Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
28.05.2017

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Погода в Казани
+1° / +8°
Ночь / День
.
<< < Май 2017 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1988 – В Набережных Челнах родился 500-тысячный житель.

    Подробнее...

Николай Агафонов – «идеальный летописец казанской жизни»

Очерк Гузели Миначетдиновой рассказывает о жизни и деятельности казанского историка-краеведа Николая Яковлевича Агафонова, внесшего бесценный вклад в изучение истории Казанского края.

Автор, используя уникальные архивные источники, раскрывает личность Агафонова не только как исследователя истории Казани, но и как издателя, редактора, общественного деятеля. Многогранная деятельность казанского краеведа в статье переплетается с интересными фактами и историями из его биографии. Научная новизна публикации статьи состоит в том, что в ней приводятся уникальные архивные документы, рукописные материалы краеведа, которые вводятся в научный оборот впервые.

Среди исследователей истории Казани Николай Яковлевич Агафонов (1842-1908) занимает особое место. Краевед, издатель, библиограф, библиофил, редактор – это еще не полный список интеллектуальных занятий Агафонова. Прежде всего, мы знаем его как казаневеда – труды Агафонова представляют ценнейшую информацию о социокультурной и хозяйственной жизни губернского города, повседневной и праздничной культуре его жителей, истории зданий, различных учреждений... «Идеальный летописец казанской жизни» – так емко и романтично охарактеризовал краеведа профессор Императорского Казанского университета Д. И. Нагуевский1. Но личность историка-краеведа, чьи труды составляют бесценное народное достояние, до сих пор малоизученна.

Николай Яковлевич Агафонов родился 25 ноября 1842 г. в Казани в семье мещанина. Согласно свидетельству Казанской духовной консистории от 23 марта 1866 г., мальчик был крещен 3 декабря в церкви Московских чудотворцев. Крестными были мещанин Никифор Ефимович Шерстобитов и вдова – «солдатская жена» Наталья Максимова. «Таинства крещения совершал священник Александр Никитич Павловский с дьяконом Семеном Даниловским и дьячком Климентом Васильевским»2.

Отец Агафонова Яков Алексеевич (30.04.1804 – 9.05.1861) – казанский мещанин, уроженец села Кубаса Чистопольского уезда, «был великий любитель и знаток истории, собирал ея литературы и приятель всех казанских библиофилов и библиоманов»3. Как писал краевед в своей автобиографии, «тогдашние книгопродавцы нашего города: Ив(ан) Ксеноф(онтович) Костяков, Андрей Гавр(илович) Мясников, Ив(ан) Вас(ильевич) Дубровин, Ст. П. Пучин(Пугин), Петр А. Алексеев (отец казанского книгопродавца Кондратия Алексеева) были первыми гостями моего отца»4.

Мать Николая Агафонова – Татьяна Ивановна Коровина – была дочерью старшего ткача Казанской суконной фабрики Ивана Макарьевича Коровина.

Николай Агафонов получил домашнее воспитание. Обучался в одном из первых церковно-приходских учебных заведений города – Михайловском приходском училище, куда был отдан отцом 22 августа 1855 г., а в августе следующего года был переведен в Казанское уездное училище, в котором кончил курс в 1859 г. первым учеником5. Этот факт подтверждает свидетельство, выданное Управлением Казанского учебного округа от 21 июня 1859 г. о том, что ученик Николай Агафонов с 7 августа 1956 г. по 20 июня 1859 г. обучался в Казанском уездном училище и окончил полный курс учений.

Николай был прилежным учеником: по всем предметам («Закон Божий», «Российский язык», «Арифметика», «Геометрия», «История», «География», «Чистописание», «Рисование и черчение», «Бухгалтерия и технология») – у него была оценка «отлично», поведение также «отличное».

На выпускных экзаменах в училище на юношу обратил внимание помощник попечителя Казанского учебного округа Ф. О. Веселов, который порекомендовал ему поступать в гимназию. 17 августа 1859 г. Николай поступает в 3-й класс самой престижной в то время Первой гимназии. Но вскоре болезнь и смерть отца вынуждают мальчика оставить учебу. В том же 1859 г. Агафонов устраивается на работу в книжный магазин А.Г. Мясникова, существовавший в Казани до 1863 г., и жил здесь четыре с половиной года. В свободное от работы время Николай изучал математику и языки и задумывался о поступлении в университет, но мысль эта казалось ему неосуществимой, ведь после смерти родителей он остался единственной опорой для своих малолетних сестер.

В 1866 г. Агафонов поступает вольнослушателем в Императорский университет на медицинский факультет. Унаследованная от отца любовь к истории заставляет его перевестись на историко-филологический факультет. Но нужда и безденежье не дают возможности завершить обучение. В 1870 г. он устраивается на работу в публичную библиотеку дворянина И. А. Шидловского и вскоре успешно сдает экзамены на звание домашнего учителя истории и географии. В свидетельстве, выданным Казанским учебным округом от 11 марта 1870 г. о присуждении Н.Я. Агафонову звания домашнего учителя, сказано, что он показал отличные знания истории и географии и с успехом прочитал пробный урок «О состоянии церкви в Московском государстве»6.

Пять лет Агафонов был домашним учителем во многих купеческих, дворянских домах Казани: у купцов Казанкина, Санина, Вараксина, генерала Чертова, дворянина Шидловского и др.

«Давая уроки в нескольких купеческих и дворянских домах Казани, я имел хороший заработок и все средства, добываемые этим трудом, затрачивал на покупку книг, старых газет и журналов»7– писал Агафонов в автобиографии.

Помимо этого, молодой педагог много печатался в казанских газетах.

В январе 1870 г. Николай Яковлевич Агафонов женится на дочери титулярного советника Василия Михайловича Михайлова – Марии Васильевне, которая приходится Агафонову троюродной теткой. Венчание молодых состоялось 19 января 1870 г. в Вознесенской церкви.

5 ноября 1870 г. у Николая и Марии рождается первенец – дочь София. Недолго счастье озаряло дом новобрачных – в конце ноября София умирает. Через год чета Агафоновых радуется рождению сына Якова, но и ему не суждено было прожить и двух лет. Всего у Агафоновых родилось девять детей, но пятеро из них умерли еще в младенчестве.

Первая статья краеведа «Некролог казанского книгопродавца А. Г. Мясникова» была опубликована в «Казанских губернских ведомостях» (21 июня 1863 г.). В 1866 г. вместе с казанским библиографом, журналистом П.И. Васильевым (1842-1883), «человеком достойным, идеально преданным интересам литературы»8, издает первый выпуск «Казанского книжного дела», в котором Н. Я. Агафонову принадлежал «Очерк книгопродавческой деятельности в Казани».

Это издание историко-библиографического направления планировалось выпускать по мере накопления материала в виде брошюр. Однако цензура запретила второй выпуск «Казанского книжного дела», в дальнейшем его издание не возобновлялось.

Затем Агафонов стал сотрудничать с профессором Казанского университета С.М. Шпилевским (1833 1907), издававшим с января 1867 г. «Справочный листок г. Казани», который составлялся, главным образом, из статей, имевших «местный интерес», поэтому каждый его номер становился событием и прочитывался казанским обществом весь, «от доски до доски»9.

В декабре 1868 г. на средства членов биржевого купечества и при содействии одного из образованнейших старшин Казанского биржевого комитета Н.К. Крестникова профессор Казанского университета А.Г. Чугунов учредил «Казанский биржевой листок», где печатались статьи по торгово-промышленным и экономическим вопросам. Агафонов был первым секретарем редакции «Казанского биржевого листка», а с 1870 г. – временным редактором газеты.

Согласно утверждению Агафонова, его «служение литературе» началось с 1872 г., когда он вместе с публицистом и общественным деятелем Константином Викторовичем Лаврским (1844-1917) стали издавать частную «Камско-Волжскую газету». Ряд опубликованных статей К.В. Лаврского вызвал «интерес» полиции: его автор был вскоре выслан в один из глухих уездов Вологодской губернии. После его вынужденного отъезда Агафонов стал единственным издателем газеты.

В пореформенный период «Камско-Волжская газета» была первым частным периодическим органом в Поволжье, на ее страницах освещались актуальные темы: тяжелое положение рабочих и крестьян, общественное движение, народное просвещение и др. Газета была прогрессивно-демократической направленности и обзавелась своим кругом авторов и читателей.

Историк С.X. Алишев отмечает, что в газете «публиковались даже запрещенные вещи, помещались статьи и заметки членов революционного подполья»10. Действительно, в первый же год издания, помимо казанцев, в газете опубликовали свои материалы революционеры и прогрессивные общественные деятели из других городов, среди которых писатель, этнограф, выдающийся нижегородский краевед А.С. Гациский (1838-1893), учитель саратовской приходской школы, революционер А.И. Виддинов (род. ок. 1852) и многие другие.

В следующем году постоянными авторами стали сибиряки: известный путешественник, этнограф, идеолог сибирского областничества Г.Н. Потанин (1835– 1920), публицист и общественный деятель, исследователь Сибири и Центральной Азии, издатель-редактор «Восточного Обозрения» Н.М. Ядринцев (1842-1894), историк, публицист, общественный деятель, издатель газеты «Сибирь» В.И. Ваган (1823-1900) и саратовский учитель М.М. Владимиров, напечатавший в газете любопытные письма о своих путешествиях и приключениях в северных штатах Америки.

На страницах газеты часто печатались профессоры Казанского университета Н.Н. Булич (1824-1895), С.М. Шпилевский (1833-1907), Д.А. Корсаков (1843-1919), Н.В. Сорокин (1846-1909), Ир. П. Скворцов (1847-1921), а также многие студенты.

Несмотря на такое обилие литературных сил, за первые два года своего существования газета приносила одни убытки: подписка ограничивалась Камско-Волжским районом, а собранные деньги не покрывали расходов на ее печатание. На третий год издания, в 1874 г., редакции удалось собрать «блестящий сбор, благодаря сильному наплыву подписчиков из дальних губерний, из столицы и даже из заграницы»11.

Однако в самый разгар подписки, в конце января, из Санкт-Петербурга пришло распоряжение о том, что отныне «Камско-Волжская газета» должна проходить цензуру в Москве у действительного статского советника Ф.И. Рахманинова, который был известен своей строгостью. Это стало приговором: 25 января 1874 г. вышел последний номер «Камско-Волжской газеты».

Однако эта неудача не охладила литературного рвения Николая Агафонова. Он придерживался демократических взглядов, за что и преследовался властями. Несмотря на все эти преследования, он всю свою жизнь продолжал увлеченно трудиться над изучением края и много способствовал утверждению в казанском обществе ценностей настоящей культуры12.

В 1875 г. он устраивается младшим помощником кассира в Казанское отделение Государственного Банка. Через год его переводят в секретари того же отделения. В этом же 1876 г. Николай Агафонов организовывает выпуск 594-страничного литературного сборника «Первый шаг», авторами которого стали лучшие писатели края, а также и политические ссыльные: А.С. Гациский, Н.М. Ядринский, Г.Н. Потанин и др. Сам Агафонов поместил в сборнике свой очерк «Как добились себе воли казанские суконщики (Из рассказов стариков)» под псевдонимом «Я. Посадский»13. В очерке речь идет об одном из самых крупных событий в исторической жизни Казани – о продолжительных «бунтах» казанских суконщиков. Автор передает историю тех событий, основываясь на воспоминаниях суконщиков-старожилов, которые помнили и охотно рассказывали о восстаниях рабочих Суконной фабрики.

Агафонов рассказал о закрепощении суконщиков, об их боевом настроении перед восстанием Пугачева, о порабощении, жестоком обращении с рабочими при купце Дряблове, о борьбе суконщиков за свободную, независимую жизнь и о том, как, наконец, фабричным были дарованы права свободных городских обывателей. В очерке нетрудно определить позицию автора по отношению к происходящим событиям: он не скрывает своего неприятия жестокого обращения с рабочими.

Суконщиков Агафонов охарактеризовал как сильный, отважный народ. Автор также обратил внимание на то, что суконщики были хорошими садоводами, имели красивые, ухоженные сады даже на склонах гор и оврагов. Так, исторические события в очерке переплетаются с рассказами о быте, нравах, занятиях рабочих.

«Первый шаг» быстро разошелся, но был враждебно встречен в правительственных кругах. За допущение сборника в печать главный казанский цензор, профессор Казанского университета С.М. Шпилевский, получил строгое предупреждение. Ему ничего не оставалось делать, как сообщить редактору, что выход второго сборника «Второй шаг» будет запрещен.

В 1881 г. Агафонов оставляет службу в Государственном Банке и поступает в канцелярию попечителя Казанского учебного округа на должность бухгалтера. Успешно складывалась на новом месте его служебная карьера: губернский секретарь (1881), коллежский секретарь (1882), титулярный советник (1884), коллежский асессор (1886), надворный советник (1890). Его усердие и трудолюбие высоко оценивались. Агафонов был награжден орденами Святого Станислава 2-й (1894) и 3-й степеней (1886) и Святой Анны 3-й степени (1889). Помимо заработной платы получал премии за отличие но службе14.

В некрологе о Н.Я. Агафонове сказано:

«В жизни людей, поднимающихся над уровнем простого обывателя, весьма часто замечается какая-то злая ирония. Человек, пламенно любящий то или другое дело, по самой своей природе принадлежащий этому делу, должен всю свою жизнь работать в сфере, ему чуждой. Н.Я. Агафонов принадлежал к числу именно таких людей. Историко-литературная работа захватывала его всецело, он жил и дышал ею. И что же? Этой работе он должен был отводить только часы, свободные от другого рода деятельности»15.

Ради средств к существованию всю свою жизнь краевед был вынужден работать в чуждых для него сферах. Своим любимым занятием и делом всей своей жизни – изучением истории края – ему приходилось заниматься в свободное от работы время. «Я положительно теряюсь, чему больше удивляться и чем больше восхищаться в его жизни: страстной ли его любовью к историческим исследованиям, или его высокими личными качествами»16, – говорилось в «Некрологе» Николая Яковлевича.

Не оставляет исследователь свое любимое занятие и на новой службе. Он продолжал изучать историю города, нравы и обычаи горожан, искусство, культуру, общался с местными старожилами, знаменитыми писателями, профессорами университета, изучал генеалогию казанских дворян и купцов и др.

В 1887 г. Агафонов издает новый историко-литературный сборник «Заволжская вивлиофика», в котором собраны его очерки, статьи, воспоминания. В этом сборнике автор не затрагивает социально-политических тем, поднимающих жгучие вопросы своего времени. Скорее здесь мы открываем Агафонова как истинного краеведа.

В сборник вошли очерки о казанском поэте и этнографе Д.Н. Садовникове17, об известном писателе, воспитаннике Казанского университета П.И. Мельникове18, о публицисте и профессоре Казанского университета А.П. Чебышеве-Дмитриеве19, публикации о Михайловском приходском училище20, где учился сам автор, о лучшей в Казани библиотеке И.А. Шидловского21 и др. Как писал в своих воспоминаниях о Н.Я. Агафонове инспектор училищ Казанской губернии А.С. Рождествин, «это был историк-народник в самом и в самом лучшем значении этого слова»22.

В своих очерках и статьях Агафонов не только дает биографические справки своим героям, но и рассказывает о своих воспоминаниях и впечатлениях, оставшихся после общения и дружбы с этими замечательными и талантливыми людьми.

Помимо своей службы в управлении Казанского учебного округа, написания новых статей и очерков, Агафонов вел большую работу в Обществе археологии, истории и этнографии при Казанском императорском университете. Это научное общество, образованное в 1878 г., предназначалось, по словам одного из инициаторов его создания Д.А. Корсакова, «для исследования археологии, истории и этнографии края»23.

Николай Агафонов принимал активное участие на заседаниях Общества, консультировал краеведов и ученых. За это его ценили и уважали. «Собранные Агафоновым в большом количестве книги, рукописи, гравюры и другие разнообразные материалы по истории Казани позволили ему создать чрезвычайно интересные, не потерявшие своего значения до настоящего времени работы.

Николай Яковлевич был авторитетным в Казани и за ее пределами коллекционером, внес большой вклад в развитие музея Общества археологии, истории и этнографии»24. В 1905 г. председатель Общества Николай Катанов в своем докладе «Об учено-литературной деятельности Н. Я. Агафонова» отмечал, что Николай Яковлевич обладает огромной массой историко-литературного материала, что его рукописная «Казанская энциклопедия» состоит из десятков тысяч карточек с ценнейшим эксклюзивным материалом, что его услугами пользуются ныне не только казанцы, «ученые мужи» города, но и иногородние, среди которых знаменитые писатели Г.И. Успенский, В.В. Крестовский, К.Д. Кавелин, И.С. Аксаков, А.С. Гациский и др.25

В 1905 г. Агафонова избрали почетным членом Общества.

Публикации краеведа возобновились с новой силой в годы Первой российской революции, когда наблюдалась социальная активность самых различных слоев населения. В 1906-1907 гг. он публикует знаменитые сборники «Казань и казанцы» в двух томах и «Из Казанской истории». В них собран огромный материал по истории города, его улиц, зданий, научных и учебных учреждений и т. п. В сборниках можно почерпнуть множество малоизвестных нам фактов из казанской жизни ХVIII– ХIХ вв.

В предисловии к первому сборнику «Казань и казанцы» краевед отметил, что располагает значительным количеством материала по истории казанского края и преимущественно по минувшей жизни города26. В историческом очерке «Казанские городские головы» Агафонов не только изучил биографию этих людей, но и писал об отдельных зданиях и домах Казани ХVIII-ХIХ вв. Здесь же мы можем узнать генеалогию дворянского рода Износковых27, старинного купеческого рода Каменевых28. Особый интерес представляют статьи о профессорах, ученых и литераторах. Автор старался охватить все области жизни и рассказать обо всем в самых малейших подробностях.

В 1906-1907 гг. Агафонов участвовал в составлении энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, писал об образовании и деятельности Казанского учебного округа, выдающихся личностях города, о наименовании улиц Казани и др.

Проект Николая Агафонова «Историческая объяснительная записка о наименовании казанских улиц»29 и по сей день сохраняет научную ценность. Автор перечислил улицы города, мосты и площади, указал их местонахождение, названия и привел свою точку зрения о том, как следовало бы назвать, улицы по их историческому значению. Этот проект ценен тем, что, во-первых, дает возможность узнать, какие исторические события происходили на той или иной улице. Во-вторых, рассказывая об улицах, автор приводит некоторые малоизвестные факты из жизни города.

15 мая 1908 г. Агафонов берет отпуск на полтора месяца. Однако по окончанию отпуска он просит начальство продлить отпуск еще на неделю. Этот единственный длительный отпуск стал последним в жизни известного краеведа. Утром 7 июля 1908 г. его не стало.

Смерть ученого-краеведа стала невосполнимой утратой для казаневедения.

«Это незаменимая утрата для местной историографии, разработке которой почивший посвящал весь свой досуг. Он нескоро найдет себе достойного преемника»30– писала газета «Казанский телеграф» от 9 августа 1908 г.

9 июля в Никольской Единоверческой церкви прошли заупокойная литургия и «продолжительное и трогательное отпевание скончавшегося казанского старожила и историографа Казанского края»31. За литургией и при отпевании присутствовали видные чиновники, ученые и общественные деятели: попечитель Казанского учебного округа А.Н. Деревицкий, его помощник А.А. Остроумов, и. директора Казанского университета А.А. Александров, директора казанских училищ Д.М. Львов и В.А. Бели– лин, директор 2-й гимназии В.С. Кузнецов, профессора, друзья и знакомые Агафонова.

Так ушел из жизни знаток казанской старины, летописец казанской жизни Николай Яковлевич Агафонов. Ушел, но оставил после себя огромный, бесценный материал о губернском городе и казанцах XIX – начала XX в.

 

Примечания

1 Нагуевский, Д. И. Отошедший воспитатель // Казан, телеграф. 1908. №4628. 9 авг. С. 2.

2 Свидетельство из Казанской Духовной Консистории, 1866 // Отдел рукописей и редких книг Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского. Ед. хр. 2305. Л. 10.

3 Агафонов, Н. Я. Автобиография // Там же. Ед. хр. 2304. Л. 26-27.

4 Там же. Л. 28.

5 Агафонов, Н.Я. Заметка автобиографического характера // Там же. Ед. хр. 2304. Непронумерованный лист.

6 Свидетельство о домашнем учительстве, 1870 // Там же. Едю хр. 2305. Л. 22.

7 Агафонов, Н. Я. Автобиография // Там же. Ед. хр. 2304. Л. 26-30.

8 Там же. Л.31.

9 Там же. Л. 30.

10 Алишев, С. X. Николай Яковлевич Агафонов // Алишев, С. X. Все об истории Казани. Казань: Раннур, 2005. С. 493-501.

11 Агафонов, Н.Я. Автобиография. Л. 26-32.

12 Цит. по: Назипова, Г. Р. Казанский городской музей. Очерки истории 1895-1917 годов. К.: Казань, 2000. С. 143-144.

13 Посадский, Я. Как добились себе воли казанские суконщики: (Из рассказов стариков) // Первый шаг. Казань, 1876. С. 415-424.

14 Формулярный список о службе бухгалтера канцелярии Попечителя Казанского учебного округа, Надворного советника Николая Агафонова, 1894 // Отдел рукописей и редких книг Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского. Ед. хр. 2305. Листы не пронумерованы.

15 Николай Яковлевич Агафонов. Некролог. Казань: Типолитография Император. ун-та, 1908. С. 8.

16 Там же. С. 2.

17 Агафонов, Н. Дмитрий Николаевич Садовников // Агафонов, Н. Я. Заволжская вивлиофика. Казань: Тип. губерн. правления, 1887. С. 21-26.

18 Агафонов, Н. Памяти Андрея Печерскаго // Там же. С. 36-59.

19 Агафонов, Н. Забытая литературная могила // Там же. С. 1-10.

20 Агафонов, Н. Школьные воспоминания // Там же. С. 11-19.

21 Агафонов, Н. Воспоминание об И. А. Шидловском и его библиотеке // Там же. С. 27-35.

22 Цит. по: Девятых, Л. И. Люди и судьбы. Казань: Титул, 2003. С. 148 152.

23 Цит. по: Назипова, Г. Р. Казанский городской музей... С. 19.

24 Назипова, Г. Р. Казанский городской музей... С.143.

25 Протоколы общих собраний ОАИЭ за 1905 год. Казань, 1906. С. 15-17.

26 Агафонов, Н. Я. Казань и казанцы. Ч. □ Казань : Типолитография И. С. Перова, 1906. С. 3.

27 Там же. С. 14-28.

28 Агафонов, Н. Я. Казань и казанцы. Ч. II. Казань: Типолитография И. С. Перова, 1906. С. 37-42.

29 Агафонов, Н. Я. Историческая объяснительная записка наименования казанских улиц. Казань: Тип. губерн. правления, 1899. С. 1-41.

30 Нагуевский, Д. И. Отошедший воспитатель. С. 2.

31 Казан, телеграф. 1908. №4603. 10 июля.

 

Примечание от редакции:

Во время написания очерка (по законам научного исследования это статья, а потому мы сохранили все ссылки) Гузель Софияновна Миначетдинова была аспирантом отдела средневековой истории Института истории имени Ш. Марджани Академии наук РТ. Мы нашли его в Интернете (Вестник Челябинского государственного университета. 2011. №34 (249). История. Вып, 48. С. 152-157.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов