Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Август 2019 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Finversia-TV
Яндекс.Погода
  • 1944 – В немецкой тюрьме Плетцензее казнены на гильотине Муса Джалиль и 9 его соратников по антифашисткой организации

    Подробнее...

По казанским следам поэта Велимира Хлебникова

При изучении биографии или творчества яркой личности исследователей и поклонников всегда интересует обстановка, в которой человек жил и творил, по каким улицам ходил, какой пейзаж из окна видел.

В Казани поэт Велимир Хлебников провел гимназические и студенческие годы, а потому город, повлиявший на формирование стольких талантов, не мог не оставить следа в его становлении.

Есть в Казани площадь, которая в советское время называлась Поле Ершова. Это бывшее Арское Поле, где стоял в 1774 году лагерь Пугачева. Здесь когда-то был парк «Русская Швейцария», теперь это ЦПКиО имени Горького. Напротив парка, за длинным забором, видим здание 6-й городской больницы, где до революции находилась Духовная академия.

Судя по старинным картам, этот район назывался Академической слободой. Здесь жили преподаватели Духовной академии и университета. Начало современной улицы Вишневского сохраняет первозданный колорит. Затем улица приобретает вид типичной магистрали большого города конца XX века. И вы не сразу найдете уходящую вправо улицу Калинина – бывшую Третью гору.

Два шага вправо – и мы с вами словно в XIX веке. Улица узкая, с одно– и двухэтажными домами, с водозаборными колонками. Прошли несколько домов – и перед нами двухэтажный дом желтого цвета, с пилястровым фасадом, под номером 59. Это бывший дом В.Ф.Максимова, построенный во второй половине XIX века. В этом доме семья Хлебниковых прожила 7 лет – с 1898 по 1905-й.

Отец поэта работал сначала управляющим первым казанским удельным имением, принадлежавшим царской семье, а с 1905 года руководил курсами по пчеловодству в Каймарской волости.

Хлебников ходил мимо домов, где совсем недавно жили Максим Горький и Владимир Ульянов (на первом есть мемориальная доска, во втором – дом-музей). Затем поворот направо, на улицу Поперечно-Горшечную (Маяковского). Несколько шагов по ней до извилистого и узенького Гимназического переулка. В этом переулке будущий поэт проходил под окнами дома, где с 1903 года жил известный востоковед Николай Федорович Катанов, и шел до самого конца переулка (ныне Школьный) к зданию своей гимназии, которая тогда располагалась в бывшем доме помещика Чемезова.

Это здание было построено в XVIII веке. Сначала дом принадлежал купцу Богдановскому, городскому голове. В 1786 году тот продал дом статскому советнику Владимиру Чемезову. Дворянин Чемезов сломал деревянное здание, вырубил часть сада и построил большой каменный особняк, двухэтажный, в классическом стиле, с балконом на четырех колоннах.

Вокруг дома разбили оранжереи и теплицы, через овраги в саду перекинули мосты. В самых темных и заросших уголках сада Чемезов приказал вырыть пещеры и соорудить гроты. В одном из них он установил мраморную статую Ричарда Львиное Сердце в полный рост, которую приковали цепью к каменной стене грота.

Словом, в саду было на что посмотреть. Сад Чемезова был доступен для казанской публики. Каждый желающий мог побывать в его пещерах и гротах, отдохнуть в беседках. В 1880 году дом был куплен под здание новой мужской гимназии, третьей по счету. Сад Чемезова еще существовал, хотя ему в то время исполнилось уже 100 лет.

В настоящее время мы можем наблюдать в первозданном виде только Чемезовский дом. До 1999 года в бывшей гимназии проходили занятия, но потом из-за капитального ремонта все учебные помещения четвертой школы были переведены в новое здание.

