Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
22.10.2018

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+3° / +9°
Ночь / День
.
<< < Октябрь 2018 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1904В Казани состоялось торжественное открытие речного училища (ныне речной техникум). Начальником назначен М.В. Черепанов.

    Подробнее...

Династия казанских благотворителей Юнусовых

Юнусовская площадь, Юнусовская мечеть, дом Юнусовых – эти и другие многочисленные приметы прошлого, оставленные нам несколькими поколениями могучего торгового рода, ярко и безоговорочно запечатлелись в архитектурном облике, топонимии и многовековой летописи тысячелетнего города.

А начиналось все просто и обыденно. Во второй половине XVIII века крестьянин Мухаметрахим бин Исхак бин Юнус (1743 -?), происходивший из деревни Карелино (ныне Балтасинский район РТ) и сколотивший первоначальный капитал на мелочной торговле, постепенно сумел утвердиться в коммерческом мире губернского центра и одним из первых в истории татарских предпринимателей записаться в гильдейское купечество.

В начале XIX столетия он становится известным и как крупный промышленник, владевший юфтовым заводом, продукция которого сбывалась в Средней Азии и городах Российской империи. Мухаметрахим Юнусов отличался очень высоким ростом, за что получил от городских мусульман прозвище «Длинный» («Озын»), впоследствии закрепившееся за всеми его потомками.

Двое сыновей купца – Габделькарим (1767-1821) и Губайдулла (1776-1842) были не только надежными помощниками своего отца, но и успешными продолжателями семейного дела – торговали в Москве, Архангельске, Астрахани. Благодаря их усилиям фамильный капитал стал исчисляться семизначными цифрами. Это позволило Юнусовым направлять серьезные финансовые средства на нужды единоверцев и значительно усилить свое влияние не только в кварталах Старо-Татарской слободы, но и в масштабах всей Казани.

Семья Юнусовых

Больших успехов добился младший из братьев Губайдулла, дважды избиравшийся, сначала в конце 1820 годов, а затем в 1842 году, главой Татарской ратуши – органа местного самоуправления мусульман города. Важную роль в укреплении общественных позиций предпринимателя сыграл и его удачный брак с дочерью купца первой гильдии Юсупа Исмагиловича Апанаева – Бибифатимой, с которой он вырастил двух сыновей и четырех дочерей. Кроме того, после смерти старшего брата Губайдулла бин Мухаметрахим стал опекуном его наследников и фактически контролировал огромное имущество, состоявшее из мыловаренного завода, домов и целого комплекса лавок на Сенном и Хлебном рынках города.

В соответствии со своим статусом богатейшего татарского купца Казани Губайдулла Юнусов жил в роскошном особняке на пересечении Екатерининской и Второй Поперечной улиц (ныне ул. Тукая, 67/14), а большая и красивая площадь перед его усадьбой теперь уважительно именовалась среди горожан «Юнусовской».

Дом Юнусовых Апанаевых сегодня

Дом Юнусовых-Апанаевых до реставрации

Таким был дом, когда в нем жили Ибрагим и Бибифатима Юнусовы

  Огромную любовь и признательность мусульман Губайдулла бай заслужил щедрой и систематической благотворительностью. При его поддержке значительно поправила свое материальное положение Первая соборная мечеть Казани (ныне мечеть «Марджани»), в махалле которой находился дом Юнусова. В 1830 году купец передал ее общине лавки на Сенной площади, доход с которых должен был идти на содержание местных имамов и муэдзинов. Это был один из первых публично объявленных в России вакуфов, исправно служивший Юнусовскому приходу до октября 1917 года.

Губайдулла Юнусов, владевший значительными земельными участками и недвижимостью на Сенном базаре, решил построить здесь большую, просторную мечеть. Будучи верующим мусульманином и обладая внушительными финансовыми возможностями, купец не мог оставаться равнодушным к тому, что сотни правоверных, не имея рядом молитвенного здания, не слыша азана, за трудной работой пропускали обязательные намазы и тем самым совершали большой грех. Недаром добропорядочные жители Старо-Татарской слободы называли в то время Сенную площадь «углом неверных», то есть местом, где торговали мусульмане, пренебрегавшие предписаниями Священного Корана. Только неожиданная смерть помешала благотворителю осуществить свои благородные намерения.

