Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Ноябрь 2019 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
  • 1923 – Родился живописец, заслуженный деятель искусств ТАССР, народный художник ТАССР Ефим Александрович Симбирин

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Жизнь дана на добрые дела — купец Шамов

Мало кто из казанцев не знает Шамовскую больницу, что в Вахитовском районе. Однако далеко не всем, кто там лечился или просто бывал, известны подробности о жизни человека, по имени которого уже 94 года зовут это здание. 

Ученица 11-го класса школы №84 Советского района Рузана Танасева не была исключением, в чем честно сознается в своей исследовательской работе.

Представляем вниманию читателей ее доклад, который на всероссийском конкурсе исследовательских краеведческих работ «Отечество-2002» занял призовое место. Он посвящен жизни и благотворительной деятельности Якова Шамова, почетного гражданина Казани, крупного казанского купца-хлеботорговца, на средства которого была построена эта больница. «Актуальность и новизна данного исследования не вызывает сомнения, – подчеркнул в своей рецензии старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, член правления Историко-Родословного общества в Москве Б.Н.Морозов. – Изучение благотворительной деятельности дореволюционных предпринимателей, многие десятилетия замалчивавшейся, в настоящее время привлекает особое внимание историков».

Рузана использовала в своей работе практически все публикации о купце Я. Шамове. Их было, впрочем, не так много. Она ссылается на газетные материалы Л.Девятых и Г.Милашевского, на статью Л.Свердловой «Яков Филиппович Шамов» в книге «Купечество Казани. Дела и люди» (Казань, 1998). Однако, как указывает московский рецензент, ее работа носит вполне самостоятельный характер. Это тот случай, когда история помогает понять день сегодняшний.

Научным руководителем Рузаны была ее учитель истории Ольга Александровна Миннулина.

 В 2005 году нашему прекрасному городу исполняется 1000 лет. Десять веков – десять столетий. Прекрасен наш город и своей историей, и великолепными памятниками, и замечательными людьми. Об одном из них – Якове Филипповиче Шамове – я хочу написать.

В истории государства, как и в истории людей, есть удивительное свойство цикличности, которое позволяет через определенное время возвращаться на какое-то историческое место, к определенным историческим событиям. В 1953 году моя бабушка сломала ногу, прямо на работе. И ее положили в Шамовскую больницу. А эту больницу еще в 1908 году строил ее дед. Он тогда жил в селе Чебокса и работал на кузнице. Делал мой прапрадед удивительные расписные ограды для этой самой больницы. Об этом рассказывала бабушке ее мама.

С 1968 года периодически, каждую осень и весну, там лежала моя мама: ее лечили от ревматизма. А совсем недавно, после окончания медицинского университета, поступила на работу в Шамовскую больницу моя тетя – Эльза. Так я впервые вместе с ней оказалась в этой больнице. Меня заинтересовало ее название – Шамовская. Оказалось, у больницы есть своя история...

Яков Филиппович Шамов, миллионер, старообрядец, крупнейший хлебный торговец в Казани, может быть, в Поволжье – так отрекомендовал Шамова автор статьи «Купеческая Казань» В.Хвостов. Эта характеристика, данная современником, хотя и отражает реальность, но далека от полноты. Я.Ф.Шамов оставил след в истории города и как активный общественный деятель, и как крупный благотворитель. Его последнее детище – больница – и сегодня служит казанцам. Несмотря на многие десятилетия забвения российского купеческого сословия, она сохранила свое прежнее название – Шамовская. Ее называют так даже тогда, когда больница получила новое официальное название.

Год его рождения в разных источниках указывается разный: 1833, 1838 и 1839. На саркофаге, под которым он похоронен на Арском кладбище написано, что он родился 26 октября,  умер 30 ноября в 1908 году на 73-м году жизни. Значит, год его рождения - 1825. 

Далеко не сразу пришло к Якову Филипповичу богатство, а с ним и слава удачливого коммерсанта. Он, в отличие от многих других купцов, не получил в наследство денег, связей, даже самого небольшого дела. Родом из мещан города Орла Вятской губернии, он выбивался в люди сам, упорным трудом, год за годом скапливая капитал, чтобы открыть свое дело.