 

Будущий поэт – тогда его звали Виктор – учился здесь с четвертого класса (1898-1903). Вячеслав Аристов писал: «Среди… наставников В.Хлебникова в гимназии выделялись учитель истории и географии В.А.Белилин (выпускник Казанского университета, автор исторической записки о третьей гимназии) и учитель чистописания и рисования П.К.Вагин (из вятских крестьян, в Академии художеств получил звание «неклассного художника»). Прекрасно знал свой предмет высокомерный француз А.Я.Пор. Однако с особым нетерпением ученики ждали уроков математики в старших классах, которые вел только что окончивший Казанский университет Николай Николаевич Парфентьев (1877-1943). Именно благодаря ему Виктор Хлебников впервые познакомился с основными положениями неевклидовой геометрии Лобачевского, так поразившей его и глубоко запавшей в душу.

Дома, с домашними учителями Виктор много занимается живописью. Владение техникой живописи и художественную одаренность Хлебникова отмечают все знавшие его и в более поздние годы.

В 1903 году он стал студентом физико-математического отделения Казанского университета. Среди профессоров, читавших лекции на первом курсе, были ученые с мировым именем: А.В.Васильев, Ф.М.Суворов, Ф.М.Флавицкий. В студенческие годы он уже публиковал научные статьи. К казанскому периоду относятся и его первые литературные опыты. По словам сестры Веры, «писать он, верно, начал в последних классах гимназии». Она вспоминала, как брат показывал ей стихи, правленные Максимом Горьким: «Витя объяснил, что он посылал свое сочинение Горькому, и тот вернул со своими заметками, насколько помню, одобрил, т.к. вид у Вити был гордый и радостный».

Кстати, Вера стала известным живописцем и графиком. Ее, как и брата, учил знаменитый казанский художник П.П.Беньков. Окончив Мариинскую женскую гимназию, которая располагалась в нынешнем здании школы №6, Вера поступила в Казанскую художественную школу, где проучилась до 1908 года, когда вся семья Хлебниковых, кроме Виктора, переехала в Киев.

В Казани Виктор пережил русско-японскую войну, по словам матери, «с увлечением» встретил революцию 1905 года, посещал митинги, принимал участие в работе революционного кружка.

В октябре 1903 года произошло событие, которое имело важные последствия. 26 числа умер студент С.Симонов, которого 4 месяца продержали в психиатрической лечебнице в ужасных условиях. Первая акция протеста студентов проходила в день его похорон, 27 октября, вторая – 5 ноября, в день основания университета. Студенты собрались у белоснежных колонн, пели «вечную память» жертве произвола.

Хлебникова арестовали за участие в этой демонстрации. Вот как об этом пишет он сам: «Нас не била плеть, но плеть свистала над нашей спиной. Четвертого ноября прошлого года мы мирно беседовали в этот час у самовара, пятого мы пели, мы стояли спокойно у дверей нашей Alma mater, а шестого мы уже сидели в Пересыльной тюрьме. Вот то мое прошлое, которым я горд. Гулко падали ноги казацких коней на мерзлую землю, когда мерно скакал на нас отряд казаков... С суками в руках, в тулупах, стояли вокруг нас дворники, бесстрастные и неподвижные, образовывая вокруг нас кольцо неодухотворенного человеческого мяса, с душою в потемках, не озаренной сознанием. А после две огромные неповоротливые руки, взяв подмышки, почти повели, а иногда несли, в старый каменный ящик с черной доской над входом, рядом с которым высилась пожарная каланча».

Двери Alma mater, о которых пишет Хлебников, – это многоколонный портик главного здания Императорского Казанского университета, сохранившийся и поныне в своей классической стройности ионических колонн. Ситуации, подобные описанной, у этих дверей случались нередко. А на месте «каменного ящика» и пожарной каланчи ныне высится здание физического факультета КГУ.

Мать поэта Е.Н.Хлебникова вспоминает: «...В тюрьме он провел почти месяц... С тех пор с ним произошла неузнаваемая перемена: вся его жизнерадостность исчезла, он с отвращением ходил на лекции». Из тюрьмы Хлебников писал родителям: «Дорогая мама и дорогой папа! Я не писал оттого, что думал, что кто-нибудь придет на свидание. Теперь осталось уже немного – дней пять – а может, и того еще меньше и время идет быстро. <....> я недавно занялся рисованием на стене и срисовывал из «Жизни» портрет (неразб.) и еще две головы, но так как это оказалось нарушением тюремных правил, то я их стер. <....>. Я занимался на днях физикой и прочел больше 100 страниц, сегодня читаю Минто. <....> Из анализа я прочел больше половины. <....> Целую всех – Катю, Шуру, Веру, – скоро увидимся. Витя. Казань, Пересыльная тюрьма, 3.12.03».

Здание пересыльной тюрьмы, в которой сидел Хлебников, сохранилось. Оно расположено под кремлевской стеной, там сейчас – городская онкологическая больница.

В декабре Хлебников успешно сдает все экзамены за первый семестр, но больше учиться в университете не хочет.

24 февраля 1904 года по собственному прошению он был уволен из числа студентов, осенью переехал в Санкт-Петербург, где был зачислен на 3-й курс естественного отделения физико-математического факультета университета.

Им овладевает страстное желание к перемене мест, которое будет характерно для всей его жизни: сколько раз без всякой видимой причины Хлебников вдруг уезжает из одного города в другой, а то просто уходит пешком.

Вскоре Виктор возвратился в Казань. 28 августа 1904 года восстановился в Казанском университете, но уже на естественное отделение. В сентябре 1908 года он был зачислен на третий курс естественного отделения физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета и переехал в Санкт-Петербург. Главной причиной переезда на этот раз  было желание серьёзно заниматься литературой. В Казани он получил начальную, но добротную подготовку по ряду математических дисциплин. А математикой, поисками числовых законов времени Велимир занимался до последнего дня своей жизни. Здесь «из первых рук» он познакомился с научным наследием Н.И.Лобачевского. Личность Лобачевского, совершившего революционный переворот в геометрии, и его теория глубоко поразили Хлебникова, стали близкими ему. Это один из ключевых образов его поэтического творчества.

В 1916 году Хлебникова призвали на военную службу. В том же году Велимир еще раз, последний, приезжал в Казань – в госпиталь.

В нашем городе до недавних пор существовали три дома, в которых жили Хлебниковы. Один из них – на улице Калинина, описанный выше, второй – дом №46 по улице Волкова. Как сообщает каталог-справочник «Республика Татарстан: памятники истории и культуры», поэт Велимир Хлебников жил в этом доме в 1906-1908 годах: «Двухэтажный дом решен в традициях народной архитектуры с мотивами ампира в верхней части дома (антресольный этаж, лепнина на фризе)».

Интересно, что позднее, в 1929-1931 годах, в этом доме жил один из первых профессиональных татарских композиторов – Салих Сайдашев.

Еще один дом – по улице Тельмана, №23 – до сего дня не дожил. В марте 1998 года он стоял невредимым и в нем жили люди, зимой 1999 года имел только стены, внутренние перегородки и полы уже были разрушены. А в конце января 2001 года на месте снесенного и двух соседних домов уже была стройплощадка.

Снова читаем справочник: «Двухэтажный дом с застекленной крытой верандой над парадным входом. Над крайними окнами карниз приподнят над фигурными щипцами. Окна имеют резные наличники. Щипковые простенки выделены пилястрами».

В доме Чиркиной жили отец поэта Велимира Хлебникова, а также известный педиатр А.Агафонов и профессор истории М. Бречкевич». По мнению В. Аристова, отец Хлебникова жил в этом доме в 1905-1906 годах.

От себя добавляю, что в этом доме уже в ХХ веке жила композитор Софья Губайдулина – новатор в музыке, известная всему миру.

Казанские впечатления Хлебникова нашли отражение в поэме «Хаджи Тархан», в незаконченном отрывке «Лев».

Мила, мила нам Пугачевщина,

Казак с серьгой и темным ухом,

Она знакома нам по слухам.

Тогда воинственно ножовщина

Боролась с немцем и треухом.

 

Ты видишь город стройный, белый,

И вид приволжского Кремля?

Там кровью полита земля,

Там старец брошен престарелый,

Набату страшному внемля...