Завершили задуманное его сыновья Ибрагим (1806 – 4.04.1886) и Исхак (1810 – 24.03.1884), построившие в 1849 году по проекту архитектора А.К. Ломана на Сенном базаре «Юнусовскую» мечеть, известную ныне под названием «Нурулла».

Братья Юнусовы, как того требовали семейные традиции, вели дело дружно, в тесном союзе, имея до конца жизни нераздельный капитал. Они сбывали по всей России, а также в Бухаре продукцию своих мыловаренного, свечного, юфтового заводов, бумагопрядильной фабрики и многие другие товары. Юнусовы считались крупнейшими среди татарских предпринимателей владельцами недвижимости. Им принадлежало 5 каменных домов, 2 завода, 48 каменных и 12 деревянных лавок в Казани, более 2000 десятин земли в Казанской и Вятской губерниях.

Старшего из братьев – Ибрагима Губайдулловича Юнусова – по праву можно назвать выдающимся благотворителем и общественным деятелем, самым ярким и активным представителем династии.

Трижды: 28 мая 1844, 16 марта 1845 года, и 8 января 1854 года он избирался городским головой Татарской ратуши Казани. На протяжении 15 лет купец без перерыва являлся гласным городской Думы (1871-1886).

Вместе с братом в 1844 году И.Г. Юнусов основал в Казани мусульманский детский приют, первое в истории города татарское благотворительное заведение, благополучно просуществовавшее до 1917 года. На его нужды братья пожертвовали 14 каменных лавок на Сенной площади и отстроили для приюта двухэтажный каменный дом на Екатерининской улице (ныне ул. Тукая, 89). Это первоклассное богоугодное заведение, второе по времени возникновения в истории Казани, после Николаевского детского приюта, быстро превратилось в предмет гордости не только местных мусульман, но и всего городского населения. Здесь ежегодно призревалось до 30 мальчиков сирот магометанского вероисповедания от 7 до 16 лет, которые получали бесплатную одежду и питание, неплохое по тем временам образование, включавшее в себя обучение основам веры, шариата, арифметике, арабскому, персидскому и русскому языкам, а также квалифицированную медицинскую помощь.

Все это, конечно, требовало немалых денежных средств. Так, только на строительство приютских зданий, сначала большого деревянного, а после пожара 1871 года двухэтажного кирпичного домов Юнусовы истратили в общей сложности 10 тысяч рублей. Кроме того, они пожертвовали приюту 14 родовых лавок на Сенной площади стоимостью в 5 тысяч рублей, ежегодный доход с которых в размере 1400 рублей ассигнациями шел на содержание питомцев приюта.

«Глава Казанского татарского общества 1-й гильдии купец и потомственный почетный гражданин Ибрагим Юнусов вошел ко мне 8-го сего марта с письменным прошением, в котором изъяснил следующее: предполагая учредить в г.Казани татарский приют, он Юнусов нашел удобным избрать для сего место, где построив на собственный его счет, с участием брата его Исхака Губайдуллина Юнусова и жены его Биби Магру Мухаметзяновой пожертвованием каждого из своего капитала по 2 тыс. руб. сер. особый деревянный на каменном фундаменте, крытый железом с потребными службами по фасаду, который будет от меня ему выдан. Вокруг дома он предполагает развести большой сад с украшениями для татарского общества, которое в своей части в сем крайне нуждается...»

Это извлечение из сообщения вице-губернатора М.Завелейского казанскому военному губернатору С.Шипову о пожертвовании Юнусовыми средств на учреждение в Казани татарского приюта в 1844 году. Позже появляются и благотворительные мусульманские столовые: детская столовая работала на Тихвинской улице в доме Усманова, в ней питалось от 700 до 1000 детей в день, столовая для взрослых находилась в Плетенях в доме Сайдашева – в ней также находили пищу 1000 татар ежедневно.

В 1898 году в Казани открылось первое благотворительное «Общество пособия бедным мусульманам». Его целью было названо «доставление средств к улучшению материального и нравственного состояния бедных мусульман». Попечителями общества стали генерал-майор М.Ш. Шамиль, купцы первой гильдии А.Г. Хусаинов, С.С.Губайдуллин, И.И. Айтуганов. На средства общества содержались богадельня, детский приют для мальчиков и при нем школа, родовспомогательное заведение и амбулатория. За этот благотворительный акт Ибрагим Юнусов был награжден золотой медалью и орденом Святой Анны III степени, а его брат Исхак – золотой медалью и орденом Святого Станислава III степени и другими государственными наградами.

