А.А. Агафонов, обласканного Александром III и Николаем II.

Мать Андрея Федоровича происходила из обедневших дворян. Дед был бретёр и забияка, которого лишили дворянства, но Федор Иванович верной службой царю и Отечеству вернул себе дворянское звание и дослужился до управляющего имуществом Самарской губернии и чина статского советника. За приумножение государственного имущества указом Александра III был пожалован орденом Станислава I степени и многими другими знаками отличия.

«Деда в свое время хоронили тихонечко. На табличке значилось: агроном. Причина конспирации не нуждается в уточнении. Дед был плодовит не только в служебных, но и в семейных проявлениях. У него было пять дочерей и четыре сына.

Дочери были красивы, удачно выходили замуж. В последующем их мужья – чиновники, землевладельцы, военные были уничтожены, т.к. не приняли рабоче-крестьянскую революцию. Двое сыновей оказались в Крыму. Один из них – офицер, по распоряжению «Землячки» Розалии Залкин, фурии террора (секретарь московского комитета большевиков 1917-1920 гг.) подвергся морскому купанию с камнем, привязанным к ногам».

Это цитата из  очерка «Агафановский характер. 200 лет династии Агафоновых – врачей, инженеров, общественных деятелей, вписавших немало страниц в историю России» ,  в котором рассказывается о далеких и близких предках профессора сына Андрея Федоровича - Алексея Алексеевича Агафонова, нашего современника, хирурга и ученого, представителя целой династии врачей. Приведем цитату из него:

«Когда разбитая армия Наполеона бежала по заснеженным дорогам России на запад, на окраине одного из дворянских поместий появился раненый французский офицер Де Маке. Он заполз в баню и уже готов был встретить смерть в чужой и суровой стране, так неприветливо встретившей воинство цивилизованной Европы. Но Россия даже к непрошеным гостям порою бывает гостеприимна, и французскому офицеру выпала иная судьба. Дочь помещика нашла его и самоотверженно выходила. А затем и полюбила. Однако этот порыв не вызвал восторга у ее родителей. Они лишили дочь наследства и выгнали «со своим французиком» куда глаза глядят. Но молодая чета и не думала уезжать во Францию, они остались в России, прожив вместе долгую и счастливую жизнь.

Среди их потомков были разные люди, но огонь, зажженный этой необычной любовью, всегда бушевал в их крови. Прадед Алексея Андреевича был бретёр и забияка, которого лишили дворянства, но уже дед Фёдор Иванович Агафонов верной службой царю и Отечеству вернул себе дворянское звание и дослужился до управляющего имуществом Самарской губернии и чина статского советника. Взяток не брал, а за приумножение государственного имущества указом Александра III был пожалован орденом Станислава I степени (о чем сохранился Указ императора) и многими другими знаками отличия.

Самым младшим, девятым ребенком в семье Фёдора Ивановича был его отец, будущий знаменитый врач-инфекционист, основатель противоинфекционной службы Татарии и кафедры детских инфекций КГМИ Андрей Фёдорович Агафонов.

Не менее яркие личности в роду Агафоновых были и по линии матери Алексея Андреевича – Веры Владимировны. Ее дед – швейцарский немец, инженер Франц Бреннер приехал в Россию строить мост через Волгу и привез с собой дочерей. За одной из них – Елизаветой – ухаживал поляк Владимир Аполлонович Лохвицкий, служивший полицейским исправником в Цивильске, а затем в Казани. Двухметрового роста, он обладал недюжинной силой, легко сгибал подковы и ломал пятаки, а однажды в качестве презента своей супруге Елизавете Францевне принес на плечах… молодую лошадку. Во время революции он продолжал носить полковничью шинель без погон и фуражку без кокарды, заявляя на предостережения: «Я эту шпану не боялся и бояться не буду!». На улице Университетской он был окружен разъяренной толпой и убит».

Получив в 1910 году в Казанском университете на медицинском факультете диплом лекаря I степени (он был учеником профессора В.К. Меньшикова), Андрей Федорович с 1911 года был штатным ординатором детской клиники университета, затем сверхштатным ассистентом. Занимался вопросами медицинской бактериологии и иммунитета при инфекционных заболеваниях детей. Работал в лаборатории Бактериологического института Казани. Принимал участие в ликвидации эпидемии холеры в Аткарском уезде Саратовского губернии. Проводил наблюдения во время эпидемии скарлатины в Мензелинском уезде Уфимской губернии.

В 1914 году был призван на военную службу: младший ординатор полевого подвижного госпиталя пехотной дивизии на театре военного действия I мировой войны. После Февральской революции вернулся в Казань, в 1918 году служил в Красной Армии: младший ординатор военного госпиталя в Казани. В 1919-м демобилизовался, работал в 1-й городской детской больнице. Принимал участие в ликвидации эпидемии холеры в Аткарском уезде Саратовского губернии. Проводил наблюдения во время эпидемии скарлатины в Мензелинском уезде Уфимской губернии.

В разных источниках сведения об этом периоде его жизни разные. Есть, например, сообщение о том, что он служил в Белой Армии. По-разному указывается и его первая должность в Казани - старший врач и  штатный ассистент. Но везде называется 1918-й как  год, когда Агафонов возглавил больницу. В 1923 году ее перепрофилировали в 1-ю инфекционную больницу.  Андрей Федорович оставался ее бессменным главным врачом до самой смерти.

Практически всю жизнь он занимался научными исследованиями.  С 1924 года Агафонов работал старшим ассистентом у профессора С.С. Зимницкого, организовавшего кафедру инфекционных болезней Казанского ГИДУВа. После его смерти в 1927 году Агафонов стал заведующим этой кафедрой.

В 1931 году по совместительству вел в Казанском государственном медицинском институте доцентский курс детских инфекций, в 1933 году был избран профессором и заведующим вновь созданной кафедры детских инфекций КГМИ, заведовал ею до конца жизни.  

В историю казанской медицины Агафонов вошел как первый профессор в области детских инфекционных заболеваний, основатель противоинфекционной службы республики, выдающийся организатор борьбы с детскими инфекциями – главной причиной детской смертности в нашей стране в 20-30-х годов прошлого столетия.

Некоторые подробности из уже цитируемого очерка.

В 1919 году на фоне высокой заболеваемости брюшным тифом, дизентерией, малярией и другими инфекциями в Казани началась эпидемия сыпного и возвратного тифов, а в июне 1921-го – эпидемия холеры. Только за июль 1921 года была госпитализирована 1292 человека. Летальность достигала 45 процентов. В 1922 году эпидемии тифа и холеры отступили и на первый план вышли корь, оспа, скарлатина.

В этих условиях работа врачей была настоящим подвигом. Едва не погибла от тифа Вера Владимировна, Андрей Фёдорович трижды болел дифтерией, которой заражался, отсасывая из горла больных детей через трубочку дифтерийные пленки. Но кроме мужества врачам, сражавшимся с грозными заболеваниями, были необходимы высокий профессионализм, организаторские навыки и умение вести профилактическую работу с людьми.

В конце 20-х годов Агафонов вложил много сил и энергии в строительство новой (боксового типа) детской инфекционной больницы. Старое здание, состоявшее из двух деревянных корпусов на 40 коек, было преобразовано в крупное лечебное и учебное учреждение на 300 коек с большой аудиторией для чтения лекций.

Первоначально больница имела 60 коек, впоследствии превратившись в крупное лечебное учреждение на 240 коек. По замыслу Андрея Фёдоровича, больница должна была стать (и стала) научно-учебным центром по инфекционной патологии. На базе больницы размещались три кафедры: инфекционных болезней КГМИ и ГИДУВа, детских инфекций КГМИ.

В 1938-1939 годах Агафонов был заместителем наркома здравоохранения ТАССР. В 1943-1944 годах – директором Центра педиатрического института Министерства здравоохранения РСФСР.

Избирался депутатом первого созыва Верховного Совета РСФСР (1938-1946), Казанского городского Совета четырех созывов (1931-1941).

Детская инфекционная больница, построенная Агафоновым, функционировала до 2005 года, потом,  при реконструкции улицы Вишневского, ее здания были снесены

На проспекте Победы выстроили современную больницу, аналогичных которой в других городах нет.

Нельзя не сказать о сыне Андрея Федоровича – Алексее Андреевиче, хирурге и ученом.

Вот как пишет об Алексее Агафонове доктор медицинских наук Авраам Овсеевич Лихтенштейн:

«Как правило, медицинские, а особенно хирургические диссертации являются практически статистическими отчетами о проделанной работе и в связи с прогрессом медицины очень быстро устаревают. Работы Алексея Андреевича Агафонова написаны с таким опережением, что являются и на сегодня новаторскими, полностью еще не осмыслены и ждут своего внедрения в практику».

Это он добился того, чтобы новой многокорпусной больнице на проспекте Победы было возвращено имя Андрея Федоровича Агафонова. Больница носила это имя с 1946 года, но утратила его при переезде на новое место.  Инициативу по возвращению больнице имени Агафонова поддержали многие медики, к которым прислушались первый Президент Татарстана Минтимер Шарипович Шаймиев и тогдашний Премьер-министр Рустам Нургалиевич Минниханов.

В завершение еще одна цитата из очерка Авраама Лихтенштейна:

«Жена профессора Агафонова Ирина Станиславовна – тоже прекрасный врач. Она его поздняя большая любовь. Именно благодаря ее дару терапевта Алексей Андреевич выглядит и чувствует себя на двадцать лет моложе своего паспортного возраста.

Их дочь Арина пошла по стопам родителей, окончила медицинский университет по еще достаточно новой, но столь необходимой специальности «медицинский менеджмент». Сейчас она работает в Москве, но при каждой возможности приезжает к родителям. Ее стараниями была издана книга рассказов отца, в которых отражены встречи, судьбы, эпоха. Для отца и матери она – самая большая радость в жизни. Но главное, что в ней тоже проявляется агафоновский характер. А значит, династия продолжается».

  Издательский дом Маковского