Выбор Казани местом жительства не был для него случайным. Для купечества Вятской губернии наш город служил важным пунктом коммерческой деятельности. В казанский порт везли товар по рекам Белой и Каме, их притокам. Это были лес, пиломатериалы, железо, зерно, мука. Ими и торговал Хрисанф Фомин, к которому Шамов поступил в услужение. Возможно, он знал своего будущего хозяина еще до приезда в Казань.

Хрисанф Федорович был членом большой семьи, сильной своей сплоченностью и связями, насчитывавшей не одно поколение купцов. Приказчиками у его родственников начинали видные казанские купцы И.С.Гребенщиков и В.В.Богданов. С Фомиными породнились известные купцы и промышленники Оконишниковы, Сапиковы, Шашабрины, Плотниковы, Пьяновы, Хворовы, Романовы, Савиновы, Губины, Тарасовы-Родионовы, Грачевы. Сблизиться с такой семьей, а тем более войти в нее – значило обрести неземную поддержку в мире торговли.

Но была еще одна причина, которая привела Якова Филипповича в Казань, в торговый дом Фоминых. В этом городе издавна существовала и, несмотря на все преследования, действовала община старообрядцев-беспоповцев. Шамов был старообрядцем, как и Фомины. К ним, единоверцам, тянулся он, рассчитывая на поддержку, – и не ошибся.

Прослужив более 10-ти лет приказчиком, Шамов выходит в купцы третьей гильдии, а 19 ноября 1871 года в возрасте 33 лет подает прошение с просьбой считать его со следующего года купцом второй гильдии. В 1873 году он женится на дочери бывшего хозяина Аграфене 28 лет.

Имя жены Шамова вызвало вопрос. Сомнения возникли при знакомстве с книгой «У милосердия древние корни (Благотворительность и милосердие в Казани XVIII - нач. XX вв.). Сборник документов и материалов» (Казань, изд-во «Гасыр», 2002). На странице 194 опубликованы фрагменты стенограммы заседания Казанской городской думы, на котором рассматривалось заявление Агрипины Хрисанфовны Шамовой об открытии вновь построенной больницы (7 апреля 1910 года). В частности, в своей заявлении доверительница покойного указывает, что отдает городу не просто здание, но и необходимое оборудование, медицинские инструменты. Она просит Думу отблагодарить тех, кто выполнял волю ее мужа: ее главное доверенное лицо И.И. Строкин, его помощник Н.П. Груздков, доктору медицины К.А. Грачеву, которого она предлагала поставить во главе больницы.

А на соседней странице - заявление Аграфены Шамовой казанскому городскому голове С.А. Бекетову о передаче 10 тысяч рублей на ремонт Казанской ремесленной больницы. Как оказалось, эти имена - синонимы.

Бросается в глаза соседство двух важнейших событий в жизни Якова Филипповича. Вероятно, будущий тесть не пожелал отдать старшую дочь за купца третьей гильдии, поставив условием, чтобы Шамов вошел в дело по второй гильдии. Возможно, он даже помог ему. Вместе с приданым Шамову подарили доступ на торговый «Олимп», но он очень быстро доказал: связи связями, и талант талантом.

Самостоятельное дело Яков Филиппович начинал как купец-розничник: торговал мукой и крупой в лавке на Хлебном базаре. В 1870 году он выплатил в городскую казну налог с торговли в размере 18 рублей 55 копеек, что говорит о небольшом торговом обороте.

Главной фигурой в хлебной торговле тогда был оптовик, как правило, добившийся хлебного откупа у правительства на поставку зерна, муки и крупы на нужды армии. В начале XX века в Казани действовали четыре крупные торговые фирмы, занятые не только закупкой и реализацией зерна, но и производством муки и ее продажей: Оконишниковы, Фомины, Сусловы. Четвертым стал Шамов, связанный с Оконишниковыми и Фомиными родственными узами. Они имели в собственности мельницы или арендовали их. Яков Филиппович с конца 70-х годов, вначале с купцом И.О.Оконишниковым, а затем один, арендовал городскую мельницу в устье Казанки. В начале 80-х годов на ней трудилось 120 человек, годовой оборот составлял 488 тысяч рублей.

Супруги Шамовы жили на Вознесенской улице (ныне ул. Островского), где у них были два кирпичных дома, составлявшие единый комплекс городской усадьбы с каменными проездными воротами. Детей у них не было. О порядках, царивших в доме, можно судить по такому случаю.

Дома Шамова на улице Островского сохранились

Дом вела Аграфена Хрисанфовна. В 1894 году она взяла в услужение «для всякой грязной работы» четырнадцатилетнего мальчика. В его обязанности входила и уборка дома. Он быстро подметил, что деньги у Шамовых «разбросаны в разных местах». Соблазн оказался велик, и подросток в конце концов решился взять пачку ассигнаций, в которой оказалось 100 рублей. Выждав некоторое время, он отвез деньги в деревню, заверив отца, что это подарок от Шамовых «на бедность». Отец прислал благодетелям благодарственное письмо – и кража раскрылась.

Но в доме ничего не изменилось. Аграфена Хрисанфовна даже не поговорила с мальчиком, лишь укоризненно покачала головой. Испугавшись увольнения, слуга решил обеспечить себя средствами новыми кражами, и вскоре у него скопилось 30 тысяч. Пойманный хозяйкой за руку, он большую часть украденного вернул, но утаил 2,5 тысячи. По дороге домой подростка ограбили в ночлежке, и он сообщил о пропаже в полицию. Там заподозрили неладное, обратились к Якову Филипповичу... Наказание по суду смягчили, благодаря ходатайству Шамова.

Шамов, как и  многие казанские купцы, вкладывал часть своих доходов в недвижимость и имел в центральной части Казани несколько домов, в том числе два дома на Вознесенской улице (ныне улица Островского). Сам он жил сначала на улице Камала, а последние годы – в одном из домов на Вознесенской. У него была своя речная флотилия: пароход и 9 барж.

Яков Филиппович за свою жизнь исполнял много различных общественных поручений. С 1879 года он был гласным городской Думы. Избирался председателем правления Казанского купеческого банка, Казанского общества взаимного кредита, с 1886 года - старейшина Купеческой торговой биржи. Член учетных комитетов Казанского городского общественного банка (с1879), Казанского отделения Государственного банка (с 1888). С 1879 года он был гласным Казанской городской Думы.  

У него было много общественных обязанностей. Член правления и казначей Казанского общества призрения и образования глухонемых детей (с 1887),  член Попечительского совета Казанского коммерческого училища, попечитель бесплатной школы рисования при Казанском отделении Императорского русского технического общества, с 1887 года попечитель Александровской городской больницы, с 1898 года – председатель Попечительского совета.

Но самое большое милосердное дело Шамова – строительство больницы, на возведение которой купец ассигновал 100 тысяч рублей, но в итоге средств было затрачено гораздо больше.

Шамовская больница

История ее появления излагается со слов Александра Васильевича Репина. Рассказ записан М.Куницыным и хранится в фондах Национального музея Татарстана. Отметим, документов, подтверждающих или опровергающих версию А.В.Репина, разыскать не удалось. Не исключено, что это всего лишь легенда.

Следы былого в сегодняшней Казани. Арка к Щамовской больнице

Итак, Яков Шамов во время русско-японской войны 1904-1905 годов по подряду поставлял муку для действующей армии на Дальний Восток. Одна из партий была закуплена по дешевке, и в ней оказалась залежалая мука. Вскоре у солдат появились желудочные заболевания. Началось расследование, и Шамова признали виновным. Дело на доследование передали в Казань, купцу угрожала тюрьма. И тогда он «после некоторого раздумия» предложил местным властям свой вариант действий. «Вот, вы меня посадите в тюрьму, – говорил он, – я буду сидеть и есть казенный хлеб. Какой и кому от этого толк? Вот если бы я выстроил для города больницу вместо сидки в тюрьме, то толк бы был. Как вы относитесь к моему предложению?» Начальство поразмыслило – и согласилось с ним.

Город выделил место для больницы, там, где просил Шамов – в Осокинской роще со стороны улицы Третья гора. От подножия холма, на котором стоит Шамовская больница, берет начало современная улица Калинина. Шамов взял на себя обязательство построить за свои деньги деревянный флигель для заразных больных.

Руководил строительством автор проекта архитектор К.С.Олешкевич. Совместно с А.В.Репиным, чей рассказ приведен выше, он подготовил техническую документацию. В 1908 году приступили к строительным работам. Каждую субботу управляющий Шамова Иван Петрович Строкин приезжал на стройку и расплачивался с рабочими, «поэтому рабочие старались и добросовестно выполняли свое дело». Город получил здание на высоком цокольном этаже с декоративным оформлением фасадов в стиле «модерн» (потому у больницы статус памятника архитектуры). Как указывают справочники, это образец гражданской архитектуры особого назначения. Если смотреть на больницу сверху, то корпуса напоминают начальную букву фамилии благодетеля – Ш.

Как и просил Шамов, в новое здание была переведена Александровская больница.

Сам Яков Филиппович конца стройки не увидел – за год до открытия больницы он умер. Дело закончила его жена Аграфена Хрисанфовна: при ней провели отделочные работы, возвели морг, устроили подъезды и поставили ворота. Больницу открыли 25 апреля 1910 года. «Приему в нее подлежали жители Казани (мещане, пожарные и городовые)», 20 мест выделили для крестьян Казанского уезда. Город знал, что больница построена на средства Я.Ф. и А.Х.Шамовых. Финансировалась она из бюджета города и вечно испытывала нужду в средствах. Лечение было платное: за месяц брали 8 рублей, если пациент лежал менее месяца, за сутки начисляли по 30 копеек. Часть мест содержали купцы.

После Октябрьской революции все движимое и недвижимое имущество Шамовых было национализировано. Она отдала все, что у нее было, и жила у бывшего приказчика, забытая всеми, кто еще так недавно униженно кланялся ей. Погребли ее в 1927 году неподалеку  от мужа, в семейном захоронении людей, с которыми она прожила последние годы своей жизни. На кресте скромная табличка  с одной фамилией – ШАМОВА.

Благотворительность, благотворительный... Как часто в последнее время мы  слышим эти слова. Произносятся они по делу и без дела, в любом контексте и вне  такового вообще. А ведь за ними стоит, по определению Владимира Даля, главное – готовность делать добро, помогать бедным. Соответствовать же этим требованиям мог и может далеко не каждый. Давайте,  как это принято сегодня, бросим ретроспективный взгляд на проблему и с помощью  местной периодической печати второй половины XIX и начала XX века проследим ее  развитие.

И .Гаврилов, составитель Казанского календаря на 1869 год, с сожалением  указывал, что «...благотворительность у нас так редка, и большинство богатых  купцов до такой степени скаредно скупы и бесчувственны к бедствиям ближнего, что  не хватает терпения, чтобы не сказать эту горькую правду».

Шли годы, и к началу XX  века отношение к благотворительности заметно изменилось. Быть причастным к  богоугодному делу стало честью для многих видных граждан Казани. К тому времени  в городе было уже 16 богаделен и других благотворительных учреждений. Среди них  особо стоит выделить Дом презрения неимущих, престарелых и увечных граждан, а  также Детский приют и школу Общества пособия бедным мусульманам, попечителем  которой был потомственный почетный гражданин города Валей Закирович Анапеев. И это не считая еще 33 различных благотворительных обществ, одно перечисление  которых заняло бы значительную часть газетной полосы.

На страницах казанских газет того времени довольно часто можно встретить   подобные объявления и обращения:

«Добрые люди, нас просят обратить Ваше внимание на чрезвычайно бедственное   положение мамы отставного коллежского секретаря Е.И.Самойлова. Муж тяжело   болен, а на руках 2 детишек. Помогите, кто чем может. Адрес ее: Суконная слобода, дом Шелковниковой. Пожертвования принимаются и в редакции газеты «Казанский   телеграф».

«Казанским обществом трезвости в первые три дня Рождества Христова в   чайно-столовой Общества трезвости на Булаке будут выдавать бесплатные обеды   всем бедным».

«Казанское общество русских женщин приносит искреннюю глубочайшую   благодарность достоуважаемой Аграфене  Хрисанфовне – госпоже Шамовой за щедрое   пожертвование в пользу означенного общества 100 рублей».

Следует заметить, что фамилия Шамовых достаточно часто появлялась на страницах местных газет. И вот почему. Напомним, купец I гильдии, член городской Думы и Биржевого комитета Яков  Филиппович Шамов в 1908 году, незадолго до своей смерти, пожертвовал городу на строительство новой больницы 200 тысяч рублей. Весной того же года он приступил к осуществлению своего желания. За летние месяцы возвели грандиозное здание в одном из лучших городских мест (в советское время городская клиническая больница № 1, ул. Калинина, 5). Но закончить строительство Шамов не успел. 30 ноября 1908 года в 9 часов утра он скончался.

«Остается пожелать, – писал в то время неизвестный нам казанский репортер, – чтобы супруга Якова Филипповича, его главная душеприказчица – Аграфена Хрисанфовна (?), увековечила вполне и безраздельно имя Шамовых и сама приняла участие в расходах на достройку здания».

Работа была завершена через полтора года. 25 апреля 1910 года на торжественное открытие больницы собрался весь цвет казанского   общества,   включая  многочисленных  врачей  и  строителей. Присутствовавшие здесь губернатор, городской глава, командующий войсками Казанского военного округа, члены городской управы скрепили своими подписями памятный акт на открытие новой больницы. Этот редкий по ценности документ бережно хранится в фондах Национального музея РТ. Память о необыкновенном даре жива и поныне.  

Немало разговоров и толков в городе вызвало опубликование в печати завещания Я.Шамова. Оно беспрецедентно по своей сути. Впрочем, судите сами. На нужды благотворительных учреждений Казани покойный оставил следующие суммы денег:

Обществу презрения и образования глухонемых детей – 5 тысяч рублей;

Комитету общества попечения о бедных и больных детях Казани – 6 тысяч рублей;

Александровской больнице – 10 тысяч рублей.

И так далее. Практически все благотворительные заведения города получили щедрые дары. Общая сумма, ушедшая на благотворительные нужды, составила 95 500 рублей. Не забыл Яков Филиппович и своих служащих. Например, господину Почивалову завещал 5 тысяч рублей, господам Жестянникову Афанасьеву – по 3 тысячи рублей, остальным – от 150 до 500 рублей каждому. Не забыл родных и близких.  

Сегодня в такое трудно поверить. Слишком практичны и рациональны мы стали. Но факт остается фактом. А благодарная память потомков еще не раз обратится к их именам.

На страницах истории города Казани много славных имен и среди них имя Шамова живет более ста лет. Считаю, что благодарные потомки будут помнить его имя и в будущем.

Готовя реферат, я посетила   Национальную библиотеку РТ и Научную библиотеку им. Лобачевского, где хранится множество книг о славных людях нашего города. Пока есть такие книги, пока есть у них читатели, пока есть творения великих людей  наподобие Шамовской больницу – будет жить и история, которая связывает прошлое, настоящее и будущее.

Я благодарна, что выпала мне возможность узнать и написать о человеке, который оставил такой добрый след на земле.

Рузана ТАНАСЕВА

«Казанские истории», № 2-3, 2004 год

Источники информации:

Свердлова Л.М. Яков Филиппович Шамов. В книге «Купечество Казани: дела и люди». Казань, 1998.

Девятых Л.И. Яков Филиппович Шамов. В книге «Из истории казанского купечества». Казань, 2002.

  Издательский дом Маковского