 

Казани страж – игла Сумбеки,

Там лились слез и крови реки.

Там голубь, теменем курчав,

Своих друзей опередил

 

И падал на землю стремглав,

Полет на облаке чертил.

И, отражен спокойным тазом,

Давал ума досугу разум...

 «Люди моей задачи, – печально и спокойно говорил поэт, – часто умирают в 37 лет».

Весной 1922 года, тяжело больной, он отправляется с мужем сестры, художником, в Новгородскую губернию. Там, в деревне Санталово, 28 июня Хлебников умер. Ему шел 37-й год.

Александра БИРЯЛЬЦЕВА

Велимир Хлебников – поэт «серебряного века»

Велимир Владимирович Хлебников, русский поэт и прозаик. Родоначальник русского футуризма (группа «будетлян»). Создатель утопического общества Председателей Земного Шара (1916). Реформатор поэтического языка (эксперименты в области словотворчества, зауми, «звездного языка»). Пацифистская поэма о первой мировой войне «Война в мышеловке» (1919), монументальные революционные поэмы (1920-1922) «Ладомир», «Ночной обыск», «Зангези», «Ночь перед Советами». Цикл историко-математических статей, посвященных природе времени «Доски судьбы» (1922). Рассказы. Драмы.

Оказал воздействие на русский и европейский авангард, в том числе в области живописи и музыки.   В 1898 году семья переехала в Казань, где Виктор поступил в 3-ю казанскую гимназию. Через пять лет он окончил курс гимназии, осенью 1903 года поступил на математическое отделение физико-математического факультета Казанского университета. В ноябре того же года после участия в студенческой демонстрации был арестован и месяц провёл в тюрьме. В феврале 1904 года Виктор подаёт прошение об увольнении из числа студентов университета. Летом этого же года подаёт прошение о зачислении на естественное отделение физико-математического факультета Казанского университета, где и продолжает обучение.

К 1904 году относятся первые известные литературные опыты Хлебникова, он даже пытается опубликовать пьесу «Елена Гордячкина», послав её в издательство «Знание» Максиму Горькому, но безуспешно. В 1904–1907 годах Хлебников занимается орнитологическими исследованиями, участвует в экспедициях в Дагестан и на Северный Урал, публикует несколько статей по орнитологии. Тогда же Хлебников пытался самостоятельно начать изучение японского языка, думая найти в нём особые формы выразительности, и увлёкся творчеством русских символистов, особенно Фёдора Сологуба.

Русско-японская война и произошедшее в ходе неё Цусимское сражение оказали большое влияние на Хлебникова и побудили его начать поиски «основного закона времени», пытаться найти оправдание смертям. Впоследствии Хлебников писал: «Мы бросились в будущее с 1905 года». Принятый в декабре 1906 года в Общество естествоиспытателей Казанского университета на правах члена-сотрудника и издавший статью об открытии во время одной из экспедиций нового вида кукушки, Хлебников уже после 1906 года практически перестал уделять внимание как орнитологии, так и занятиям в университете, сосредоточившись на литературе. Примерно в это время он пишет масштабное прозаическое произведение «Еня Воейков», которое осталось незаконченным, но явилось важным этапом творческого становления Хлебникова. Кроме того, в этот период им было написано большое количество стихотворений. Начался «словотворческий» период в творчестве Хлебникова.

В марте 1908 года Хлебников решился послать свои стихи поэту-символисту Вячеславу Иванову, чья статья «О весёлом ремесле и умном веселии», опубликованная в 1907 году в журнале «Золотое руно», произвела на него большое впечатление. Весной 1908 года в Судаке состоялось и личное знакомство. Попавший под влияние Иванова Хлебников в этот период написал около сотни стихотворений и пьесу «Таинство дальних», полную аллюзий на античную мифологию. В этих произведениях прослеживается влияние символизма. В сентябре 1908 Хлебников был зачислен на третий курс естественного отделения физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета и переехал в Санкт-Петербург. Главной причиной переезда было желание серьёзно заниматься литературой.

Википедия

  Издательский дом Маковского