Эти поощрения сыграли важную роль в присвоении братьям Юнусовым звания коммерции советников, которое давалось «за оказанные Отечеству заслуги в распространении торговли, засвидетельствованные министром финансов» и соответствовало чину коллежского асессора. Кстати, братья Юнусовы так и остались первыми и единственными в истории татарами-торговцами, удостоившимися подобного высокого звания.

Не случайно то, что в 1863 году, когда посетивший Казань старший сын императора Александра II великий князь Николай Александрович (1843-1865) решил посмотреть богатый татарский дом, его пригласили именно к Ибрагиму Юнусову. Позднее племянник купца Абдулкарим Юнусов написал об этом событии следующее:

«Ибрагим абзы старательно подготовился, велел изготовить фонари для освещения площади... Украсили дом, повесили люстры. Днем пришел цесаревич...Богатые мусульмане нарядились, на головах женщин золотые диадемы, вышитые жемчугом калфаки... Женщины выстроились в гостиной в два ряда. Цесаревич проходил между рядами и расспрашивал. Однако никто из женщин не знал по-русски. Только жена Ибрагима Аппакова Махубкамал давала ответы за каждую. Сделав замечание, цесаревич сказал: «В России кончилось золото. Оно теперь в украшениях татарок». После этого вышли в зал. Цесаревич пил кофе, чай. Рядом было много адъютантов. Выйдя из нашего дома, он зашел в дом бедной вдовы в Новой слободе. Внутри дома было очень чисто, да и снаружи было прибрано. Наследник дал денег. Вышел довольный». Вообще, Ибрагим Юнусов пользовался большим уважением у казанского чиновничества и русского купечества, неоднократно входил в состав городских депутаций, отправлявшихся ко Двору по случаю различных торжественных событий и дат.

В истории татарского народа купец остался как колоритная личность с непростым, противоречивым характером. Известный среди мусульман Казани под прозвищем «Озын Ибрай» («Длинный Ибрай»), он, по утверждению современника, «был большой шутник, любил потешаться и подсмеиваться над шакирдами и вообще духовенством. В этом он находил особое удовольствие, за что и платил им весьма щедро».

Правда, с таким положением дел не желал мириться татарский ученый-историк, богослов, имам-хатиб 1-й соборной мечети Шигабутдин Марджани, приглашенный на эту должность самим Ибрагим баем. Их многолетнее противостояние, сопровождавшееся временными отстранениями Марджани от проповеднической деятельности, некрасивыми скандалами и общественной смутой, в конце концов завершилось победой непокорного имама. Он сумел ограничить вековое влияние Юнусовых в их махалле и организовать своеобразное общественное самоуправление, способное без капиталов могущественной семьи обеспечивать свои духовные и образовательные нужды. Хотя следует отметить, что к этому времени слава династии постепенно подходила к своему закату.

Из-за коммерческих неудач стареющий Ибрагим Юнусов, вопреки завещанию отца, заложил большое количество принадлежавшего им с братом имущества. У предпринимателя не было детей, поэтому наследниками фамильного состояния становились его племянники – Мухаметрахим, Габделькарим, Габдельвали Исхаковичи Юнусовы, чьи дела, к счастью, не зависели от успехов или неудач их легендарного дяди. Они, являясь состоятельными и в целом успешными предпринимателями, уже не стремились к лидерству в общественной жизни, полностью посвящая себя торговой и промышленной деятельности.

Некогда грозный и всесильный Ибрагим Юнусов перед смертью оглох и был разбит параличом. После его кончины, словно прекращая все земные споры и обиды, поминальную молитву прочитал Ш.Марджани, он же руководил погребением купца на кладбище Старотатарской слободы.

В настоящий момент могила Ибрагима Юнусова находится на Новотатарском кладбище.

 

Источник: https://nailtimler.com/people_page/people_27yu/yunusov_ibrahim_gubaydullovich.html

Печатается с разрешения автора

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов