Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
16.12.2017

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
-6° / -4°
Ночь / День
.
<< < Декабрь 2017 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
  • 1901 – Родился Кави Наджми Кави,  писатель, общественный деятель, один из организаторов и первый председатель Союза советских писателей ТАССР

    Подробнее...

Рувим Поляков – знаковая фигура в истории музыкальной культуры Казани

Давно хотелось познакомить молодых читателей, да и не только молодых, с удивительным человеком, с которым лично знакома не была, но слышала о нем  столь много, что порой казалось – знала его лично.

26 мая 2015 года в Казани, около здания Детской музыкальной школы №1 имени П.И.Чайковского на улице Горького, состоялась торжественная церемония открытия мемориальной доски выдающемуся музыканту, педагогу и общественному деятелю Рувиму Полякову. В «Казанских историях» было опубликовано сообщение об этом важном событии. Пользуясь случаем, мы рассказали о некоторых подробностях его жизни.

И вот сегодня в моем распоряжении оказались две публикации, посвященные Рувиму Львовичу Полякову, которые помогут мне вспомнить его, рассказать о его жизни и творчестве, о том, какой след он оставил после себя в истории культуры и образования нашей республики.

Одну написал для нашей газеты постоянный автор «Казанских историй», краевед Борис Милицын. Для него Рувим Львович – не просто известная персона, но и близкий человек: его отец  – Рахмил Милицын – был одним из многочисленных учеников Рувима Львовича. Борис Рафаилович представил нам семейные снимки, которые дополнили его воспоминания.

Более обстоятельный очерк – от Елены Васьяновой,  кандидата искусствоведения, профессора Казанской государственной консерватории имени Н.Г. Жиганова.

Снимки, к сожалению, любительские и не очень высокого качества. Постараемся найти более качественные в музее истории детской музыкальной школы №1.

Любовь Агеева

 

Борис Рафаилович МИЛИЦЫН, член Союза журналистов Республики Татарстан

Оставить след на земле

Рувим Львович Поляков (1889-1970) принадлежит к числу тех выдающихся деятелей искусства, чьё имя неразрывно связано с лучшими достижениями российской музыкальной педагогики. В трудное послереволюционное время, в период становления системы образования в нашей стране он стоял у истоков новой музыкальной педагогики, был создателем первых детских музыкальных школ.

Р.Л.Поляков родился в Казани 11 декабря 1889 года в семье ремесленника. Отец умер рано, оставив жену и пятерых детей.

С детства Рувима привлекала «виолончельная фигура», её баритональное звучание. В 1908 году Рувим поступил в Казанское музыкальное училище по классу виолончели. Важной вехой для него, как для музыканта, стала Петербургская консерватория, где он познакомился с семьёй Гнесиных. У него была виолончель итальянской фирмы, подаренная ему старшими братьями,

Рувим Поляков в годы учебы в Петербурге. Фото из архива Бориса Милицына

В 1891 году Рудольф Августович Гуммерт (1861-1922) открыл в Казани собственную музыкальную школу. Полный курс обучения – 9 лет (нижний уровень – школа, средний – училище, высший – консерватория). Заведующим новым учебным заведением был назначен  Р.Л.Поляков. В эти годы мой отец стал учеником Полякова, а потом и его товарищем.

Ученик и друг  Рахмил Милицын

Три товарища – виолончелисты Р.Л.Поляков, В.П.Варшавский и Р.А.Милицын остались верными друзьями.

Рувим Львович был до конца жизни директором первой музыкальной школы, которая первое время называлась Центральной. Он буквально пестовал каждого ученика, даже помогал материально.

В годы Великой Отечественной войны Р.Л. Поляков возглавлял и музыкальное училище, и музыкальную школу. В Казань тогда приехали многие крупные музыканты. В этот очень тяжёлый период Р.Л. Поляков сумел наладить учебный процесс и в школе, и в училище. Были созданы условия для обучения группы студентов консерваторий Москвы и Ленинграда.

В 1957 году за большой вклад в дело развития музыкального образования школе номер один было присвоено имя П.И.Чайковского. За плодотворную деятельность Р.Л.Поляков был награждён двумя орденами «Знак почёта» и медалями «За трудовую доблесть».

Поляков вошёл в историю, прежде всего как стратег и тактик детского музыкального образования в Казани. Заслуга Полякова в том, что ему удалось в столь непростых условиях продолжить и закрепить те установки академического образования, которые существовали в училище Гуммертовского периода. Совершенно справедливо, что в 1939 году в числе других преподавателей училища ему было присвоено звание заслуженного деятеля искусств ТАССР.

Сегодня Рувим Львович Поляков стал частью истории отечественной музыкальной культуры. Безусловно, он был крупнейшим музыкальным деятелем из тех, кто определял тогда лицо российской культуры. Школа Рувима Львовича стала отправной точкой для многих современных музыкантов и композиторов.

Те, кто знал Р.Л. Полякова лично, вспоминая его интеллигентность и исключительную доброту, говорят, что он – человек из прошлого, и таких сегодня не встретишь. С виду это был внешне незаметный и скромный человек. Рувим Львович мало придавал значения важности своей персоны. Ему были чужды гордость и тщеславие.

Его умение ненавязчиво воспитывать детей – это великий педагогический дар. Рувим Львович, встречая на улице ученика своей школы, уважительно раскланивался и всегда непременно снимал шляпу.

Уважение к детям, понимание их потребностей и интересов, бережное отношение к их индивидуальности – таким запомнился Рувим Львович Поляков тем, кто его знал.

***

Елена Васьяновна Порфирьева, профессор, кандидат искусствоведения

Главным для Рувима Полякова была не должность, а высокие интересы дела

Это имя у всех, имеющих отношение к музыкальной культуре Татарстана, вызывает особые чувства. Прямо или косвенно, мощное влияние этого Музыканта и Человека испытали те, кто учился музыке и учил будущих музыкантов.

Рувим Львович Поляков (1911–1981 вошел в историю прежде всего как стратег и практик детского музыкального образования в нашей республике, организатор детских музыкальных школ в Казани. Но его имя неотделимо также и от истории Казанского музыкального училища – с ним связана большая часть жизни и деятельности этого замечательного музыканта, и вклад его в развитие старейшего в Среднем Поволжье профессионального музыкального учебного заведения значителен и многопланов.

Обращаясь к теме «Р.Л.Поляков и музыкальное училище», необходимо вернуться к началу прошлого века, так как Рувим Поляков был одним из первых учеников училища по классу виолончели. Несомненно, та духовная атмосфера, которая была характерна для училища благодаря его создателю Р.А.Гуммерту и его коллегам, во многом повлияла на процесс духовного становления молодого музыканта.

Его учителем был первый педагог – виолончелист Н.Н. Грюнберг. Как замечал сам Рувим Львович впоследствии, сильное воздействие на него оказали также концерты и уроки известного русского виолончелиста М.Е. Букиника, одно время жившего в Казани и преподававшего в училище.

Следующим важным этапом в формировании личности и музыкального мастерства Полякова были годы учебы в Петербургской консерватории, куда, окончив училище, он поступил в 1912 году на высший курс, в класс виолончели профессора Л.Э. Аббиате. Годы учебы в училище РМО и консерватории заложили «прочный фундамент» личности Полякова, сочетавшей в себе тонкое музыкальное дарование, высокие духовные приоритеты и исключительную интеллигентность. Все эти качества в полной мере проявились уже в первые годы работы в Казани, куда он вернулся в 1916 году, закончив курс консерватории.

Практически, начало творческой биографии Р.Л. Полякова совпадает с временем крутого поворота в российской истории. Едва успев вступить на преподавательскую стезю в музыкальном училище, он оказался в гуще бурных преобразований в музыкальной культуре Казани, пришедшихся на послереволюционные годы.

С первых месяцев Советской власти формулируется программа государственного музыкального строительства. Послереволюционные лозунги «Искусство – в массы», «Искусство – народу» вызывают радикальное преобразование музыкального образования под эгидой пролетаризации и демократизации. Казанское музыкальное училище, вышедшее из-под крыла Русского музыкального общества, становится плацдармом для многочисленных экспериментов, реформ, реорганизаций, продолжавшихся не одно десятилетие.

Интересно заметить, что среди энтузиастов культурного строительства в эти годы важную роль играли крупные деятели музыкальной культуры, направившие свою творческую энергию в русло созидания новых форм образования и просвещения. Это и Р.А. Гуммерт, отстраненный от руководства музыкальным училищем, но активно включившийся в процессе реформирования музыкальных учебных заведений, это профессор Н.Д. Кашкин, переехавший из Москвы в Казань в 1918 году и проживший здесь последние годы своей жизни.

В число главных идеологов реформирования музыкальных учебных заведений выдвигается и Р.Л. Поляков. Волна послереволюционных перемен буквально выносит его в форватер культурного строительства. В каких только культурных акциях не участвует Рувим Львович в эти годы! Впоследствии, в Автобиографии он перечислит свои служебные и общественные обязанности в 1918 – 1919 годах: преподаватель музыкального училища, заведующий музыкальной секцией в штабе Советской Армии, зав. музыкальной секцией городского отдела народного образования, зав. муз. частью Народного дома, член Президиума Союза работников искусств (РАБИС)…

Но главное – с сентября 1919 года он становится Заведующим Государственной двухступенной музыкальной школой, образованной в результате реформирования Казанского музыкального училища.

Основные принципы перестройки училища Поляков разрабатывал совместно с Кашкиным. Главная задача была сформулирована весьма определенно: создать музыкальное учебное заведение нового советского типа. В многочисленных дискуссиях по поводу того, что стоит за этим определением, много самых разных точек зрения – это и идея о привлечении учащихся к общественно-политической жизни, и идея о необходимости пролетаризации состава учащихся, но, что очень важно, и постоянно присутствующая мысль о том, что это учебное заведение должно быть профессиональной школой высокого уровня подготовки. Все эти принципы были отражены в деятельности школы.

При наборе учащихся делался акцент на социальном происхождении. Школа имела два отделения – специальное и общеобразовательное (отсюда естественное смешение принципов специального образования и общевоспитательных задач).

Здесь следует отметить, что Казанское музыкальное училище к периоду реорганизации имело замечательные достижения, было учебным заведением, имеющим высокий профессиональный статус и прочные традиции (не случайно, на съезде директоров музыкальных учебных заведений ИРМО в 1912 году в Петербурге оно было отмечено в числе четырех лучших в России – наряду с Киевским, Харьковским и Одесским).

Заслуга Полякова заключается в том, что ему удалось в столь непростых условиях продолжить и закрепить те установки и принципы академического образования, которые существовали в училище Гуммертовского периода. В государственной школе сохраняются и успешно развиваются специальные классы, наряду с существовавшими ранее классами фортепиано, вокала и струнных инструментов, открывается класс игры на духовых инструментах, (отметим, что первый опыт подготовки исполнителей на духовых инструментах относится к 1905 году, когда по инициативе Гуммерта открываются оркестровые классы при Казанском отделении ИРМО, которые однако были закрыты в 1911 году из-за финансовых трудностей), усилена музыкально-теоретическая подготовка – в частности, профессор Н.Д. Кашкин читал курс истории музыки, профессор Казанского университета А.Ф.Самойлов – курс акустики.

Рувим Львович с учениками. Снимок из Интернета

Обратим внимание на интересный факт, красноречиво характеризующий личность Полякова. В 1921 году, когда в Казань приезжает известный дирижер, скрипач и музыкальный деятель А.А. Литвинов, Рувим Львович по личному желанию передает ему заведование музыкальной школой, а сам занимает должность заведующего учебной частью. Совершенно очевидно, что главным для Полякова была не должность, а высокие интересы дела. Затем на протяжении 20-х годов профессиональное сотрудничество этих двух музыкантов дает впечатляющие результаты.

В 1922 году в результате слияния государственной двухступенной музыкальной школы с Восточной консерваторией образовывается Восточный музыкальный техникум, в котором директором становится Литвинов, Поляков заведует учебной частью. Техникум, как в дореволюционные годы музыкальное училище ИРМО, занимает центральное место в музыкальной жизни Казани – успешно воспитываются молодые, в частности, национальные музыкальные кадры, силами студентов регулярно ставятся оперы, выступают русский и татарский хоры, студенческий симфонический оркестр.

Вместе с тем, к концу двадцатых годов все более усиливается натиск сторонников перевода музыкальных учебных заведений на рельсы массового музыкального воспитания (музвос.). В техникуме главным становится инструкторско-педагогическое отделение, по распоряжению Татнаркомпроса ликвидируется детская студия, существовавшая при нем. Уже через короткое время совершенно очевидной стала пагубность такого развития событий. Прежде всего это проявилось в отсутствии музыкально подготовленных абитуриентов, способных на профессиональном уровне обучаться музыке в техникуме.

В этот критический момент Р.Л.Поляков сыграл поистине историческую роль в развитии музыкального образования в Казани и Татарии в целом. Именно ему принадлежит инициатива открытия детских музыкальных школ, которые должны были стать фундаментом в выращивании кадров для музыкального училища, а также способствовать развитию общего музыкального воспитания. Поляков проделал титаническую работу, сначала «пробивая» эту идею в различных инстанциях (таких, как Татнаркомпрос, Казанский горсовет), а затем практически реализуя её.

Знакомясь с архивными документами, не перестаешь удивляться неутомимости и энергичности вновь назначенного директора ДМШ. Он проявил завидные качества организатора-хозяйственника – ведь ему приходилось заботиться обо всем, от борьбы за выделение помещений для занятий и добывания музыкальных инструментов до заботы о таких прозаических вещах, как заготовка дров для отопления. И при этом умело решались творческие вопросы – быстро складывался педагогический коллектив, в который вошли педагоги-профессионалы, умело работающие с детьми. Что очень важно, в школах царил особый психологический климат дружелюбия и согласной нацеленности на решение общего дела.

Во время празднования первого (пятилетнего) юбилея ДМШ с трибуны прозвучали такие слова:

«Наши школы привлекают детей и родителей тем, что они встречают здесь любовное отношение педагогов к своей работе, внимательное отношение со стороны директора, Р.Л.Полякова, к каждому ребенку. Ему же педагогический коллектив обязан своей сплоченностью, трудоспособностью, воспитательно-педагогическим тактом. Счастьем было бы для каждой школы иметь такого руководителя-энтузиаста, как наш Рувим Львович».

Это высказывание одного из преподавателей ДМШ как нельзя лучше передает атмосферу, царившую в школе. Неудивительно, что многие сотни людей разных возрастов и специальностей, попавших в музыкальную школу, на всю жизнь запомнили эту высокую нравственную духовную атмосферу. Здесь воспитывали не только музыкантов – людей!

А возвращаясь к роли Полякова в развитии музыкального училища, следует сказать, что вскоре после открытия ДМШ в Казани училище ощутило плоды её деятельности – появились юные музыканты, подготовленные для серьезной профессиональной учебы. Совершенно закономерно, что в 1939 году, к 35-летию училища, Р.Л.Полякову в числе других преподавателей училища было присвоено звание заслуженного деятеля искусств ТАССР.

На 1941-1946 годы приходится еще один период, когда Р.Л.Поляков занимает должность директора Казанского музыкального училища. И опять, как двадцатью годами раньше, он в буквальном смысле спасает от исчезновения традицию профессионального музыкального образования в Казани.

Когда началась Великая Отечественная война, встал вопрос о закрытии училища – его помещение было необходимо для размещения столичных институтов Академии Наук. Эта практика была общепринятой – с началом войны были закрыты только начинавшие «вставать на ноги» музыкальные училища в столицах соседних республик – Саранске, Чебоксарах, Ижевске. Казанское училище от этой участи спасла инициатива Р.Л.Полякова.

Предложив разместить училище в здании Центральной музыкальной школы, он создал по существу целый музыкальный комплекс, в который вошли школа, училище, а также звено консерваторского уровня – здесь занималась группа студентов-консерваторцев, эвакуированных в Казань.

В историческом деревянном особнячке на улице Горького в эти годы кипела интенсивнейшая музыкальная жизнь. Весомым было участие крупных музыкантов, эвакуированных из Москвы и Ленинграда. Выступали известные музыканты – Е.Бекман-Щербина, И.Миклашевская, блестящие лекции читала В.Дж. Конен, научные доклады представляли профессора С.С. Скребков, М.Ф. Гнесин. Летом 1942 года была проведена целая научная сессия, посвященная пятидесятилетию со дня смерти П.И.Чайковского, в ней участвовали и известные ученые, и студенты училища. Вот только некоторые из тем докладов сессии: «Мировое значение творчества Чайковского» (В.Дж. Конен), «Принципы крупных симфонических форм Чайковского» (С.С. Скребков).

Как обычно, Рувим Львович «замыкает на себе» решение всех проблем, как творческих, так и хозяйственных. И главное, результат этой деятельности – не временное затишье в культурной жизни, что было бы естественно в суровых обстоятельствах военных лет, а качественный скачок в развитии музыкального образования. Многие из тех, кто учился в годы войны в училище, в 1945 году стали первыми студентами Казанской консерватории. А основа нового вуза во многом заложена деятельностью Полякова.

Прошлое и настоящее в нашей жизни переплетено достаточно прочно и причудливо. А в этом настоящем нынешняя Детская музыкальная школа №1 смотрит в окна находящегося на другой стороне улицы Горького домика, вызывающего волну нежности у всех, кто помнит его как здание музыкальной школы времен Рувима Львовича. Но все-таки главное, что живет школа, и каждой осенью не один ее выпускник приходит учиться в Казанское музыкальное училище, и в училище есть класс с мемориальной табличкой: «Класс имени Рувима Львовича Полякова».

Наконец, в памяти многих, причастных к музыке, есть некий заповедный уголок, хранящий воспоминания о Рувиме Львовиче. И прежде всего, его вспоминают как подлинного интеллигента с чуткой душевной организацией, чистотой мыслей и чувств.

Но неверно было бы представлять его отрешенным от мира сего. Сказать так – было бы не заметить главного. «Феномен Полякова» заключен в удивительном комплексе духовных качеств и свойств, необходимых для решения больших общезначимых проблем. Безусловно, Р.Л.Поляков был крупнейшим музыкальным деятелем из тех, кто всегда определял лицо российской культуры. В переломные моменты истории ХХ века, несмотря на все сложности, он уверенно и твёрдо шел к поставленной цели во имя будущего музыкального искусства. А в человеческой памяти осталась, прежде всего, его деликатность, отзывчивость, бытовая скромность – все то, что сегодня мало ассоциируется с чертами «настоящего лидера». Но он был знаковой фигурой, одним из лидеров целой плеяды музыкантов.

Неистощим след людей, подобных Рувиму Львовичу Полякову. Их так нам сегодня не хватает…

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов